Главная страница

Эксклюзив | все материалы раздела

Илья Щербович: Стервятники из 90-х, Часть 2.
8 Декабря 2015

Часть 2. Кошелек и «колонна»

Марионеточный директор

В 2012-2013 годах Илья Щербович являлся членом Советов директоров крупнейших российских государственных компаний: ОАО «НК „Роснефть“», ОАО «АК „Транснефть“» и ОАО «ФСК ЕЭС». За какие заслуги его туда поставили государственные чиновники? Сам Щербович скромно прокомментировал ситуацию так: «Я к тому времени давно руководил инвестиционными структурами на фондовом рынке, был членом совета директоров Сбербанка. Вот меня и включили». Из членов Совета директоров Сбербанка Щербовича выгнали еще в 2001 году. В СМИ была опубликована прелюбопытнейшая версия назначения Щербовича в «Транснефть».

В один из первых рабочих дней 2012 года, 10 января, котировки привилегированных акций «Транснефти» подскочили за один день на 11% при довольно большом объеме торгов – 4 млрд руб. При этом каких-либо фундаментальных причин для этого не было – новостной фон был спокойным. На следующий день, 11 января 2012г., объемы торгов выросли еще больше – до 4,7 млрд руб., а котировки выросли еще на 5%. В тот же день в российской деловой прессе появилась информация о том, что И. Сечин предлагает отложить приватизацию крупнейших компаний ТЭК, в том числе «Транснефти», поскольку до 2013 г. это делать якобы «экономически неэффективно» из-за сложной структуры управления и собственности. В попавшем в СМИ письме вице-премьера перечислены в том же контексте «Роснефть», ФСК ЕЭС и «РусГидро», однако с их акциями ничего не случилось.

История так бы и вошла в летопись российского фондового рынка как очередная аномалия, если бы ею не заинтересовались компетентные органы. Как публикатору стало известно из источников, близких к расследованию, конечным бенефициаром указанных операций был Илья Щербович, при этом скупку акций на бирже он осуществлял по личному указанию самого Игоря Сечина.

Игорь Сечин

Примечательно, что буквально через несколько недель после биржевых операций сам И. Щербович был включен в число кандидатов в совет директоров той же самой «Транснефти» – в качестве независимого директора. Предложение по включению И. Щербовича в кандидаты готовил непосредственно секретариат И. Сечина. По данным следствия, это было одним из элементов договоренности между ним и его высокопоставленным покровителем. Другой частью этой договоренности было то, что в дальнейшем новоизбранный и якобы «независимый» директор должен был провести через совет директоров «Транснефти» решение о выкупе этого пакета акций «по цене, в разы превышающей рыночную стоимость». Учитывая объем скупленного будущим независимым директором пакета (238 тыс. акций), его рыночная стоимость на тот момент составляла 12-14 млрд руб. Если же продать его «в разы дороже» государству, можно было сорвать весьма приличный куш вполне легализованных денег, и вряд ли все они предназначались только для И. Щербовича. Так писали в СМИ.

Неопровержимо одно – кандидатуру Щербовича в советы директоров внесло правительство, а список кандидатур готовил лично вице-премьер Сечин, курировавший энергетический сектор. В администрации сторонников Щербовича не было, но и аргументов против него тоже не было. Отсюда чиновники стали считать Щербовича «человеком Сечина», поскольку тот продвигает только доверенных людей. «Горжусь этим знакомством и ценю наши рабочие отношения», — говорит Щербович про отношения с Сечиным.

Щербович был в совете директоров «Роснефти» до июня 2013 г. В апреле 2014 года в одной из статей в СМИ Щербовича даже назвали «кошельком Сечина».

Версия с «колонной»

Кто такой Сечин, и кто такой Щербович? Слон и моська. Источник «Форбс», близкий к «Роснефти», уверяет, что Сечин не имел отношения к выдвижению Щербовича в Совет директоров «Роснефти», и особые отношения их не связывают. Журнал приводит и такую оценку Щербовича со стороны Игоря Сечина: «Если Щербович прыгнул в окно, можно смело сигать за ним, там точно деньги есть. Он шагу не ступит, чтобы не заработать».

Не надо быть психологом, что осознать: такую оценку публично не дают близким доверенным людям. Подобные оценки исподволь навязывают со стороны. И есть один человек, который мог внушить Игорю Сечину такую оценку – Павел Федоров.

Если два странных события произошли в одно время, то между ними стоит поискать связь. В 2012 году произошли два странных назначения: Илья Щербович вошел в Советы директоров «Роснефти», «Транснефти» и «ФСК ЕЭС», и за три месяца до этого, в марте 2012 года, Павел Федоров был назначен замминистра энергетики РФ. В сферу его ответственности входили вопросы перспективного развития топливно-энергетического комплекса, таможенно-тарифной, налоговой и инвестиционной политики, реализации совместных проектов, трансфера технологий и повышения инвестиционной привлекательности предприятий ТЭК.

12 февраля 2013 года Павел Федоров был освобожден от должности по причине наличия у него второго гражданства (Великобритании), и в 2013 году Илью Щербовича не выдвинули в Советы директоров госкомпаний энергетического сектора.

Зачем Сечину проталкивать некоего Щербовича в «Роснефть» и «Транснефть», и еще более зачем он Сечину в энергосетях? Сечин должен был помнить, что этот выскочка в 2007 году здорово нагрел его с покупкой 13 лота при распродаже активов ЮКОСа.

А вот смотрящим за Россией от мирового финансового интернационала свой человек в энергосетях очень даже нужен.

Если выражаться в терминах теории заговора, что Щербович – идеальный кандидат от пятой колонны в российские структуры управления стратегическими объектами. Заслуженный финансовый мошенник, любимый ученик мошенника и прозападного либерала Бориса Федорова. Павел Федоров тоже «заслуженный».

Павел Федоров

Федоров родился в 1974 г. С 1998 по 2005 г. – исполнительный директор, вице-президент лондонского отделения американского инвестиционного банка «Морган Стэнли» (козе понятно, что 24-летних выпускников вашингтонского университета сразу же назначают исполнительными директорами в крупнейших мировых банках). С 2006 по 2010 г. – управляющий директор «Ю-Би-Эс» (Москва, структура «Морган Стэнли») , управляющий директор, старший советник «Морган Стэнли» (Москва). С апреля 2010 г. по март 2012 г. – первый вице-президент ОАО «НК «Роснефть» по экономике и финансам. С марта 2012 по февраль 2013 – замминистра энергетики РФ. С апреля 2013 г. – замгендиректора «Норильского никеля».

Появление в «Роснефти» в 2010 году финансиста из компании международного уровня выглядит оправданным. Именно в этом году компания вышла на серию масштабных совместных проектов с крупнейшими зарубежными компаниями. «Роснефть» заключила соглашение о приобретении доли в СП Ruhr Oel в Германии, был дан старт совместному проекту с китайской компанией CNPC по сооружению в г. Тяньцзинь в КНР нефтеперерабатывающего завода, заключено соглашение о стратегическом сотрудничестве с компанией Crescent Petroleum (ОАЭ), предполагающее разведку и разработку нефтегазовых месторождений на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Начались работы по реализации крупного контракта с Китаем, заключенного годом ранее. Ну, и когда в «Роснефти» стали искать опытного финансиста, пятая колонна своего шанса не упустила – из международных финансовых структур, как из некоторых организацийне уходят!

В заключение такой факт. На принадлежащей Щербовичу рыболовной базе на Кольском полуострове в разное время побывали разные правительственные чиновники. Сколько в России рыболовных баз, но они приезжали именно на эту. Другими гостями базы Щербовича были бывший вице-президент США Дик Чейни и бывший глава федрезерва Пол Волкер.

Имена персон рангом помельче история не сохранила. Штурм Мадрида продолжается.

Префы «Транснефти»: и заработать, и послужить

Нет прямых доказательств, что Игорь Сечин стоял за скупкой Щербовичем привилегированных акций «Транснефти» в январе 2012 года. Но есть указание на то, что Щербович эти акции купил. Иначе зачем ему было летом 2014 года писать руководству «Транснефти», что он недоволен дивидендами компании на привилегированные акции за 2013 год.

Игорь Сечин

Представитель монополии подтвердил «Ведомостям» получение такого письма. Содержание письма аналогично обращению Ассоциации по защите прав инвесторов (АПИ), которое было опубликовано в газете «Ведомости» 2 июня. Члены АПИ обратились по поводу заниженных дивидендов к премьер-министру Дмитрию Медведеву, первому вице-премьеру Игорю Шувалову, руководителю Росимущества Ольге Дергуновой, президенту «Транснефти» Николаю Токареву и членам совета директоров монополии.

Префы «Транснефти» всю свою историю служили раздражителем для финансовых спекулянтов и агентов пятой колонны. Так, в 2002 году собственники (предположительно Керимов и Потанин) порядка 80% префов, номинальным держателем которых был «Росбанк», обратились к руководству «Транснефти» с предложением выпустить на них американские депозитарные расписки. Капитализация компании, по мнению некоторых экспертов, после выпуска ADR выросла бы в несколько раз. Но госмонополия попала бы в зависимость от зарубежных собственников.

В 2010 году тот же Керимов, которому приписывали контроль над компаниями-собственниками двух третей префов, хорошо заработал, раскачивая рынок с помощью заявлений директора департамента имущественных отношений Минэкономразвития Алексея Уварова. В тот год обсуждалась приватизация «Траснефти», и если министры говорили, что «Транснефти» в списке на приватизацию нет, то Уваров уверял, что ее вот-вот в список включат. Цены прыгали туда-сюда. Финишным аккордом спекулянтов стала публикация 11 августа в газете «Ведомости» письма руководителей трех оффшорных инвестиционных фондов на имя Владимира Путина с копией в адрес вице-премьеров И. Шувалова и И. Сечина и министра финансов А. Кудрина, в котором биржевые спекулянты предлагали правительству продать 25% обыкновенных акций из государственного пакета. Кстати, одновременно иск к компании пытался подать Алексей Навальный (как же без него!).

Смысл той атаки на компанию был в том, что в документации ко всем выпущенным компанией еврооблигациям содержалось условие “смены контроля”, — при приватизации любого мало-мальского количества акций право требовать досрочного погашения получили бы держатели облигаций на сумму 1,8 миллиарда долларов и 700 миллионов евро. А это означало срыв инвестиционной программы компании – строительства нефтепроводов «Пурпе – Самотлор» и «Балтийская трубопроводная система – 2». БТС-2 сейчас спасает российский экспорт нефти!

К тому же, если какая-либо компания сможет консолидировать три процента или более акций “Транснефти”, она будет вправе претендовать на место в совете директоров монополии.

Сейчас у «Транснефти» снова тяжелый период. Для практически готового нефтепровода Куюмба-Тайшет не оказалось нефти, а содержать трубу надо. За девять месяцев 2015 года отношение чистой прибыли к доходам сократилось до 1,5%. Расходы компании растут, доходы падают. И тут как тут подоспел иск к «Транснефти» никому не известного ООО "Прожектор". Дело будет рассматриваться в Арбитражном суде Москвы 14 декабря. Истец, владеющий 141 привилегированной акцией компании, требует признать свои акции голосующими.

Кто стоит за «Прожектором», доподлинно неизвестно, цепочка подставных фирм длинная. Однако аналитики уверены, что в ее конце находится Илья Щербович, и на это есть косвенные улики (редакция располагает анализом цепочки).

Сам факт подачи иска компанией с ничтожной долей капитала (0,0019% уставного капитала), который не дает ей никаких преимуществ даже в случае выигрыша, прямо приводит к заключению, что речь идет о выполнении какого-то заказа, очевидно имеющего целью наживу и нанесение ущерба интересам России. Собственно, Илья Щербович всегда такими вещами и занимался.

История префов «Транснефти»: ничего, кроме криминала

Вхождение в Совет директоров Щербовича или кого другого, по большому счету, никак не повлияет на деятельность трубопроводной монополии, но неизвестные получат доступ к конфиденциальной информации о топливном рынке России – в августе «Прожектор» уже запросил от «Транснефти» 1000 документов по транспорту нефти за последние пять лет с договорами и приложениями. Это некомфортная ситуация для компании и Минэнерго. К тому же негосударственные владельцы акций могут потребовать резкого увеличения дивидендов, что в условиях финансового кризиса еще менее нужно государству.

Однако у государства есть способ решить проблему раз и навсегда – поднять вопрос о незаконности факта выпуска и владения привилегированными акциями. История появления на свет префов «Транснефти» стала предметом уголовного дела едва ли не сразу после их выпуска.

До апреля 1997 года уставный капитал «Транснефти» составлял 4,497 млрд. руб. и был представлен 4,497 млн. обыкновенных акций номинальной стоимостью по 1 тыс. рублей. В мае 1997 года Советом директоров компании под руководством президента «Транснефти» Черняева В.Д. было принято решение об увеличении уставного капитала компании до 6,2 млрд. рублей и дополнительной эмиссии привилегированных (не голосующих) акций в размере 1 595 000 шт., равных стоимости 25% уставного капитала. Акции были распространены бесплатно среди 70 тыс. рабочих и служащих региональных подразделений компании.

Через месяц после эмиссии акций Совет директоров АК «Транснефть» принял решение «о консолидации» привилегированных акций компании «в целях сохранения государственного контроля над системой предприятий трубопроводного транспорта и защиты компании от проникновения в ее органы управления сторонних инвесторов». По указанию Черняева руководители региональных подразделений компании под угрозой увольнения, о чем имеется ряд заявлений бывших акционеров компании, за 250-265 тыс. рублей за одну акцию ($44-47) скупили 1 330 405 префов. Деньги за акции выплачивались сотрудникам компании наличными через кассу.

Деньги для скупки акций руководителям региональных подразделений в сумме более 340 млрд рублей дала взаймы головная компания.

Скупленные акции у руководителей подразделений выкупила ЗАО «Национальное перестраховочное общество» (НПО), а руководители вернули деньги головной конторе. Председателем совета директоров ЗАО «НПО» являлся лично президент АК «Транснефть» Черняев В.Д.

Прокуратура РФ усмотрела в действиях должностных лиц и руководителей АК «Транснефть» признаки преступлений, предусмотренных ст.ст. 201 ч.2 и 159 ч.З УК РФ. По оценке следователей, госкомпании был причинен ущерб на сумму свыше 650 млн. долларов США. По факту незаконной эмиссии привилегированных акций 31 июля 1998 года Генпрокуратурой было вынесено постановление о возбуждении уголовного дела № 18/221-035-98 по ст. 201 УК РФ.

Следствие по делу о незаконной эмиссии акций «Транснефти» не было завершено. В августе 2000 года, когда материалы уголовного дела были подготовлены для передачи в суд и оформлено обвинительное заключение, по письменному распоряжению начальника следственного управления Генпрокуратуры дело было прекращено (по ст.5 п.2 УПК РСФСР – за отсутствием в деянии состава преступления).

Срок давности по краже имущества «Транснефти» через выпуск привилегированных акций официально истек. Но раз акции были признаны крадеными, то их переход из рук в руки подходит под статью о скупке заведомо краденого (ст. 175 УК РФ).

В условиях сегодняшнего экономического кризиса привилегированные акции являются камнем на шее не столько «Транснефти», сколько государства. На дивиденды по префам за 2014 год компании пришлось израсходовать 1,178 млрд рублей, совсем не лишних для трещащего по швам государственного бюджета.

Да и зачем вообще существуют привилегированные акции госмонополии? Когда-то эти акции выпустили исключительно, чтобы украсть деньги. Сейчас их используют для атаки на стратегическую российскую монополию, и наверняка не в последний раз. Может, хватит? Конвертировать бы государству привилегированные акции «Транснефти» в рублевые беспроцентные векселя с погашением в 2024 году, как когда-то Щербович с Федоровым сделали с капиталом обворованного ими банка «Восток – Запад», да и дело с концом.

UCP Ильи Щербовича позаимствовал «Прожектор» у Анатолия Гавриленко

В Арбитражном суде Москвы 14 декабря будет рассматриваться иск ООО «Прожектор» к ОАО «АК «Транснефть» по поводу выплат дивидендов на привилегированные акции трубопроводной монополии за 2014 год. «Прожектор» требует признать привилегированные акции компании голосующими на том основании, что «Транснефть» выплачивает дивиденды не в полном размере, намеренно занижая размер прибыли компании. В СМИ неоднократно высказывались предположения, что за «Прожектором» стоят интересы Ильи Щербовича, главы группы компаний UCP. На схеме показана цепочка юридических и физических лиц, через которые Илья Щербович реализует свой план действий.

ООО «Прожектор» – техническая фирма-пустышка с капиталом в 10 тыс. рублей. Ее учредителем и зиц-руководителем числится некая Сидорова Татьяна Владимировна. Это ее работа – числится учредителем и руководителем фирм-пустышек. Учредителем она числится в 25 компаниях, руководителем – в 18.

Сидорова также числится руководителем в ЗАО «Таркус». Ее 100-процентным учредителем является ЗАО «Форб» - контора более высокого уровня, на ней висит 223 учрежденные компании. В свою очередь, ЗАО «Форб» через цепочку трех афиллированных компаний, где она является учредителем со 100% участием, владеет пакетом в ЗАО «Алор Инвест» (84,98%). Здесь мы приближаемся к одному из главных реальных участников всей этой сложной цепочки фирм – семье Гавриленко. В ЗАО «Алор Инвест» наибольшие доли принадлежат Гавриленко Анатолию Григорьевичу, его супруге Наталье Николаевне и его сыну Анатолию Анатольевичу.

Анатолий Григорьевич Гавриленко – одна из ключевых фигур в запутанной схеме этих финансовых организаций. Он занимает разные должности в 38 компаниях, среди которых ТПП РФ, все российские биржи, Служба Банка России по финансовым рынкам (СБРФР). Среди этих должностей – председатель Наблюдательного совета группы компаний «АЛОР». То есть мизерные доли в капитале «Алор Инвест» не должны вводить в заблуждение – семья Гавриленко полностью контролирует компанию и все остальные перечисленные фирмы-прокладки.

Одна из почетных должностей А.Г. Гавриленко – Председатель попечительского совета НПФ «Наследие», который купил Илья Щербович через компанию «Администратор фондов». С Гавриленко Щербович имел дела и раньше, Гавриленко и партнер Щербовича по UCP Александр Шмелев входили в члены совета директоров ныне упраздненной фирмы ОАО «РТС».

В схеме еще принимает участие Татьяна Николаевна Фролова, близкая сотрудница Гавриленко. Она числилась в учредителях ОАО «Администратор фондов», а сейчас связана с очень важной компанией «Главная дорога», где «принадлежит к той группе лиц, к которой принадлежит акционерное общество» (так сказано на сайте компании). А.А. Гавриленко в этой компании входит в совет директоров. «Главная дорога» строила и эксплуатирует новый платный выход на МКАД с Минского шоссе, единственный учредитель этой фирмы – кипрская компания ФАРМКОМБ ЛТД.

В итоге вырисовывается следующая схема. Илья Щербович сам или по чьему-то заказу начал атаку на государственную компанию «Транснефть», что само по себе достаточно рискованное мероприятие. Как человек осторожный, он решил использовать не собственную фирму-пустышку, а пустышку из корзинки Анатолий Гавриленко, связи которого в российской элите настолько прочны, что тронуть его никто не посмеет.

Степан Благоверов

Поделиться:

Обсуждение статьи

Страницы: 1 |

Добавить сообщение




Личный дневник автора
Убитые курорты

Stringer: главное

Даже за вид на жительство в такой стране как Украина, надо заплатить дорогую цену


Два бывший депутата российской Госдумы, подозреваемых на родите в хищениях, Денис Вороненков (КПРФ) и Илья Пономарев (Справедливая Россия) эмигрировали на Украину и дали украинскому ГПУ показания на бывшего президента Украины Януковича, который, якобы, о

 

Опрос

Выйдет ли Путин из войны в Сирии?

Новости в формате RSS

Новотека

Загружается, подождите...

Реклама

Loading...

Еще «Эксклюзив»

Новотека

Загружается, подождите...
 

© “STRINGER.Ru”. Любое использование материалов сайта допускается только с письменного согласия редакции сайта “STRINGER.Ru”. Контактный e-mail: elena.tokareva@gmail.com

Сайт разработан в компании ЭЛКОС (www.elcos-design.ru)