Главная страница

Монитор | все материалы раздела

Чемезов: сейчас мы одни на рынке
8 Июня 2016

«За 15 лет мы поставили оружия в 116 стран на сумму $115 млрд. Еще недавно наш портфель заказов составлял $45 млрд, а сейчас уже $48 млрд».

Гендиректор госкорпорации «Ростех» Сергей Чемезов рассказал спецкорреспонденту ИД «Коммерсантъ» Ивану Сафронову, как выстраивалась система военно-технического сотрудничества в истории современной России, какие цели преследовались и почему создание единственного посредника по поставкам оружия себя оправдало.

«Мы должны конкурировать с иностранцами, а не между собой»

Какие предпосылки существовали в начале 2000-х годов для создания госпосредника в лице «Рособоронэкспорта»?

В 1990-е годы продажей оружия в России занимались практически все: большинство предприятий имели лицензии, дающие право вести внешнеэкономическую деятельность. Лицензии позволяли им поставлять свои вооружения и военную технику за рубеж. Это приводило к серьезной внутренней конкуренции между существовавшим тогда «Росвооружением», «Промэкспортом» и «Ростехнологиями». Компании создавались c целью решения специфических узкопрофильных вопросов: «Росвооружение» должно было заниматься продажей инозаказчикам исключительно новой продукции военного назначения, «Промэкспорт» — поставкой оружия принадлежавшего Министерству обороны РФ, «Ростехнологии» — передачей лицензий на строительство, например, заводов. На самом деле все занимались всем. В конкуренцию вступали и предприятия-изготовители, которые также торговали оружием. Их можно было понять: государственный оборонный заказ был крошечным, поэтому компании были готовы продавать свою продукцию кому угодно и получать за это хоть какие-то средства, лишь бы загрузить свои мощности и не дать производству умереть. Показатели говорят сами за себя: в 2000 году объем экспорта оружия составлял $2,9 млрд.

Тогда и появилась идея создать единственную компанию, которая стала бы госпосредником в вопросах поставок финальной продукции, убрав тем самым конкуренцию между предприятиями на внутреннем рынке.

Кто приступил к работе над реформой?

Мы с Ильей Клебановым (в 1999-2002 годах вице-премьер РФ.— «Власть») разрабатывали новую систему. Перед нами стояла задача не просто придумать компанию, а сконструировать действующую систему военно-технического сотрудничества. Было принято решение выстроить «президентскую вертикаль»: замкнуть систему на президента, за которым оставалось бы последнее слово в вопросе поставок оружия тем или иным странам, и создать при главе государства комиссию — коллегиальный орган. В результате появился комитет по военно-техническому сотрудничеству при Минобороны РФ, который с 2004 года превратился в службу и единственного поставщика готовой продукции — «Рособоронэкспорт». За предприятиями при этом закрепили право вести поставку запчастей и ремонтировать уже поставленные изделия. У нас уникальная система, подобных ей в мире нет, и она уже доказала свою эффективность.

Были ли противники создания такой системы?

Были, конечно, и очень много. Предприятия были против, поскольку при такой конфигурации они лишались права самостоятельно торговать оружием — объективно, уровень эффективности у них был достаточно низкий. У «Рособоронэкспорта» около 50 представительств по всему миру, ни одно предприятие в России не могло и не может охватить такое количество стран. За 15 лет мы поставили оружия в 116 стран на сумму $115 млрд. Еще недавно наш портфель заказов составлял $45 млрд, а сейчас уже $48 млрд. Время показало, что принятые тогда решения были верными: объемы экспорта растут. Не было ни одного года, когда объемы падали, всегда наблюдался рост: сегодня объем поставок по линии «Рособоронэкспорта» — свыше $13 млрд ежегодно, а вместе с другими предприятиями — свыше $15 млрд.

Вариант с созданием схемы наподобие той, что действует в США, никогда не рассматривался? Я имею в виду продажу вооружений через Пентагон.

Вряд ли она была бы жизнеспособной в наших условиях. Потребовалось бы создать отдельную структуру в Министерстве обороны, чтобы она занималась только этими вопросами. Это непременно привело бы к увеличению бюджетных расходов на содержание аппарата. Не думаю, что это сейчас актуально.

Полностью читать а "Ъ"

Поделиться:

Обсуждение статьи

Страницы: 1 |

Добавить сообщение




Личный дневник автора
Убитые курорты

Stringer: главное

Путин в сетях у сектантов-методологов


Сергей Кириенко издавна тяготел к сектам. Сам он закончил полный курс у сайентологов. И потом, когда это оказалось некстати, слишком близко к западным спецслужбам, прильнул к методологам Петра Щедровицкого. Сергей Кириенко, который при Росатоме создал «м

 

mediametrics.ru

Опрос

Уберет ли Путин Собянина с поста мэра Москвы?

Новости в формате RSS

Новотека

Загружается, подождите...

Реклама

Loading...

Еще «Монитор»

Новотека

Загружается, подождите...
Рейтинг@Mail.ru
 

© “STRINGER.Ru”. Любое использование материалов сайта допускается только с письменного согласия редакции сайта “STRINGER.Ru”. Контактный e-mail: elena.tokareva@gmail.com

Сайт разработан в компании ЭЛКОС (www.elcos-design.ru)