Pедакция не отвечает за содержание заимствованных материалов

Компромат | все материалы раздела

Три интервью, которые потрясли мир
5 Августа 2008

«Партию для нас олицетворяет силовой блок, который возглавляет Игорь Иванович Сечин»

Глава ФПГ "Финансгрупп" ОЛЕГ ШВАРЦМАН рассказал о возглавляемом им бизнесе с участием родственников людей из силового блока администрации президента, о возможном создании госкорпорации "Социальные инвестиции" и об идее "бархатной реприватизации", которую она призвана реализовать. Обозревателю Ъ МАКСИМУ Ъ-КВАШЕ на конференции в Пало-Альто (США) оставалось лишь записывать.

-- Не так давно возглавляемая вами компания "Финанс-траст" стала одним из трех победителей на конкурсе Российской венчурной компании (РВК) и в ближайшее время должна получить бюджетное софинансирование на венчурные инвестиции. Как обстоят дела с формированием капитала венчурного фонда?

-- "Финанс-траст" формирует несколько фондов венчурных инвестиций: один совместно с РВК и пять региональных. Региональные фонды -- это МЭРТ плюс регионы. 25% капитала обеспечивает МЭРТ, 25% -- регионы, 50% мы привлекаем с рынка. У нас пять регионов -- Волгоградская, Воронежская, Самарская области, Чувашия и Башкирия. Их мы закрываем в декабре. Эта история началась еще раньше, чем РВК, ее курирует глава департамента госрегулирования МЭРТа Андрей Шаров.

В совместный фонд с РВК мы заводим свои деньги до 30 ноября 2007 года, затем РВК перечисляет нам свою половину денег. Наши израильские коллеги (финансовая группа "Тамир Фишман".-- Ъ) подписали с оставшимися инвесторами соответствующие обязательства (коммитменты). 30 ноября фонд "закрыт".

-- Как обстоят дела с портфелем проектов? Когда можно будет говорить о первых закрытых проектах (проекты, по которым достигнута договоренность по инвестициям)?

-- Что касается выбора инвестпроектов, у нас запущен специальный проект, который мы заранее готовили,-- портал "Венчур.Ру". Это наша собственность, мы из него делаем аналог лондонского AIM -- это реально биржа высоких технологий. Мы не думаем, что проекты придут через портал самотеком, но, если не вкладывать в маркетинг, они точно не придут. Мы собираемся сделать самый крупный пайплайн (pipeline -- "трубопровод", система поточной реализации проектов в России.-- Ъ), самый широкий тьюб (tube -- "труба", по смыслу равнозначно предыдущему.-- Ъ) через самые разные инструменты. Базовые организации ФПГ "Финансгрупп" охватывают 68 регионов, там сейчас идет очень активная работа по формированию региональных потоков.

Кроме того, мы купили базу у Миннауки, неофициально, конечно. Эти 4 тыс. проектов -- то, с чего мы изначально начали работать. Плюс все, что на рынке движется или не движется, пытаемся запутать в "Венчур.Ру". Есть реальная возможность позиционировать его на западных рынках -- сайт уже полностью дублирован на английский язык, сейчас делаем немецкую и японскую версии. В России мы будем собирать проекты и позиционировать их для зарубежных венчурных инвесторов.

-- Кто и как будет оценивать проекты?

-- Формирование потока проектов многоступенчатое: и через научные учреждения, и через вузы, и через "Венчур.Ру". А дальше будет начинаться работа экспертного и инвестиционного комитетов. Экспертный представлен российскими специалистами, они будут оценивать научную привлекательность без учета коммерциализации. А инвестиционный -- коммерческие перспективы. В экспертном комитете есть люди из Института биохимии, Курчатовского института (одна из наших стратегий -- нанотехнологии). Я пока не буду называть фамилии, тем более что я просто не всех помню. Я в компании выполняю стратегические функции -- бизнес-планирование, формирование новых бизнес-стратегий, то есть куда движемся, с кем работаем. Операционные функции -- задача наших израильских коллег.

-- Казалось бы, для венчурного фонда выбор проектов -- самая что ни на есть стратегическая задача...

-- Да. Но я президент нашей компании, член инвестиционного комитета. У нас есть генеральный директор -- это техническая фигура, в ближайшее время он будет заменен на кандидата, который сейчас будет утвержден Европейским банком реконструкции и развития. Пока я не могу назвать фамилии -- рассматриваются несколько людей, которые работали в "Дельта-капитале", в "Ренессансе", с европейским бэкграундом, с американским. Но это опять-таки компетенция моих израильских коллег, у них свои критерии оценки специалистов.

-- Частные деньги для венчурного фонда "Финанс-траста" собирали только израильтяне?

-- Да, это было изначально так. При этом русских денег там просто нет, все деньги европейские, израильские, американские.

-- А каковы функции "Финанс-траста"? Как вы разделите их с "Тамир Фишман"?

-- Наши функции были обеспечить победу в конкурсе, сформировать на стартовом этапе операционную команду, которая, как только пойдут деньги, будет частично заменена. То есть сформировать оболочку, которая, как первая ступень, вынесет ракету на околокосмическую орбиту, а дальше технические функции заменяются профессиональными менеджерами, а на нас остается стратегия.

-- То есть во время конкурса МЭРТу показывали не ту команду, которая будет реально работать?

-- Нет, почему. Ту команду. Прилетал и директор "Тамир Фишман" Эльдад Тамир, прилетали потенциальные менеджеры, которые будут участвовать. Естественно, Эльдад не будет гендиректором "Финанс-траста", это было понятно с самого начала, он все-таки управляет гораздо большими историями. Собственно говоря, мы запустили "Финанстраст" как проектную компанию, в ней, безусловно, произойдут еще изменения в штатном расписании, но уже такие, незначительные.

-- Финансово-промышленная группа "Финансгрупп" не очень известна. Когда стали известны результаты конкурса РВК, мы в Ъ не так много про вас поняли. Удивились, например, обнаружив следы политической активности. Кто ее контролирует, какие финансовые параметры деятельности вы готовы раскрыть?

-- "Финанс-траст" -- это наша дочка, но венчурные инвестиции далеко не основное направление нашей деятельности. Я совладелец и президент финансово-промышленной группы "Финансгрупп", то, чем мы владеем и управляем, оценивается примерно в $3,2 млрд. Но я сам никогда в операционный менеджмент не вхожу. Я занимаюсь стратегией, политикой, социальными проектами.

-- Внушительно для малоизвестной компании. Так владеете или управляете?

-- И то и другое. Но это очень переплетенная история, мы очень тесно аффилированы с некоторыми политическими фигурами и управляем их активами. Имеем отношения и с администрацией президента, и с ее силовым блоком. У нас есть и очень серьезные нефтяные активы -- Русская нефтяная группа, я ее совладелец и президент, и другие, например Русская алмазная группа, "Русские инструментальные технологии". И вообще, холдинг "Русская бизнес-группа" -- очень серьезная структура.

-- Структура реальных собственников не раскрывается?

-- Там разные офшоры, кипрские и другие компании. Это не руководство администрации президента, это члены их семей, высокопоставленные люди. Есть и "физики" -- физические лица, все близкие, фээсбэшники или эсвээровцы.

-- А о каких еще политических связях идет речь?

-- У нас есть политическая организация, которая называется "Союз социальной справедливости России", я в ней всегда отвечал за экономику и финансы и финансировал организацию. Эта структура была создана в 2004 году, после того как президент Путин сказал, что большой бизнес должен иметь социальную ответственность перед государством. Тогда наши коллеги из ФСБ решили, что должна возникнуть организация, которая будет Ходорковских всяких наклонять, нагибать, мучить, выводить на социальную активность...

-- Такой "коллективный вымогатель"?

-- Да. В попечителях там все силовые министерства: и Минобороны, и МЧС, и МВД, разумеется. Но исполнители и директора менялись, потому что были конфликты, междоусобицы. Например, кто-то прижал крупного бизнесмена, он звонит -- все говорят: "Стоп-стоп-стоп, подожди". Стало понятно, что не работает инструмент, потому что у каждого олигарха есть свои отношения с теми же самыми силовыми структурами. Поэтому концепция немного изменилась, никто не захотел ссориться, нам предложили найти ей новое применение.

-- И когда получилось, что эта схема не работает, что есть сопротивление, что вы стали делать, когда эту структуру отдали вам?

-- Когда мне сказали, что нужно искать иные формы финансирования, мы заявили $80 млн на 2005 год на реализацию соцпроектов. 70% нашей социальной активности приходится на силовые министерства -- поддержку вдов, сирот. Это общественная организация, но мы тратим деньги на социалку внутри силовых министерств. У нас же плечи все силовые...

-- И откуда в результате стали привлекаться средства?

-- Мы разработали концепцию, которая подразумевает создание партнерства с теми объектами, которые ранее предполагалось нагибать и наклонять. Мы стали приезжать к ним с разными предложениями, их результатом стала совместная деятельность. Например, Русская нефтяная группа -- это результат альянсов с "Роснефтью", ТНК и ЛУКОЙЛом: сначала в трейдинге, потом мы стали покупать малые и средние нефтедобывающие предприятия. Иными словами, эти компании отдали Русской нефтяной группе часть сбыта.

-- Какая там была маржа относительно рыночной цены?

-- Не очень, всего 7-10%. Но этого было достаточно, чтобы заработать денег, а потом мы эти деньги стали тратить на развитие.

Кроме того, с нами работают госбанки, в том числе по политическим мотивам.

-- В каком направлении планируете развиваться?

-- Мы сейчас развиваем структуру, которая в скором времени трансформируется в госкорпорацию и будет называться "Социальные инвестиции". Она основана на разработанной нами совместно с РАГС (Российская академия госслужбы) и Академией народного хозяйства (АНХ) концепции "бархатной реприватизации". Мы это делаем в том числе и в интересах "Рособоронэкспорта". Это рыночная форма поглощения стратегических активов в дотационных регионах. Речь идет о бюджетообразующих или градообразующих активах, которые находятся в неправильных налоговых режимах.

-- "Неправильных" -- это что значит?

-- Или прибыль выводится, не остается в регионе, или менеджмент неправильный, или конфликт есть на предприятии. Это предприятия, прибыль которых оседает где-либо -- за рубежом или не за рубежом,-- использующие разные схемы налоговой оптимизации. Государство в настоящий момент считает это неправильным, тем более что у нас много дотационных регионов. Одна из наших задач -- увеличить в таких регионах налогооблагаемую базу, чтобы вовремя выплачивались пенсии, зарплаты бюджетникам.

-- И как это выглядит?

-- Как пылесос. Который собирает эти активы на баланс структуры, которая затем станет госкорпорацией. Потом они официально, методом тендеров будут передаваться в управление управляющим компаниям, профессиональным командам, которые будут генерировать прибыль.

-- То есть речь идет о том, что вы получили нечто вроде мандата на рейдерство с использованием силового фактора?

-- Это не рейдерство. Мы не забираем предприятия, мы минимизируем рыночную стоимость разными инструментами. Как правило, это добровольно-принудительные инструменты. Есть рыночная стоимость, есть механика блокировки ее роста, конечно же, всякими административными вещами. Но, как правило, люди же понимают, откуда мы приходим... Хотя, как правило, это конфликты тлеющие, уже находящиеся в центре внимания существующих ФПГ. Тогда приходится договариваться нашим старшим товарищам и приходить к какому-то консенсусу. Как правило, это нижняя планка рыночной стоимости. Но это не отбор ЮКОСа -- вполне нормальные деньги люди получают.

-- Люди довольны... или возражают?

-- Нет, зачем. Мы все без охраны живем. По сути дела, у нас же это госзадача -- все понимают, что нам поручили это делать. Если не мы, то придут другие, которые точно так же будут выполнять функцию консолидации активов в руках государства, потому что это государственная политика сейчас.

-- Кто, например, "не возражал" в последнее время?

-- На данный момент мы заняты поглощением предприятия, производящего хром в Оренбургской области. Это один из лучших производителей российского хрома, первый по EBITDA, второй по объему производства в мире. Таких активов в России осталось еще некоторое количество, они интересны, например, "Рособоронэкспорту" (как правило, промышленного толка), ну и другим компаниям, которые считаются аффилированными с государством, таким как АЛРОСА.

-- А эти активы, которые выкупаются по минимальным ценам, они выкупаются в интересах в том числе и "Рособоронэкспорта"?

-- Да. Но пока они консолидируются внутри корпорации "Социальные инвестиции", которая либо сама станет госкорпорацией, или будет аффилирована с "Рособоронэкспортом". Сейчас объем ее активов, наверное, около $800 млн. Это инвестированные деньги, по цене выкупа, реальная рыночная оценка этих активов значительно выше. Многие сейчас на IPO пойдут раз в пять-шесть выше. Все IPO будут российскими.

-- Какие например?

-- Тот же самый "Хром" пойдет за $700-800 млн, а мы его за $300 млн приобретаем. Инструментальная группа, если мы ее не продадим группе Siemens... Это пять предприятий, производящих инструменты -- гайки всякие, ключи, дрели, еще что-то. 60% рынка сейчас контролирует.

-- А откуда пришли люди, которые занимаются этими поглощениями?

-- Их сейчас много пришло. Во-первых, московский рынок рейдерства поджался, там нечего делать. Кто-то из "Росбилдинга" пришел, кто-то еще откуда-то... Людей мотивируем зарплатами и бонусами, стандартно. Об участии в прибыли речь не идет, это же тренд: не коммерческие, а государственные задачи. Но деньги, естественно, все хорошие получают.

-- А как вам государство помогает решать эти задачи?

-- У нас есть невостребованные ресурсы, например совет ветеранов МВД, бывшие сотрудники ОБЭП, РУБОП. Шестьсот тысяч по всей стране! Они ведут пристальную аналитическую работу -- какие предприятия, в каком регионе, в какой стадии корпоративных отношений находятся. Где есть возможность через гринмейл или через взаимодействие с миноритариями вытеснить нелояльных власти собственников и так далее.

Вместе с ними мы сейчас строим, кстати говоря, коллекторскую структуру, которая, по нашим планам, должна занять не менее 30-40% рынка во всех регионах страны. Она будет заниматься профилактикой финансовых правонарушений, то есть проблемой невозврата кредитов. Такой "хард-коллекшн" (hard collection.-- Ъ). Когда понятно, что человек не возвращает кредит, что нужно выезжать, будут выезжать не люди с дубинами, а бывшие сотрудники МВД с большим опытом следственных мероприятий и общения, которые будут помогать.

Программа создания этого самого мощного в стране коллекторского агентства уже одобрена главой совета ветеранов МВД генерал-полковником в отставке Иваном Шиловым. Наша задача в рамках этого проекта -- не допустить перетекания бывших сотрудников МВД в криминальные структуры, содействовать их трудоустройству.

-- А кто вам задачу ставил?

-- Партия! (Смеется.) Партию для нас олицетворяет силовой блок, который возглавляет Игорь Иванович Сечин. Это же реальная проблема: шестьсот тысяч человек, которые ни х... не делают и ищут, где бы денег заработать. Это очень большая угроза. Угроза безопасности, стабильности общества. А так они будут пристроены.

Даже сами структуры МВД допускают, что бывшие сотрудники с колоссальным опытом оперативной деятельности могут быть использованы криминалом в самых разных целях и делах. И хотя бандитов в классическом виде практически уже не осталось, есть отмывание денег, терроризм, экономические преступления -- они прежде всего.

-- Достаточно неожиданно, насколько ваша деятельность шире венчурного инвестирования, зачем тогда венчур?

-- Венчур для нас ягодки-цветочки, мы не очень серьезно к нему относимся... Но есть госзадача -- развивать инновационный сегмент, делать Россию из сырьевого придатка прогрессивной инновационной державой, мы участвуем в ее решении.

-- А израильтяне из "Тамир Фишман" спокойно воспринимают ваш параллельный бизнес?

-- Это их не касается. Им, наоборот, удобнее и приятнее, когда мы допускаем высокую степень свободы в операционном поле. Они работают, мы создаем возможности.

-- Какие у вас еще планы?

-- Впереди конкурсы на управление инвестиционными ресурсами, средствами государственного инвестфонда, я думаю, что "Финанс-траст" будут участвовать в этом, создавать фонды прямых инвестиций. У нас есть несколько задумок по консолидации отраслевых предприятий, но в основном это скупка приблизительно по тем же схемам, что и для "Социальных инвестиций". Но это опять-таки будут определять старшие товарищи.

-- Это пока ваши "задумки" или тоже задачи, которые "поставила партия"?

-- Там не столько задача ставится, сколько, допустим, я прихожу или пишу докладную о том, что в рамках реализации какого-то нацпроекта или еще какой-то инициативы было бы целесообразно обеспечить участие нашей компании в том-то и в том-то.

-- А докладную вы пишете непосредственно Игорю Сечину?

-- Там есть другие люди, например Валентин Иванович Варенников. Он депутат Госдумы, президент совета Союза героев России и занимает еще массу постов. Для нас он передаточное звено в общении с господином Сечиным. Кроме того, господин Варенников -- очень принципиальный человек, с позицией... Духовный лидер Союза социальной справедливости. Он поддерживает нашу идею "бархатной реприватизации". Всецело.

Шварцман Олег Сергеевич

Родился 23 сентября 1972 года в Уфе. В 1989-1991 годах учился в университете Улан-Батора, в 1996 году окончил биологический факультет Московского государственного университета, затем аспирантуру философского факультета МГУ. Также учился во ВГИКе, Московском государственном академическом художественном институте им. Сурикова, Российской академии госслужбы. В 2005 году вошел в состав совета по инвестированию накоплений для жилищного обеспечения военнослужащих. С 2006 года -- научный сотрудник Государственного астрономического института им. Штернберга.

Член высшего совета партии "Гражданская сила" (баллотируется в Думу по списку этой партии). По данным сайта "Гражданской силы", является директором по экономике и финансам общероссийской общественной организации "Союз социальной справедливости России", президентом корпорации "Социальные инвестиции", совладельцем и президентом финансово-промышленной группы "Финансгрупп".

Владеет долями в следующих компаниях: ООО "Немо груп" (51%), ООО "Гринспейс" (51%), ООО "Мегаинвест" (50%), ООО "Продвинутая волна" (50%), ЗАО "Конгрессмен" (20%), ЗАО "Русская нефтяная группа" (25%), ООО "Русская алмазная группа" (10%), ООО "Русские алмазы" (50%), ООО "Русская энергетическая компания" (34%), ООО "Русторгтех" (26%). Возглавляет большинство из них. По сведениям сайта "Гражданской силы", является кандидатом философских наук.

"Коммерсантъ"

Для Абрамовича наступил момент истины

Высокий суд Лондона разбирает иск, поданный Березовским против Абрамовича. Это судебное разбирательство обещает стать самым громким делом за последние годы. Освобожденный от должности губернатора Чукотки Роман Абрамович признался в 53-страничном документе, подготовленном для суда, что подкупал олигархов, а через них - чиновников и президента Ельцина, чтобы получить те активы, которые впоследствии сделали его миллиардером. Бывший губернатор Чукотки признал, что во многом обязан своим успехом ныне покойному грузинскому бизнесмену Бадри Патаркацишвили, но с ним они рассчитались. С Березовским все сложнее.

Бумаги для суда оказались в распоряжении лондонской "Times".

«Роман Абрамович... признался в том, что платил миллиарды долларов за политические услуги и защиту своих интересов» «Роман Абрамович... признался в том, что платил миллиарды долларов за политические услуги и защиту своих интересов при разделе природных богатств бывшего Советского Союза», отмечает газета Times, в распоряжении которой оказались эти бумаги. Звериные нравы российского олигархата предстают перед читателем. По словам Березовского, как только он попал в опалу, Абрамович стал наведываться к нему с «предложениями, от которых трудно отказаться». «Абрамович сказал, что если я не продам акции, их отберут», – уточняет он. В итоге Березовскому пришлось спускать по дешевке нажитое имущество. За половину акций «Сибнефти» он получил 1,3 млрд долларов, 49% акций телекомпании ОРТ продал за 170 млн, а 25% акций корпорации «Русский алюминий» отдал за 0,5 млрд. Опальный олигарх обвиняет бывшего губернатора Чукотки в том, что Абрамович «бессовестно обобрал его путем рэкета и шантажа».

Бориса Березовского, который давно хотел судиться с Абрамовичем, подталкивали к тому, чтобы он судился в Москве или на Чукотке. Но Березовский примерно представлял, что из этого выйдет и ждал момента, когда можно будет вручить Абрамовичу повестку в Лондонский суд. Несмотря на то, что оба миллиардера проживают в одном и том же городе Лондоне, им не приходилось сталкиваться долгое время. Но вот, однажды, Березовский встретил Абрамовича в модном бутике. Он приказал охраннику быстро принести из машины повестку в суд и собственноручно всучил ее Абрамовичу, пока тот не успел убежать. Высокий Лондонский суд обещал Березовскому принять дело к рассмотрению только при условии, что повестка будет вручена Абрамовичу в собственные руки.

Борис Березовский вручил бывшему партнеру повестку в суд в октябре прошлого года.

Березовский хочет получить от Абрамовича 2 млрд фунтов стерлингов (около 3,8 млрд долларов)за проданные, якобы, по дешевке акции "Сибнефти", ОРТ и в РУСАЛе.

В 53-страничном документе, подготовленном защитой Абрамовича сказано, что «Перед августовским указом 1995 года (о создании компании «Сибнефть»), Абрамович проинформировал господина Березовского о том, что он хочет приобрести контрольный пакет в «Сибнефти» после ее создания. При условии согласия подзащитного предоставить господину Березовскому средства, которые были нужны тому для финансирования ОРТ, господин Березовский согласился использовать свое личное и политическое влияние для поддержки проекта и помощи в прохождении всех юридических процедур для создания «Сибнефти».

Касаясь периода «алюминиевых войн», жертвами которых стали около ста бизнесменов, трейдеров и журналистов, Абрамович признал, что во многом обязан своим успехом ныне покойному грузинскому бизнесмену Бадри Патаркацишвили, пишет "Times".

«Господин Патаркацишвили предоставлял подзащитному поддержку при приобретении активов российской алюминиевой промышленности», – говорится в документе. За защиту интересов Абрамовича грузинский олигарх получил 500 млн долларов.

Последним крупным предприятием между бывшими бизнес-партнерами стала окончательная расплата в 2001 году в аэропорту швейцарского Санкт-Морица, где состоялась встреча Абрамовича и Патаркацишвили.

Как указывается в представленном суду документе, Патаркацишвили потребовал от Абрамовича выплатить Березовскому 1,3 млрд долларов отступных.

«Подзащитный согласился уплатить эту сумму при условии, что это будет последняя просьба выплат со стороны господина Березовского, и что он сам и господин Патаркацишвили прекратят публично ассоциировать себя с ним (Абрамовичем) и его бизнес-интересами», – говорится в заявлении защиты.

В итоге платеж был произведен, а сам Патаркацишвили получил от Абрамовича 585 млн долларов отступных, пишет "Times".

Разбирательство иска Березовского в Высоком суде Лондона длится уже несколько месяцев. В конце мая судья Высокого суда Дэвид Маки не разрешил адвокатам Бориса Березовского внести в исковое заявление в адрес Романа Абрамовича новые поправки, а именно «незаконное запугивание» и «незаконные угрозы».

Таким образом он пресек попытки Березовского затянуть разбирательство выдвижением все новых обвинений, каждое из которых может быть привлекательным для судебных репортеров. Эксперты говорят, что именно максимальной огласки опальный олигарх и добивается.

Напомним, что в Высоком суде Лондона Березовский выиграл дело против журнала "Forbes" и его старшего редактора Пола Хлебникова, который опубликовал в журнале расследование "Крестный отец Кремля", которое впоследствии вышло отдельной книгой. Несмотря на то, что Пол Хлебников нигде не сфальшивил, дело было проиграно, и "Forbes" вынужден был заплатить Березовскому в общей сложности 2 миллиона долларов.

В результате этого проигрыша, Пол Хлебников оказался в Москве, "в опале", он развернул тут русскую версию "Forbes" и после выхода первых двух номеров был убит. Перд гибелью Хлебников получил от офицера ФСБ пакет документов, раскрывающих механизмы получения Березовским политического убежища в Великобритании.

Так что у Березовского весьма тяжелая рука, как мы видим...

Stringer

Дондурей отказывается от своих слов

В российском кино - скандал. Главный редактор журнала "Искусство кино" Даниил Дондурей сделал доклад о положении в российском кинематографе для закрытого сообщества. Кто-то взял и пересказал доклад для широкого круга и разместил в ЖЖ на своем блоге. Текст оказался весьма болезненным для всего российского кинематографического истеблишмента. Некоторые цифры и факты шокируют.Теперь Дондурей отказывается от своих слов.

Тот, кто предал гласности доклад Дондурея, предварил публикацию в ЖЖ такого рода вступлением:

"Но на той неделе приходил к нам на работу замечательный и уважаемый Даниил Дондурей (социолог, кинокритик, главный редактор журнала "Искусство кино"). Делал доклад про российский кинематограф как бегство от реальности. Многие вещи, по крайней мере мне, показались очень интересными.

Думаю, многие из участников коммьюнити тоже найдут для себя любопытности в нижеследующем тексте. Из того, что говорил Дандурей, я отобрал наиболее интересные факты, цифры, наблюдения о киноиндустрии, прокате, кино на ТВ и много о чем еще. Не пожалейте 10 минут на чтение.

(Поскольку, судя по комментариям, некоторые не поняли, поясню специально - Даниил Борисович не писал этот текст, он делал устный доклад, пост - это пересказ семинара и с ним не согласовывался.)

В данный момент все ссылки на изложение текста доклада Даниила Дондурея в ЖЖ уничтожены. Замечательный текст доступен только по ссылкам в yandex, но, по-видимому, и они могут быть уничтожены в ближайшее время.

Вот, что вкратце удалось воспроизвести вышеозначенному юзеру subtle:

"В российском кинобизнесе очень много непрозрачного. Реальные данные практически не собираются и не анализируются. Например, уже много лет проваливаются все попытки ввести электронные билеты, которые давали бы точную и быструю статистику кинопроката. Кинобоссам и политическим властям эта непрозрачность удобна и выгодна. Таким механизмом очень легко управлять, в том числе для того, чтобы создавать различного рода мифы, как то: "российское кино находится на подъеме", "у нас беспрецедентный рост - в деньгах, в технологиях, в количестве фильмов, в их качестве", "кино востребовано" и т.д.

Вот данные по киносборам в России:

1986 г. был последним советским годом, когда сборы были равные инвестициям в кино (т.е. когда фильмы приносили хотя бы рубль прибыли). В 1986 г. в среднем за год на одного жителя РСФСР приходилось 11-12 посещений кинотеатров.

После этого последовало колоссальное падение. Примерно в 30-35 раз. И в 1996 г. на одного жителя за год приходилось всего 0,3 посещения кинотеатра (т.е. 1 билет на троих за год!). Сейчас 1 билет на 1 жителя, рост с 1996 г. в 3 раза, и считается, что это очень хороший показатель (хотя падение по сравнению с 1986 г. в 11-12 раз).

До 2005 г. до 89% сборов приходилось на американское кино (пики в 2000-2001 гг.)

В первом квартале 2008 г., впервые за 20 лет, российские фильмы собрали на копейки, но больше, чем американские. Американское кино впервые уступило российскому в прокате потому, что появились колоссальные мейджеры - прежде всего, генеральные директора телеканалов, против которых нет приема. Скажут есть мыло - будут есть мыло.

ПРОШЛОЕ

В советские времена в среднем в прокат у нас выходило 280 фильмов в год, пропорции соблюдались очень жестко:

- 140 советского производства (90 от РСФСР, 50 от остальных республик);

- 140 купленных за границей (70 - половину от зарубежных - обязательно составляли фильмы стран соц.лагеря, на все же другие страны - Францию, Италию, США, Индию и т.д. - приходилось не более оставшихся 70 фильмов).

Американских фильмов в год давалось от 5 до 7, все они утверждались в ЦК (чтобы было всякое "Золото Маккены" и, не дай бог, какой-нибудь чуждый, вредный и не нужный нам "Крестный отец").

Большинство зарубежных фильмов воровалось на фестивалях. По законам отечественной фестивальной политики каждый фильм должен был быть показан 4 раза. В Москве во время ММКФ работали 29 кинотеатров (иногда круглосуточно). Специалисты Госкино снимали все зарубежные фильмы - это было тотальное воровство. За 10 дней делался практически полугодовой план. Великая советская система. У нее было и много других хитростей. Например, гениальная советская находка - двухсерийные фильмы. Фильм продолжительностью более 1 часа 59 минут резали на две серии. Если фильм был чуть менее 2 часов, придумывали разные ходы - например, очень долго тащили титры, делали их обязательно три раза в двух сериях; когда не хватало 5-7 минут, делали специальные ролики и пересказывали то, что было показано 10 минут назад. Премии получали только за показ советского кино. Продажи билетов на западные фильмы специально занижались (в первую очередь, чтобы не платить за прокат). Например, зрители покупали билеты на американское "Золото Маккены", а в паспортичках билеты проходили как советский "Король Лир" Козинцева, и Госпремии были обеспечены. Многие такие хитрости сохранились до сих пор.

НАСТОЯЩЕЕ

Сейчас в России на экраны выходит до 320 фильмов в год (т.е. практически каждый день новый фильм). Из 320 фильмов 130 американских. Но в самой России фильмов создается не меньше, чем в славную советскую эпоху. В год снимается 90-100 фильмов. В производстве находится в 2 раза больше - 160-180 новых названий.

Из всех этих фильмов только 5-7 фильмов приносят нормальные деньги (отрабатывают затраты). 7-8-10 фильмов получают около 80% всех сборов российских фильмов.

Какие же российские фильмы так популярны? Вот 3 фильма абсолютных чемпиона по сборам в первом квартале 2008 г.:

- "Ирония судьбы-2" - 50 млн. $, немыслимая для России цифра (т.е. фильм посмотрело около 11 млн. человек)

- "Самый лучший фильм" - 27 млн. $, из которых 20 млн. $ были собраны за первый уикенд (т.е. за 2,5 дня), это абсолютный чемпион Европы по стартовым сборам, все любители Камеди Клаба моментально пошли в кино и отнесли эти миллионы долларов.

- Мультфильм "Илья Муромец" и "патриотический" проект ген.директора канала "Россия" Сергея Шумакова "Мы из будущего" (заслужил аплодисменты и власти, и народа, и молодежи, и никто это не воспринял как агитку) - 13-17 млн. $

Стоимость российского фильма в начале 90-х составляла 70-100 тыс. $. Сейчас средняя стоимость фильма приближается к 2 млн. $. Уже есть много фильмов, снятых за 10 млн. $. А сейчас в производстве самые дорогие российские фильмы за всю историю: "Обитаемый остров" Бондарчука и "Утомленные солнцем-2" Михалкова с бюджетами под 40 млн. $. В России эти деньги нельзя будет вернуть никогда, ни при каких обстоятельствах.

Во всем мире производство фильмов - вещь очень рискованная. Можно затратить десятки миллионов долларов, не отбить их в прокате и остаться на многие годы в долгах. В России все не так. Все экономические интересы в отечественной киноиндустрии последних 17 лет лежат в процессе производства фильмов - т.е., не показать фильм и заработать на прибыли, как во всем мире (в России это практически невозможно), а реализовать все свои экономические интересы в процессе производства, пока осваиваешь бюджет (короче говоря, построить все дачи во время съемок).

На Запад российские фильмы не продаются. Например, Эрнст предпринял невероятные усилия с проектами Бекмамбетова, напечатали кучу копий, вложили кучу денег, устраивали премьеры за рубежом - и получили полный провал. Мирового проката у российских фильмов нет. Кроме 3 исключений:

- "Русский ковчег" Сокурова (вам не надо ехать в Россию, чтобы посмотреть Эрмитаж, за 8 долларов вы посмотрите то же самое в кино). При стоимости фильма 2-2,5 млн. $, сборы составили более 5 млн. $ (из них в США фильм собрал 3,5 млн. $).

- "Возвращение" Звягинцева - чемпион по участию в фестивалях (70 фестивалей, в 2 раза больше, чем у любого Тарковского и Германа, 38 призов, из которых 17 главных), снят на 400 тысяч $, взятых Дмитрием Лесневским (РенТВ) у Чубайса.

- "Изгнание" Звягинцева - фильм, совершивший невозможное: обычно иностранные продюсеры в Россию не лезут, дают деньги, только если есть гарантии государства, если лично знают режиссера, и если кто-то страхует их невероятные риски работы с русскими. С "Изгнанием" все было по-другому. Когда было объявлено, что Звягинцев приступит к следующему фильму, российские продюсеры, впервые в истории, обратились не к зарубежным продюсерам, а напрямую к зарубежным прокатчикам. И все. Каждый принес по 200-250-400 тысяч долларов (итальянцы, американцы, англичане, шведы и др.). Легко были собраны 6 млн. $, нужные на съемки. Без единой копейки из России. И иностранные прокатчики не прогадали - фильм прошел с успехом. (При этом в России собрав всего 500 тысяч.)

Все кино можно разделить на 4 части: Блокбастеры, Мейнстрим, Авторское кино, Экспериментальное кино. Мировое производство кино - это 6 000 названий в год. Из них американцы производят 600-800 фильмов ежегодно (200-300 в Голливуде, 400-500 вне Голливуда). Основные деньги собирают только 30 из них. Это и есть блокбастеры (5-7%). Остальное - мейнстрим (все знают, любят, 1-2 звезды в фильме, а в дорогих даже 3). Американцы собирают на кино 18 млрд. $ дома и примерно столько же за границей. Это, конечно, не нефть и газ, но это тоже очень значимо. Плюс, это важно в символическом смысле: почти каждая девочка от Рейкьявика до Сайгона знает, как рожала Анджелина Джоли, какие у нее были проблемы, и как ее держал великий муж Бред Питт.

Что же у нас? Экспериментальное кино почти не снимается и не смотрится. Авторское снимается, но имеет крайне маленькую аудиторию. Мейнстрима в России нет. Основной объем российского кино - это никакое кино. Это и не мейнстрим, и не блокбастеры, и не арт, и не шмарт. Это ничего. Пустая порода. Где даже миллиграмма олова нет. Примеры? Почти все фильмы последнего Кинотавра, куда отобрали 14 картин из примерно 90 (т.е., все остальные еще хуже!).

Таким образом, в российском кино каждый год выходит 5-7 блокбастеров и 4-5 нормальных фильма (естественно, авторских). Все же остальное - океан ничего (просто какая-то работа с бюджетами), среди которых есть и откровенно отвратительные фильмы, типа "Самый лучший фильм", "Гитлер капут" и др.

АВТОРСКОЕ КИНО

Пару слов про авторское кино. На фестивали российское авторское кино в последнее время берут не часто. Длится это все путинское время. Иногда делают поклоны старикам - Сокурову, Муратовой. Возьмут, конечно же, Германа, когда он закончит "Трудно быть Богом".

С другой стороны, сейчас в российском авторском кино идет смена поколений. Последние примеры, заслуживающие внимания:

- "Русалка" Анны Меликян, открывавшая в феврале панораму Берлинского кинофестиваля (приз ФИПРЕССИ).

- 3 человека, не имеющих профессионального кино образования, все трое документалисты, у всех трех дебюты в игровом кино, участвовали в мае в Каннском фестивале (отборщик фестиваля сам посмотрел 65 российских картин, из которых 12 отправил дирекции - не попал никто, кроме этих трех):

- Валерия Гай Германика (к слову, 1984 года рождения), "Все умрут, а я останусь" - очень серьезные работа, два приза в Каннах, поцелуи от Де Ниро и Денниса Хоппера. Очень жесткий фильм, но очень точно сделан. Ему доверяешь. Все относятся к нему с симпатией. Кроме протосоветских людей, естественно.

- Сергей Дворцевой, "Тюльпан" - фильм снятый в Казахстане, на казахском языке, с миру по нитке, деньги давали немцы, поляки, швейцарцы, казахи, российских денег было меньше всех. Фильм получил призы "Особого взгляда" в Каннах, зал рыдал, когда герой принимал роды у овцы, а по окончании фильма все аплодировали минут 15, они бежали брать автографы! Все эти киноведы, критики, люди, многое повидавшие, бежали к Дворцевому, как мальчишки.)

- Бакур Бакурадзе, "Шультес" - очень интересный фильм, снятый в Москве грузином Бакурадзе про человека, потерявшего память (а-ля "Мементо" с социальным уклоном), Сельянов дал ему 20 копеек, и вот он снял дебют, получивший главный приз на Кинотавре и признание в Каннах.

ВЛАСТЬ, ДЕНЬГИ, ИДЕОЛОГИЯ

Дома все это проходит незамеченным. Страна продолжает делать ставку на большие идеологические продукты (как у Эрнста или Шумакова), которые за границей естественно никто не ест, они никому не нужны, их никто не показывает, только иногда издеваются. Зато в России у этих фильмов первые строчки сборов и огромная поддержка и вливания.

Так, например, Эрнст на каждый из трех своих проектов с Бекмабетовым ("Дозоры" и "Ирония судьбы-2") потратил примерно 600 минут рекламного времени. Даже при льготной цене в 20 тыс. $ за минуту - это около 12 млн. долларов только на телерекламу (на государственном канале!). Не говоря о программе "Время", в которой прямым текстом говорится, что если ты любишь Родину и не любишь Голливуд - пойди и посмотри Бекмамбетова. Такой джинсы просто невозможно представить, это нигде непростительно.

Отечественная киноиндустрия получает огромное количество допинга, ненормальные, неестественные подпитки (что всегда сказывается негативно на содержании кино и в целом на процессах, происходящих в киноиндустрии). Вот три основных составляющих этого допинга:

1) Гигантские государственные халявные деньги, которые не надо возвращать. Деньги эти все время увеличиваются, потому что разработана идеальная система откатов. Государство дает до половины всех денег, тратящихся на производство кино в России. А дурачат очень просто - пишут, что фильм стоит 1 млн. 700 тыс., государство дает 700 тыс., им хорошо, что не полностью, что с рынком, что частно-государственное партнерство. Ты на самом деле, конечно, снимаешь за 600 тысяч, строишь все свои дачи и все замечательно делаешь. И тебе хорошо, и фильм есть, и патриотизма можно вставить, и хорошие гонорары у актеров.

2) "Отличная" работа Михалкова - он приобщил Путина к захватывающему духу кинопроцесса, говорили о патриотическом кино, и вот Путин подписал указ о дополнительном финансировании патриотического кино, по которому будут выделяться 2 млрд. рублей ежегодно, в год должны будут сниматься по 10 "патриотических" фильмов по 200 млн. рублей (т.е. 8,5 млн. $ ежегодно на каждый отдельный проект!). У нас таких режиссеров-то нет в таком количестве!. Но кто пройдет мимо халявных 200 млн. рублей (без конкурса!), когда в лучшие годы даже Михалков и Кончаловский могли получить не более 1,5. Теперь будут пилить эти деньги. Для начала решили снять римейки "Адмирала Нахимова", "Кутузова", "Суворова" (все фильмы, которые так нравились Иосифу Виссарионовичу).

3) Нет реально действующего механизма ответственности за потраченные бюджеты. Это невероятно искривляет все процессы, ставки, приоритеты, профессиональные и любые другие. Разлагает профессионально.

Например, недавно была сходка кинопродюсеров, которые обсуждали, что же им делать с актерами - студенты 2 и 3 курсов ВГИКа уже не распознают ценны, требуя тысячи долларов за смену. А "герои страны" вроде Куценко и Певцова получают более 10 000 $ за 4 часа съемок. Продюсеры стонут, актерские бюджеты преодолели 50% и подошли к 2/3, в кинотеатрах это вернуть невозможно.

КИНО И ТВ

Ведут наблюдения о пребывании кино на ТВ с 1995 г. Отслеживают 10 каналов (5 больших федеральных и 5 больших дециметровых). В 2006 г. кино (+ сериалы + мультфильмы + документальное кино, произведенное киностудиями) занимало 53% всего телеэфира. В 2007 г. - 50 %. Это десятки тысяч часов.

В 2007 г. на этих 10 каналах давалось 60 сериалов в сутки (разных). Россия - абсолютный чемпион мира по этому показателю. Никакой Латинской Америке это даже не снилось. В России в год снимается более 2000 новых часов сериалов. Это беспредельно. До 150 новых названий + повторы. Считается нормальным, если сериал продается (показывается на ТВ) 4 раза.

Насколько мы чемпионы по производству и показу на ТВ сериалов, настолько же мы одно из лучших телевидений по качеству показа кино между часом и пятью часами утра. В эти 4 часа каждый день можно найти 2 отличных фильма. За неделю проходит до 15 прекрасных фильмов, из которых 3-4 мировых шедевра. В открытом эфире.

Но те люди, которые ставят такое кино по ночам, прекрасно знают, почему не поставят его в 8 часов вечера. Они ходят иметь долю 40. Рейтинг. Они хотят пилить большие деньги. Более того, они знают, что другого нельзя даже допустить, потому что люди могут научиться смотреть. Таким образом, трансформировалась бы вся политика кинопоказа, рейтинги, телесериалы, ток-шоу, новостные выпуски, криминальные выпуски и т.д. Это разрушило бы все здание ныне существующего главного идеологического института.

Сейчас же существует невероятно жесткий политический бартер - за определенный вид барщины Кремль разрешает телеканалам делать с населением все что угодно, показывая все что угодно. Это игра на понижение. Сильнейшая и очень хорошо продающаяся. И здесь нет никакого контроля.

Зато есть 5 миллиардов, которые телеканалы пилят через эту систему. Все уже давно договорились, и дальнейшая дележка может идти только по пути понижающей селекции. Если все это будет продолжаться, то мы в скором времени, конечно, увидим убийства, в прямых эфирах, под разными соусами. Творится просто беспредел. И этому нет конца. В этой системе работают и все силовые ведомства. Так, создана беспрецедентная система рассказов о криминальных происшествиях. Этого нет нигде в мире. Это запрещено. А у нас НТВ, например, тратит несметные деньги на перекупку милицейской хроники, записей для следствия, оперативных съемок. Так, за несметные деньги были куплены материалы про Битцевского маньяка. У него взяли интервью за 2 дня до вынесения приговора (потому что в этот момент он еще не был преступником и его можно было показать по телевизору, а через два дня уже нет). Но даже если сегодня вы пропустите передачу про Битцевского маньяка, завтра вы не пропустите про Нижегородского! В день идут 30 промо-роликов (до новостей, после новостей, утром, днем, вечером).

Еще пример. Италия. Телеканал Берлускони. Для репортажа взяли всего 6 секунд (!) из программы нашего Мамонтова, показывавшейся здесь в 8 вечера по государственному каналу "Россия". После показа там, в Италии, уволены были все! За эти 6 секунд. Уволили, чтобы дело не дошло до суда. У нас же это показывается круглыми сутками. И ни-че-го.

Вообще, рейтинговые измерения телепоказа в нашей стране - это гигантский концептуальный монстр, один из главных инструментов идеологического воздействия на медиа. Через эту систему идет колоссальная понижающая селекция. Это очень серьезно.

Как такие процессы отражаются на кино? Зрители очень чувствительны к художественности. Они ее не любят. Например, Сэм Клебанов и Антон Мазуров притащили в наш прокат румынский "4 месяца, 3 недели и 2 дня" - фильм, получивший в Каннах Золотую пальмовую ветвь 2007. Купили, расшумели, были уверены, что люди пойдут (хотя бы любители авторского кино). Сумасшедший армянин Бадалян (программный директор сети кинотеатров "5 звезд") только из своей любви к кино дарил этот фильм зрителям, показывая его у себя каждую неделю! И? Ноль. Провал. Денег не собрали. В 14-миллионом городе нельзя найти зрителей на главный фильм Европы, лучший дебют Европы, лучшего режиссера Европы! В России нет аудитории. И нет технологи привлечения интереса к качественному кино. Много девушек хорошо образованных, не пугающихся от слов тарантино, родригес, иньяритту. Казалось бы, пойди и посмотри хорошее кино! Нет - только американский мейнстрим и российские блокбастеры.

При этом нельзя сказать, что это процесс, полностью инициированный откуда-то сверху. Люди сами не хотят смотреть качественное умное кино. Так же, как и большинство интеллигенции в виде взрослых женщин с высшим образованием в 90-е отказались от приличной литературы, которая была в толстых журналах, и без всякого давления и управления переключились на дамские романы.

БЕГСТВО ОТ РЕАЛЬНОСТИ

И последнее. Каждый год в России пишется 1000 сценариев ("из которых половина приходит ко мне, от чего я схожу с ума"), снимается до 100 новых фильмов. Но при этом практически совсем не снимается кино про реальные социально-политические проблемы. Огромное количество фильмов снимается в ретро-стиле, про прошлое, но не про современность. А про реальные современные проблемы никакой Сокуров и Герман снимать не решатся.

Виталий Манский, неигровой режиссер, продюсер, делающий фестиваль нетелевизионного кино (кино, которое никогда не покажет ТВ по цензурным соображениям) 2 недели назад рассказывал о том, что сначала был в недоумении, а теперь в культурологическом шоке - оказалось, что сейчас просто нет острых фильмов, которые можно было бы запрещать! "Если 2 года назад я еще мог что-то выбирать, то в этом году у меня нет просто ни-че-го".

Это не интересует никого. Ни режиссеров, ни зрителей. На Берлинском кинофестивале показывали швейцарский фильм про Анну Политковкую, забитый зал, на самом фестивале 300-400 русских - режиссеры, актеры, критики, журналисты, кого только нет. А на сеансе из русских никого. Никого это не интересует.

"Мы печатаем 12-15 сценариев в год. Принесите сценарий, который нельзя печатать! Принесите! Я найду способ напечатать. Ко мне приходит по 2 сценария в день. Но там ничего нет такого, чего нельзя печатать. Вообще ничего! Поэтому печатаются классики и изредка странные сценарии молодых, типа "Шультеса".

У меня очень широкий круг общения в кино, но хоть бы кто-то рассказывал, что сидят продюсеры, вырезают эпизоды, есть цензура - нет! Люди сами не снимают". Само социальное вещество не продуцирует такие вещи. Или продуцирует в формах, которые остаются за кадром, например, в Интернете. Сам социум находится в пассивном состоянии, поедая маньяков, мыло и идеологические агитки, а киноиндустрия в тесном сотрудничестве с властью, бизнесом и телеканалами продолжает выпускать низкокачественный продукт, опуская ниже плинтуса нормы, ценности, стандарты как в самом отечественном кино, так и в обществе в целом. К чему это приводит сейчас и к чему может привести в будущем - думайте.

Текст заявления Даниила Дондурея в связи с "пиратским" распространением доклада, не предназначенного для публичного ознакомления:

Уважаемые читатели Arthouse.Ru и других Интернет-изданий!

Хочу сделать заявление по поводу пиратского распространения моего не предназначенного для публикации выступления, которое прозвучало в узком кругу ученых на закрытом заседании одного из социологических институтов. Вырванные из контекста фразы, лишенные комментирующих интонаций, неадекватные интерпретации приводимых данных, подчиняющие любую цифру или слово исключительно интересам создания сенсации — в ее самой желтой и отвратительной версии — заставляют меня высказать решительный протест. Тем более, что предложенный вашему вниманию текст — не дословная фиксация моих высказываний, а вольное их изложение недобросовестным анонимом.

Понимая, что "Живой журнал" открыт для появления любых, никем не подписанных, непроверенных, фальсифицированных высказываний, я, тем не менее, хочу заявить, что не являюсь автором приводимого текста. Никогда не читал и не подписывал эту версию моего выступления. Не санкционировал ее распространение.

Хочу также извиниться перед всеми читателями и теми людьми, которые упомянуты в этом — якобы моем — тексте, выложенном в ЖЖ.

Эта история еще раз подтверждает необходимость гражданской защиты каждого из нас в эпоху абсолютной власти медиа.

Главный редактор журнала "Искусство кино" Даниил Дондурей

Stringer

Довольно показательно то, что и Шварцман, и Дондурей срочно стали отказываться от своих слов. Потому что сказать правду в сегодняшней России очень опасно - отовсюду выгонят. Фикция благополучно живет только до тех пор, пока никто не догадывается, что она - фикция.

Не отказывался от своих слов Роман Аркадьевич Абрамович - у него не было такой возможности. Не было выхода. Бороться с Березовским в его случае пришлось только путем саморазоблачения. Но, чтобы не было ощущения, что Березовский - белый и пушистый зайчик, следует внимательно посмотреть и на последние шаги Березовского, сделанные им в отношении своего покойного друга Бадри Патаркацишвили.

Березовский претендует на половину наследства Патаркацишвили, оцениваемого в $12 млрд.

Когда в феврале 53-летнего миллиардера Бадри Патаркацишвили нашли мертвым в его доме в Лондоне, адвокатами было вскрыто его завещание.Оказалось, что Бадри - двоеженец. Он оказался юридически расписанным сразу с двумя женщинами: с Инной Гуданадзе, с женой, с которой Бадри проживал в Лондоне ( у них две взрослые дочери), и с московской женой Леной, от которой у него сын Давид 20 лет от роду. Также у Бадри Патаркацишвили образовались еще наследники: двоюродный брат Джозеф Кей, обратившийся к услугам адвоката Зельцера, и...в самый последний момент выяснилось, что изображавший из себя благородного бескорыстного идальго Березовский тоже претендует на львиную долю наследства Бадри.

Березовский претендует не просто на небольшую долю, а на половину наследства, оцениваемого в 12 млрд долларов, поскольку он и Патаркацишвили были деловыми партнерами, а также близкими друзьями. Вдова покойного, Инна Гуданадзе, тоже стремится получить некую долю. Однако советник Патаркацишвили Джозеф Кей утверждает, что право управлять наследством принадлежит ему. Зельцер, юрист из Нью-Йорка, заявил, что является адвокатом Кея и предоставил лэптоп, на диске которого содержатся отсканированные документы, датированные ноябрем прошлого года. Как утверждается, это и есть завещание, согласно которому Кей назначен душеприказчиком.

Березовский хитрейшим образом умудрился влезть в дела всех наследников Бадри. Он, например, нанял для себя ту жу фирму, которую наняла вдова Бадри - юридическую фирму Cadwalader, что дало ему возможность быть в курсе планов вдовы. По российским законам одна и та же фирма не может представлять интересы процессуальных противников в одном и том же деле. Но какие порядки в Лондоне на этот счет мы не знаем.

Но этого мало: Березовский, желая полностью контролировать весь процесс войны за наследство Бадри, предоставил свой самолет адвокату Зельцеру, который представлял интересы Кея, двоюродного брата и советника Бадри. И на этом самолете Зельцер полетел по делам наследства в Белоруссию, где был схвачен местным КГБ по доносу Березовского.

"3 марта юридическая фирма Cadwalader, в то время представлявшая интересы вдовы (по совпадению, эта же фирма представляет интересы Березовского), направила генеральному прокурору Белоруссии письмо, привлекая его внимание к предполагаемым подделкам. О том, что Зельцер в ближайшее время собирается побывать в Белоруссии, в письме не упоминалось.

12 марта Зельцер и его секретарь сели в Лондоне на самолет Березовского и прилетели в Минск, где их арестовали. 19 марта лорд Голдсмит послал электронное письмо, где говорилось, что отныне интересы вдовы представляет он, а также содержалось приглашение к сотрудничеству".

"Зельцера обвиняют в использовании подложных документов и промышленном шпионаже. Ему также предъявлено обвинение в транспортировке наркотиков: дело в том, что он принимает лекарства от артрита и подагры – отпускаемые по рецепту болеутоляющие препараты, содержащие кодеин. Ему грозит семь лет тюремного заключения", - пишет лондонская The Times.

Вот такие сюжеты. Вот такие герои.

Поделиться:

Обсуждение статьи

Страницы: 1 |

Уважаемые участники форума! В связи с засильем СПАМа на страницах форума мы вынуждены ввести премодерацию, то есть ваши сообщения не появятся на сайте, пока модератор не проверит их.

Это не значит, что на сайте вводится новый уровень цензуры - он остается таким же каким и был всегда. Это значит лишь, что нас утомили СПАМеры, а другого надежного способа борьбы с ними, к сожалению, нет. Надеемся, что эти неудобства будут временными и вы отнесетесь к ним с пониманием.

Добавить сообщение




Личный дневник автора

Новая книга Елены Токаревой

Иероглиф

Stringer: главное

"Экспертный совет" решил сделать Навального знатным кинематографистом


Кинокритики поссорились с Союзом кинематографистов из-за Алексея Навального. Кинокритики большинством голосов выдвинули Навального на премию Белый слон за расследование про путинский дворец. Андрон Кончаловский, родной брат главы Союза кинематографисто

 

mediametrics.ru

Опрос

Следует ли Собянину во время эпидемии продолжать менять плитку и бордюры?

Новости в формате RSS

Реклама


Еще «Компромат»

Рейтинг@Mail.ru
 

© “STRINGER.Ru”. Любое использование материалов сайта допускается только с письменного согласия редакции сайта “STRINGER.Ru”. Контактный e-mail: elena.tokareva@gmail.com

Сайт разработан в компании ЭЛКОС (www.elcos-design.ru)