Pедакция не отвечает за содержание заимствованных материалов

Монитор | все материалы раздела

Война за чеченскую нефть
2 Февраля 2009

Остросюжетный сериал. Премьера

«Тысячи жизней уже отданы за то, чтобы у скважин и трубы всего лишь сменились хозяева.

И многим еще предстоит их отдать в борьбе за дело нефтяной революции в Чечне. Цена вопроса — миллионы долларов», — так в книге «Вторая Чеченская» писала Анна Политковская.

О раскладе сил в нефтегазовом секторе Юга России и его влиятельных владельцах — это исследование «Новой».

Нефтегазовая инфраструктура Чечни, доходы от добычи, транспортировки и экспорта чеченской нефти — по-прежнему сфера скрытых и явных конфликтов, своего рода перманентная война. Цель — контроль над основными ресурсами чеченского нефтепрома, приносящими многомиллионные прибыли десяткам компаний, зарегистрированных в России и за рубежом. Причем важно не то, как и что расписано на бумаге, а то, кто в реальности получает прибыль.

За эти финансовые потоки уже более 10 лет ведут жесткое и упорное сражение несколько сторон, среди которых: государственные компании и стоящие за ними высокопоставленные российские чиновники, администрация Чеченской Республики, частные компании, за которыми приглядывают выходцы из спецслужб, люди, бывшие некогда в окружении Джохара Дудаева, и те, кто остается на стороне полевых командиров.

За что воюем. Диспозиция

Основные предприятия топливно-энергетического комплекса республики — ОАО «Грознефтегаз» и ФГУП «Чеченнефтехимпром», зарегистрированные в 2001 году. Первое — компания-оператор по добыче и транспортировке чеченской нефти. 49% «Грознефтегаза» принадлежит правительству Чечни, контрольный пакет акций — у госкомпании «Роснефть». Второе оформлено как правопреемник советской «Грознефти», к которой когда-то относился весь нефтепром Чечни. Первое — не обладает никакими правами собственности на нефтекомплекс, второе — владеет им только на бумаге. Лицензии и все вопросы управления — в ведении «Роснефти».

Однако — и это очень важно — состоявшаяся шесть с половиной лет назад передача объектов нефтегазодобычи от ФГУП «Чеченнефтехимпром» к ОАО «НК «Роснефть» оформлена на основе временных договоров аренды. Это позволяет руководителям Чечни вести постоянную борьбу за возвращение контроля над чеченской нефтью. Оспаривать договора начинал еще отец нынешнего президента — Ахмат-Хаджи Кадыров. За неделю до своей гибели в результате теракта он сообщил своему ближайшему окружению, что намеревается серьезно поговорить о чеченской нефти с Владимиром Путиным.

Добыча нефти «Грознефтегазом» на 248 официально действующих скважинах* за 2007 год составила, по данным «Роснефти», 2,14 млн тонн. Это — 15,6 млн баррелей, стоимость которых (из расчета от 90 долларов США за баррель на тот период) не менее 1 млрд 404 млн долларов. В целом же за последние пять лет в Чеченской Республике добыто, по данным экспертов, не менее 11 млн тонн нефти, и вся она, как утверждается, в полном объеме идет на экспорт.

Распределение прибыли от этого экспорта — особенно закрытая тема: нам не удалось обнаружить никаких официальных данных на этот счет. Чеченскую нефть транспортируют по трубопроводам и железной дороге, экспортируют и перевозят по морю танкерами офшорные кипрские, сейшельские, ирландские и австралийские фирмы. Часть денег от ее продажи оседает тоже в подобных офшорках — например, в Лихтенштейне. Другая — поступает в госказну РФ, на спецсчет Министерства энергетики. Какая в сметах Минэнерго прописывается цена за проданную нефть и сколько в результате составляет эта часть — государственная тайна. Именно такая непрозрачность и позволяет конечным бенефициарам (владельцам крупных и средних компаний) получать прибыль и сверхдоходы.

Условия войны

Во-первых — всем крупным игрокам необходимо учитывать интересы очень разных сторон: федеральной и региональной власти, спецслужб и даже сепаратистов.

Во-вторых — необходимо учитывать изменение путей транспортировки нефти на экспорт к портам Черного моря. До 2004 года единственным маршрутом был путь — Грозный—Тихорецк—Туапсе по трубопроводу «Транснефти». Но после прихода в регион «Роснефти» (с 2004 года) чеченская нефть потекла по маршруту Грозный—Тихорецк, затем станция Кавказская. Здесь трубопровод «заканчивается», и нефть цистернами по железнодорожному перегону переправляется из трубопровода «Транснефти» в трубопровод другого собственника — Каспийского трубопроводного консорциума, который подходит к морскому терминалу под Новороссийском — Южная Озереевка.

А чеченский участок трубопровода, который по логике вещей должен относиться к «Транснефти», во время второй чеченской войны ей принадлежать перестал (утрачены документы). И ради этого участка несколько лет назад специально создали госпредприятие «Чечентранснефть», ставшее подразделением того же «Чеченнефтехимпрома», передавшего всю свою инфраструктуру в эксплуатацию «Роснефти».

В-третьих — нужно принимать в расчет характеристики чеченской нефти, влияющие на экспортную стоимость. Это — высококачественная легкая малосернистая нефть. Ее смешение с казахстанской или азербайджанской дает экспортную смесь европейского уровня, продаваемую по более высоким ценам. Именно такую дорогую смесь можно получать с морского нефтяного терминала Южная Озереевка под Новороссийском, который относится к системе Каспийского трубопроводного консорциума (КТК), объединившего в 2001 году нефтетрейдеров России, Казахстана, а также частных инвесторов. К этому моменту за новороссийские терминалы развернулась настоящая война с участием криминальных структур и спецслужб.

По данным экспертов, смесь КТК в принимающих портах Средиземного моря стоит на 5 долларов за баррель дороже, то есть дополнительная прибавка к прибыли от экспорта чеченской нефти только за счет отправки ее по новому маршруту составила не менее 80 млн долларов в год.

Основные игроки

Хрупкий баланс интересов между всеми участниками нефтяных баталий, обострившихся в 2004 году, установлен лишь в 2006—2007 гг. Во всяком случае, именно в это время не только была завершена консолидация активов «Роснефти» на Юге России, но и прекратилось горение скважин, обстрелы цистерн с нефтью, похищения связанных с нефтянкой людей. Тогда же был арестован прежний директор «Чеченнефтехимпрома», и его сменил человек из близкого окружения Рамзана Кадырова. А уголовное дело против возглавляющего «Грознефтегаз» родственника Рамзана Кадырова, несмотря на растиражированную в СМИ угрозу обвинения в пропаже 543 тыс тонн добытой в Чечне нефти, наоборот, так и не было возбуждено. Обозначились основные игроки и их диспозиция:

— НК «Роснефть», 75% принадлежит государству через компанию «Роснефтегаз», 25% — частным инвесторам. Совет директоров возглавляет Игорь Сечин, вице-премьер правительства РФ по ТЭК и глава наблюдательного совета «Роснефтегаза». После 2005—2006 гг. «Роснефть» в ходе консолидации стала 100% владельцем ряда нефтяных предприятий в регионах России, где до этого ее активы часто были меньше контрольного пакета акций. В их числе оказались компании, напрямую связанные с вопросами перевалки и экспорта чеченской нефти в Туапсинском порту (Туапсинский НПЗ и «Туапсенефтепродукт»).

— Ахмат-Хаджи Кадыров, бывший президент Чечни, погиб в результате теракта в 2004 году.

— Рамзан Кадыров, президент Чечни, председатель совета директоров «Грознефтегаза». По мнению ряда экспертов, все последние годы Игорь Сечин считал, что именно из-за нефти всю полноту власти Рамзану Кадырову в Чечне отдавать нельзя, и блокировал противоположные решения по этому вопросу.

— Ваха Агаев, основатель и глава совета директоров холдинга «Югнефтепродукт», в разные годы аффилированный с офшорными компаниями Okling Group Ltd., Rutley Company S.A., ОАО «Мото», входившими в состав акционеров «Туапсенефтепродукта» и «Туапсинского НПЗ» до их попадания под «Роснефть». Считается приближенным к Рамзану Кадырову.

— «НИТЭК», российская холдинговая группа, до сих пор остающаяся непубличной. С начала 90-х занимается нефтью, транспортировкой грузов, строительством, консалтингом. Головная фирма — Nitek Global N.V. — зарегистрирована на Антильских островах в Карибском море. Представителями ее дочерних структур числятся московские управляющие менеджеры: Виктор Такнов, Ирина Ронис, Марина Московенко и Владимир Чони. Входила в «Туапсинский НПЗ» до 2005 года — периода экспансии «Роснефти». Интересы группы «НИТЭК» в НПЗ представляли Nitek Oil Co. Ltd. — как один из акционеров предприятия, а также ООО «Нитэк» — как поставщик нефти на завод и одновременно покупатель этой же нефти для отправки на экспорт.

— Николай Буханцов, бывший чиновник Минэнерго, бизнесмен, причастный к созданию ЗАО «НафтаТранс» — одного из нынешних основных грузоотправителей чеченской нефти на экспорт. В 2002—2003 гг. возглавлял ЦДУ ТЭК (управление министерства, куда стекаются данные по квотам, экспортным сделкам, отгрузкам и добыче нефти по всему ТЭК России). В тот же период Николай Буханцов был советником экс-министра энергетики Игоря Юсуфова, возглавлявшего тогда совет директоров «Роснефти». С появлением в 2004 году в госкомпании Игоря Сечина и Буханцов, и Юсуфов потеряли там свои позиции.

— Братья Магомадовы — влиятельная семья, как в Чечне, так и за ее пределами. Старшие братья, Лема и Абдул-Хамид Магомадовы, работают в правительстве Рамзана Кадырова вице-премьером и главой Минэкономразвития республики, а младшие — Юнус и Юсуп Магомадовы — в 2003—2004 гг. служили в составе полка МВД по охране нефтепроводов («нефтеполк»), задача которого — охрана всей инфраструктуры «Чеченнефтехимпрома» и сопровождение экспортируемой нефти при транспортировке. Адлан Магомадов до июля 2004 года занимал пост полпреда Чечни в Москве, а после кадровых перестановок стал главой ООО «Импэкспродукт». Эта компания с центральным офисом в Москве, филиалами в Казахстане и Украине до недавнего времени оставалась основным нефтетрейдером холдинга «Русснефть».

— Нефтяная компания «Русснефть» создана в 2002 году и преобразована в крупный нефтепромышленный холдинг предпринимателем Михаилом Гуцериевым. В 2007 году, после возбуждения в отношении Гуцериева уголовного дела, он был объявлен в розыск. Экс-глава «Русснефти» неоднократно заявлял о давлении со стороны госструктур, а эксперты, говоря о версиях этой атаки на бизнесмена, указывали на то, что после 2005—2006 гг. нефтегазовый бизнес Гуцериева и его позиции на Юге России сильно мешали экспансии «Роснефти». С июля 2007 года обязанности прежнего главы холдинга взял на себя Олег Гордеев — бывший замминистра энергетики РФ. Важно, что в 2006 году он был вице-президентом гуцериевской «Русснефти» и одновременно с этим в июне 2006-го вошел в совет директоров государственной «Роснефти».

— Михаил Некрич, бизнесмен, один из тех, о ком российские и украинские СМИ писали в контексте громких переделов собственности на предприятиях нефтепрома Украины и России. До 2005 года — председатель совета директоров ЗАО «Туапсе-Кемойл» — предприятия, связанного с Туапсинским НПЗ до его поглощения «Роснефтью».

— Хож-Ахмед Нухаев, обвиняется в том, что он — заказчик убийства главного редактора русского «Форбса» Пола Хлебникова. Находится в розыске «Интерпола» с 2001 года по категории «транснациональная организованная преступность», основатель «лазанской» преступной группировки, связанной с российскими спецслужбами. Проживает в Азербайджане и Турции. В сферу его бизнес-интересов в разное время входили нефтедобывающие, транспортные и экспортные компании как внутри Чечни, так и за ее пределами — в частности, экспорт азербайджанской нефти через Грозный (трубопровод Баку—Новороссийск), туапсинский и новороссийский нефтяные объекты.

— Петр Суслов, бывший офицер внешней разведки, активный участник проектов России, связанных с нефтью, энергетикой и строительством. Глава Фонда содействия миру и сотрудничеству на Кавказе «Единение». Профессиональная деятельность Петра Суслова, как оказалось, в разное время пересекалась и с Игорем Сечиным, и с Хож-Ахмедом Нухаевым, с которым он тесно сотрудничал в политическом объединении «Евразия» даже в тот период, когда Нухаев уже находился в розыске.

Основные участники представлены. Хотели эти разные люди фактически одного — иметь (сохранить) контроль над добычей, транспортировкой и экспортом чеченской нефти. Ныне конкурирующие стороны, ассоциирующиеся то с Рамзаном Кадыровым, то с Хож-Ахмедом Нухаевым, то с «Роснефтью», вынуждены сосуществовать в таком странном симбиозе. Но история нефтяных баталий в Чечне свидетельствует: каким бы стабильным ни казался баланс сил, в любой момент любой из сторон может быть запущен механизм очередного передела.

Какой была и какой стала карта нефтяных сражений последнего времени, на которой, помимо самой Чечни, нефтеперевалочные базы в Одессе, Туапсе и Новороссийске.

Первый этап: Криминальный, 2001—2004 гг.

Контроль над добычей, транспортировкой и экспортом делят чеченские и российские бизнесмены, чиновники Министерства энергетики и криминальные группировки, связанные со спецслужбами. Параллельно существует бизнес на нелегальной добыче нефти из скважин и кражи ее из трубопроводов.

Весной-летом 2001 года образовывается «Грознефтегаз» — «дочка» «Роснефти». Тогда же создается ФГУП «Чеченнефтехимпром», владеющий всей инфраструктурой нефтекомплекса Чечни. В это же время руководителем дирекции имущественных отношений Минтопэнерго ЧР назначают Абдул-Хамида Магомадова (родной брат Адлана Магомадова, который тогда был полпредом Чечни при президенте РФ, а с 2004-го стал нефтетрейдером «Русснефти»). Хож-Ахмед Нухаев (см. справку), контролирующий частично транспортировку и отгрузку нефти в Туапсе и Новороссийске, выступает на конференции в Москве, где представляет свой «план урегулирования» войны в Чечне, предполагающий ее раздел на южную Ичкерию и северную пророссийскую Чечню. Одновременно с этим офшорные компании Нухаева осваивают инвестиции в нефтекомплекс Чечни. В это же время — Ахмат-Хаджи Кадыров (бывший муфтий Ичкерии при Дудаеве, а после назначенный Москвой главой администрации Чечни) пытается установить свой контроль над легальной и нелегальной нефтедобычей и транспортировкой. На тот момент ему подконтрольны несколько скважин и нефтевозов, подаренных, как писала Анна Политковская, еще в 90-е Асланом Масхадовым.

Другими действующими лицами, связанными с контролем над экспортом чеченской нефти до 2004 года, были:

— Министр энергетики РФ и председатель совета директоров «Роснефти» Игорь Юсуфов и его советник Николай Буханцов (вопросы распределения квот на экспорт через порты и собственный бизнес). В советы директоров отгружавших чеченскую нефть на экспорт Туапсинского НПЗ и «Туапсенефтепродукта» входил чеченский бизнесмен Ваха Агаев. Интересы других акционеров Туапсинского НПЗ представляли также бизнесмен Михаил Некрич и управляющие группы «НИТЭК» Виктор Такнов и Ирина Ронис. Последние двое менеджеров были поверенными конечного бенефициара, имя которого до сих пор глубоко законспирировано в Антильских офшорах.

— ООО «Нитэк», входящее в одноименный холдинг, а также аффилированные с ООО «Югнефтепродуктом» Вахи Агаева компании имели с упомянутыми туапсинскими предприятиями договора, согласно которым, например, только в 2004 году 60% всей поставляемой на Туапсинский НПЗ нефти приходило не от «Роснефти», а именно от этих компаний. Они же затем обеспечивали большую часть экспорта.

География интересов бизнес-игроков выстраивалась вокруг пути транспортировки чеченской нефти. Это был маршрут по единой магистральной трубе: Чечня, далее через соседние с республикой регионы в Тихорецк Краснодарского края и оттуда на нефтетерминал в Туапсе — к месту погрузки в танкеры. Интересанты дислоцировались на обозначенных ключевых участках нефтяного пути.

Поскольку во время второй чеченской войны проходящий через республику участок нефтепровода был частично разрушен, то за пределы республики нефть в основном вывозилась автомобильными или железнодорожными цистернами. Контроль за такими перевозками осуществляли люди Хож-Ахмеда Нухаева. По закупленным на офшорную структуру квотам эта нефть затем закачивалась в магистральный трубопровод в Ставропольском крае, оттуда шла в Тихорецк — узел, соединяющий трубы в направлении Новороссийска и Туапсе. В порту «экспедиторы» Нухаева отслеживали загрузку нефти в танкеры.

До 2004 года нефтеперевалочный комплекс в Туапсе — «Туапсенефтепродукт» — основная база нефтепродуктов на Юге России. Это целостная система, состоящая из трубопроводов, нефтеперерабатывающей и отгрузочной портовой баз, откуда заливалась в танкеры как сырая нефть, так и нефтепродукты. Строился НПЗ с учетом переработки легкой, высококачественной малосернистой чеченской нефти. Мощности комплекса позволяли ежесуточно реализовывать свыше 100 тонн нефтепродуктов. Директор завода Анатолий Василенко, не желавший дробить активы, был убит 15 декабря 1995 года — через три месяца после вступления в должность. Это преступление связывают с именем Максима Лазовского (убит в 2000 году), который вместе с Хож-Ахмедом Нухаевым был лидером «лазанской» преступной группировки, а по совместительству — штатным агентом ФСБ. Лазовский и Нухаев руководили нефтетрейдерской фирмой «Ланако», зарегистрированной в Москве. По мнению экспертов, именно эта фирма специализировалась на «неучтенной» чеченской нефти. Но не только на этом: сотрудник этой фирмы — Владимир Воробьев — был осужден за один из первых терактов в Москве — взрыв в 1994 году автобуса рядом с ВДНХ, а другой погиб при попытке взорвать в том же году железнодорожный мост через Яузу.

Среди тех, кто проявлял интересы к нефтеэкспортной карте Юга России и Украины, был бизнесмен Михаил Некрич, давний партнер ныне опального основателя холдинга «Русснефть» Михаила Гуцериева. В 2000-м он был его советником в «Славнефти», в 2004—2005 гг. — член совета директоров компании «Белкамнефть» (как раз накануне ее перехода под контроль «Русснефти»).

Имя Михаила Некрича (по данным многих российских и украинских СМИ) упоминалось в контексте нескольких крупнейших сделок в сфере экспорта нефти. Так, в 2003 году Некрич перекупает у прежнего владельца долю нефтеперевалки в Одессе — сроком на два года. Интернет-ресурс ma-journal.ru (информационно-аналитическое издание о бизнес-слияниях и поглощениях) называет эту сделку посредничеством, цель которого — последующая перепродажа новому собственнику. Эксперты и СМИ отмечали, что он «приобрел известность на сделках с миноритарными пакетами», когда необходимо осуществить эффективное поэтапное поглощение или войти на предприятие перед его продажей в интересах будущего собственника. В совете директоров ЗАО «Туапсе-Кемойл», участвовавшего в Туапсинском НПЗ, Михаил Некрич также появился ненадолго — как раз накануне консолидации «Роснефти». Со временем нефтеперевалочные комплексы Одессы и Туапсе перестали входить в сферу интересов Михаила Некрича. Это совпало с очередным нефтяным переделом после 2004 года.

Но, как и многие из тех, кто занимался нефтью в 90-е и после 2001 года, он, вероятно, не был готов так просто сдавать позиции. И когда чеченская нефть пошла по новому маршруту через трубопровод КТК, меняя позиции прежних интересантов, произошла показательная история. Одной из сторон в конфликте оказалась офшорная компания Kempster Ltd., которую СМИ почему-то связали все с тем же Михаилом Некричем. Эта компания перекупила у Росимущества поставленную из Казахстана спорную нефть и попыталась отправить ее на экспорт по КТК. В результате конфликта весь объем спорной нефти и дополнительные «штрафные» объемы были арестованы прямо в нефтепроводе.

Интересно, что в подобных ситуациях обозначить реальную принадлежность арестованной нефти (казахская она или, например, чеченская) не представляется возможным, что дает широкие возможности для маневров. Во-первых, в трубе не бывает какой-то одной нефти из конкретного региона — лишь смесь определенного качества. В трубопроводе КТК — это смесь легкой малосернистой нефти — например, чеченской и казахской. При этом, как тогда, так и сейчас, специальных приборов, позволяющих выяснить, что именно течет по трубе, не существует (есть только контроль качества).

Здесь важно вспомнить об особенностях ведения нефтебизнеса в Чечне и за ее пределами во времена двух военных кампаний. При транспортировке нефти по маршруту нефтепровода Баку—Новороссийск («нитка» Махачкала—Грозный—Тихорецк) на чеченском участке трубы бизнес на нефти делался разными способами — как легально, так и нелегально. Неразбериха, связанная с пропажей в войну документов о собственности на эту часть нефтепровода, позволяла игрокам действовать в условиях «мутной воды». Все это лишь способствовало банальному воровству нефти, а дальше заинтересованные юридические или физические лица перекупали квоты на прокачку смеси нужного качества до нужного порта. Смесь учтенной и неучтенной нефти шла по веткам магистральных трубопроводов к Тихорецку, откуда текла на экспортные терминалы, расположенные в Туапсе, Новороссийске, а также в Одессе.

Сохранять присутствие в нефтегазовом секторе Юга России по окончании второй чеченской стремились и бизнесмены, связанные с сепаратистами. Одним из тех, кому удалось плавно перетечь из одного раунда большой нефтяной игры в другой, — был именно Хож-Ахмед-Нухаев.

Как это удалось, возможно, становится понятно из интервью New York Times 10-летней давности, где Нухаев делает очень важное признание. Он фактически говорит о «крышевании» чеченского бизнеса и рассказывает, как связывал его с российскими фирмами: «Чеченская мафия отличается от другой мафии… Мой бизнес был защищать чеченских бизнесменов от российских. Поначалу я вынужден был предлагать такую защиту с грубыми действиями. Я применял это к российским бизнесменам, чтобы они взяли чеченцев в партнеры». (Именно к этому периоду относится жесткая война за Новороссийский морской порт, в ходе которой из города была с позором изгнана даже спецгруппа, состоящая из следователей генеральной прокуратуры и высокопоставленных офицеров МВД. Ходили слухи, что криминальные структуры смогли привлечь на свою сторону в этом конфликте своих кураторов из спецслужб.)

Контроль над зарубежными нефтетрейдерскими компаниями позволял Нухаеву заниматься экспортом азербайджанской нефти через порт в Новороссийске. С Нухаевым, в частности, эксперты связывали швейцарскую компанию Sunoil S.A. Еще в прошлом году эта компания неоднократно выступала грузоотправителем нефти, добытой в Азербайджане, а четыре года назад «удельный вес» Sunoil S.A. в общем объеме фрахта танкеров в Новороссийске составлял 7%, обеспечивая вхождение этой фирмы в четверку крупных нефтетрейдеров порта, таких как, например, Gunvor.

Что интересно, после публикации в «Новой» статьи «Осведомители» (апрель 2008 года), где упоминалось о деятельности Sunoil S.A. в контексте бизнес-интересов Нухаева, эта компания была спешно ликвидирована. Хотя вряд ли ликвидация одной из компаний означает уход Нухаева из региона.

Анна Политковская с криминальной войной за контроль над нефтью связывала многие убийства и похищения людей в Чечне, а также поджоги нефтяных скважин в Грозненском, Аргунском и Курчалоевском районах республики: «В зависимости от своего реального хозяина скважины в Чечне бывают двух типов: горящие и нормальные. …Если со скважиной ничего не происходит, значит, ее собственник — уважаемый богатый человек, содержащий свою гвардию, и эта собственность никем не оспаривается. Вокруг остальных, не до конца определившихся с хозяевами, идет ежедневная непримиримая схватка с применением огнестрельного оружия». Говоря о «реальных хозяевах», Анна Политковская поясняла, что «весь ТЭК перешел в нелегалы», и речь идет не о госкомпаниях, владеющих инфраструктурой нефтекомплекса Чечни де-юре, а о «теневых владельцах», получающих конечную прибыль.

Из тех, кого можно было тогда назвать в числе «реальных хозяев» большинства чеченских скважин, в живых сегодня остались только двое: Хож-Ахмед Нухаев и наследник Ахмат-Хаджи Кадырова — Рамзан.

* Несколько сотен скважин действует неподконтрольно и не имеет непосредственного отношения к «Роснефти». Об этом — в следующих сериях.

Дарья Пыльнова

Дмитрий Шкрылев

"Новая газета"

Поделиться:

Обсуждение статьи

д,воробьевский
Feb 3 2009 2:27AM

Чтобы лучьше понять,что происходит в России и Чечне связанное с непрекращающейся войной на Сев. Кавказе с переростанием ее уже в общую для всего Кавказа в интересах Кремля,значением во всем этом,как нефти Чечни,так и всего Каспийского шельфа,а главное,-о роли генерала ФСБ,в прошлом кадрового секретного агента КГБ СССР Х-А Нухаева и его сослуживцев и компаньонов Суслова,Волошина,Дугина,Сечина и ВВ Путина,советую прочитать книгу В.Мальсагова "Мафия-ФСБ" Самое важное,что раскрыто в книге это подготовка спецслужбами России и разработка материалов по терактам в США 9/11,с последующей передачей их Аль-Каиде в результате чего Путин и команда забили нефтедолларами как бюджетные,так и личные счета,а США с НАТО ввергли в афгано-иракский плавильный котел.Читайте!!! Думайте!!!Будьте бдительны!!!

Страницы: 1 |

Уважаемые участники форума! В связи с засильем СПАМа на страницах форума мы вынуждены ввести премодерацию, то есть ваши сообщения не появятся на сайте, пока модератор не проверит их.

Это не значит, что на сайте вводится новый уровень цензуры - он остается таким же каким и был всегда. Это значит лишь, что нас утомили СПАМеры, а другого надежного способа борьбы с ними, к сожалению, нет. Надеемся, что эти неудобства будут временными и вы отнесетесь к ним с пониманием.

Добавить сообщение




Личный дневник автора
Убитые курорты
Иероглиф

Stringer: главное

Темная лошадка Мария Певчих не становится светлее


Олег Кашин,который живет в Лондоне, где работает его жена, подтвердил, что Мария Певчих в самом деле работает на ФБК, выполняя для фонда аналитическую работу — якобы именно потому ее имя и не было известно. Он заметил, что нет никаких оснований верить Ки

 

mediametrics.ru

Опрос

Следует ли Собянину во время эпидемии продолжать менять плитку и бордюры?

Новости в формате RSS

Новотека

Загружается, подождите...

Реклама


Еще «Монитор»

Новотека

Загружается, подождите...
Рейтинг@Mail.ru
 

© “STRINGER.Ru”. Любое использование материалов сайта допускается только с письменного согласия редакции сайта “STRINGER.Ru”. Контактный e-mail: elena.tokareva@gmail.com

Сайт разработан в компании ЭЛКОС (www.elcos-design.ru)