Pедакция не отвечает за содержание заимствованных материалов
Господа, объявленная новогодняя распродажа является вынужденным экспериментом. Суть его в том, что технически убирать старые материалы, которые находятся в архиве, но поисковыми системами выдаются, нелегко. Поэтому призываем желающих обозначить свои желание и назвать цену, за которую хотели бы убрать материалы. Ибо это труд, А труд должен быть оплачен. Адрес электронной почты: elena.tokfreva@gmail.com

Монитор | все материалы раздела

Пытки на операционном столе
20 Августа 2012

Уже восемь лет у российских ветеринарных врачей нет препаратов, купирующих боль. Кетамин фактически находится под запретом, а разрешенные аналоги не обезболивают. Они просто обездвиживают, не позволяя несчастному пациенту ни шелохнуться, ни закричать.

Несколько дней назад Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков РФ (ФСКН) сделала заявление о готовности пойти навстречу зоозащитникам, «инициировав корректировку законов о применении наркотиков в частной ветеринарии».

Проблемы с кетамином начались в конце 2003 года, когда только что созданная силовая структура ФСКН вместо борьбы с наркомафией неожиданно для всех начала репрессии против ветврачей, объявив вне закона единственный официально разрешенный Минсельхозом препарат для наркоза животных. Автор первого в России учебника «Ветеринарная анестезиология» Андрей Нечаев считает кетамин одним из немногих анестетиков, который можно вводить не только внутривенно, но и внутримышечно.

Пошли «кетаминовые» процессы, которые вызвали бурный протест общественности. Вышедшее в сентябре 2004 года правительственное постановление легализовало использование кетамина, но на таких условиях, которые оказались невыполнимыми для 95% ветврачей России. По самым скромным подсчетам, оборудование помещения для хранения кетамина обойдется примерно в 300 тысяч рублей. Мало кто способен позволить себе такую роскошь.

— Постановление предписывало работать с кетамином только юридическим лицам, а в России 75% ветврачей — частнопрактикующие, особенно в небольших городах и селах, — говорит Ирина Новожилова, президент Центра защиты прав животных «Вита». — Кроме того, ветклиника должна быть оснащена сейфами, сигнализацией и охраной. В результате проблема оказалась «замороженной». За 8 лет только единицы смогли получить лицензии, а остальные продолжили работу с кетамином на свой страх и риск, находясь под постоянной угрозой быть осужденным, что и случилось в этом году с Александром Шпаком. Это уже становится практикой. Ветврача Константина Садоведова как бы пригласили к больной кошке, Александра Дуку — к больной собаке, а Ольге Танаевой и вовсе позвонила «подруга» с просьбой срочно помочь с кетамином для экстренного хирургического вмешательства, а вместо подруги в дом зашли наркополицейские! Так же «вежливо» они посетили владимирскую клинику на ул. Сакко и Ванцетти, где врачи приготовились сделать тяжелобольному ротвейлеру серьезную операцию, ввели укол кетамина и... Больная собака, которую неделю готовили к операции, осталась без помощи и умерла на следующий день в муках.

С тех пор как кетамин попал под запрет, по данным зоозащитников, состоялось порядка трех десятков процессов по делу ветврачей. Наверное, ловить ветеринаров на живца проще и безопасней, чем реальных сбытчиков наркотиков.

Одним из первых был случай ветврача Константина Садоведова, которого вызвали на дом для стерилизации кошки. Только доктор успел зафиксировать животное и набрать в шприц кетамин для анестезии, как в кухню зашел мужчина и сообщил, что проводится оперативный эксперимент. Садоведову предъявили обвинение в сбыте наркотического препарата, который, по выражению его адвоката, происходил путем введения инъекции кошке. Странно, что мурка-наркоманка не была допрошена в суде в качестве свидетеля или соучастника.

Часть дел пришлось прекратить, по некоторым суды назначили условные сроки, а молодого питерского ветеринара Александра Шпака решили покарать по полной программе.

Доктору устроили изощренную провокацию. Несколько месяцев за врачом велось постоянное наблюдение: оперативники прослушивали его телефон, следили за его передвижениями по городу, проверяли работу, общение с окружающими, но ничего противозаконного не нашли. Тогда к нему подослали «ветеринара» в штатском.

«Коллега из Перми», а на самом деле оперативник Денис Махонин, познакомился с Александром на профессиональном мероприятии, вкрался в доверие и вскоре начал упрашивать доктора продать ему кетамин: тяжело заболела любимая собака. Шпак не смог отказать. Через три месяца последовала новая просьба: «Помогите кетамином. Собака страдает!» Ветврач опять пошел навстречу «коллеге». В момент «сделки» Шпака задержали. Суд назначил ему наказание — восемь с половиной лет лишения свободы в колонии строгого режима. За убийство человека дают меньше...

фото: Елена Минашкина

По Москве и Санкт-Петербургу прокатилась волна митингов и пикетов в защиту айболита. В поддержку врача с открытым письмом выступили известные деятели науки и культуры. Но кассационная инстанция сократила срок всего на полгода.

По иронии судьбы, Махонин теперь уже бывший опер. В ФСКН он уже не работает. Его судят по ряду статей УК РФ, связанных с превышением должностных полномочий, незаконным оборотом оружия и наркотиков, фальсификацией доказательств. Правда, на судьбе доктора Шпака все это никак не отразилось...

Ветеринарные врачи оказались между Сциллой и Харибдой. Если использовать кетамин, можно угодить за решетку. Но оперировать с помощью «аналогов», то есть без наркоза, тоже нельзя, потому как попадаешь под статью «Жестокое обращение с животными». Остаются два варианта: приобрести нелегальный кетамин или отказать в операции. К слову, многие клиники так и поступают, ограничиваясь прививками, стрижкой когтей и всем, что не очень больно.

— Еще 30 мая XX Московский международный ветеринарный конгресс принял резолюцию. Мы обратились к министру сельского хозяйства РФ Н.Федорову с просьбой решить вопрос с анестетиками, но ответ получили только сейчас. По большому счету, это отписка, — считает Сергей Середа, президент Ассоциации практикующих ветеринарных врачей. — С момента заведения первых уголовных дел против ветеринарных врачей, использующих кетамин, ничего не изменилось. Аналоги кетамина, которые нам предлагают использовать, никак не решают ту проблему, которая существует. Во-первых, эти препараты нельзя применять для лошадей, экзотических животных. Они не подходят ни слонам, ни коровам, ни свиньям. Во-вторых, предложенные ФСКН аналоги не обладают достаточным обезболивающим эффектом, а это значит, что животное будет терпеть во время операции сильную боль.

Но тот же кетамин, по словам моего собеседника, — это прошлый век. Российские ветврачи имеют сегодня катастрофически маленький спектр препаратов для борьбы с болью. А индивидуальный подбор наркоза в зависимости от показаний и противопоказаний позволит избежать риска развития серьезных осложнений вплоть до гибели животного во время наркоза. Врачу выбирать, каким медикаментом пользоваться. Да, это нужно контролировать, но контроль должен быть разумный.

— А послеоперационное обезболивание? — возмущается Сергей Середа. — Кроме анальгина и нестероидных противовоспалительных средств ветеринарные врачи не могут использовать ничего! У нас нет возможности помочь нашим пациентам избавиться от чудовищной боли!

Во всем мире ветеринарная медицина пользуется морфиноподобными веществами. А в России четвероногие пациенты вынуждены страдать. По нашему пути пошли Украина и Беларусь. Правда, когда украинский кабмин запретил кетамин, по стране прокатилась волна забастовок ветеринарных врачей, и санкции пришлось снять.

Сергей Середа только что вернулся из эстонского университета. Там вообще нет этих проблем. Морфий — пожалуйста, кетамин — пожалуйста. Ни бронированных стен, ни дежурной кнопки. В лучшем случае анестетики хранятся в сейфе. Врач на себя берет ответственность, что он будет применять такие-то препараты для своих целей. Если он их продает, то имеет реальные шансы сесть в тюрьму.

— И в Америке, и в Европе, в частности в Германии и в Чехии, весь набор медикаментов, в том числе и тех, которые запрещены у нас в России, находится в маленьких боксах, в двух шагах от операционной. Как правило, это ящик без замков, напоминающий почтовый, — рассказывает Александр Воронцов, главный врач крупного ветеринарного центра. — Например, в Штатах для анестезии одновременно используют морфин и кетамин. Животное под таким наркозом чувствует себя комфортно и во время операции, и после нее. Российские ветврачи выходят из положения кто как может.

Естественно, растут цены на операции, и увеличивается опасность проведения общей анестезии. А несчастные владельцы, чьи животные погибают на операционном столе от болевого шока, подают иски в суд. Операции на почках, печени, суставах, как правило, длительные. Животные просто не выдерживают боли, которая не прекращается несколько часов подряд. Боль не только приносит страдания, она отнимает силы и ухудшает шансы на выздоровление. А кетамин хорошо переносится, его можно использовать для ослабленных и старых животных как при длительных, так и при кратковременных вмешательствах. Помните, как Путин перед камерами надевал ошейник тигру? Так вот, хищник находился под действием кетамина.

— Представители наркоконтроля не являются специалистами в области анестезии, — говорит Сергей Середа. — Меня удивили данные, которые они приводят: в некоторых регионах 30–40 процентов наркоманов применяют кетамин. Откуда эти цифры? По данным ВОЗ, таких людей меньше одного процента. Получается, что ФСКН хочет контролировать ситуацию, а Минсельхоз вообще устранился. Интересно, как в вузах учат студентов — будущих ветеринарных врачей? Их должны готовить к работе с адекватным наркозом, тем же кетамином, но вузы не имеют соответствующей лицензии.

Пока в нашей стране животные вне закона, с ними обращаются как с мусором. Это происходит на уровне государства. Для усыпления — дитилин. Если кто не знает, это курареподобный препарат.

— С эвтаназией у нас вообще ужасная ситуация, — говорит Сергей Середа. — Россия — единственная страна в мире, где позволено массовое убийство животных. Государство официально разрешает применять курареподобный препарат дитилин. У нас вспышка африканской чумы свиней. По правилам, надо применять бескровный метод усыпления. Так вот единственным препаратом сегодня является дитилин. Который причиняет животным чудовищные страдания. В цивилизованном мире для гуманной эвтаназии животных используются барбитураты.

Читаю заключение ректора Московской государственной академии ветеринарной медицины и биотехнологии имени Скрябина академика Ф.Василевича: «При передозировании курареподобных препаратов вызывается расслабление всех мышц, включая межреберные и диафрагму, что полностью выключает дыхание. Животное задыхается и погибает от удушья при полном сохранении сознания и болевой реакции. Это может быть квалифицировано как жестокое обращение с животными и должно быть запрещено».

Но стоит только набрать в поисковике «эвтаназия животных», как откроется масса «заманчивых» предложений. Конторы работают нон-стоп — 24 часа в сутки. За солидное вознаграждение они обещают помочь вашему любимцу «расстаться с жизнью максимально быстро и безболезненно». Нас уверяют, что «это — единственное, чем мы можем отблагодарить своих животных за любовь, радость и преданность, которые они дарили нам на протяжении всей своей жизни».

Как говорится, без комментариев.

Оригинал материала: МК

*****

Ветеринары обвиняют Минсельхоз и ФСКН в коррупционном сговоре

На прошлой неделе в редакции газеты «Известия» состоялся консилиум ведущих специалистов российской ветеринарной медицины по «кетаминовой проблеме» и ситуации с использованием наркоза в ветеринарии. Собравшиеся подозревают ответственные ведомства в сговоре с производителем и импортером лекарств, которые сегодня поставляются вместо кетамина, и заявили, что альтернативы последнему при операциях животным нет. По итогам круглого стола зоозащитники решили написать повторное письмо Владимиру Путину, а в Минсельхозе обещают рассмотреть претензии ветеринаров.

Уже более 8-ми лет закон запрещает использовать кетамин в ветеринарии. Из-за отсутствия обезболивания на операционном столе погибает до 40% животных, что дискредитирует профессию ветеринарного врача и ставит под сомнение ее существование.

_________

Чиновники предлагают обратиться к применению золетила – препарата, как и кетамин применяется для общей анестезии животных и относится к группе диссоциативных анестетиков.

Кто производит и поставляет разрешенный препарат

Ветеринарное сообщество заподозрило неладное, когда обнаружило, что время начала гонений на кетамин примерно совпадает с тем, когда в России появился французский препарат. Единственный производитель золетила – французская компания Virbac, с ней «Известиям» связаться не удалось, но, по словам ветеринарных врачей, 95% выпускаемого препарата поступает в Россию.

– Минсельхоз в 2003 году ограничил в обороте кетамин, и сразу же на 5 лет выдал регистрационное удостоверение французской компании Virbac Sante Animate на ввоз препарата Zoletil, который в разы дороже кетамина. Тогда же ведомство начало активную пропаганду препарата и рекомендовало его как хороший аналог кетамину, – заявили участники круглого стола.

Поставщики у этого золетила тоже всегда были монопольными. До 2008 года это было подмосковное ООО НИЦ «Ветеринарная медицина», но по истечении годности разрешающего документа, компания прекратила поставки. Гендиректором НИЦ является Константин Григорьев, ему принадлежит 26,5% компании, оставшееся принадлежит Сергею Митрофанову, Сергею Белавину и Екатерине Петровой. Все они также вместе владеют фирмой «Ветеринарный союз». Связаться с ними не удалось. Разрешение на ввоз золетила этому ООО в 2004 г. давал тогдашний руководитель департамента ветеринариии Минсельхоза Евгений Непоклонов (копия документа есть у «Известий»).

В разговоре с «Известиями» Непоклонов подчеркнул, что если препарат зарегистрирован, то «разрешения выдаются практически в автоматическом режиме». Он рекомендовал обратить внимание на фирмы, которые сегодня импортируют золетил.

– Надо смотреть, кто и как сегодня везет в Россию золетил, если в департаменте кто-то лоббирует и рекомендует и почему. А списки разрешенных препаратов формировались без меня.

На смену НИЦ пришел другой дилер – группа компаний «ВИК», она сегодня является единственным импортером этого препарата из Франции по сей день. Группа принадлежит директору издания "Аграрная наука" Виктории Виолиной и ее партнеру Александру Каспарьянцу (у обоих доля в компании составляет 50%).

– Мы регистрировали этот препарат, получали на него сертификаты, регистрационное удостоверение, у нас абсолютно легальный ввоз из Франции, мы официальные дистрибьютеры в России золетила, и имеем субдистрибьютеров, – комментирует сотрудник ВИК. – То, что золетил – аналог кетамина, – это бред.– Мы регистрировали этот препарат, получали на него сертификаты, регистрационное удостоверение, у нас абсолютно легальный ввоз из Франции, мы официальные дистрибьютеры в России золетила, и имеем субдистрибьютеров, – комментирует сотрудник ВИК. – То, что золетил – аналог кетамина, – это бред.

Минсельхоз обещает выслушать ветеринаров

То, что кетамин и золетил не равнозначные анестетики, подтверждает президент анестезиологического ветеринарного общества «Витар» Евгений Корнюшенков. По его словам, золетил токсичнее кетамина и слабее как анальгетик (обезболивающее), кроме того, он подходит не для всех животных – например, не годится для амурского тигра, да и для других кошачьих.

По поводу коррупционного сговора в «ВИК» порекомендовали обращаться в правительство, которое ограничило оборот кетамина.

– Нам все равно, что кетамин – что золетил, нам самое главное, чтобы производитель его зарегистрировал, – говорит директор департамента ветеринарии Лилия Сургучева. – Скажите, кому выгодно, министру, мне, кому? Они не хотят со мной встретиться? Я готова к диалогу. Тогда я этим не занималась, но про сегодня я могу рассказать, как правильно. Если они уверены, что кто-то с каким-то намерением его продвигал, тогда мы будем разбираться, кто это сделал. Я не хочу, чтобы в прессе была неправильная информация, я понимаю, что у них боль и они пытаются донести это до кого-то, пусть приходят и я им объясню, в чем вопрос. Пусть напишут обращение в Минсельхоз, что представлять интересы ветеринарных врачей будет такой-то товарищ, мы рассмотрим вопрос о включении его в межведомственную комиссию.

Оригинал материала: Известия

Поделиться:

Обсуждение статьи

Страницы: 1 |

Добавить сообщение




Личный дневник автора
Убитые курорты

Stringer: главное

Золотая молодежь, прыжок в никуда


Из окна квартиры внука Никиты Михалкова выпала модель Ксения Понтус. Накануне появилась информация, что в центре Москвы под окнами жилого дома была найдена известная модель и актриса Ксения Понтус. Девушку в тяжелом состоянии отправили в больницу. Нашел

 

mediametrics.ru

Опрос

Правительство Медведева отправлено в отставку. Как вы характеризуете его работу?

Новости в формате RSS

Новотека

Загружается, подождите...

Реклама


Еще «Монитор»

Новотека

Загружается, подождите...
Рейтинг@Mail.ru
 

© “STRINGER.Ru”. Любое использование материалов сайта допускается только с письменного согласия редакции сайта “STRINGER.Ru”. Контактный e-mail: elena.tokareva@gmail.com

Сайт разработан в компании ЭЛКОС (www.elcos-design.ru)