Pедакция не отвечает за содержание заимствованных материалов

Монитор | все материалы раздела

Методы технического контроля за жителями России и других государств — практика госслужб
14 Мая 2013

Автор: Эльдар Муртазин, ведущий аналитик Mobile Research Group

Этот текст нуждается в небольшом предисловии. Причин написать о том, как государство может контролировать своих граждан, следить за их действиями и умонастроениями, несколько. Во-первых, это происходит не только в России, но в большинстве стран мира, при этом государственные службы давно научились обходить локальные законы, которые напрямую запрещают шпионить за своими гражданами. Лидером по шпионажу за населением является США, затем следуют европейские государства — место России тут не слишком завидное, наша страна только осваивает подобные технологии и отстает от США и Великобритании как минимум на 7-8 лет. Во-вторых, в обществе кочуют мифы о возможностях спецслужб, которые на практике намного прозаичнее, лишены налета романтизма и героизма, но одновременно и страшнее. Меня пугает, когда в мою судьбу может вмешаться счетовод, так как человек-арифмометр намного страшнее самого страшного, но идейного подлеца.

Этот текст не носит никакой политической окраски, хотя из него можно сделать вполне определенные выводы о том, чего не нужно делать в определенных ситуациях и как можно избежать пристального внимания со стороны государства. Я считаю, что жить надо так, чтобы государство не могло и не хотело вмешаться в вашу жизнь. Но, если вы считаете, что такого вмешательства не избежать, то запомните изложенное ниже. Это не обезопасит вас на все сто процентов, но позволит сохранить определенную приватность — весьма хрупкую и призрачную, ведь вы не сможете отказаться от своего образа жизни. 99.9 процентов живущих людей не смогут этого сделать. Поэтому, текст в первую очередь будет интересен в ознакомительных целях.

Я специально стараюсь избегать жаргона, которым обозначаются те или иные действия в определенных госорганах разных стран — методика и техника работы схожа везде, отличий очень мало. Также, я должен сказать, что не являюсь экспертом по информационной безопасности и не претендую на его лавры. Изложенное ниже знание, полученно официальными путями, встречается в разрозненном виде в различной литературе.

Последнее, но не менее важное — всякая спецслужба создает информационный шум вокруг своих возможностей. В этом шуме возникают химеры, которые подхватываются обывателями и разносятся с первой космической скоростью. В СССР одной из таких легенд являлось то, что достаточно сказать слово-маркер по телефону и тут же всесильный КГБ начинал слушать ваши разговоры. В профилактической работе с населением такие мифы очень полезны, люди в них верят и стараются зачастую модифицировать свое поведение соответствующим образом.

Меня поражает то, что в современном российском обществе эти мифы возникают не только на уровне социальных групп стоящих низко в иерархии общества, но и на ступеньках лестницы, которые отвечают за политику государства или будут отвечать за нее в будущем. Например, в МГИМО проходил в конце 2012 года мастер-класс на тему «Безопасность и ответственность в сети Интернет». Очень советую просмотреть запись с 30 минуты, там бывший (уже бывший) преподователь МГИМО, Сергей Судаков рассказывает мифы о возможностях технического контроля абонентов со стороны спецслужб и де-факто насаждает их. Вот ссылка на ролик. Со своей стороны, я могу сказать одно, что все сказанное Сергеем Судаковым является досужим вымыслом и к реальности не имеет никакого отношения.

За кем следят государства и почему?

Хотите окунуться в мир бондианы? Прочитать о технических уловках, шпионаже и тому подобном? Вам придется потерпеть, так как шпионаж не существует без цели, в отсутствии объекта он лишен всяческого смысла. В любом государстве существуют механизмы за контролем умонастроений граждан и их коррекции (от обычной пропаганды в СМИ распространенной везде, до принудительной коррекции в сумасшедших домах, как это было в СССР). Объектом разведки внутри государства являются граждане этого государства, которые не согласны с его политикой и/или вступают в конфронтацию со своим текущим/бывшим работодателем в лице государства. Фильм «Враг государства» смешон с точки зрения деталей, но очень точно передает суть проблемы — правила игры для гражданина государства действуют ровно до момента, пока ты не переходишь ему дорогу. Наивно полагать, что существуют некие демократии, которые придерживаются равных правил игры для всех. Само существование спецслужб ориентировано на выполнение узких, специфических задач, которые противоречат идеям демократии. Спецслужбы не могут быть подотчетными государственным органам и они не таковы во всех странах мира. Без издевки могу сказать, что России повезло в 90-е годы с тем, что мы смогли заглянуть в прошлое КГБ и увидеть первые шаги становления ФСБ, при этом служба внешней разведки была сохранена от потрясений и перетрясок в тот переходный период. Она сильно изменилась затем, но это можно считать нормальной эволюций под новые цели и задачи России в мире. Подобной открытости относительно спецслужб, нигде в мире не было — большая часть истории спецслужб, что становится достоянием публики, рассказывается предателями о своих бывших работодателях или выигравшей стороной, что накладывает своеобразный отпечаток.

Чтобы не быть голословным, процитирую бывшего сотрудника британской разведки МИ-6, Ричарда Томлисона, на которого объявили охоту за попытку опубликовать книгу о своей работы (он в итоге это сделал — «Большой провал. Секреты британской разведки»). Книга есть в свободном доступе, она написана довольно легко и тянет на беллетристику — думаю вам она должна понравится.

Да, разведслужбы стали осваивать новые сферы деятельности, борьба с ростом преступности, будь то отмывание денег или контрабанда наркотиков, однако занимаются этим с отвращением, считая, что подобная работа унижает их достоинство. Более того, в эпоху диктата прав человека и свободы слова секретность утратила статус абсолюта. Спецслужбы не сумели быстро приспособиться к создавшемуся положению и теперь задыхаются от внутренних кризисов, один за другим сотрясающих их ведомства. В 1991 году, когда я

вступил в ряды сотрудников МИ-6, тема деятельности разведорганов была практически закрыта для прессы, теперь же недели не проходит без того, чтобы газеты и телевидение не сообщили о чем-то сенсационном из этой области. До недавнего времени сторонники реформ не находили понимания у Уайтхолла. Служба безопасности, по-прежнему удерживающая рычаги власти, демонстрирует завидную хватку. Британское правительство, какая бы партия его ни возглавляла, продолжает целеустремленно преследовать бывших должностных лиц разведслужбы и журналистов в тщетной попытке оградить общественность от "лишней" информации. Я не единственный, кто подвергся гонениям со стороны органов безопасности и Специальной службы. Дэйвид Шейлор и Энни Мейчон, Мартин Ингрэмз, Лайэм Клардж, Найджел Уайлд, Мартин Брайт, Тони Джерати, Эд Мэлони, Жюли-Энн Дэйвис и Джеймс Стин, - все они пострадали в той или иной степени. Одни стали жертвами судебных запретов, другие - полицейских рейдов, кто-то угодил в тюрьму. Ясно, что британские законы устарели. Большинство стран с демократическими режимами руководствуются общепризнанными принципами свободы слова и беспрепятственного доступа к информации. В Великобритании же уровень подотчетности спецслужб общественности сведен к нулю. Комитет парламента по вопросам разведдеятельности и госбезопасности, подчиняющийся только премьер-министру, предлагает довольствоваться лишь видимостью контроля. Большинство западных держав придерживаются куда более прогрессивного взгляда в отношении своих спецслужб. Даже бывший враг Великобритании, Российская Федерация, исповедует значительно более демократичные методы контроля над деятельностью СВР и ФСБ.

Меня критикуют за то, что в своей книге я якобы предал огласке секреты государственной важности. По этому поводу хочу заметить следующее. Во-первых, разведданные в большинстве своем являются действительно секретными лишь несколько дней, а иногда и часов, а я расстался с органами безопасности шесть лет назад. К тому же в силу своего положения младшего сотрудника я даже тогда не имел доступа к сведениям особой важности. МИ-6 выступила против публикации моей книги вовсе не из страха, что я случайно

могу выдать государственные тайны. Более разрушительна для репутации МИ-6 история моей жизни после ухода из разведслужбы, изобличающая карательную природу этого ведомства. Вместо того, чтобы спокойно разрешить возникшие между нами мелкие разногласия, оно потратило миллионы долларов из средств налогоплательщиков на то, чтобы посадить меня в тюрьму, преследовать по всему свету, налагая судебные запреты и применяя прочие меры наказания.

Демократией тут и не пахнет, не так ли? Я надеюсь, что на этом вопрос свобод или несвобод, можно закрыть — это не повод данного материала. Я хочу только подчеркнуть, что задачи спецслужб при работе внутри собственной страны, не так уж отличаются в разных уголках мира — разнятся только технические возможности. И тут мы подходим к главному вопросу — за кем следит большой брат.

Ответ на этот вопрос очевиден — под внимание спецслужб попадают все граждане, что отклоняются от средних настроений в обществе — это могут радикально настроенные студенты, определенные сословия или социальные группы. История человечества говорит о том, что таких людей не так уж много — их может быть до 10 процентов от общего населения, но не ошибусь сказав, что вне сильных социальных ломок, потрясений их количество составляет до 2-3 процентов от общего числа жителей страны. Это те, кто по тем или иным причинам хочет перемен и готов рисковать ради них. Поэтому вас не должны удивлять «марши миллионов» на которые приходят тысячи, это норма.

История контроля умонастроений общества вовсе не нова, правители древнего мира хотели знать мысли подданых ровно также, как и современные президенты. Но если в Персии пару тысяч лет назад шаху приходилось притворяться нищим и идти по городу выслушивая, что о нем говорят (на деле содержать большую армию слухачей), то в современном мире механизмы изменились — некоторые из них стали публичными (СМИ это обратная связь, которая показывает недовольство или поддержку народа — реально работающий инструмент в любом государстве, даже тоталитарном), а некоторые усовершенствовались за последние десятилетия. Ни одно государство мира не имеет ресурсов для того, чтобы отслеживать большую часть общества (это задачи автоматизированных систем будущего), поэтому они сосредоточены на тех, кто ведет наиболее активную жизнь — лидеры мнений, профессионалы в своих областях, радикалы, политики и так далее. В США число тех, кто формирует облик нации не превышает 300.000 человек, в современной России этот круг и того меньше — тысяч 20 (а вот те, кто хотят занять их место составляют примерно 700-800 тысяч человек — оценка грубая и на глазок).

Что из этого следует? Попасть на контроль к большому Брату вы можете только в одном случае — если вы ведете достаточно активный образ жизни, высказываете позицию, которая идет вразрез с текущими установками правящей верхушки или социальными нормами государства. И еще один важный момент — вы должны быть системным оппозиционером и делать это постоянно. Единичные выступления, не принимаются во внимание — это погрешность.

Любые аналогии грешат своей неполнотой, но можно рассматривать спецслужбы работающие внутри страны, как имунную систему направленную на поддержание и сохранение текущего политического строя, принципов функционирования государства. Пока организм здоров или его несильно лихорадит, они справляются со своей работой, если наступает кризис, то может произойти смена установок, целей, но не отказ от существования таких структур — каждая революция приносит не освобождение от спецслужб, а смену их координат существования и в большем числе случаев, их резкое расширение, увеличение полномочий — исключения из этого правила мне неизвестны, только разные сроки реализации этого сценария.

Технические методы контроля за жителями

В царской России охранное отделение или как ее называли в пропагандистких работах советского периода — охранка, активно работала с социально активными слоями населения. Агенты охранного отделения не только внедрялись в группы рабочих или революционеров, вели внешнее наблюдение за ними, но и провоцировали рабочих, создавая собственные ячейки. Очень спорным остается вопрос, каков вклад этого отделения в революцию, но мне кажется, что его сильно преувеличивают.

Я вспомнил об охранном отделение не просто так, именно в нем начали активно применять фотоаппараты для того, чтобы получать снимки толпы, а затем кропотливо выяснять, кто на них изображен — опознавать людей. Таким образом, наши предки выявляли социально активных людей и определяли их социальные связи. Конспирация, разбиение на изолированные группы, это частичный ответ революционеров на методику отслеживания со стороны государства. С того времени технические методы контроля шагнули далеко вперед. В этом аспекте самым тоталитарным государством на планете был германская демократическая республика — слежка за гражданами там была поставлена на поток.

О посещении музея штаб-квартиры Штази и разговоре с военным разведчиком, вы можете прочитать у меня вот здесь — там много интересных фотографий

Но даже в ГДР не могли, не успели создать тех систем, что сегодня с легкостью решают задачи, которые не могли решить в КГБ, Штази или иных учреждениях на нашей планете — появление компьютеров, развитие сетей мобильной связи сделало работу разведки намного более легкой, равно как и дало государствам средства для контроля за собственными гражданами.

Ваш мобильный телефон является датчиком, который во включенном состоянии постоянно сообщает о том, где вы находитесь. Миф о том, что выключенный телефон может передавать координаты, и надо вынимать аккумулятор, не имеет никаких оснований. Более того, рассказы о том, что телефоны со встроенными и несъемными аккумуляторами появились по просьбе спецслужб, это еще один миф. Надо признать, что эти мифы уже вошли в ранг городских легенд, воспеты во множестве книг и фильмов.

Вне зависимости от того, есть в вашем телефоне аппаратный GPS-приемник или нет, оператор может определить ваши координаты с точностью до 10 метров. В США после событий 11 сентября операторы обязаны предоставлять государственным экстренным службам координаты ЛЮБОГО телефона с точностью до 5 метров (директива 911). Даже самого дешевого и простого.

Поэтому можно говорить о том, что если в вашем кармане находится телефон, то вы уже повесили на себя маячок, который точно говорит о вашем местоположении и том, где вы были или куда направляетесь. В большинстве мировых демократий существуют законы запрещающие слежку за собственными гражданами без решения суда, что по мнению общества однозначно запрещает спецслужбам отслеживать перемещения телефона. С точки зрения смысла, все происходит именно так — но с точки зрения юридической, все ровно наоборот.

Вам принадлежит телефон, который вы покупаете, но не SIM-карта установленная в нем, она является собственностью оператора (в некоторых странах номера принадлежат операторам, а где-то нет — но везде SIM-карта это не собственность абонента). Сбор данных о SIM-карте и ее передвижениях не запрещен законодательно ни в одной стране мира (я не проверял эту информацию в 2013 году, на сентябрь 2012 года мне такие запреты или законы неизвестны — буду признателен, если вы приведете ссылки, если они где-то приняты).

Де-факто спецлужбы подменяют понятия и вместо слежки за конкретным телефоном или человеком, начинают следить за его SIM-картой, которая может быть легко соотнесена с личностью владельца (никто не дает напрокат свою SIM-карту, хотя поделиться телефоном и может). В странах с мягкой законадательной базой также возможно отслеживание абонентского оборудования на постоянной основе (число SIM-карт которые вставляются в ваш телефон, и так далее).

Исторически и весьма условно, страны можно разделить на те, что изначально требуют предъявления документов при заключение контракта с оператором и те, где этой необходимости нет. Не вдаваясь в подробности отмечу, что во втором случае, как правило, государственные органы имеют реально работающий механизм для определения того, кто из их граждан владеет конкретной SIM-картой. Более того, выяснение этого вопроса стандартизовано и занимает несколько минут (у полиции доступа к этим средствам нет, так как это системы не для общего пользования и их существование, как правило, приравнивается к государственной тайне — мне было любопытно поговорить с одним из прибалтийских политиков высокого полета, который не подозревал о том, что в его стране есть нечто подобное и это рабочая система — его удивлению не было предела, смею надеяться искреннему удивлению).

Теперь нет необходимости пытаться определить людей по фотоснимкам толпы, это устаревшая методика, которая не слишком эффективна. Отныне достаточно узнать, кто находился в месте того или иного события и получить эти данные в каждой стране мира спецслужбы могут без особого труда. На примере 6 мая в России и митинга на Болотной площади, я могу сказать следующее (давайте считать это просто примером и предположением, а не фактом — так мне будет спокойнее):

ФСБ в штатном режиме без запроса к операторам может получить информацию о том, какие аппараты и SIM-карты были в районе площади. Это первый и легкий шаг. Выборка за месяц или пару недель позволит отфильтровать местных жителей, тех кто постоянно бывает в этом районе. Выборка до мероприятия позволит определить оцепление, также можно задать различные паттерны (например, составить анализ, в котором передвижение телефонов будет группироваться по смыслу). Анализируя передвижение телефонов можно определить в каких группах двигался тот или иной аппарат, например, омоновцы ехали на автобусе и постоянно были рядом. Это будет одна из групп. И так далее. Фактически имея только информацию о локальном событии, можно из телефонов извлечь максимум возможного и провести первичный анализ. Более глубокий анализ предполагает выявление групп в других зонах (были телефоны рядом, возможно вы дружите или вы семья — надо только задать условия для анализа и поиска и система может показать все связи). Прелесть этого нового, чудного мира заключается в том, что такая информация не имеет срока давности — умные государства сохраняют ее годами, даже не имея на текущем этапе возможности ее проанализировать, но предполагая, что они получат инструменты для этого в будущем. Любопытно, что в ФСБ о наличии таких возможностей у собственной организации знают единицы, впрочем, как и в большинстве других стран. Грифа секретности на этом нет, но сами возможности преполагают, что любая оперативная работа должна проводиться иначе, чем это было ранее. Серьезно этот вопрос начал рассматриваться только в отношении внешней разведки и то несколько лет назад, так как это жизненно необходимая информация и от нее зависит успешность оперативной работы. Пока преподают эту тему из рук вон плохо и то урывками — так как понимают ее «двойное» назначение. Этакий секрет Полишинеля, который вскорости станет доступен для понимания всем.

Одернул себя, что пора спать, поэтому позвольте продолжить рассказ завтра. В следующей части расскажу о том, какие технические средства существуют, что возможно, а что нет и продолжу пример с Болотной, дав также ряд рекомендаций для тех, кто опасается слежки Большого Брата. В качестве десерта хочу рассказать про МГИМО и СВР России — эта история произошла в 2000-х. Некий идиот предположил, что кадровые разведчики должны получать зарплату в МГИМО как преподователи и несколько месяцев там появлялись люди, которых никто не видел до того. Когда идиотизм разъяснили на самом высоком уровне, то это моментально прекратили. Но никто и никогда не оценивал какой ущерб один идиот смог нанести и был ли он. Это реальная история, которая показывает идиотичность мира спецслужб и их проколы на самых банальных вещах.

Начну с аксиомы — ни одно государство в мире не имеет возможности следить за большей частью своего населения. В цене агоритмы и программы, которые позволяют находить и выделять неблагонадежных — каждое государство готово платить именно за это. И уже в случае выявления такого лица или группы, к ним применяются различные методики отслеживания активности — прослушивание телефонов, чтение переписки и так далее. У обывателей именно эти действия ассоциируются со слежкой государства (они читают мои СМС!), но на самом деле подобные мероприятия возникают только после того, как появляются серьезные подозрения относительно конкретного человека. В каждой стране триггеры настраиваются в зависимости от политической и тактической ситуации, где-то за СМС с ключевыми словами человек попадет на галочку автоматически, где-то на это не обратят внимания.

Приведу конкретный пример — трагедия в апреле 2013 года на Бостонском марафоне, когда была взорвана самодельная бомба. Позднее выяснилось, что за этим стояли братья Царнаевы, имеющие родственников в России. ФСБ РФ обращалось в 2011 году в ФБР с просьбой допросить их, так как располагало сведениями, что они связаны с террористическими группами в Закавказье. Во время поиска виноватых в США, публично стала доступна интересная информация, оценить которую в России не смогли. Процитирую Wall Street Journal — «В 2011 году, Россия предупредила ФБР о Тамерлане Царнаеве, по результатам чтения текстовых сообщений между его матерью и родственниками в России. В сообщениях указывалось, что Царнаев заинтересован в присоединении к вооруженной группе, которую Россия обвиняла в атаках в Закавказье». Газета сообщила эту информацию со ссылкой на официальных представителей США.

Это отличный пример того, как работает система отслеживания за конкретным человеком в России или в мире. Чечня и ее жители, а также этнические чеченцы живущие вне этого региона, после военных кампаний 90-х попали под более пристальное внимание спецслужб (триггер был настроен на срабатывание с большим числом ложных сообщений — то есть это выбор критерия для поиска). Именно так в ФСБ узнали про настроения Царнаева, так как контролировали переписку его матери с родственниками на территории России. Если останавливаться только на аспекте мобильных телефонов, то технически это мероприятие выглядит следующим образом.

Анализ всех разговоров и переписки абонента за максимально доступный срок. Выделение наиболее часто используемых номеров. Выделение редко используемых номеров. Далее следует трехуровневый анализ для всех номеров — то есть берется номер, на который или с которого звонили и проверяются все его контакты, звонки и так далее. Потом схема повторяется еще раз.

Объясню подробнее — например, Эльдар Муртазин позвонил на номер 111-11-11, мой номер находится в разработке. Второй уровень, это номер 111-11-11, для него проводятся все те же мероприятия, то есть изучаются все его контакты. Человек на номере 111-11-11 звонил на 222-22-22 или полчуил звонок с этого номера, это не важно. Этот номер становится третьим уровнем и проверяются все его контакты.

Получается социальная карта общение людей, ищутся связи между ними, пересечение знакомых, компаний, родственников. Это идеальное средство для того, чтобы искать быстро и надежно контакты людей, даже те, которые они пытаются скрыть. Чем больше различных баз данных у спецслужбы помимо телефонов, тем более полный и сложный поиск можно провести. Основная задача спецслужб в последнее десятилетие это накопление баз данных — от безобидных медицинских до полицейских или таких замысловатых как сведения о проезде в общественном транспорте (регистрация проездных и анонимных билетов).

Мы находимся в самом начале формирования таких баз — их количество, качество пока оставляют желать лучшего, впрочем как и возможности для анализа информации. Многое приходится делать в ручном режиме, значение оператора способного правильно задать критерии поиска по разным базам, остается максимальным. Но ежегодно системы автоматическоо анализа развиваются и мы стремительно движемся к новому миру, в котором мобильный телефон становится уникальный идентификатором для каждого человека.

Если вы смотрели фантастические фильмы в которых говорили о том, что людям будущего будут вживлять метки для контроля за их передвижениями, то выбросьте это из головы — этот способ крайне неэффективен и ненадежен. Самая надежная электронная метка уже создана и она называется мобильным телефоном. Вы сами не заинтересованы в том, чтобы оставить телефон дома и заботитесь о том, чтобы он был всегда заряжен. Большая часть городского населения обладает мобильными телефонами и отсутствие телефона становится также триггером для внимательного изучения вашего образа жизни.

В мобильном телефоне есть уникальный номер устройства (он действительно уникален и отслеживается оператором при регистрации на сети). Также каждая SIM-карта в теории имеет уникальный номер — вы можете создать клон СИМ-карты, но подделать номер телефона/устройства не сможете или затратите на это очень много времени (это возможно, но лишено всякого смысла). Связка уникального номера и сим-карты фактически представляет собой двухуровневую идентификацию некого абонента, которая прекрасно работает для спецслужб.

Автоматизация систем контроля позволяет сводить на нет все усилия тех, кто постоянно меняет свои телефоны, пользуется SIM-картами на чужие имена и старается выбрасывать их после нескольких звонков. Попробую разобрать конкретные примеры того, как определяются телефоны людей за которыми идет слежка.

Во-первых, анализируют в каких телефонах использовалась SIM-карта, все аппараты попадают на контроль. Во-вторых, в некоторых случаях анализируется не только телефон и СИМ-карта, но и точка пространства (как правило, выбираются типичные места и далее идет анализ того, кто находился рядом, какие аппараты работали). Этот нехитрый набор приемов позволяет определить окружение человека и то, с кем он пересекается в жизни.

Единственной гарантией безопасного звонка, который не может быть отслежен в реальном времени является новый телефон, новая SIM-карта и ровно тот же набор на другом конце виртуального провода. Под словом новый подразумевается не аппарат, которым почти не пользовались, а аппарат, который никогда не работал, то есть будет зарегистрирован на сети впервые. В кино говорят о правиле трех звонков, что якобы с такого нового телефона можно позвонить трижды — в реальной жизни это не так — позвонить с гарантией того, что вас не отследят можно единожды. И то, если телефон на другом конце «громкий», то есть идет его контроль, то ваш звонок отследят. Как вы понимаете договориться о том, что вы выходите на связь в определенное время с чистых номеров и телефонов возможно, но надо задолго до этого знать на какие номера звонить. Это единственный и очень сложный вариант организации безопасной голосовой связи.

Еще один из мифов гласит, что сим-карта западного оператора в роуминге в России не может быть отслежена. Многие бизнесмены ведут свой бизнес используя для конфиденциальных разговоров или переписки такие аппараты. Я не говорю о стоимости такого роуминга, но с точки зрения безопасности против государства, этот подход лишен смысла — они автоматически попадают на контроль и наоборот привлекают к себе внимание.

Защитой от государства и его современных возможностей по контролю за телефонами сегодня нельзя противопоставить ничего. Реальность заключается в том, что если вы попали на контроль, то избежать этого невозможно. Меняйте телефоны, сим-карты, звоните с телефона-автомата — все будет впустую. Вас будут отслеживать либо в реальном времени, либо с небольшим запозданием.

Особую актуальность приобретают системы анализа голоса, которые автоматически могут определять звонящего по той базе, что заложена в них. Эти системы уже перешагнули несколько поколений и почти готовы к массовому применению вне стен отдельных учреждений. Как вы понимаете, появления таких систем и быстродействующих компьютеров, сделают возможным анализ всего трафика в реальном режиме времени. Это дело недалекого будущего. Первыми «счастливцами» на ком их опробуют будут как раз те, кто попал на заметку в своем государстве.

Счастливый мир всеобщего наблюдения

Государства стараются создавать системы слежения за гражданами и автоматического выявления неблагонадежных людей. И это то, чем они занимаются очень давно — основа их сушествования. Другое дело, что впервые у государств появились реальные возможности для контроля за подавляющим большинством — такого в истории человечества еще не было. Также можно говорить о том, что помимо государств в эту гонку вступают корпорации — например, Google активно развивает идентификацию пользователей, составление их профиля, но планирует использовать это в коммерческих целях. пока только в коммерческих.

Современные коммуникации полностью открыты для государств и их спецслужб. Но это вовсе не означает того, что любой человек в погонах может осуществлять контроль за неограниченным числом лиц — это сказка. Ровно такая же сказка, что президент страны может позвонить и попросить проследить за своим политическим противником (он в теории это может сделать, но результат будет зафиксирован). В каждой спецслжбе существуют процедуры контроля за тем, кто и как пытается использовать существующие системы слежки. И это не миф, что подобные системы контроля являются ограничивающим фактором. Для аналогии можно взять операторов — читать SMS или получать распечатки звонков в теории можно, бывают операторы абонентских служб, которые продают такую информацию на сторону. Но делают они это однократно, иногда чуть чаще — дальше их ловят. В спецслужбах примерно тоже самое. И этот инструмент работает — вопрос только кто и как его использует, а главное в каких целях. Не вдаваясь в подробности хочу сказать, что политический сыск в России отсутствует на данный момент, в отличие от Белоруссии, но там технические возможности отстают от России на десятилетие.

Появление новых систем автоматического мониторинга звонков, SMS и тому подобных вещей, сделало возможным принципиально иные схемы разведки, сбора информации. В истории с разведичками-нелегалами в США среди которых была Анна Чапман, можно с уверенностью сказать одно — их сдала СВР России так как знала о том, что их раскроют в очень короткие сроки. Более того, эти люди и были обманкой — без особого опыта работы, прошедшие ускоренные курсы и так далее. Интересный момент — уверенность СВР о том, что это произойдет зиждилась не на каких-то эфемерных вещах, а на введение в работу системы анализа писем, SMS и звонков в США. Эта страна идет семимильными шагами в сторону контроля, причем сегодня обладает принципиально иными возможностями, чем кто-либо еще.

Например, недавно был опубликован документ в котором говорится, что ФБР может получать доступ к электронным письмам без решения суда. Это реальность, как и промышленые закладки во всех операционных системах производимых или сертифицированных в США — это требование правительства. Государства могут следить за своими гражданами и делают это. К сожалению, это уже данность. Но она вовсе не пугающая, как может показаться на первый взгляд.

Представьте, что каждое государство имеет свою армию. В армии есть танки, самолеты, автоматы и так далее. Если государство решит направить армию против одного жителя, то результат будет для этого жителя плачевным. Но было ли такое? Нет — таких примеров почти нет. Ровно также обладание информацией о вашей переписке, ваших замыслах не становится общедоступным — другое дело, что вам могут не дать совершить преступление. И тут на первый план выходит то, какое правительство и какое государство в вашей стране.

Когда я впервые столкнулся с системами мониторинга — у меня было неоднозначное к ним отношение. Сейчас я склоняюсь к тому, что они приносят больше пользы, чем вреда. Но опасения о том, что они могут попасть не в те руки, очень велики. Обществу надо обсуждать именно этот аспект проблемы. Впрочем, обсуждать его в России без истерики невозможно — слишком поляризовано общество.

P.S. Не стал вдаваться глубоко в подробности систем на уровне разных государств. Это не нужно никому — смысл думаю передал. И еще раз повторю — забудьте о том, что ваша почта или телефон защищенны. От государства они не защищены и такой защиты пока не существует.

В качестве десерта можете прочитать мою заметку о прослушке Немцова и мифах вокруг этого.

Источник: Эхо Москвы

Поделиться:

Обсуждение статьи

НЕМО
May 14 2013 6:07PM

Фу, полегчало и пронесло, а то как-то все испуганные ходили, до прочтения статьи Муртазина. А тот как представитель некого социального иехерического слоя, всё и разъяснил , я грит дуб дубом в информационных технологиях(см. абз.), текст мой не несёт политической окраски ( по правде он вообще ничего не несёт), только проносит.

Возможности контроля _БЕЗГРАНИЧНЫ, БЕЗГРАНИЧНЫ, и они с тенденцией увеличения.

Глав ред, читай опусы своих информировщиков, а то наколбасят невесть чо и успокоят до смерти..

Страницы: 1 |

Уважаемые участники форума! В связи с засильем СПАМа на страницах форума мы вынуждены ввести премодерацию, то есть ваши сообщения не появятся на сайте, пока модератор не проверит их.

Это не значит, что на сайте вводится новый уровень цензуры - он остается таким же каким и был всегда. Это значит лишь, что нас утомили СПАМеры, а другого надежного способа борьбы с ними, к сожалению, нет. Надеемся, что эти неудобства будут временными и вы отнесетесь к ним с пониманием.

Добавить сообщение




Личный дневник автора
Убитые курорты
Иероглиф

Stringer: главное

Эдик был домашним тираном, так не надо было за него выходить


Долго не хотела ставить в новости это письмо дочери Эд.Успенского, потому что Успенский и его последняя жена Филина, были частыми гостями в гостиной Общей газеты у Егора Яковлева. Личное знакомство как бы отсекает возможность выносить сор из избы. Но по

 

mediametrics.ru

Опрос

Следует ли Собянину во время эпидемии продолжать менять плитку и бордюры?

Новости в формате RSS

Новотека

Загружается, подождите...

Реклама


Еще «Монитор»

Новотека

Загружается, подождите...
Рейтинг@Mail.ru
 

© “STRINGER.Ru”. Любое использование материалов сайта допускается только с письменного согласия редакции сайта “STRINGER.Ru”. Контактный e-mail: elena.tokareva@gmail.com

Сайт разработан в компании ЭЛКОС (www.elcos-design.ru)