Pедакция не отвечает за содержание заимствованных материалов

Монитор | все материалы раздела

Рамазан Абдулатипов взял курс на светское общество
17 Июля 2013

Правозащитники рассказали о пропаганде доносительства, создании вооруженных дружин и других шагах, которыми власти Дагестана "приближают гражданскую войну"

Власти Дагестана все чаще прибегают к насилию для разрешения конфликтов в республике – к такому выводу пришли участники круглого стола, прошедшего во вторник в московском «Независимом пресс-центре». Мероприятие было организовано правозащитниками и журналистами, недавно вернувшимися из поездок в регион.

Несмотря на то, что врио главы Дагестана Рамазан Абдулатипов находится на своем посту около полугода, эксперты по Северному Кавказу считают, что характерные черты его политики можно выделить уже сейчас. По словам представителей «Мемориала», Абдулатипов внес ряд существенных изменений в практику управления регионом. Речь, в частности, идет о новом отношении власти к религиозным течениям. Диалог с салафитами, который налаживал прежний глава республики Магомедсалам Магомедов, прерван – в республике закрываются медресе, часть представителей религиозных общин спешно покинули страну, другие были убиты.

«Наладить отношения между суфиями и салафитами – очень важно. Дело в том, что зачастую салафиты помогают молодым людям реализовывать свои потребности в мечети, а не в лесу. Теперь, когда власть вновь избрала политику борьбы с ними, неизвестно, как все может обернутся», – сказала глава представительства Международной кризисной группы в России, член Совета ПЦ «Мемориал» Екатерина Сокирянская.

По ее словам, за последнее время в Дагестане было убито не менее семи салафитов, более 20 семей покинули родные места. Кроме того, в республике широко обсуждается составленный неизвестными «расстрельный» список, состоящий из 33 фамилий.

Силовики в Дагестане также активизировали профилактическую борьбой с потенциальными шахидками, констатировали правозащитники. Для этого у молодых девушек, которые, по мнению силовиков, попали под влияние радикальных религиозных групп, проводятся обыски. По словам председателя совета ПЦ «Мемориал» Олега Орлова, правоохранители нередко находят то, что ищут.

«Молодые девушки, безусловно, входят в группу риска, поскольку именно они часто попадают под чужое влияние и радикализуются. Некоторые из них действительно могут стать шахидками. Однако это нисколько не объясняет действий силовиков. Мы встречались с родственниками одной из девушек, подозреваемых в терроризме. Они говорят, что вооруженные люди, проводившие обыск, целенаправленно прошли в одну из комнат и обыскивали только ее, игнорируя остальные комнаты в доме и даже подвал», – рассказал глава правозащитного центра. По его словам, в одном из сел Дагестана у нескольких девушек в один и тот же день прошли обыски; везде были обнаружены «пояса шахида». При этом все одни были одного и того же размера.

«Есть все основания полагать, что «пояса смертниц» были подброшены в дома девушек силовиками»,

– отметил Орлов.

В ходе круглого стола правозащитники также рассказали о ситуации в дагестанском селе Гимры, жители которого недавно написали и направили в органы власти республики порядка 500 заявлений о причинении ущерба их хозяйствам в результате спецоперации. Дело в том, что в апреле в Гимрах и его окрестностях был введен режим КТО, силовики эвакуировали жителей села во временный палаточный лагерь, объяснив им, что в населенном пункте скрывается опасная террористическая группировка. В Гимрах остались лишь несколько стариков, отказавшихся покидать свои дома.

«Жители вышли из села, а вернуться назад смогли только лишь через 10 дней. Когда они вернулись, то обнаружили, что несколько жилых домов были подорваны, сотни домохозяйств ограблены, имущество в других – испорчено. Уцелевшие дома находились в ужасном состоянии. Проводившие зачистку силовики жили там все это время, спали на хозяйских простынях, ходили в грязной обуви по дому», – рассказала исследователь Международной кризисной группы в России Варвара Пахоменко, которой удалось поговорить с жителями села после спецоперации. За десять дней многие из них потеряли домашний скот – оставленные в стойлах и загонах животные погибли от голода и жажды. По словам Пахоменко, в Гимрах и сейчас действует режим КТО, а также комендантский час с 23:00 до 4:00.

«Сейчас проходит месяц Рамадан, но из-за комендантского часа жители не могут свободно общаться с соседями. Когда жители возвращались в свои дома, их всех переписали, сняли отпечатки пальцев, присвоили им какие-то номера.

Село стало напоминать закрытый анклав, к котором царит истеричная атмосфера. Жители боятся силовиков, а силовики, по всей видимости, боятся местных жителей»,

– рассказала представитель Международной кризисной группы в России. Сейчас село увешано большими афишами, на которых власти призывают местных жителей к сотрудничеству с силовиками в поисках и задержании их земляков, ушедших «в лес», отмечает Пахоменко. Это еще одна характерная особенность политики Абдулатипова, говорят правозащитники.

«Волна репрессий прокатилась по селам. Складывается ощущение, что людей целенаправленно выдавливают в лес», – сказала Сокирянская. По словам представителей «Мемориала», жителей Дагестана все чаще вынуждают сообщать о своих родственниках, ушедших в подполье.

«При этом в Дагестане сильны родственные связи, у кого-то есть родственник во власти, у кого-то – в лесу», – отметила Варвара Пахоменко. В связи с этим положение, сложившееся в Гимрах, местные жители воспринимают болезненно.

Похожая ситуация произошла в мае в дагестанском городе Буйнакск. В ходе спецоперации сотрудниками правоохранительных органов там были подорваны несколько жилых домов. Силовики сообщили, что в них были найдены боеприпасы; местные жители указывают на то, что пострадали дома тех, чьи родственники ушли в леса.

«Все указывает на то, что взрывы жилых домов в Буйнакске – это такой жестокий акт возмездия. Власти, похоже, начинают поддаваться на провокации террористов», – сказал Орлов.

Внимание правозащитников привлекла также история представителя дагестанской некоммерческой организации «Правозащита» Заремы Багавутдиновой, 6 июля арестованной по подозрению в пособничестве вооруженному подполью. По данным следствия, она имела отношение к обстрелу двух полицейских автомобилей, в результате которого погибли трое сотрудников МВД. Какое именно отношение Багавутдинова имеет к инциденту, из постановления по мере пресечения неясно. Зато суд указал но то, что 44-летняя женщина «активно занимается пропагандой «салафитского» течения ислама, в простонародье известного как «ваххабизм». В ходе круглого стола правозащитники зачитали отрывок из судебного постановления об аресте Багавутдиновой:

«Кроме того, следствие располагает сведениями о том, что последняя является членом Дагестанской региональной общественной организации «Правозащита», тем самым выступая в местных средствах массовой информации, доносит до сведения общественности в искаженном виде результаты оперативно-розыскной деятельности и результаты предварительного расследования, мотивируя это беспечностью и безответственностью сотрудников правоохранительных органов Республики Дагестан, манипулируя тем самым недостаточной юридической подкованностью населения г. Буйнакск Республики Дагестан, самонадеянно желая таким образом подорвать Конституционный строй РФ, а вместе с этим и общепринятые нормы морали и нравственности».

Другим основанием для заключения Багавутдиновой под стражу стало то, что ее племянница является супругой одного из известных боевиков.

«… тем самым есть основания полагать, что Багаутдинова оказывает посильную помощь членам данной группы в их противозаконной деятельности», – говорится в документе. Опираясь на такие доводы следствия, Советский районный суд города Махачкалы и арестовал Багавутдинову.

«Правосознание следователей, прокуроров, судьи близко к тому, что было у их коллег в 1937 году. Нет никакого обоснования аресту Багавутдиновой: очевидно, что ее закрыли исключительно из-за ее деятельности в «Правозащите». Органы власти сами дискредитируют свою работу. Как вы думаете, какой вывод сделают молодые люди? Станут восприимчивее к террористическому подполью», – подчеркнул Орлов.

Эксперты обратили внимание и на другую характерную черту политики нового главы Дагестана: Абдулатипов призывает жителей республики активнее включиться в борьбу с незаконными вооруженными формированиями, а для этих целей создавать народные дружины.

«Главам администраций районов этого региона нужно мобилизовать людей, общественность, должны быть отряды дружин, готовые выйти в любое время»,

– говорится в недавнем заявлении врио главы Дагестана. Правозащитники же указывают на то, что такие формирования могут быть опасны для жителей республики.

«Монополия на насилие должна быть только у власти, а не у полукриминального сборища людей», – отметила журналист «Новой газеты» Ирина Гордиенко, также недавно вернувшаяся из Дагестана. Ее поддерживает и Екатерина Сокирянская, по словам которой, властям достаточно лишь навести порядок в МВД, тогда полицейские смогут патрулировать улицы самостоятельно.

С приходом Абдулатипова ситуация с правами человека в регионе ухудшается; от попыток наладить диалог между представителями разных религиозных течений власть переходит к силовым методам, отметили правозащитники.

«Политический вектор сместился в сторону ужесточения, можно сказать, что теперь дагестанским властям присущи чеченские методы урегулирования ситуации в регионе, которые они взяли на вооружение», – сказал Орлов.

При этом он отметил и ряд положительных тенденций, связанных с фигурой Абдулатипова – врио главы республики пользуется доверием местных жителей, которые надеются, что он сумеет справится с коррупцией в регионе.

«Ситуация может улучшиться, если Абдулатипов сумеет разобраться в непростой ситуации в республике. Конечно, этого нельзя добиться за год или даже за два, но власти должны заниматься этим вопросом. На сегодняшний момент понятно, что Абдулатипов недостаточно хорошо разбирается в том, что происходит в его республике», – сказал в завершение круглого стола Орлов.

Тем временем, и с этим были согласны все участники встречи в «Независимом пресс-центре», действия дагестанских властей фактически провоцируют гражданскую войну в республике, и остановить ее будет очень сложно.

Источник: сайт "Русская планета".

--------------------------------------------------

"Вести Кавказа".

Накануне в Москве состоялся "круглый стол" с экспертами по Северному Кавказу, на котором обсуждалась новая политика Дагестана, фактически, подводились итоги и анализировалась полугодовая деятельность назначенного в январе врио главы РД Рамазана Абдулатипова. Одна из участников "круглого стола", глава представительства Международной кризисной группы в России, член Совета ПЦ "Мемориал" Екатерина Сокирянская рассказала "Вестнику Кавказа" о том, каковы, на её взгляд, достижения и провалы в работе властей Дагестана за 2013 год.

В первую очередь она отметила активность работы нового главы республики. "Рамазан Гаджимурадович очень активно взялся за работу. Он очень много ездит по республике, по районам, инспектирует работу муниципальных образований, учреждений, предприятий, критикует происходящее в республике, выносит очень жёсткие диагнозы, распекает чиновников, иногда открыто обвиняя их в воровстве и неэффективности", - сказала Сокирянская, добавив, что его диагнозы обоснованы и не преувеличены.

"Действительно в последнее время те, кто следит за событиями в Дагестане, отмечают, что институты государственной власти и система государственного управления там разлагаются и, фактически, приватизированы, что уровень коррупции беспрецедентен даже по сравнению с другими регионами Северного Кавказа", - пояснила она, отметив, что Абдулатипову уже удалось сделать ряд серьёзных шагов, в частности, в области республиканского бюджета.

Одно из основных направлений, в котором сейчас фокусируется работа нового дагестанского лидера, по мнению эксперта, - работа с муниципальными образованиями. "Перед главами муниципальных образований поставлена задача сокращения аппаратов муниципалитетов, а также повышения собираемости налогов и доходной части бюджета. Более того, Абдулатипов пригрозил, что те главы муниципальных образований, которые не смогут повысить собираемость налогов хотя бы до 10%, будут уволены", - рассказала Сокирянская, подчеркнув, что такая работа важна из-за чрезвычайной "затенённости" дагестанской экономики.

"Это не только приусадебные хозяйства, которые едва кормят своих владельцев и дают им возможность продать излишки. Это достаточно крупные предприятия, которые не платят налоги и не в полном объёме. Обеление дагестанской экономики – это очень важная работа", - сообщила глава представительства Международной кризисной группы в России, но добавила, что возлагать её только на плечи муниципалитетов неверно: "С муниципальных образований нужно требовать, но и помогать нужно, потому что это очень сложный и небезопасный процесс, и, в общем, достаточно криминализованный в республике"

Много времени Абдулатипов уделяет и развитию систем образования, здравоохранения, много говорит об этих проблемах, продолжила эксперт. "Критикует врачей, говорит о том, что они работают плохо. Он признаёт, что зарплаты маленькие, но говорит, что как работают, так и платят. Всё это важно, и важно посылать правильные сигналы обществу, правильные сигналы государственным чиновникам и сотрудникам социальной сферы. Но опять-таки в сфере образования, в сфере здравоохранения существует очень много системных проблем, которым требуются системные решения. Мы надеемся, что они будут намечены, и руководство Дагестана будет двигаться в направлении их решения", - выразила надежду экспертного сообщества Сокирянская.

Пожалуй, ключевым направлением, претерпевшим наибольшие изменения, является противодействие экстремизмы и борьба с терроризмом, причём, по мнению эксперта, это связано с планом руководства России по изменению ситуации в Дагестане. "Я думаю, что Абдулатипов сменил Магомедова на посту главы республики в том числе в связи с изменением вектора политики в отношении религиозных общин и в отношении борьбы с вооружённым подпольем", - заметила она.

В качестве примера изменений она привела смену практики возвращения боевиков в мирную жизнь. "Все меры по противодействию экстремизму, которые тестировались при прежнем президенте, свёрнуты. Ликвидирована комиссия по адаптации боевиков – это был, по сути, единственный мирный механизм, который существовал в Дагестане, механизм по мирной реинтеграции и возвращению, выведению людей из "леса". Эту комиссию очень критиковали, и часто правильно, однако механизм работал, и его можно было совершенствовать", - сказала Сокирянская, отметив, что у пришедшей ей на смену новой комиссии с более широкими полномочиями есть свои плюсу и минусы. "Мандат этой комиссии не очень понятен, пока не очень прозрачен её состав. Непонятно, входят туда силовики или нет, на каком уровне, кто из общественников будет принимать в ней участие", - перечислила эксперт настораживающие моменты.

Громаднейший плюс новой комиссии в том, что (Абдулатипов настаивает на этом) процесс адаптации будет проходить анонимно, а не публично. "С одной стороны, понятно, потому что тот излишний пиар, за который критиковали предыдущую комиссию, отвращал многих от желания в эту комиссию обратиться, людям просто не хотелось переживать публичный суд над ними, судилище такое, публично раскаиваться. Кроме того, это было опасно просто для некоторых, потому что понятно, что, когда человек сдаётся, особенно если ещё выдают какую-то оперативную информацию, по отношению к нему могут быть совершены акты возмездия", - пояснила она, добавив, что, с другой стороны, совершенно непрозрачной сделать её невозможно - начнутся злоупотребления.

"Мы уже сейчас, к сожалению, получаем сигналы из населённых пунктов о том, что местные начальники некоторых населённых пунктов могут вести работу по принуждению людей к сдаче, в общем, злоупотреблять этими возможностями и прозрачностью", - сообщила Сокирянская.

Скорее как недостаток член Совета ПЦ "Мемориал" оценила работу на религиозном поле, охарактеризовав её как "зачистку". "Если при Магомедсаламе режим в отношении умеренных салафитов был значительно либерализован, они могли участвовать в общественной жизни, они наладили большую работу по просвещению, образованию, какие-то неправительственные организации были открыты, там даже футбольная лига существовала, вовлекали молодёжь в легальную активную религиозную жизнь, сейчас почти все эти инициативы перестали функционировать и существовать в большинстве своём – и курсы, и центр по шариатской медиации, и медресе салафитские были закрыты, по сути все, кроме одной", - рассказала о положении салафитов в республике Сокирянская.

"Многие лидеры подвергаются слежке, репрессиям, давлению. Часть значительная была вынуждена уехать. Кто-то находится на полулегальном положении. Безусловно, это ведёт к тому, что умеренная часть салафитского сообщества уйдёт на полулегальное, полуподпольное положение, даже если не возьмёт в руки оружие. Лишь небольшое меньшинство салафитской общины берёт в руки оружие. Но, тем не менее, при отсутствии возможности свободных действий, а также в условиях репрессий, которые прокатились по многим сёлам Дагестана, можно ожидать, к сожалению, радикализации этой общины и ухудшения ситуации с безопасностью", - озвучила свой прогноз эксперт.

"Я упомянула репрессии; действительно, мы проехали по некоторым сёлам – Гимры, Хаджалмахи. Мы были в городе Буйнакск, в Хасавюрте, много общались с людьми в Махачкале, в Юждаге. Сейчас совершенно очевидно, что взят курс на зачистку очень жёсткую, зачистку религиозного поля. Проходят задержания с грубыми нарушениями уголовно-процессуального законодательства. Применяются пытки, внесудебные казни. Кроме того, в ряде случаев людей задерживают после того, как у них в доме обнаруживают оружие, и есть основания полагать, когда более пристально изучаешь материалы дела, говоришь со свидетелями, что это оружие могло бы быть подброшено. Дальше фабрикуются уголовные дела, адвокатов не допускают, у людей в дальнейшем обнаруживаются следы избиений и пыток. Это всё попадает в Интернет, это всё очень активно обсуждается, и обстановка очень сильно накаляется", - объяснила актуальное положение дел в Дагестане Сокирянская.

"Я не была в Дагестане несколько месяцев, и поездка, из которой мы только вернулись, оставила, честно говоря, очень тяжёлое впечатление. Потому что действительно напряжение очень сильно растёт. Как нам сказали в одном из сёл, где мы были после того, как в этом селе в мечети очень грубо силовики задержали молодого человека и избили, многие определились, как нам сказали. Часть, у кого были деньги, уехали за границу, у кого были родственники – уехали в Россию, а у кого не было ни того, ни другого – "выселились", как говорят в Дагестане, то есть ушли в "лес". Безусловно, такие репрессивные меры толкают людей в подполье, и это очень тревожно", - подчеркнула в завершение своей речи эксперт.

Поделиться:

Обсуждение статьи

Страницы: 1 |

Уважаемые участники форума! В связи с засильем СПАМа на страницах форума мы вынуждены ввести премодерацию, то есть ваши сообщения не появятся на сайте, пока модератор не проверит их.

Это не значит, что на сайте вводится новый уровень цензуры - он остается таким же каким и был всегда. Это значит лишь, что нас утомили СПАМеры, а другого надежного способа борьбы с ними, к сожалению, нет. Надеемся, что эти неудобства будут временными и вы отнесетесь к ним с пониманием.

Добавить сообщение




Личный дневник автора
Убитые курорты
Иероглиф

Stringer: главное

Гардиан решила, что Навального отравила Вторая служба ФСБ


Алексей Навальный был отравлен Второй службой ФСБ по указу Кремля, пришли к выводу спецслужбы Великобритании, Германии и Франции. Об этом пишет The Guardian со ссылкой на источники.

 

mediametrics.ru

Опрос

Следует ли Собянину во время эпидемии продолжать менять плитку и бордюры?

Новости в формате RSS

Новотека

Загружается, подождите...

Реклама


Еще «Монитор»

Новотека

Загружается, подождите...
Рейтинг@Mail.ru
 

© “STRINGER.Ru”. Любое использование материалов сайта допускается только с письменного согласия редакции сайта “STRINGER.Ru”. Контактный e-mail: elena.tokareva@gmail.com

Сайт разработан в компании ЭЛКОС (www.elcos-design.ru)