Главная страница

Монитор | все материалы раздела

Без умолку безумная Кассандра...
26 Мая 2017

Новости последних дней: Роснефть закупает рюмки, чайные ложки и икорницы по цене в десятки тысяч рублей каждая — при этом, по прогнозам правительства, за следующие 20 лет средняя зарплата по стране вырастет лишь наполовину, а доли образования и здравоохранения в ВВП сократятся. На парламентских слушаниях по молодежной политике руководитель ВЦИОМ Валерий Федоров заверил депутатов, что у нас нет «революционно настроенной значимой группы молодежи, которая требует перемен здесь и сейчас» — при этом численность Росгвардии с ее основания выросла вдвое. Наш регулярный собеседник, известный политолог Валерий Соловей убежден, что власть действительно всерьез опасается консолидации протеста, но поменять себя не в состоянии, чем лишь приближает свой конец.

«Элитные группировки очень боятся даже подумать о заговоре»

— Валерий Дмитриевич, недавно Жириновский сообщил, что, возможно, вместо Путина на президентские выборы пойдет его ставленник. Сам Путин довольно привычно для себя сказал, что еще не время говорить об участии в выборах. Как вы трактуете эти заявления?

— Это психологический почерк Путина: он не спешит обнародовать важные решения, оттягивая их до последнего. Я не исключаю, что ему доставляет удовольствие наблюдать, как кто-то из его окружения бегает и суетится, пытаясь примерить на себя лавры преемника.

— Несколько фактов, опубликованных за последние месяцы. По данным ФБК «повар Путина» Пригожин освоил на контрактах с Минобороны 180 млрд рублей. В 2016 году на вознаграждение топ-менеджерам Роснефти пошло 3,7 млрд рублей, при том что долги компании достигли исторического максимума. А МВД — спецсамолет с рабочим кабинетом и двуспальной кроватью за 1,7 млрд рублей. Ну и самый веский пример: на московской реновации застройщики планируют «освоить» 3,5 трлн рублей. И все это тогда, как, по сведениям, озвученным в Госдуме, в стране уже 23 млн бедняков. Как вы считаете, Путин способен умерить аппетиты выстроенной им самим Системы? Будет ли он это делать, если переизберется президентом?

— Я считаю, что Путин вполне может отказаться от следующего срока. Ответ на это кроется в вашем же вопросе. Одно дело быть президентом страны, которая благодаря высоким ценам на нефть процветает, а ее население богатеет. И даже если этому населению не очень нравятся президент, «закручивание гаек» и ограничение политических свобод, то оно все равно не выходит на улицы и сильно не возмущается. Другое дело быть президентом при нисходящем экономическом тренде, в ситуации долговременного кризиса при растущем озлоблении населения и мрачных социальных перспективах.

Добавлю, что в России доходы населения фактически заморожены. И, как вы понимаете, это только усугубит ту ситуацию, которую мы обсуждаем. По имеющимся прогнозам, уровень жизни 2013 года в России удастся восстановить к 2023–2024 годам. То есть, если Путин пойдет на выборы-2018 и будет избран, это случится лишь к концу его нового президентского срока. Так что в любом случае ничего хорошего по объективным причинам ожидать не приходится.

Еще одна причина — это усталость населения от одного и того же человека. Без малого 20 лет находиться на вершине власти — это морально-психологически утомляет общество и ведет к «выгоранию» самого политика.

И есть еще один фактор. Он существует, но он нем умалчивают. Назовем его фактором X: Путин несколько раз публично размышлял, что хотел бы отойти от дел, будучи еще в приличной форме.

Что касается аппетитов его окружения, то есть вполне академическое понятие «путинская система». Эта система — персоналистская. Таким образом, уход Путина будет означать конец этой системы. То есть все люди, которые за время правления Путина сколотили баснословные капиталы (речь не обо всех топ-менеджерах, а о ядре путинского окружения), могут потерять и свои посты, и свои активы. Это аксиома кризиса персоналистских режимов: когда уходит автор и гарант такого режима, то, соответственно, ключевая группа элиты несет ощутимые потери.

— Значит, стоит ожидать драки за активы?

— Необязательно. Бенефициары путинской системы очень хорошо ощущают, что им необходимо оградить себя гарантиями, которые бы позволили сохранить свои активы. Но нигде в мире это не получалось, и вряд ли Россия станет исключением. В конце концов, любая новая власть, чтобы создать в обществе ощущение справедливости, должна будет кем-то пожертвовать. В таких случаях выбирают тех, кто при прежнем режиме очень уж нажился.

— Возможно, Путин сохраняет исключительный авторитет и влияние благодаря своей внешнеполитической активности и репутации одного из ведущих политиков мира. Как вы оцениваете надежность этого путинского актива: он стабилен, крепнет, ослабляется?Да и кто, вместо Путина, способен сегодня разруливать отношения с США, Европой, Китаем, Ближним Востоком?

— Так было долгое время, но сейчас ситуация меняется к худшему. Хотя Путин остается одним из самых влиятельных мировых лидеров, он одновременно считается и чуть ли не «самым опасным человеком в мире». Такого рода репутация не вызывает желания строить долговременные отношения, а, скорее, стимулирует к противостоянию и изоляции «опасного человека». Посмотрите, как США вместе с Саудовской Аравией и при поддержке Турции выстраивают фактически «ближневосточное НАТО». Разве не понятно, что наша свобода рук в Сирии теперь уменьшится?

И так по всем внешнеполитическим азимутам, включая китайское направление. США и Китай договариваются между собой, а позиция России не выглядит очень уж сильной. С США ни о чем существенном мы не можем договориться из-за фактической травли Трампа в связи с «российским следом» в американских выборах. С Евросоюзом наши отношения стагнируют.

— Возможен ли в перспективе, в случае нерешительности Путина, который будет разрываться между толстосумами и нищающим народом, реакционерами и демократами, ревнителями «особого пути» и сторонниками открытой России, «вариант ГКЧП», госпереворота? Как вы думаете, что в этом случае скажет армия? Какую роль в Системе и какую позицию по отношению к реакционерам занимает Сергей Шойгу?

— Никакой заговор против Путина невозможен, потому что все российские элитные группировки, даже те, которые относятся к нему настороженно и негативно, очень боятся. Не то, что организовать заговор, а даже подумать о нем. Что касается Шойгу, то не надо преувеличивать значение его личности. Он совсем не столь брутален, как впечатление, которое пытается произвести. К тому же он неприемлем для подавляющего большинства групп элит.

«Локальные протесты могут слиться в общенациональную коалицию против власти»

— По данным Левада-Центра, коррупцию в органах власти считают неприемлемой 90% россиян, а почти 70% возлагают на Путина личную ответственность за нее. Более половины говорят, что устали ждать перемен от Путина, прежде всего в борьбе с коррупцией. Вместе с тем президент подписал «закон Тимченко», продолжает поддерживать дискредитированного Медведева (за отставку которого в той или иной степени высказываются 45% граждан). Если Путин все-таки пойдет на выборы, так ли уж устойчивы его электоральные позиции из-за этих очевидных противоречий между ожиданием избирателей и его действиями?

— Те цифры, которые вы приводите, как раз свидетельствуют о морально-психологической усталости общества. Это естественное положение вещей. В любой стране люди устают от своих правителей, даже если они удачливые и симпатичные. Считается, что приемлемый срок правления страной — это 9–12 лет. После этого неизбежно приходит усталость.

Что касается электоральных позиций Путина, то у него по-прежнему большая поддержка, она выше, чем у любого другого потенциального кандидата. И тем не менее она не столь велика, как нам объявляют социологические опросы.

Дело не в том, что опросы лукавят, а в том, что люди не хотят говорить правду, не хотят высказывать интервьюерам свое истинное мнение. Они элементарно боятся или дают так называемые социально одобряемые ответы. Поэтому я бы оценил поддержку Путина как существенную, но отнюдь не феноменально высокую.

— Вы утверждаете, что с митингов 26 марта начался новый политический период. Однако, если все-таки брать в расчет данные соцопросов, пока нет сомнений в том, что, пойди Путин на президентские выборы, он их выиграет: по данным Левада-Центра на начало мая, за Путина готовы проголосовать 48%, за Навального только 1% при 42% неопределившихся. Чем же отличается наступивший политический период от предыдущего? Какие факты говорят об отличиях?

— Я предполагаю, что осенью протест обострится, и это обострение окажется долговременным. Соответственно, выборы президента, независимо от того, пойдет на них Путин или нет, могут проходить в атмосфере политического кризиса, что повлияет не только на ход выборов, но и на их исход. Не стоит также забывать, что выборы — это лишь часть политического процесса и что кроме них существуют иные способы решения политических кризисов и прихода к власти. Я расцениваю то, что происходит в России, как начальную фазу политического кризиса. Он продлится пару-тройку лет и может привести к самым серьезным политическим переменам в стране.

— Забастовка дальнобойщиков и митинги 26 марта по всей стране, митинг против реновации в Москве отличались таким новшеством, как лозунги об отставке не только правительства, но и президента. С другой стороны, опросы того же Левада-Центра показывают: хотя около половины опрошенных считают, что гражданин вправе защищать свои интересы даже вопреки интересам государства — а почти 40% поддерживают митинги против коррупции, — лично «проявить активность» готовы меньше 20%. Вы уверены, что протестные акции могут стать перед президентскими выборами более широкими, массовыми и политическими?

— Речь идет о локальных процессах, как, допустим, в Екатеринбурге — конфликт вокруг строительства Храма-на-воде, в Питере — с Исаакием, в Москве — с реновацией. Все эти протесты имеют хоть и неполитическую природу, но проецируются в политику. Могу точно сказать, что Кремль очень опасается политизации этих протестов из-за того, что их участники все чаще выдвигают политические лозунги, а значит, эти локальные протесты могут слиться в общенациональный протест и возникнет коалиция против власти.

Я полагаю, что страхи Кремля имеют под собой основания. Мне кажется, осенью протест может перерасти в нечто более масштабное и менее контролируемое.

— Видно, что на сегодняшний день власть старается «не играть с огнем», действует в отношении оппозиции, соблюдая баланс, на грани, но не переступая ее. Но как скорее всего будут реагировать власти, если протест усилится? Так же — точечно арестовывая активистов типа Вячеслава Мальцева и Дмитрия Демушкина, повышая контроль за соцсетями и СМИ? Или возможен радикальный «вариант Эрдогана»?

— Россия — страна, где это можно попробовать. Но как только вы это попробуете, то поймете, что у ржавых гаек сорвана резьба, и вся конструкция начнет сыпаться. В России сейчас очень опасно прибегать к избыточному давлению. Поскольку реакция общества может оказаться непредсказуемой, например оно окажет сильное сопротивление. И, кажется, власть это ощущает.

И еще нужно учитывать, что власть не может быть уверена в лояльности полиции и Росгвардии. Полиция — это такие же граждане, как и мы, переживающие те же самые социальные и материальные проблемы, трудности и лишения. Обратите внимание: чем недавно озаботилась омбудсмен по правам человека? Повышением зарплат полицейским!

Есть ощущение, что полиция скрыто нелояльна. Насколько известно, по итогам 26 марта московским полицейским был устроен «разбор полетов», где один из руководителей московской полиции кричал на своих подчиненных, обвиняя их в том, что они отлынивали и не хотели работать. Это не значит, что полиция открыто выступит против власти. Для России излюбленный способ протеста –саботаж. А если полиция начнет саботировать приказы, то это очень опасно для системы.

— Но с другой стороны, полицейские задерживали участников митингов 26 марта, применяя насилие, задержанные жаловались на угрозы. В Биробиджане Росгвардия атаковала рабочих. После 26 марта полицию поддержали Володин и Федотов (СПЧ), а единороссы в Госдуме даже предложили разрешить ей стрелять по толпе. Приговор Юрию Кулию тоже явный реверанс в сторону полиции. Такое ощущение, что силовиков готовят к «варианту Эрдогана» в случае чего, и они, в общем-то, не прочь.

— Это зависит от региона. Чем дальше вы находитесь от информационных потоков, тем легче вам прибегать к насилию. Это зависит от масштаба. Одно дело, когда вы изолируете несколько десятков человек, другое — когда сталкиваетесь с толпой в 50–70 тысяч, и вдруг она начинает вести себя жестко. Я не говорю «агрессивно», а жестко, например защищать тех, кого полиция выхватывает из толпы и тащит в автозак.

— Матвиенко призвала скорректировать «статью Дадина», проанализировать обоснованность тарифов в системе «Платон» и вообще «не прятать голову под крыло». Лидеры парламентской оппозиции после митингов 26 марта потребовали отпустить школьников и студентов, провести расследование фактов, изложенных в фильме ФБК «Он вам не Димон», и случаев применения силы полицией против митинговавших. Единоросс Ревенко заявил в Госдуме, что нападения, поджоги и обливание зеленкой — не средства политической борьбы, а преступление, попрание Конституции. Насколько влиятельны эти «гуманистические» силы?

— Ни о каком гуманизме речь не идет. Это не более чем проявление здравого смысла, которого российская элита не лишена. Но на политику в целом это не повлияет. Политика будет оставаться прежней, поскольку у нее прежняя группа бенефициаров. Это их способ сохранить свое положение. Они боятся любых перемен и хотят сохранить статус-кво. Есть такое универсальное правило: как только вы начинаете демонстрировать мягкость — это повышает амбиции оппозиции. Поэтому ничего подобного мы не увидим.

— Несмотря на активное применение 282-й статьи против «разжигания ненависти», в нашем обществе все равно назрел очевидный раскол: одни поддерживают Навального, другие называют его сторонников «либерал-фашистами» и «предателями; одни защищают Исаакий от РПЦ — другие ратуют за передачу собора Церкви; в постиндустриальных городах к геям относятся терпимо или равнодушно — из архаичной Чечни их вывозят из-за угрозы преследования, а то и убийства, и так далее. При этом, по данным Росгвардии, у 4,5 млн россиян на руках 7,5 млн единиц оружия. А если это оружие (не только зеленка) пойдет в ход в противостоянии россиян друг с другом или с властями?

— Во-первых, 282-я статья безумна. Такой статьи не должно быть в Уголовном кодексе. Во-вторых, в России, несмотря на высокий уровень невротизации и психопатизации, мы тем не менее друг другу в глотку не вцепляемся. А в-третьих, власть больше всего боится, что возможная агрессия реализуется не друг против друга, а найдет общий вектор и направится против власти.

И самое главное — четвертое: чтобы избавиться от этого напряжения, обществу нужно предложить будущее. Власть сейчас этого сделать не в состоянии. Общество нуждается в социальной и исторической перспективе. А власть ему говорит, во-первых, о прошлом: наши деды одержали победу 9 мая! И это основной источник легитимации власти наряду с Крымом. А во-вторых, она говорит: если вы будете протестовать, то станет, как на Украине. Так вот, апелляции к прошлому и к Украине уже не работают.

Люди хотят иметь будущее, которое власть не в состоянии им предложить. Причем это относится не только к обществу, но и к элите тоже.

У элиты отсутствует понимание целей и задач страны, что вызывает у нее растерянность и дезориентацию.

Сказал Валерий Соловей Znak

Поделиться:

Обсуждение статьи

Пирда
May 27 2017 1:36PM

А кто это такой? И зачем нам знать, что он сказал? Вчера одна баба на остановке такое говорила...

Страницы: 1 |

Добавить сообщение




Личный дневник автора
Убитые курорты

Stringer: главное

Максим Кац - представитель новой бюрократии


У Дмитрия Гудкова есть свой человек. Это широко известный в узких кругах почитатель Собянина Максим Кац. Кац глубоко внедрился в группы подготовки к выборам муниципальных депутатов и делает все, чтобы активисты и люди с улицы никуда не прошли. Сам Гуд

 

mediametrics.ru

Опрос

Уберет ли Путин Собянина с поста мэра Москвы?

Новости в формате RSS

Новотека

Загружается, подождите...

Реклама

Loading...

Еще «Монитор»

Новотека

Загружается, подождите...
Рейтинг@Mail.ru
 

© “STRINGER.Ru”. Любое использование материалов сайта допускается только с письменного согласия редакции сайта “STRINGER.Ru”. Контактный e-mail: elena.tokareva@gmail.com

Сайт разработан в компании ЭЛКОС (www.elcos-design.ru)