Pедакция не отвечает за содержание заимствованных материалов

ПРЕДУПРЕДИТЕЛЬНЫЙ ВЫСТРЕЛ. Часть I
14 Июля 2001

ЛЕТАЛЬНЫЙ ИСХОД

31 мая 2001 года руководитель контртеррористической операции в Чечне, замдиректора ФСБ России, вице-адмирал Герман Угрюмов рано утром вошел в свой кабинет на военной базе в Ханкале.

До часу дня Герман Алексеевич отвечал на телефонные звонки. Поговорил с председателем правительства Чечни Станиславом Ильясовым и заместителем полпреда президента России в Южном округе Николаем Бритвиным.

В 13.00 в кабинет вице-адмирала вошел человек в штатском. Герман Алексеевич попросил ни с кем его не соединять. Примерно через полчаса человек покинул кабинет Угрюмова, а спустя 15-20 минут за дверью прогремел выстрел (см. материалы сайта http://www.stringer-agency.ru).

Военные врачи, дежурившие у кабинета, буквально сразу же вошли к Угрюмову и констатировали смерть адмирала от... инсульта. Тело в тот же день отправили в военный госпиталь Моздока, а оттуда на самолете в Москву.

Хоронили Германа Угрюмова как Героя России со всеми почестями. Называли бывшего главу регионального штаба по проведению контртеррористической операции на Северном Кавказе настоящим чекистом, честным и бескомпромиссным офицером.

Из слов провожающих Угрюмова в последний путь следовало, что Герман Алексеевич срывал планы террористов по захвату городов, проведению контрнаступлений и широкомасштабных диверсий. Ему ставили в заслугу задержание Салмана Радуева и зачистку чеченских полевых командиров среднего звена.

Все так. Однако справедливости ради стоит все-таки отметить, что Герман Угрюмов возглавлял антитеррористический департамент ФСБ в ранге замдиректора с 1999 года и все эти годы диверсии не прекращались (достаточно вспомнить взрывы московских жилых домов. - «!»).

Не прекратились диверсии и похищения людей в Чечне и после того, как Угрюмов взял в свои руки руководство Северокавказским контртеррористическим штабом. А лидеры чеченских боевиков по-прежнему живы и здоровы.

И все-таки, несмотря ни на что, Угрюмов действительно долгое время был некоронованным королем Чечни. А в январе 2001 года, когда президент возложил руководство контртеррористической операцией на ФСБ, сняв эту почетную обязанность с Минобороны, адмирал вступил в свои полномочия официально.

Выходец из «особистов» (особые, или Первые, отделы существовали в Советской Армии для негласного контроля над военными и обладали широкой агентурой в офицерской среде, в начале 90-х были ликвидированы. - «!»), Герман Угрюмов был направлен в Чечню не столько для борьбы с терроризмом, сколько для выяснения бизнес-контактов российских генералов с чеченскими боевиками. Направление это совпало с постановлением тогда еще и.о. президента Путина об усилении роли ФСБ в армии и восстановлении особых отделов.

Война - это бизнес. И ничего здесь не сделать. Чеченская война - в особенности.

Нефть по трубопроводу постоянно качается. Самогонные мини-перерабатывающие заводики исправно функционируют. Весь юг России сеет, пашет и собирает урожай на дешевой чеченской солярке. Кто-то должен все это контролировать?

К январю 2001 года Угрюмов, видимо, поставленную перед ним задачу решил. С момента, когда он возглавил Северокавказский антитеррористический штаб, ни одна копейка мимо Угрюмова не проходила. За ним было последнее слово в финансовых, хозяйственных и политических вопросах. Вся агентурная работа в Чечне замыкалась на Угрюмова. У него в руках были прямые неофициальные контакты с Басаевым, Хаттабом и Масхадовым.

Чтобы такой человек застрелился, в Чечне должно было произойти нечто экстраординарное.

УСКОРЕННАЯ ПЕРЕМОТКА

Последние семь лет в Чечне все по-будничному, без изменений. «Зачистки», «точечные» бомбардировки, засады, диверсии и похищения людей...

Меняются только названия. Сначала было наведение конституционного порядка, потом - контртеррористическая операция. Экстраординарными можно признать только два случая: захват Грозного боевиками 6 августа 1996 года (день независимости самопровозглашенной республики Ичкерия. - «!») и вторжение Басаева с Хаттабом в Дагестан 7 августа 1999 года.

Первый случай закончился тем, что Ельцин склонил голову перед олигархами, а Квашнин стал начальником Генштаба. Второй - приходом к власти Путина и очередным повышением статуса боевых генералов в иерархии государственной власти.

После того как предвыборный аспект кавказской войны отгремел, Чечня отошла на второй, третий - в общем, на задний план.

Власть повесила над войной плотную завесу цензуры. Из-за завесы доносилась периодически какая-нибудь новость о том, как очередную мелкую сошку боевиков «замочили в сортире». Правильно, «кто нас обидит, тот дня не проживет». И ничего.

Однако начиная с середины мая события вокруг Чечни начали как-то спрессовываться, невзирая на цензуру. Никаких громких скандалов вроде бы не происходит. Все идет своим чередом, но «забытая война» при этом покидает информационные задворки и постепенно выползает на первые полосы газет и информагентств.

Впечатление такое, что на просмотре военной хроники испортился проекционный аппарат и кадры начинают мелькать на повышенной скорости.

Скоропостижный и долгосрочный отпуск командующего Объединенной группировкой войск в Чечне Валерия Баранова.

Спустя пять дней перехват и озвучка помощником президента Сергеем Ястржембским видеокассеты с посланием Басаева.

Через десять дней «инсульт» главы регионального оперативного штаба по проведению контртеррористической операции на Северном Кавказе Германа Угрюмова.

Через три дня скандальное заявление командующего Северокавказским военным округом Геннадия Трошева о необходимости проведения публичных казней в Чечне. А дабы ускорить процесс поимки и уничтожения боевиков Трошев предложил назначить премию - по 1 млн. долларов за головы Басаева, Хаттаба и Масхадова и по 250 тыс. долларов за Гелаева и Бараева.

Через 10 дней - гибель двух фронтовых штурмовиков «Су-25» российских ВВС.

Еще через 10 дней - уничтожение одного из лидеров чеченских моджахедов Арби Бараева.

Два дня спустя - расстрел очередной группы каких-то боевиков в каком-то ущелье...

Стоп. Перебор. Все сначала, помедленнее и поподробнее.

ВНАЧАЛЕ БЫЛО СЛОВО

20 мая помощник Президента России Сергей Ястржембский в эфире программы Владимира Познера «Времена» на телеканале ОРТ продемонстрировал эпизод видеообращения Шамиля Басаева к Руслану Гелаеву.

Помощник президента подчеркнул, что расшифровка видеозаписи закончена. Эксперты уже подтвердили подлинность пленки и то, что на ней запечатлен действительно Басаев. Ястржембский заверил зрителей, что это очень серьезный документ, в котором есть «масса интересных вещей», и пообещал передать в прессу «полный вариант этого документа».

21 мая информагентства действительно распространили текст стенограммы, а электронные и печатные СМИ процитировали его кусками на следующий день. Но «полного варианта этого документа» (имеется в виду видеокассета. - «!») нет ни в одной газете или информагентстве. Нет его и на ОРТ.

Из короткого отрывка, продемонстрированного в программе у Познера, хорошо видно Басаева в интерьерах, которых полно во всех его интервью для прессы. Первые несколько секунд Басаев говорил по-чеченски с закадровым переводом, потом чеченский текст Басаева исчез, остался только голос якобы переводчика.

Такой топорной работы отечественная контрразведка давно не демонстрировала. Ясно, что кассета «делалась» впопыхах. Видимо, на Лубянке очень спешили озвучить необходимую информацию.

В этом смысле не важно, чью стенограмму старательно озвучила пресса: басаевского обращения к Гелаеву или текст «закадрового» переводчика. Наоборот, «масса серьезных вещей», на которые обращал внимание Сергей Ястржембский, становится еще серьезнее и интереснее.

Наиболее серьезными представляются три момента из опубликованного информагентствами текста.

Первый касается весенне-летних планов боевиков по захвату Грозного и необходимой для этого помощи со стороны боевиков Панкисского ущелья.

Второй относится к планам наладить поставки зенитно-ракетных комплексов «Стрела» (в различных изданиях ЗРК «Стрела» называли то «Стингером», то «Иглой». - «!»).

Третий - рассказ о том, как федералы зажали боевиков, как они вскрывают тайники с оружием, но боевики все равно покупают его обратно (видимо, имеется в виду, что тайники вскрывают контрразведчики, а оружие продают войска. - «!»).

Лучше всего впечатление от распространенной Ястржембским стенограммы выразил, пожалуй, интернетовский сайт grany.ru (многие считают, что «грани» принадлежат Борису Березовскому. - «!»): «Мы, дорогие сограждане, хотели уже закончить всю эту бодягу, но сообщения о наших победах оказались враками, генералы с освоенных нефтяных скважин уходить не хотят, а руководство страны ссориться не хочет не только с генералами, но даже с полковниками, некоторым из которых, оказавшимся под судом, оно даже «по-человечески сочувствует». В феврале еще была возможность переговоров, и многие влиятельные полевые командиры тогда с интересом ждали сигналов из Москвы, а теперь никто уже ничего не ждет, и остается только воевать, и не надо удивляться, если боевики снова возьмут Грозный, и соответствующие оперативные данные на этот счет имеются».

Смех смехом, но если сравнить происшедшие вслед за стенограммой события в Чечне, то обнаружатся удивительные совпадения.

Поделиться:

Личный дневник автора
Убитые курорты
Иероглиф

Stringer: главное

Темная лошадка Мария Певчих не становится светлее


Олег Кашин,который живет в Лондоне, где работает его жена, подтвердил, что Мария Певчих в самом деле работает на ФБК, выполняя для фонда аналитическую работу — якобы именно потому ее имя и не было известно. Он заметил, что нет никаких оснований верить Ки

 

mediametrics.ru

Опрос

Следует ли Собянину во время эпидемии продолжать менять плитку и бордюры?

Новости в формате RSS

Новотека

Загружается, подождите...

Реклама


Новотека

Загружается, подождите...
Рейтинг@Mail.ru
 

© “STRINGER.Ru”. Любое использование материалов сайта допускается только с письменного согласия редакции сайта “STRINGER.Ru”. Контактный e-mail: elena.tokareva@gmail.com

Сайт разработан в компании ЭЛКОС (www.elcos-design.ru)