Pедакция не отвечает за содержание заимствованных материалов

Новости | все материалы раздела

Почему «партия власти» живет один сезон?
9 Марта 2004

В течение 12 лет мы с завидной регулярностью наблюдаем в России одно и то же явление, а именно - возникновение, расцвет и исчезновение очередной партии власти. Почему они живут так мало? И отчего у них нет «пары» - оппозиционной партии?

Две макроэкономических политики - две партии

Есть всего две модели. Или государство ставит своей целью ускорение экономического развития, а для этого надо или увеличивать норму накопления, т.е. потуже затягивать пояса, или привлекать внешние ресурсы. Эта политика в дальнейшем обернется ростом занятости, увеличением ВВП, ростом доходов казны и ростом бюджета.

Или же государство ставит своей целью облегчение доступа населения к благам цивилизации со всего мира, т.е. либерализует внешнюю торговлю, движение капиталов, в том числе, и на вывоз, упрощает движение трудовых ресурсов и т.д. Во втором варианте не требуется поднимать норму накопления как доли ВВП, а населению живется чуть легче, чем при первом варианте.

Но что будет потом, - какие налоги, какой бюджет и сколько рабочих мест, - никто не знает. «Потом» обычно случается мощный экономический кризис по типу российского 1998 года или аргентинского 2001 года.

В Великобритании в сложные периоды к власти приходили лейбористы, они обкладывали налогами капитал, национализировали шахты и железные дороги, девальвировали фунт стерлингов и заставляли бизнес инвестировать производство. В этом смысле очень характерны 20-е и 70-е годы. В 20-е годы ряд мягких девальваций фунта стерлингов, особенно после крупнейшей забастовки английских шахтеров в 1926 году, привели к тому, что именно Англия легче всех других стран перенесла Великую экономическую депрессию 1929-1933 годов. В 70-е годы Англию просто прозвали «больным Европы», страна регулярно выпадала из европейской «валютной змеи» (колебания обменных курсов - не более 2,5 %), имела хронический дефицит бюджета, не поддалась на мощнейший нажим США и так и не отправила ни одного томми на вьетнамскую войну - не по карману. Но взамен получила долговременную экономическую стабильность и вполне смогла бы обойтись без кризиса 1992 года, если бы не 11-летнее правление Маргарет Тетчер, проводившей совсем другую макроэкономическую политику.

Диктаторов можно и избирать

А то, что диктаторов можно и избирать, доказывать не надо. Дювалье в Доминиканской республике и Стресснер в Парагвае избирались не единожды.

Россия после 1917 года чуть-чуть не попала в эту ловушку «сильных личностей» или хунты. Брусилов, Корнилов и даже Колчак вполне могли бы примерить на себя «шляпу Боливара», но одному помешали убеждения и личная щепетильность, другому - шальной осколок в 1918 году во время Ледового похода, а третьему - наркотики.

Вывод из исторического экскурса предельно прост: смена клик-хунт-семей - «партий власти» может растянуться лет на 150. Но неизменным в этом сценарии будет одно - каждая следующая клика-хунта-семья будет вырезать предыдущую и делить ее наследство, а потом, когда подойдет момент, у каждого диктатора найдется «верный» ему слуга, но с верными именно этому слуге Преображенским и Семеновским полками. Напомним, что Пиночета сделал Министром обороны Чили именно Сальвадор Альенде.

Как такой ход истории отражается на экономическом развитии, объяснять не надо. Достаточно вспомнить кризисы в Мексике 1994-1995 годов, в Бразилии в 1996-1997 годах, в Аргентине в 2000-2001 годах и т.д. и т.п.

Две партии

Экономический водораздел, по которому бизнес должен развести по разные стороны свои политические интересы, достаточно нагляден. Торговый, особенно внешнеторговый капитал, ориентированный на импорт в страну, в первую очередь, потребительских товаров, а также банковский капитал, этот бизнес обслуживающий, по своим родовым принципам должны тяготеть к «западникам», добиваться укрепления курса рубля (ведь импорт становится в рублях дешевле), ратовать за все возможные виды «либерализации» всего, чего угодно.

Капитал, завязанный на длительные производственные циклы (машиностроение, металлургия, основная химия), капитал, требующий гигантских капиталовложений (горная промышленность, нефтегазодобыча, тяжелое машиностроение, аэрокосмическая и атомная промышленность), а также банки, их обслуживающие, должны формировать национальное крыло политической системы.

Заметим, что при всем внешнем антагонизме этих двух политических течений, их объединяет много общего - язык, территория, культура, среда обитания их бизнеса и т.д. Ведь экономике необходимо и то, и другое, и экспорт, и импорт. Другое дело - в какой пропорции. Будут ли все сверхприбыли, которые дает внешняя торговля, расходоваться на оборону, космос и помощь международному коммунистическому движению, или же мы распродадим все арсеналы, технологии и ресурсы за ради очередной тряпки-шмотки. Обе эти крайности страна уже пережила, причем в самом маргинальном варианте, за последние 25 лет. Но механизм выработки компромисса между этими подходами все еще не найден. И не будет найден до тех пор, пока в стране не сложится нормальная двухпартийная система, при которой перегиб полки в одну сторону всегда заканчивается ударом по лбу другим концом той же полки, а именно - проигрышем очередных выборов.

Политика под диктовку

Неспособность бизнеса самостоятельно позиционировать себя относительно политической системы России, неизбежно порождает у власти искушение заняться поиском собственных форм структурирования бизнес - сообщества.

Если не заниматься серьезной политологией, а осмысливать процессы лишь на поверхностном уровне, то деление бизнеса на олигархический, крупный и средний, а также малое предпринимательство, выглядит вполне приемлемо. Но челнок, торгующий на рынке импортом, и ростовский фермер, пытающийся продать баржу зерна в Египет, имеют совершенно разные взгляды на курсовую политику Центрального банка.

Различных бизнес-объединений, появившихся на ландшафте нашей страны за последние 12 лет, и сосчитать невозможно. Но лишь РСПП, «Деловая Россия» и ОПОРа (объединение предпринимательских объединений России) - политические проекты главного кремлевского политтехнолога Суркова, получили некоторую известность.

Но диалектику с помощью PR-технологий и рептильных фондов все равно переделать нельзя. Какие политические конструкции из бизнес- сословия ни строй, все равно они рухнут, если они имеют макроэкономический водораздел, по сути - тектонический разлом в своей основе. Если нужны примеры - их в рамках этих «трех колонн» бизнеса предостаточно. В том, что РСПП вечно находится на грани раскола, написаны уже сотни статей, но никто не объяснил - почему. Хотя в свете вышеизложенного объяснения предельно просто.

«Деловую Россию» раздирали внутренние распри с первого же дня ее существования. Через год после ее образования из этой структуры сбежал ее председатель, и организация практически полностью развалилась. Но если в «Деловой России» еще были хоть какие-то ростки самостоятельности и самодостаточности, то об ОПОРе и этого сказать нельзя. Полностью финансируемый за счет государственного «общака» Владиславом Сурковым PR-проект для «отчета о проделанной работе».

На днях будто бы объявлено о «слиянии» всех этих структур. Вряд ли кто сможет объяснить, в чем будет состоять «политическое слияние» торгаша-челнока и «Уралмаша» Кахи Бендукидзе.

Кто реально правит сегодня Россией?

Фамилию президента назовет сегодня любой россиянин. Его образ безупречен, тщательно прорисован, прекрасно обрамлен, а PRопаганда вбивает в головы людей надежды на лучшую жизнь. Но есть власть публичная, представленная президентом, а есть базовая властная группировка, именуемая по обыкновению «питерскими». А есть власть теневая, неформальная, но от этого не менее реальная. Это власть макроэкономическая: бюджетная и налоговая политика, внешнеторговая политика, курсовая политика ЦБ и его политика в области процентных ставок. На международном жаргоне МВФ - экономическая власть. Мы по наивности полагаем, что она принадлежит президенту и правительству. Но это далеко не так.

В действительности, экономическая власть в России принадлежит клану «старопитерских» во главе с Анатолием Чубайсом. Не думаю, что кто-то рискнет оспаривать утверждение о том, что и министр финансов Алексей Кудрин, и председатель ЦБ Сергей Игнатьев - это люди, преданные, в первую очередь, Анатолию Борисовичу. И проводят они абсолютно ту же макроэкономическую политику, что и в 1993-1998 годах.

Формально власть другая, а по смыслу - прежняя. Ни президент, ни премьер, ни весь клан «младопитерских» ничего не могут противопоставить Чубайсу, который в современной России реально «весит», пожалуй, больше, чем премьер-министр. Ибо именно он формирует и проводит в жизнь именно те макроэкономические подходы, которые он осуществлял в Белом Доме в 1996-1998 годах.

Проводимая сейчас в России макроэкономическая политика полностью соответствует подходам «западников», а смысл ее сводится к простым и незатейливым рецептам: делать рубль как можно более тяжелым по отношению к конвертируемым валютам; душить развитие собственной страны путем налоговой политики, профицитного бюджета (который изымает деньги из экономики и сужает внутренний рынок), бессмысленного накопления валютных резервов в Центробанке, которые мало того, что не работают на собственную экономику, да еще и дешевеют из-за инфляции в США.

Девальвация рубля в 1998-1999 годах, оживившая российское производство, и международная конъюнктура на наши экспортные товары дали нам небольшую передышку. А устойчивые профициты бюджета 2000-2003 годов создали иллюзию, будто бы с нашим экономическим развитием все в порядке. Это далеко не так. Пресса не в курсе, ее просто не информируют, так как надо будет объяснять, в чем проблема. А объяснять властям не хочется, ведь эту проблему породила именно их макроэкономическая политика.

Суть этой проблемы сводится к тому, что, начиная с 2001 года, уже три года подряд в России идет падение собираемости налогов в госбюджет. Сначала оно было относительным, в процентах от доли ВВП, и к тому же компенсированным. Ведь доходы от таможни росли куда быстрее, чем падала собираемость налогов, но в прошедшем году компенсационные возможности таможни уже не смогли компенсировать (теперь уже не относительное, а абсолютное, в рублях, падение налоговых поступлений). Президент по сему поводу чуть-чуть топнул каблучком, но экономические советники его быстро успокоили и шум поднимать не дали. Второй симптом надвигающегося кризиса - первый за 5 лет дефицит Пенсионного фонда в прошедшем году. Это очень мощный катализатор кризиса, причем долговременный, ведь одновременно копить пенсии работающим и платить пенсии пенсионерам из одного и того же источника - пенсионных отчислений, практически невозможно.

Новое падение

Страна полностью исчерпала все благостные последствия девальвации 1998 года и вступила на дорожку, ведущую к кризису. Сценарий его будет таков: падение доходов государства в абсолютном (в рублях) и относительном (как доли ВВП) выражении; сначала уменьшение, затем обнуление, а вскорости и переход к отрицательным значениям сальдо внешней торговли; а затем возникнет дилемма, причем очень не простая. Или как Чубайс и Дубинин в 1997-1998 годах держать курс рубля до последнего, невзирая на быстрое уменьшение валютных резервов ЦБ и, как С.Алексашенко в мае 1998 года, кричать на каждом углу «девальвация - это провокация». Но при этом кризис все равно грохнет. Или расписаться в собственном бессилии, в безграмотности макроэкономической политики и уйти в отставку и правительству, и президенту, и денежным властям. Последнее если и случится, то лишь частично, найдут стрелочника. Но кризис станет звуком труб победных для семеновцев и измайловцев, т.е. для новой партии власти.

В сентябре 1997 года, когда первый вице-премьер, А.Чубайс представлял Россию на выездной сессии МВФ в Гонконге, он врал на весь мир об экономических достижениях России, о падении ставок на финансовом рынке, о 18 млрд. долларов валютных резервов ЦБ, о больших темпах роста экономики. Врал, но при этом прекрасно знал, что торговый баланс страны уже схлопнулся (т.е. обнулился) и вот-вот станет отрицательным. А значит кризис не за горами.

Сейчас происходит то же самое, западники-глобалисты-англоманы-либералы в очередной раз толкают страну к кризису. Властная элита справиться с экономическими властями не в состоянии, ее просто дурят. Затем кризис, новая партия власти, новый харизматичный лидер, новая любовь всего народа, и так по кругу, лет на 150.

Д.э.н. Карл Леонов

Поделиться:

Обсуждение статьи

Знающий ответ
Mar 10 2004 11:51AM

Партии власти живут мало, потому что лизать долгое время задницу даже самым беспринципным кажется негигиеничным.

Клон
Mar 10 2004 12:23AM

Партии однодневки, как какое-нибудь ТОО

Страницы: 1 |

Уважаемые участники форума! В связи с засильем СПАМа на страницах форума мы вынуждены ввести премодерацию, то есть ваши сообщения не появятся на сайте, пока модератор не проверит их.

Это не значит, что на сайте вводится новый уровень цензуры - он остается таким же каким и был всегда. Это значит лишь, что нас утомили СПАМеры, а другого надежного способа борьбы с ними, к сожалению, нет. Надеемся, что эти неудобства будут временными и вы отнесетесь к ним с пониманием.

Добавить сообщение




Личный дневник автора

Новая книга Елены Токаревой

Иероглиф

Stringer: главное

Ксения Собчак первая кидается на грязные разводы и вонючие скандалы


Собчак взяла интервью у Жанны Шамаловой, которая вышла замуж за бывшего путинского зятя Кирилла Шамалова. Теперь Шамалов пытается изобразить брак с Жанной как фиктивный. В процессе интервью Ксения, которая явно выполняла заказ Кирилла Шамалова, озвучила,

 

mediametrics.ru

Опрос

Следует ли Собянину во время эпидемии продолжать менять плитку и бордюры?

Новости в формате RSS

Новотека

Загружается, подождите...

Реклама


Еще «Новости»

Новотека

Загружается, подождите...
Рейтинг@Mail.ru
 

© “STRINGER.Ru”. Любое использование материалов сайта допускается только с письменного согласия редакции сайта “STRINGER.Ru”. Контактный e-mail: elena.tokareva@gmail.com

Сайт разработан в компании ЭЛКОС (www.elcos-design.ru)