Pедакция не отвечает за содержание заимствованных материалов

Новости | все материалы раздела

Лукашизм не умрет, пока жив Лукашенко
5 Октября 2005

Главное - что режим Лукашенко сумел не только провозгласить, но и реализовать весьма эффективную социально-экономическую политику, создать, вслед за своими предшественниками - Гитлером, Кадаром, Тито, Ден Сяопином - реальную социалистическую рыночную экономику, которая эффективнее и чем стихийный, «дикий» капитализм, и чем олигархическая система, и чем сугубо плановая, сталинского пошиба, социалистическая экономика».

Украина с огромным вниманием следит за тем, состоится ли демократический переворот в соседней Белоруссии. Эксперты с огромным скепсисом относятся к тому, что «батька» допустил избрание единого кандидата от демократических сил. «Украинская правда» пишет, что:

«...ни одного шанса демократическим, то есть институционным путем осуществить ротацию властной элиты в неототалитарном государстве, которым является Беларусь, невозможно ни практически, ни теоретически. И совсем не потому, что народ такого государства зазомбирован мощной пропагандой - такая пропаганда существует, но она вторичный фактор.

Главное - что режим Лукашенко сумел не только провозгласить, но и реализовать весьма эффективную социально-экономическую политику, создать, вслед за своими предшественниками - Гитлером, Кадаром, Тито, Ден Сяопином - реальную социалистическую рыночную экономику, которая эффективнее и чем стихийный, «дикий» капитализм, и чем олигархическая система, и чем сугубо плановая, сталинского пошиба, социалистическая экономика».

Действительно, не секрет, что экономика Белоруссии растет, несмотря ни на что, быстрее, чем экономика РФ.

Что построил Лукашенко в Беларуси?

Для того чтобы понять, почему режим Лукашенко не поддается «нормальному» устранению обратимся к теории.

Одними из интереснейших исследователей современных неототалитарных систем являются американец Хуан Линц и белорус Андрей Санников.

По Линцу, в современном мире для тоталитаризма совсем не обязательна партийная форма власти. Довольно того, что создается монистическая руководящая структура власти, при которой правящая группа не имеет ответственности перед выборными органами и не может быть лишена власти институционными средствами. При этом все другие классические признаки тоталитаризма (мощная государственная пропаганда, высокая роль силовых структур, уничтожение или обезвреживание оппозиции, огосударствление общества, полнейший контроль властной группы за экономикой и т.п.) остаются в силе.

Но все же неототалитаризм начала ХХІ столетия имеет черты, отличные от классического тоталитарного порядка середины ХХ столетия. Эти черты стали предметом исследования белорусского правозащитника и научного работника Андрея Санникова. Так вот, к классическим признакам тоталитаризма, к которым, кроме названных выше, принадлежат полный контроль власти над СМИ, фактическое отсутствие деления властей, идеологическое давление на сознание и подсознание населения с целью манипулирования ими («идеология Белорусского государства» - так называется официально «лукашизм»), поиск врагов, внешних и внутренних и построение разветвленной системы террора, - исследователь прибавляет и другие.

Среди важнейших - выборочное отношение к истории, которое власть навязывает обществу (что в современном информатизированном мире приобретает особый вес), возражение (словесное и практическое) самой возможности существования системной оппозиции - это и ставит под угрозу жизнь Милинкевича - ведь он призван своими действиями попробовать возразить этот тезис правящего режима.

Санников принимает и развивает утверждение Линца о возможности построения и существования неототалитаризма при отсутствии партийной формы правления. В самом деле: какая разница, есть ли «руководящая и устремляющая» партия или же ее нет, если вся власть и без нее сосредоточена в руках определенной группы, ответственность которой перед свободно избранными органами отсутствует? Если эта группа не может быть лишена власти институционными средствами?

Что же касается экономической основы жизни современной Беларуси, то это в самом деле рыночный социализм (не путать с социальной рыночной экономикой немцев, скандинавов или канадцев!).

С одной стороны, здесь все рычаги влияния и ключевые предприятия и банки находятся в руках государства - непосредственно, через контрольный пакет акций или другие формы контроля и распоряжения.

С другой стороны, существует частный капитал, преимущественно на уровне мелкого и среднего, которому разрешено играть по рыночным правилам, но сохранять при этом полнейшую лояльность к режиму и в случае необходимости выполнять все экономические прихоти правящей группы.

Вместе с тем государство обеспечивает своим подданным достаточно высокие жизненные стандарты (высокие, конечно, не по сравнению с самыми развитыми странами мира, а с соседями, которые находятся в довольно сложной социально-экономической ситуации). Итак, народ, сравнивая себя с соседями, реально чувствует заботу вождя и признателен ему за то, что фюрер (батька, команданте, дуче) делает для него.

Экономика должна... быть

А теперь посмотрим ближе на социально-экономическую основу стабильности режима Лукашенко.

Сперва - официальные данные и планы. Объем ВВП Беларуси в 2020 году может вырасти вдвое в сравнении с 2005 годом, сообщил министр экономики страны Николай Зайченко, представляя проект Национальной стратегии устойчивого развития на период до 2020 года. По проекту, доля инвестиций в ВВП должна вырасти в 2,4-2,6 раза, что позволит модернизировать производство на основе передовых технологий.

Одновременно доля услуг в структуре экономики должна вырасти с 44% до 52% соответственно с общемировой тенденцией, а доля оплаты труда в структуре ВВП увеличится от настоящих 36% до 39-40%. С 30% до 15% запланировано уменьшить количество людей, доходы которых ниже прожиточного минимума. В общем, объем ВВП на душу населения по паритету покупательной способности в Беларуси запланировано увеличить с 30% до 70% от аналогичного показателя среднеевропейских стран.

Это был, так сказать, взгляд оптимистов, которыми и должны быть по должности члены правительства.

А вот взгляд пессимистов, которыми относительно Беларуси традиционно выступают представители Международного валютного фонда. Ведь: МВФ прогнозирует рост ВВП Беларуси в 2006 году на 4%, инфляцию на уровне 12,5%; по оценке МВФ, в 2005 году прирост ВВП Беларуси будет составлять 7,1%, инфляция - 12,1%.

Истина, наверное, где-то посредине. По крайней мере, за прошлый год прирост ВВП в Беларуси составлял 11%, прогноз МВФ в начале года - 7%, осенью (т.е. того же сезона, что и приведенный выше прогноз на следующий год) - 10%.

А рост на уровне 6-7% за 15 лет в самом деле дает возможность удвоить ВВП, на уровне 5% - приблизиться к этому (ведь каждый год очередные 5% «накручиваются» на большую, чем сейчас, базу).

Так что, действительно существует «белорусское экономическое чудо»? И Лукашенко удалось создать что-то эффективнее, чем демократия? Вовсе нет. Просто успешный социалистический рынок дает возможность тоталитарному государству выглядеть лучше лишь по сравнению со своими кризисными соседями, но не с нормальными странами, где реально действуют социальная рыночная экономика и политическая демократия.

Но при этом белорусская экономика, вне сомнения, заметно эффективнее по сравнению с украинской кланово-олигархической или русской кланово-чекистской моделями.

Скажем, прошлогодний прирост ВВП в Беларуси, обеспеченный за счет так называемого «реального сектора», - 52% роста дают промышленность, строительство, сельское хозяйство, транспорт. В сельском хозяйстве страны заняты 12% населения, производят они 10,7% национального продукта, прирост - 12,9%.

При этом в больших товарных хозяйствах (колхозы и совхозы) прирост выше, чем в фермерских хозяйствах (мелкое товарное производство). Собственно, так и должно быть, если действительно работают механизмы экономики. А белорусская промышленность в прошлом году вышла на уровень 130% от уровня 1990 года, ее прирост - 15,9%.

Производят автомобили, автобусы, троллейбусы, тракторы, телевизоры, радио, оптику, микроэлектронику - вплоть до искусственных клапанов сердца.

Конечно, почти все это уступает американским или японским образцам. Но по комплексным показателям «цена-качество» значительная часть белорусской продукции конкурентоспособна на внешних рынках. Вот работают в украинских селах тракторы «Беларусь». Трактор как трактор - немного улучшенный советский. А где трактор «Украинец», давно уже разработанный отечественными конструкторами и лучший по ряду показателей?

Так же и с автобусами МАЗ, которые курсируют по Киеву и ряду других украинских городов. Есть у нас не хуже ЛАЗы, но ведь Львовский автозавод никак не выйдет на уровень своих потенциальных возможностей, а вот МАЗ за 2004 год нарастил выпуск автобусов на 44%. При этом они удешевляются, и не случайно 90% его продукции идет на экспорт в Россию.

Но больше: в прошлом году МАЗ выпустил 20.500 тягачей, самосвалов, лесовозов и т.п. (прирост 20%), а все автозаводы России выпустили только 13.700 авто этих классов. Правда, интересно?

Скажут: это все дешевый газ, дешевая нефть, которую белорусам за их лояльность поставляет Россия. Но за лояльность ли? Когда Москва вдруг решила существенным образом увеличить цены на энергоносители для Беларуси, то Лукашенко приказал немедленно начать переговоры о выводе из страны русских объектов противовоздушной обороны. А для того, чтобы их снова построить в России, нужны 25 миллиардов долларов. Поэтому пока что, и, очевидно, на долгую перспективу, энергоносители для Минска Москва будет поставлять по приемлемым ценам.

А еще - вывод элементарный - любая экономическая система, даже тупая советская, лучше, чем тот тотальный «дерибан» государственной собственности, который был проведен во времена Леонида Кучмы в Украине, особенно при Кучме-2.

И еще одна интересная деталь: экономика Украины практически уже исчерпала резервы возобновительного роста, потом нужна ее коренная модернизация, чтобы восстановить нормальные темпы роста ВВП. А вот в Беларуси модернизация частично уже проведена - диктатором Лукашенко.

Что ж, ничего нового: Гитлер, между прочим, тоже успешно обновил немецкую промышленность в 1930-х...

Социализм Лукашенко

Белорусский язык и культура в стране в загоне - в Минске закрыт единственный белорускоязычный лицей. В том же Минске построена новая Национальная библиотека, а на ФМ-станциях не меньше, чем 70% музыкального репертуара должны быть белорусского производства. Речь идет о двух разных проектах Беларуси и ее национальной культуры - один у «буржуазно-националистической» интеллигенции, другой - у «бацьки».

И вполне понятно, почему побеждает последний проект. Ему оказывает содействие развитый социализм Лукашенко.

Скажем, государственные расходы Беларуси на здравоохранение - 4,8% ВВП, в России - 3,7% ВВП, об украинских лучше промолчать. Средний размер пенсии в Украине только в этом году догнал в долларовом расчете белорусский, но ведь там на порядок меньше плата за жилищно-коммунальные услуги. Средняя зарплата в стране на уровне, близком к 250 долларам - в Украине такой уровень зарплаты только в Киеве.

В конце 2004 года ВВП Беларуси и России на душу населения практически выровнялись и составляли около 8.500 долларов. Снова таки, это немного - но Лукашенко при этом в прошлые годы возвратил всем, кто держал на территории Беларуси еще в советские времена деньги на сберегательных книжках, 70% от их реальной стоимости - в том числе и гражданам Украины, которым повезло держать в 1991 году свои сбережения на территории нынешнего Лукашенколенда.

Что касается социальной сферы, то здесь Лукашенко также успешно идет путем своих предшественников, не спеша снять все объекты социальной сферы с баланса предприятий на государственный или местный бюджеты или приватизировать их.

Абсолютное большинство белорусских предприятий, в отличие от русских, сохранили свои общежития, санатории-профилактории, медсанчасти, детские садики и ясли, спортзалы и т.п.

К сказанному добавим, что в Беларуси - наиболее низкий среди государств-соседей уровень безработицы - только 2%, так же, кстати, как у Гитлера в середине 1930-х. Правда, немецкий фюрер, кроме социальных благ для трудящихся классов и стремительного экономического роста, обеспечил еще и высочайший средний уровень жизни в тогдашней Европе - а этого Лукашенко не сможет никогда.

Убить дракона

Все сказанное ни в коем случае не означает, что автор является приверженцем лукашенковской политико-экономической модели обустройства страны. Речь идет совсем о другом. О том, что те модели экономики и особенно организации социальной сферы, которые демонстрируют белорусам соседние страны, за исключением разве что Польши и Литвы, не весьма соблазняют тех подражать примеру - ни русский, ни украинский, ни даже латышский.

Поэтому «бацька», который пока что довольно успешно играет на геополитических проблемах России и НАТО, умудряется получать преференции для развития экономики Беларуси и новые рынки для экспорта белорусской продукции, в том числе и незаконного экспорта оружия в «горячие точки» современного мира.

А пока в стране будет экономическая стабильность, которая будет выливаться в определенные социальные гарантии, пока имущественное расслоение не станет кричащим, пока государство строит квартиры для очередников, пока зарплат белорусских учителей хватает для того, чтобы накопить деньжат и отдохнуть в Крыму (способен ли на это обычный украинский учитель?), - до тех пор настоящий режим в стране не упадет.

Тем более - путем общих выборов, где на стороне Лукашенко будет играть весь колоссальный государственный пропагандистский аппарат.

И ничего, что люди в Минске, с нашей точки зрения, в своем подавляющем большинстве какие-то не такие, «серые», забацаные», придавленные или зашоренные. В Третьем Рейхе было так же. Но ведь не случайно Эрих Фромм назвал свое классическое произведение «Бегство от свободы». Добровольный, между прочим, побег - когда массовый человек обменивает политические и культурные свободы на стабильность, на защиту со стороны государства, на спокойную жизнь в стране, где ей гарантированы пусть минимум потребительских благ.

Даже больше: серьезного осмысления требует та проблема, что и социалистическая рыночная экономика, и разные типы тоталитаризмов - это ответы (в конечном итоге неадекватные, исторически тупиковые, но ответы не столько элитарные, сколько народные) на определенные вызовы развития.

Ответом такого типа в свое время стал немецкий национал-социализм; потом - «гуляшевый социализм» в Венгрии и самоуправляющийся социализм Югославии. Теперь что-то подобное охватывает Латинскую Америку - Венесуэлу, Боливию, Эквадор...

Другими словами, чтобы быть обезвреженным, дракон должен быть прежде всего изученным. Ведь тоталитарные режимы возникают не на пустом месте. И не обязательно они сразу же строят лагеря для инакомыслящих - проще оставить этих инакомыслящих якобы на воле, «расконвоированными», но лишенными реального влияния на людей.

Собственно, белорусская оппозиция, вопреки всему, имела хотя бы призрачный, хотя бы теоретический шанс, если не на успех, то на достойный уважения результат президентских выборов.

Одно дело окончательно проиграть, другое - удостоверить наличие серьезной общественной поддержки твоих идей. Но, может так произойти, что настоящий «раздрай» в Украине, которая должна была стать примером для белорусов, и отсутствие реальных экономических успехов новой власти этот шанс снивелировали.

Итак дракона сперва надо убить в Украине...

Сергей Грабовский, заместитель главного редактора журнала «Современность»

04.10.2005

Поделиться:

Обсуждение статьи

ромашка
Jan 22 2016 4:39PM

дико завидую белорусам- нам бы такого президента!

СПб
Jan 23 2009 12:13AM

Статистика: из семи жителей Минска, только четыре - коренных. Т.е. Белоруссия обрастает иностранными жителями. Какая речь может идти о диктатуре. Мой друг живет в Витебске с 2005 года, переехал из Санкт-Петербурга на постоянку.И не жалеет!

крапива
Jan 22 2009 11:45PM

Лукашенко - The Best и не ипёт!

ПРАВДА про режим
Apr 14 2006 5:18AM

Иногда безумие приходит незаметно. Но чаще оно буквально врывается в жизнь человека. В этот момент главное — вовремя заметить признаки кризиса и предотвратить катастрофу. Безумие всегда чревато. Либо для жизни самого безумца, либо для жизни окружающих его людей. Особенно страшно, когда безумец оказывается во главе государства. История полна примеров безумств своих самых известных правителей. Цена неустойчивой психики правителя — тысяча, миллион, десять миллионов жизней... Но это было вчера. Сегодня безумцы тоже обладают властью. И последствия их правлений нам пока еще до конца неведомы. Скажем, сколько лет понадобится новому и крайне одиозному президенту фундаменталистского Ирана Махмуду Ахмадинеджаду, чтобы ударить по Израилю ядерным оружием?

Александр Лукашенко, жестко и авторитарно управляющий соседней Беларусью на протяжении последних 12-ти лет (два срока по пять лет плюс два года, украденных у белорусской Конституции и... не засчитанные в его президентский стаж), всегда отличался неуемной жаждой власти. Он не терпит малейшей конкуренции (из-за опасения проиграть конкуренту) и не понимает, как можно иметь в стране самостоятельный (т.е. не управляемый президентом) парламент или независимые средства массовой информации. Сначала неуклюже и опасливо, пытаясь сохранить хорошую мину при плохой игре, а сегодня нагло и демонстративно (словно бросая вызов современным гуманитарным ценностям) он уничтожает любое инакомыслие.

Трудовой лагерь

Современная Беларусь все больше напоминает лагерь. Обычный (советский) трудовой лагерь, в котором простой человек имеет право любить вождя, слушать приказы его (вождя) вассалов и молча улыбаться, тем самым демонстрируя всему миру собственное «неподдельное» счастье от жизни в лукашенковской Беларуси. Подобные «счастливые лица» часто улыбались нам с агитационных фильмов сталинской эпохи в то самое время, когда по улицам советских городов без устали шныряли зловещие энкаведешные «черные воронки» и тысячами увозили уже смертников к местам их будущей казни («согласно статьи 58 пр УК СССР»).

Кого-то жизнь в лагере, безусловно, устраивает. Эти привыкли сидеть тихо и подобострастно выполнять любые приказы безжалостного государства. Правда, рано или поздно государство (лукашенковское, в том числе) начинает пожирать и самых тихих граждан. Тогда они начинают прозревать, плакать и молить о пощаде. Но — поздно. Система не знает пощады, и ей всегда нужны жертвы. Для устрашения всех прочих. Кого-то все это (беларусские лагеря и милицейские «псевдоворонки» на улицах) унижает и возмущает. Но обе эти группы уверены сегодня в одном — Лукашенко никогда добровольно не покинет свою должность. Никогда и ни при каких обстоятельствах. Даже если это противоречит логике развития любого современного государства. Даже если это похоронит надежды Беларуси на демократизацию. Даже если это сделает самого Лукашенко невъездным во все страны мира (сегодня, кстати, Александр Григорьевич — желанный гость только в Северной Корее, ряде стран Ближнего Востока, Туркменистане и, в меньшей степени, России). Даже если ради этого придется уничтожить (в прямом смысле) половину страны. Или, по крайней мере, сколько успеет. Пока международное сообщество не объявит, наконец, Беларусь зоной крупнейшего гуманитарного конфликта и совместно с Россией не введет туда свой миротворческий контингент. Это — гуманитарный конфликт и последующее введение миротворческого контингента — плохо. Очень плохо. Но история не знает иных вариантов трансформации диктаторов, кроме как превращения их в кровавых тиранов. Обильная насыщенно-алая (артериальная) кровь собственных граждан — обязательный финальный аккорд любой диктатуры. Разве Лукашенко хочет быть исключением? Нет, конечно. Александр Григорьевич всегда пытался максимально точно копировать стили лучших диктаторов мира. Правда, масштаб (страны) не тот и это его удручает. А еще его удручает, что живем мы в информационную эру, и потому не удается накрыть Беларусь «железным колпаком» и полностью изолировать от чужеродной информации. Кое-что просачивается и вносит сомнения в головы простых белорусов.

Между прочим, искренне заблуждается тот, кто полагает, что сегодняшняя Беларусь — это тихий уютный оазис советского типа, где царят порядок и социальная справедливость. Где простой человек (обыватель) получает приличную зарплату и может надеяться на солидную помощь государства. Где у каждого есть шанс добиться чего-то в жизни. Где милиция и суды строго соблюдают равенство всех перед законом. Сплошные сказки. Нет, конечно, что-то действительно делается и для людей — иначе бы система уже давно рухнула. Голод, холод и безысходность часто побеждали даже общественный страх. А потому Лукашенко тщательно заботится о поддержании иллюзии социальной справедливости. Вопрос только в том, какой ценой достигается тот прожиточный минимум, который имеется сегодня у среднестатистического белоруса. К примеру, средняя зарплата указывается в пределах 170-190 долларов. Но что означает слово «средняя»? Проще простого. Арифметическое объединение трех врачебных заработных плат по 110 долларов, трех ставок сельских учителей по 85 долларов каждая и одной ставки (без премий и материальной помощи) начальника регионального управления Комитета народного контроля (экономическая полиция), скажем, в городе Барановичи (а ставка эта часто бывает выше 900 долларов). В среднем как раз и получается что-то около 170-ти долларов. А может, и больше. Но для статистики подобное арифметическое «объединение» вполне сойдет. Равно как сойдет и наличие всего двух десятков предприятий-флагманов, стабильно продающих свою продукцию в Россию, тогда как 60% всех прочих предприятий (и это также данные официальной статистики) уже давно банкроты или работают с нулевой рентабельностью. Впрочем, основные деньги Республика Беларусь зарабатывает не на продаже телевизоров «Горизонт» или холодильников «Атлант», а на... банальной переработке российской нефти (на мощностях Новополоцкого и Мозырского нефтеперерабатывающих заводов) с последующим реэкспортом готовых нефтепродуктов (т.е. Россия дает подзаработать союзничку), а также на внутренней перепродаже российского же газа. Однако зачем об этом официальному Минску говорить вслух? Подобная экономика все равно рано или поздно рухнет — слишком она зависима от чужих дешевых сырьевых поставок. А что будет делать Беларусь после того, как Россия вступит во Всемирную торговую организацию и вынуждена будет поднять цены на свое энергосырье и для Беларуси? Но Лукашенко всегда обладал одним блестящим качеством, которое еще ни разу его не подводило — он слишком убедительно врет. Можно сказать, он врет — идеально. Потрясающе врет. Однако президентское вранье уже не спасает. А потому несколько месяцев назад в РБ была введена уголовная ответственность за «распространение лживых сведений о социально-экономическом и политическом положении РБ». Т.е., если вы не хотите пересказывать своим друзьям «ложь Лукашенко» и собираетесь просто высказать свою точку зрения на свою же жизнь в Беларуси — вам грозят три года тюрьмы. И не просто грозят — вы точно отсидите эти три года на «химии». Вот это действительно наглядный и весьма убедительный пример настоящей славянской демократии. Впрочем, может, демократия и не стоит того, чтобы за нее отдавать сразу пару килограммов дешевой колбасы? Что такое демократия? Право на свободу. А что такое колбаса? Право на еду. Но кто сказал, что при демократии больше голодных, чем в трудовых лагерях Беларуси? Ведь на самом деле той же «дешевой колбасы» в Беларуси уже давно нет. Квартплата в Минске на 30-40% выше, чем в Киеве. Это всего лишь штрих. Но какой?

Зеркало

Сегодня, когда до президентских выборов в Беларуси остались считанные дни, можно с полной уверенностью говорить о том, что, во-первых, Украина полнится неправдоподобными мифами о «счастливой Беларуси». Но реальность на самом куда страшнее, чем просто опровержение мифов. Откуда же берутся мифы? Некая гражданка Украины Н.М.Витренко съездила в феврале/марте 2006 года на Всебелорусский съезд, организованный администрацией президента Лукашенко, окунулась в липкую застойно-советскую атмосферу. Ее вкусно покормили в ресторанчике возле столичной гостиницы «Октябрьская», повозили по выставочным предприятиям (все, как во времена СССР), показали передовиков производств и просто жизнерадостных и всем довольных людей. Правда? Нет. Инсценировки? Да. Она даже огромную руку Лукашенко пожала на прощание. И все — в Украину поехала очередная неправдивая история. Но позволим себе специально для Витренко рассказать следующую забавную притчу. До жаркого лета 2001 года в Минске у Витренко имелся стопроцентный двойник — Наталья Петровна Машерова (дочь того самого Петра Мироновича Машерова, шефа-реформатора БССР, таинственно сгинувшего в автокатастрофе во времена Леонида Ильича Брежнева). Наталья Петровна поначалу души не чаяла в Лукашенко, хвалила его за попытку реанимировать СССР в отдельно взятой республике, расхваливала на все лады в российских газетах, постоянно участвовала во Всебелорусских собраниях. Но дернул же ее нечистый вскользь заявить о своем намерении участвовать... в белорусских президентских выборах 2001 года. Идиллия сразу закончилась. Машерову с головы до ног облили отборной «грязью» в государственных СМИ Беларуси (часто это делал сам Лукашенко, утверждая, что пригрел у себя на груди настоящую змею). Ее муж и сын были немедленно арестованы и подверглись определенному, мягко говоря, физическому воздействию в застенках. Соратники были избиты и изгнаны из Беларуси. Так закончилось хождение Машеровой — одного из наиболее ярких и пламенных защитников советской реанимации в Беларуси — во власть, и так закончилась ее любовь к Лукашенко. Судьба Машеровой — это судьба Витренко, живи эта гражданка Украины в Беларуси. Хотя, скорее всего, Витренко просто была бы одним из наиболее «громкоговорящих солдат-пропагандистов» Лукашенко. Без всяких амбиций. И ровно столько, пока бы она не надоела Александру Григорьевичу. Но перейдем от частностей к общему, а потому, во-вторых, Беларусь, увы, осталась в прошлом и медленно умирает. Без надежды на будущее. И ведь смешно слушать, когда кто-то размышляет о том, что при Лукашенко в Беларуси нет войны, а люди вовремя получают зарплату. А разве без Лукашенко Беларусь не могла бы уже давно шагнуть гораздо дальше в своем развитии, занять достойное место среди европейских стран, чтобы простые люди действительно хорошо зарабатывали и не боялись страшного «дня Х», когда танки начнут давить сограждан в надежде сохранить для Лукашенко еще несколько дней авторитарной власти? Разве в Польше, Словакии, Украине, Болгарии, Эстонии и прочих идет сегодня война? Иногда, правда, начинаешь верить Лукашенко — когда он говорит о благе собственного народа. Но это обманчивое чувство. Исключительно обманчивое. Он явно не любит народ, если позволяет себе избивать его представителей, называть лидеров оппозиции (вчерашних депутатов, набиравших в своих округах по 80% голосов избирателей) «отморозками». Нельзя любить тот народ, против которого ты ведешь жестокую гражданскую войну. Наверняка Александр Григорьевич готов пожертвовать тридцатью, а то и сорока процентами собственных сограждан («тюрьма, изгнание, а лучше публичная казнь на лобном месте!»), чтобы оставшиеся в живых никогда больше не высказывали каких-либо претензий. Лукашенко любит себя в роли царя. Маленького, тщедушного, часто трусливого. Но все-таки царя, у которого нет никаких ограничений. Внутри Беларуси. Он — это и есть власть. Вся власть. Все ее ветви — президентская, исполнительная, законодательная, судебная и даже местная. Лукашенко назначает всех. Именно назначает. Даже депутатов Национального собрания (парламента). Власть — это всесилие и бесконтрольность. Так считает сам Лукашенко. Его нельзя убедить в том, что власть — это всего лишь временная рабочая должность. Ключевое слово — временная. Второе ключевое слово — наемная и подконтрольная. Для Лукашенко слова «конкуренция», «контроль», «равноправие», «два президентских срока» — убийственны. Он ненавидит эти слова. Он ненавидит тех, кто их произносит. Он ненавидит (самой черной человеческой ненавистью) лидеров белорусской оппозиции Анатолия Лебедько, Александра Милинкевича, Станислава Шушкевича, Сергея Калякина и других. Для него (А.Г. Лукашенко) власть — это вершина, которую нелегко покорить, но которая гарантирует возможность безнаказанного издевательства над людьми. Может быть, прав был старик Фрейд, который просил нас искать причины самых страшных взрослых грехов в недостатках детства?

Животный страх

Весной 1999 года Александр Лукашенко сильно испугался. Он вообще-то никогда не отличался смелостью и часто испытывает немотивированные приступы безумного страха. Но весной того рокового года этот страх приобрел черты настоящей параноидальной истерии — несколько дней он не появлялся на публике (даже среди ближайшего окружения), так как не мог вымолвить и слова — сводило челюсти, рот заполнялся слюной, а нижняя губа была искусана до крови, правый глаз дергался, руки заметно дрожали. Кое-кто из ближнего круга всерьез задумался над тем, чтобы... сместить Александра Григорьевича и тем самым продлить его эру хотя бы еще на пару лет. Что же произошло? Лукашенко был сильно (сильнее обычного) напуган действиями Виктора Гончара, тогдашнего первого вице-спикера Верховного Совета Беларуси. Гончар был не просто конкурентом Лукашенко — он знал, как бескровно и легитимно прекратить полномочия Александра Григорьевича.

Страх Лукашенко требовал немедленной компенсации и, даже не задумываясь о последствиях, он сказал всего лишь несколько слов, оказавшихся роковыми для Гончара. Виктор Иосифович исчез. Навсегда. Есть ли в этом политическом исчезновении с последующим жестоким убийством вина Лукашенко? Трудный вопрос, который будет иметь объективный ответ уже на следующий день после отстранения А.Г. от власти в Беларуси. Сегодня же эту трагедию лучше сопроводить следующей фразой: вряд ли бы блестящий юрист и политик Виктор Гончар бесследно исчез или сгинул бы страшной смертью в иной Беларуси, в Беларуси без Лукашенко. Гончар был бы жив. Как жили бы экс-министр внутренних дел Юрий Захаренко, журналист Юрий Завадский, бизнесмен Анатолий Красовский и другие. Это тоже всего лишь штрих. Но какой?

Сегодня Лукашенко в очередной раз утверждает, что его поддерживает большинство (70%) жителей Беларуси. Но откуда страх? Откуда боязнь конкуренции? Почему нужно публично избивать альтернативных кандидатов в президенты? Если их никто не поддерживает, зачем обращать на альтернативных кандидатов внимание? Почему от общественных организаций и политических партий в 70 тысяч избирательных участков по всей стране включен только один их представитель? Почему закрыты все независимые газеты, а черно-белые листовки с программой «единого оппозиционного кандидата» (напечатанные в рамках избирательной кампании и в полном соответствии с законом) агрессивно, неистово и масштабно изымаются представителями органов внутренних дел? Страх. Всего лишь банальный липкий страх, который сопровождает Лукашенко все последние 12 лет. Но если три первых года своего правления он боялся того, что люди поймут свою ошибку, избрав на президентскую должность случайного человека, и попросят его «досрочно» покинуть резиденцию, то после 1999 года Лукашенко по-настоящему боится кары. За совершенные многочисленные преступления против конкретных людей. У Александра Григорьевича нет другого способа выжить, как остаться бесконтрольным и неизбираемым президентом. На неопределенное время. Где-то в глубине души он понимает, что вряд ли сумеет прожить больше, чем отпущено ему в должности президента. По сути, отныне срок президентства Лукашенко — это и срок его жизни. Странные слова, но правдивые. Слишком много зла он причинил стране. И это зло нельзя замаскировать пропагандистскими изысками, подхалимажем к мелким чиновникам и регулярным проведением Всебелорусских съездов.

Система Лукашенко проста и примитивна — его действительно поддерживают определенные социальные категории. Какие? Те, кто получил карт-бланш. На избиение простых граждан (милиция). На фальсификации выборов (избиркомы). На беззаконие (судейский корпус). Для этих категорий Лукашенко — свой человек. Свой человек он и для нынешней исполнительной вертикали — в Беларуси сегодня легко стать министром (особенно выходцам из глубокой провинции). Часто бывает, что начальник некой технической подстанции полесской деревеньки неожиданно становится замом министра и благодарит «Бога» (читай — Александра Лукашенко) за подобный подарок. Но через год-два этот человек оказывается в тюрьме. За хищения. Обратная сторона медали. Кнут и пряник системы Лукашенко. Но система живет, потому что есть много желающих сделать карьеру. Несмотря на все риски. Сегодня тюрьмы буквально ломятся от вчерашних высокопоставленных чиновников или директоров крупных государственных предприятий. Это — вторая по численности категория арестантов. Первая — политические. Хороша ли система Лукашенко? Безусловно. Для тех, кто привык жить в лагерях и уничтожать всех тех, кто настаивает на соблюдении прав. Беларусь — это типичная зона, где есть пахан. Правда, пахан трусливый и потому его охрана каждый день растет. Беден ли народ Беларуси? Нет. В среднестатистическом эквиваленте. Когда теневые состояния приближенных чиновников Лукашенко делятся по-братски (условно, конечно) на всех. Беден ли сам Лукашенко? Нет, нет и нет. Он богат. Невероятно богат. У него есть деньги и много недвижимости. Прежде всего, за пределами Беларуси. К тому же он единолично распоряжается бюджетом Республики Беларусь. Это его бюджет. У Лукашенко нет друзей. У него их не может быть. Страх не позволяет. Доверенное лицо, по сути, одно и не меняется. Виктор Шейман — начальник его избирательного штаба. А ранее — руководитель Совета Безопасности (конкурент КГБ), Генеральный прокурор (в тот самый момент, когда нужно было «развалить» дела о политических похищениях) и глава президентской администрации (совершенно не справившийся со своей работой). Шейман — под стать Лукашенко. Случайный человек в государстве. Отставной майор советской армии, занимавший скромную секретарскую должность в одной из парламентских комиссий Верховного Совета 12-го (предпоследнего перед уничтожением) созыва в канун карьерного взлета самого Лукашенко. Человек, явно никогда не хватавший звезд с неба, с большим трудом подбирающий правильные слова для выражения собственных мыслей, всегда прячущийся от журналистов и уже отказавшийся от амбиций. Шейман не хуже Лукашенко понимает, что его время и его «беспредельность» равняются времени и беспредельности президента. Конец президента Лукашенко — это конец Шеймана. И вопрос только, что будет этим самым концом. Кстати, и сам Александр Григорьевич идеально соответствует смыслу народной мудрости — «из грязи в князи». До президентства у Лукашенко не было ни малейшего опыта серьезной управленческой работы. У него вообще не было никакого успешного опыта (самый большой срок работы на одном месте — председатель захудалого могилевского совхоза, на которого дважды заводились уголовные дела). Уголовные дела были закрыты при непосредственном участии Василия Леонова, тогдашнего первого секретаря Могилевского обкома партии. Леонов же помог Александру Григорьевичу избраться в парламент, чтобы через несколько лет стать министром сельского хозяйства в правительстве Лукашенко. А еще чуть позже... сесть в тюрьму.

Одна из наследственных проблем Лукашенко состоит в следующем: он не знает, что такое компромисс, не умеет вовремя останавливаться в своих «наполеоновских амбициях» и слишком зависим от многочисленных личных страхов и фобий. Но больше всего он боится конкуренции. Простой политической конкуренции. Потому что его слова и действия часто насквозь пропитаны ложью. Врет он искрометно, часто не задумываясь и не понимая всей абсурдности собственной лжи. Но если бы все грехи Лукашенко начинались и заканчивались только там, где он лжет! На самом деле, из семи библейских смертных грехов к Лукашенко неприменимо разве что «чревоугодие». Когда-то за эти грехи придется очень дорого заплатить. Правда, сам А.Г. надеется прожить долгую и сладкую жизнь, ради чего уже сейчас готовит себе преемника. Династического. Восхитившись опытом азербайджанской семьи президентов Алиевых (после отца Гейдара президентом стал сын Ильхам). Старший сын самого Лукашенко — уже советник президента по национальной безопасности. Под него создана специальная силовая структура. Он (сын) перебирает на себя ряд важных функций, которые некогда Лукашенко доверял... Виктору Шейману. Белорусский президент явно подтягивает наследника. Однако 19 марта 2006 года в Беларуси состоится только первая часть драматических президентских выборов. Эта часть должна будет продемонстрировать «победу» Лукашенко. Но победу без выборов, без реального подсчета голосов. Иначе ему (А.Г. Лукашенко) невозможно остаться на своей должности. Демократические процедуры в Беларуси не работают, а потому вторая часть драмы под названием «отстранение диктатора» пройдет совсем скоро (год, от силы два года), и Лукашенко покинет Беларусь в статусе «опозоренного изгнанника». Это — такой же факт, как и «победа» Лукашенко на выборах, в которых никто не считает голоса избирателей. Вопрос времени. И вопрос цены. Лукашенко спрятался в своей собственной «комнате страха» и во что бы то ни стало надеется остаться пожизненным президентом. Или хотя бы регентом при президенте-сыне. А потому он точно будет бить до крови (а если потребуется, то и убивать) своих сограждан. Для него это уже пройденный рубеж. Впрочем, как и для любого, кто много лет живет в страхе. Страх уничтожает человеческие эмоции и оставляет в душе только жгучую ненависть к тем, кто этот страх породил. Страх Лукашенко порожден народом Беларуси, который хочет, чтобы в стране можно было свободно разговаривать на любые темы. Раненый зверь просто хочет жить. И не как-нибудь, но так, чтобы не нести ответственность за личные трагедии простых белорусов, за многолетние тюремные «отсидки» ни в чем не повинных «политических арестантов», за смерть политиков-конкурентов и богемную жизнь собственных детей...

ZIP
Oct 28 2005 12:51PM

БАТЬКА- МОЛОТОК!

РУСИ-БЕЛАРУСИ- БХАЙ,БХАЙ!

Роман
Oct 18 2005 2:45PM

Видимо, в Беларусии недостаточно лиц пгавозащитной национальности для организации революции и построения демократического воровского бардака.

Националист+
Oct 14 2005 10:10AM

Батько, выдвигай свою кандидатуру на выборы в 2008 году на пост президента РФ. Думаю что только ты сможешь навести порядок в этом анархическом хаосе, который развел приемник ЕБН, такая же безвольная личность, забывшая присягу данную не своим помощникам и госдумовцам, а россиянам.

Алексей
Oct 12 2005 10:19PM

Молодец,Батька, так держать. Хоть одна славянская страна под жидовскую дуду не пляшет.

Пенсионер
Oct 12 2005 9:22PM

Наповал убивает пиаровское понятие РЕЖИМ! Любое государство без режима, это есть ПОЛОВАЯ ТРЯПКА!

А Лукашенко за свою державу ратует. Недовольные в любом деле это те, кто пилит бабло запада за иницирование этого недовольства.

Правдолюбов
Oct 11 2005 10:34AM

Батько, ежели кто будет наезжать только свисни, мы все с тобой!!! От жидовско-американской чумы защитим братков-белорусичей.

Страницы: 1 | 2 | 3 |

Уважаемые участники форума! В связи с засильем СПАМа на страницах форума мы вынуждены ввести премодерацию, то есть ваши сообщения не появятся на сайте, пока модератор не проверит их.

Это не значит, что на сайте вводится новый уровень цензуры - он остается таким же каким и был всегда. Это значит лишь, что нас утомили СПАМеры, а другого надежного способа борьбы с ними, к сожалению, нет. Надеемся, что эти неудобства будут временными и вы отнесетесь к ним с пониманием.

Добавить сообщение




Личный дневник автора
Убитые курорты
Иероглиф

Stringer: главное

В Ингушетии разрешено делать маленьким девочкам обрезание клитора и половых губ


Как сообщают наши корреспонденты, в Ингушетии следователь отказался возбуждать уголовное дело против клиники Айболит, где девочке 6-ти лет сделали обрезание клитора и половых губ по заказу мачехи.30 июня 2020 следователь Назрановского межрайонного следс

 

mediametrics.ru

Опрос

Следует ли Собянину во время эпидемии продолжать менять плитку и бордюры?

Новости в формате RSS

Новотека

Загружается, подождите...

Реклама


Еще «Новости»

Новотека

Загружается, подождите...
Рейтинг@Mail.ru
 

© “STRINGER.Ru”. Любое использование материалов сайта допускается только с письменного согласия редакции сайта “STRINGER.Ru”. Контактный e-mail: elena.tokareva@gmail.com

Сайт разработан в компании ЭЛКОС (www.elcos-design.ru)