Главная страница

Телекнязь Кара-Мурза
1 Мая 2003

Среди телеведущих немногие могут похвастаться не то что породистой внешностью - просто здоровой симметричностью черт лица...

Политические течения в России формирует интеллигенция. Программы партиям, даже самым народным, самым пролетарским, третий век подряд пишут очкарики с университетскими значками на лацканах пиджаков. И в деле этом преуспевают династии. В начале ХХ века Сергей Георгиевич Кара-Мурза написал Закон о печати. В начале ХХI века в СПС работает его внук - профессор философии Алексей Кара-Мурза. Второй внук - тоже Сергей Кара-Мурза - любимый философ КПРФ. Вот такая причудливая династия.

А с экрана телевизора уже десятилетие обозревает политические и экономические новости их ближайший родственник - Владимир Кара-Мурза. Среди телеведущих немногие могут похвастаться не то что породистой внешностью - просто здоровой симметричностью черт лица. А спокойное, достойное поведение перед телекамерой, без ужимок и унизительной для зрителей назидательности - в этом Владимиру уж точно нет равных.

В переводе с тюркского Кара-Мурза значит «черный князь». Считается, что род этот ведет свое начало от потомков Чингисхана. Нурсултан Назарбаев даже пообещал однажды, что если популярный телеведущий переедет в Казахстан, то работать ему не придется - будет жить, как падишах-рантье. Но он почему-то на историческую родину не спешит.

Владимир Кара-Мурза живет неподалеку от метро «Бауманская» - в этом районе Москва не похожа на себя современную, а популярный телеведущий известен своим пристрастием к стилю «ретро». Здесь сохранились многие приметы советской столицы. Даже по линии метро ездят старые вагоны, обшитые грязно-желтыми панелями в пупырышек, а кресла обтянуты шоколадным дерматином.

- Сначала я жил в бывшей коммуналке, тоже в этом дворе. У меня квартира была больше, чем у Брежнева и Горбачева - 7 комнат. Моих - две, остальные - аварийные. Но все они были заставлены диванами, кроватями, и просто на пол брошенными матрасами - у меня всегда много гостей оставалось. А это дом Туполевского завода. После того как его посадили, сотрудников расстреляли. В одной из комнат остался шкаф бывших жильцов. И там насечки на двери - как растет ребенок. Так вот, насечки были только до 1937 года. А потом - все. Когда сюда переезжали, пришлось позвать священника из Елоховского собора, освятить помещение.

- У вас набожная семья?

- Не то чтобы сильно набожные, но богословие знаем. Я даже одно время хотел стать священником, после университета сдал документы в Семинарию.

- Вы были непослушным ребенком?

- Нет, почему же...Я не курил и не курю до сих пор. Хорошо в школе учился, не прогулял ни одного дня. Политинформации вел. Меня, правда, иногда после этого к директору вызывали - уж очень я был информирован. Хотя я уже в школе понял, что этот строй долго не протянет. Со мной учились будущие рок-музыканты и художники-авангардисты. Солисты группы «Мухомор», например. Я с детства знаком был с Володей Сорокиным. Мы с ним дружим. С Витей Шендеровичем вместе занимались в драмкружке. А под влиянием диссидентской литературы и обстановки в университете я «испортился» окончательно. Курс на факультете делился ровно пополам: нормальные люди, которых в основном всех исключили, забрали в армию, и стукачи под предводительством Кости Затулина. С его подачи меня чуть однажды из университета не вытурили, когда я в окно общаги выбросил стенд социалистического соревнования.

- Вы и в тюрьме сидели...

- Из-за своей нелюбви к ментам. После университета я десять лет зарабатывал репетиторством. Занятия предпочитал индивидуальные. Многие из моих учеников вышли в люди. Коммерческий директор «Плейбоя», например. Но в те времена работой это не считалось. То есть был я тунеядец. Родители за меня переживали. Как-то в 1989 году мы с друзьями попали ночью в заварушку. Я даже погоны с мента сорвал. Но в тот раз отпустили. А через два дня позвонили и велели прийти в участок с паспортом. Я и пошел. А меня за сопротивление представителям власти - в кутузку. Так я в галстуке попал на нары. Просил: дайте хоть матери позвонить, она же волноваться будет. Еще и сын десятилетний один дома остался. Не дали. Посадили меня потому, что я на суде сказал, что нигде не работаю. Сидел в Матросской Тишине.

- Пятнадцать суток, что ли?

- А вот вы попробуйте...

- Я не хочу, спасибо...

- Вы представьте - в замкнутом пространстве среди 28 человек надо провести две недели. Это очень тяжело. Я был единственный несудимый. За мной каждый день приезжали и увозили на работу - в аптеку.

- Аллергия на лекарства не мучила?

- Аллергия у меня только на милиционеров. И сохранилась она до сих пор. Каждый июнь с друзьями отмечаю праздник «Еще один год без прокола», то есть без заключения в ментовке. Самое интересное, что если бы я тогда судье не сказал, что безработный, а назвал бы липовое место службы - туда просто пришел бы исполнительный лист на штраф в 45 рублей. Да я прямо в зале суда мог ей эти 45 рублей отдать. А судья почему-то решила, что никак эти деньги иначе не слупишь, и определила меня на 15 суток. Потом весь этот состав суда сняли, я про них долго материалы собирал.

После тюрьмы многое в моей жизни изменилось - я бороду там отпустил... Когда «Год без прокола» отмечали, пришел ко мне приятель. Он тогда окончил МВТУ с отличием, устроился в «ящик» на Соколе. Посмотрел он на нашу веселую компанию, порадовался. Я ему говорю: «Серег, а мы никто не работаем...» Ему всего 21 год был. Он видит - люди и обстановка приличные, живут задорно, вроде и так можно... Он только через год от меня ушел...

- Как же вы, такой маргинал, на телевидение попали?

- Я на одном курсе с Добродеевым учился. Мы были самые близкие друзья. Даже родственники - я крестный его сына Бориса. Кумовья, короче. Он ко мне первый в тюрьму приехал. Позвонил маме, а она говорит: «Володя в тюрьме». И он, тогда уже главный редактор программы «Время», не побоялся себя дискредитировать.

Когда прошли гайдаровские реформы и инфляция полезла ввысь, я не успел проиндексировать цену своих уроков. Жена тогда шутила: «Ты самый дешевый репетитор в Москве». И это была правда - за одно занятие я получал такую цену, за которую мог купить одно яйцо. До перестройки проще было. У меня в квартире комната была - посудная. Бутылок - море. Берешь одну, несешь во двор - там пункт приемный, получаешь 20 копеек - это кило самой лучшей картошки и литр кваса. Что еще надо? Но времена уже пошли другие, у меня - семья, пришлось на работу дворником в ЖЭК устраиваться. Тут Добродеев и позвонил: как, мол, у Володи дела? А жена Рита ему отвечает: «Дворником работает». Добродеев удивился: «Где?» А Рита говорит: «Какая разница?» Тогда-то он меня и пригласил работать в «Итоги».

- Обидно, когда такие близкие друзья ссорятся до расставания, что бы причиной этой ссоры ни служило...

- Для меня никаких проблем. Пусть он сам признает свои ошибки. Он в своем грехе закоснел...

- А в чем грех? В его видении событий в стране и за рубежом?

- Нет! Не забуду ему, как он на НТВ приезжал, за Йордана уговаривал. Все, что он хорошего для меня сделал, он этим перечеркнул. Зная, что я дворником работаю и мне нечем семью кормить, он мне дал кусок хлеба, а через несколько лет приехал, чтобы этого куска хлеба лишить, чтобы опять семья голодала.

- За первое можно простить второе.

- Он все обнулил. И то, что делает сейчас, я тоже не одобряю. Он собирает под свое крыло всех профессионалов, дает им делать одну-две передачи в полгода. Чтобы другие каналы лишить настоящих журналистов.

- Ситуация на ТВС сейчас непростая. Не боитесь остаться без работы?

- Не боюсь. Я, как Витя Цой, пойду истопником работать. Справки навожу. Потому что Митьки - как бы наследники его философии, на самом деле - туфта. Работать надо не в газовой бойлерной, где просто кнопочками и рычажками все включается-переключается. Для просветления надо в настоящей угольной котельной пахать. А таких все меньше и меньше остается. Помню, приятель мой, Саша Мамут, подрабатывал грузчиком в булочной. Так мы всей командой по ночам ходили ему помогать. Сейчас он - олигарх. Я ему говорю: «Вы никого поумнее там найти не могли, чем Терекбаев?» С Мамутом могу говорить на «ты». Его покойная жена Надя и моя первая жена были золотыми медалистками одной очень хорошей московской школы. За это меня Мамут должно быть и уважал. Говорю ему: «Ты сам-то юрист, сам понимаешь, что лишать нас зарплаты, как это делает Терекбаев, незаконно. Что значит - зарплата не предусмотрена? Мы любой суд по КЗОТу выиграем...»

- А почему не идете судиться?

- Да не буду. И никому не скажу, потому что не должны наши зрители знать, какой у нас коммерческий директор самодур.

- В письменной журналистике люди переходят с одного места на другое и остаются на плаву. А на телевидении - ушел и, как правило, уже не вернулся...

- Серега Доренко, Невзоров, Лена Шмелева... Просто на телевидении такого качества профессионалы, что не на экране они не могут быть журналистами, писать они не приучены... Ревенко вон - он же отчества Аксакова не знает. Я считаю, что человек, не знающий отчества Аксакова, не имеет морального права телеобозревателем работать.

- Некоторые не смотрятся на экране, потому что зачитывают письменные тексты. Вот Юлия Латынина, например, она же разговорной речью не владеет. А пишет хорошо.

- Да, она просто читает свою колонку. А вот Леонтьев - он пишет не так, как говорит. Возьмите Алима Юсупова - ему челюсть сломают - и он уже профнепригоден. Он ничего другого делать не умеет. Пришло такое поколение журналистов. Телевизионное.

- И все-таки люди уходят.

- После того как нас два раза закрывали, у многих сдали нервы. Вот сейчас ушли Насибов, Юсупов.

- Руководители телевидения просто не платят людям денег, лишают их возможности кушать и этим разрушают команду. Разгон команды Киселева - это их сверхзадача?

- Да, им надо все развалить. Чтобы Чубайсу не досталось. Абрамовичу и Мамуту весной вывернули руки и заставили взять канал на содержание. Я им говорю: «Вы знаете, что здесь работают самые осведомленные люди в стране. Мы 10 лет делали лучшие новости». Я знаю, например, сколько в секунду зарабатывает Роман Аркадьевич Абрамович. Этих денег хватит на много лет вперед для финансирования шести таких каналов, сколько он в секунду зарабатывает. Вы думаете, я поверю, что он хочет с зарплаты моей гримерши, матери-одиночки, какую-то еще прибыль получать? Терекбаев на это говорит: «Ну, тогда вы не по адресу. Тогда вам нужен академик Пиотровский, если вы хотите чистым искусством заниматься. А я сюда пришел, чтобы делать бизнес». Да какой бизнес на информации?

- Расскажите, как удалось выдернуть из Бутырки Гусинского?

- Когда Гусинского посадили, мы его на третьи сутки освободили. Я позвонил Горбачеву, он позвонил королю Хуану Карлосу. И тот сказал Путину, что если ты, мол, сейчас не выпустишь Гусинского, то тебе же хуже будет. И Путин был вынужден послать министра Лесина в тюрьму, наказав ему: «Только ты поторгуйся, чтобы он акции эти отдал, все равно придется выпускать». Гусинский всего две ночи на параше просидел, и он этим все деньги отбил, которые вложил в НТВ. Он бы до сих пор на киче парился, как Антон Титов, которого только вот выпустили уже глубоко больным человеком.

- Вы думаете, придется уходить всем, кто ассоциируется у зрителей с хорошим телевидением?

- Я не знаю, как будет, мы не пророки. В моей передаче, которая не делает погоды на всем канале, люди работают годы, и никто не уходит. Три человека третий год вообще работают бесплатно. Они просто прибились к нам во время какой-то стажировки. И каждый день на работу ходят.

- А что же они кушают?

- У них обеспеченные мужья.

- И вам не стыдно?

- А что я могу сделать? У меня штатное расписание, закрытое еще в 1996 году. Я все это говорю к тому, что у нас нетипичный коллектив. И меня нельзя назвать типичным тележурналистом.

- Ваши передачи похожи на словесные фотоновости. Вы ставите в известность, но дальше - думайте сами, решайте сами.

- Да, это так, правильно. Психолог, работавший с нами, сказал: «Миткова считает своих зрителей глупее себя. И это заблуждение. Но у тебя другое заблуждение - ты считаешь зрителей умнее, чем они есть». Я стараюсь общаться со зрителем так, чтобы он понял - я такой же, как и он, зритель и читатель, я - не телевизионщик.

- Человек, готовя газетный обзор, все равно зависит от тех, кто издает газеты, от их точки зрения. И когда половина изданий - под Березовским, а половина - под Администрацией президента, объективную картину создать, обозревая их, почти невозможно.

- Но мы выбираем газетчика, выбираем тему. Мне звонят возмущенные телезрители: «Зачем вы все это растиражировали?» Я говорю: «Это газета, мы на нее сослались. Вот туда и звоните». Сегодня я цитирую «Независимую», а завтра - Проханова. Создать наиболее полную картину мнений - мой принцип. Сам я против войны, но обозревал и тех, кто за войну, за американцев.

У меня рейтинг в Москве в два раза выше, чем у «Вестей», на которые работает весь канал РТР. А есть еще один показатель - сколько народу, попав на передачу, досматривают ее до конца. Так вот, «Вести» досматривают 13 из 100. А меня - 63 из 100.

- Ваш родной брат Алексей - один из идеологов СПС.

- Да, он написал им программу. Алексей - редактор партийной газеты СПС. Он и Ельцину две главы в предвыборную программу 1996 г. написал. По образованию брат - специалист по Африке, заканчивал ИСАА. Сейчас увлекся неожиданным проектом - выпускает книги о знаменитых русских в Италии. Уже вышли тома про Рим, Венецию, Неаполь.

- Вы с ним похожи?

- Я похож на маму, он - на папу. Лешка более уравновешенный. Он честно прошел всю карьеру, положенную человеку его поколения. Получал характеристику в райкоме комсомола, чтобы в институт поступить. В группе учился вместе с Евгением Киселевым и с тем, кого сегодня называют Акуниным. Был членом КПСС.

- Но до своего ухода «в чистое искусство» он успел заразить политикой вашего сына?

- Сына я сам вовлек в политику, когда привел его, десятилетнего, на съемки программы «Итоги». Он перезнакомился там со многими политиками. В 10 лет организовал свою партию - Детскую Демократическую. К сожалению, моя первая жена уехала из России и увезла его с собой. Но он связи с Родиной не теряет. Публикуется в «Коммерсанте». Возглавляет региональное отделение СПС в Лондоне. Володя скоро вернется. Окончит Кембридж - и вернется. Мы хотим, чтобы он аспирантуру прошел в МГУ. Западное образование очень узкоспециализированное. Там если человек изучает биологию, то занимается одной какой-нибудь зеленой лягушкой. Обязательны только несколько предметов. В России образование подразумевает формирование более широкого кругозора. На следующих выборах в Государственную Думу мой сын пойдет кандидатом от Черкизовского избирательного округа города Москвы.

- Ваш двоюродный брат Сергей Георгиевич - один из самых популярных среди коммунистов философов и мыслителей современности. Он занимается изучением очень интересного аспекта политологии - манипуляцией общественного сознания. Об отношении к современной жизни говорят названия его трудов: «Интеллигенция на пепелище родной страны», «Евроцентризм: эдипов комплекс интеллигенции», «Евреи. Диссиденты. Еврокоммунисты»... Встречаясь на семейных сборищах, вы часто спорите на политические темы?

- Никогда. Так было и в семье моей бабушки: одни братья - большевики, другие - меньшевики и эсеры. Но это не мешало им любить друг друга. Потому что и те и другие были, по большому счету, социал-демократами...

- А вас в какую-нибудь партию родня не заманивала?

- Сын очень уговаривал вступить в СПС. Но я ему сказал: политика такое дело, в котором главное - не побеждать, главное - не участвовать.

Истоки семьи

Дед, Сергей Георгиевич Кара-Мурза, родился в Симферополе в 1878 году. Работал журналистом. Основал литературно-философское издательство «Дилетант». Переехал в Москву вместе с женой, Марией Алексеевной Головкиной. Ее старший сын Андрей Гончаров, известный художник и график, одно время возглавлял Полиграфический институт.

Сергей Георгиевич до революции служил присяжным поверенным округа Московской судебной палаты. В его доме по вторникам проходили салонные встречи известных художников, актеров, музыкантов и литераторов. Александр Блок нередко по дружбе возил в Питер гранки издаваемых Кара-Мурзой книг. Сергей Георгиевич выступал на сценических площадках города с воспоминаниями о Чехове - он лично знал всех прототипов «Попрыгуньи».

Бабушка Мария Алексеевна родила мужу двух сыновей - Георгия и Алексея. Младшему дорога в университет была заказана - по квоте только один ребенок мог сразу после школы получить высшее образование. Так он поневоле стал метростроевцем и оттуда уже поступил по рабочей квоте на истфак. Алексей работал в знаменитой бригаде ударника Полежаева, привел туда своего друга - поэта Долматовского, и тот написал документальную повесть «Комсомольцы-добровольцы». Позже на сюжет этой книги был снят популярный кинофильм.

Два курса истфака Алексей окончил в 1937-м. Потом его посадили. Перед войной выпустили по бериевской амнистии. На войну добровольцами ушли почти все истфаковцы. И первая жена Алексея - Лия Канторович. Она посмертно получила звание Героя Советского Союза. Одну из своих песен ей посвятил Галич.

С войны Алексей вернулся орденоносцем. Закончил университет, остался работать на кафедре, был парторгом факультета. В 50-м году позвонили доброжелатели, предупредили: «Собираются сажать «повторников», то есть тех, кто уже отсидел». Надо было «уйти в тень». И он перевелся преподавателем истории в техникум.

Там среди студенток и встретил свою жену. Она была из семьи репрессированных - отца, латышского стрелка, расстреляли в 37-м. Чекисты во время обыска нашли в доме двух детей.

Их определили в Даниловский приют. Но на письмах, которые они несколько лет отправляли маме, жившей на соседней улице, добрые дяди из ЧК ставили штамп «Владивосток». Семья воссоединилась уже перед самой войной.

В 1956 году у Алексея и Майи Кара-Мурзы родился сын Алексей, в 1959-м - сын Владимир.

В эти годы их двоюродный брат - Сергей Георгиевич Кара-Мурза, родившийся в 1939 году, учился на химфаке университета.

И никто тогда себе и представить не мог, что через четыре десятка лет представители этой интеллигентной семьи будут идеологами противоборствующих политических течений постсоциалистической России.

И только Владимир Алексеевич займет положение «над схваткой».

Поделиться:

Новости от RedTram

Загрузка…

Обсуждение статьи

Страницы: 1 |

Уважаемые, господа!

В связи с мощной Ддос-атакой, которую сайт пережил в апреле-мае, Stringer теперь работает в режиме кеширования, и неизбежна задержка появления вашего сообщения на форуме.

Добавить сообщение




Личный дневник автора

Stringer: главное

2 ноября медики выйдут на митинг против "реформы здравоохранения"


На Суворовской площади столицы 2 ноября пройдет митинг под лозунгом Остановить развал медицины Москвы!, участники которого намерены протестовать против проводимой столичными властями реформы здравоохранения. Она предусматривает закрытие десятков медучре

 

Опрос

Разделят ли Украину на три части?

Новости в формате RSS

Новотека

Загружается, подождите...
Техническое обслуживание зданий и сооружений
Услуги по обслуживанию инженерных систем зданий(электрике, сантехнике и тд
www.ekon-nw.ru

Новотека

Загружается, подождите...
 

© “STRINGER.Ru”. Любое использование материалов сайта допускается только с письменного согласия редакции сайта “STRINGER.Ru”. Контактный e-mail: elena.tokareva@gmail.com

Сайт разработан в компании ЭЛКОС (www.elcos-design.ru)