Pедакция не отвечает за содержание заимствованных материалов
Господа, объявленная новогодняя распродажа является вынужденным экспериментом. Суть его в том, что технически убирать старые материалы, которые находятся в архиве, но поисковыми системами выдаются, нелегко. Поэтому призываем желающих обозначить свои желание и назвать цену, за которую хотели бы убрать материалы. Ибо это труд, А труд должен быть оплачен. Адрес электронной почты: elena.tokfreva@gmail.com

Их научили спасать, не ожидая награды
4 Ноября 2003

В здание театрального центра на Дубровке отряды спецназа ФСБ пробирались под землей. Дорогу им указали ребята из отряда «Диггерспас». Как это было?

Рассказывает Юрий Свешников, помощник командира отряда.
Юрий Свешников

- Мы приехали на место по вызову оперативного штаба с утра 24 октября.

Хотя командир прибыл туда еще вечером 23-го, к началу событий. Я и мой коллега Дмитрий Прокофьев явились туда с утра и сразу включились в работу оперативного штаба. Была поставлена задача разведать возможные пути подхода к захваченному зданию. В оперативном штабе ФСБ были карты и схемы подземных коммуникаций. Многие планы не соответствовали действительности: как-никак, было много перестроек за последние 50 лет. После детального анализа и сопоставления со схемой поэтажного плана здания было принято решение провести рекогносцировку уже по местности, для чего нам было выделено несколько человек спецназа ФСБ и саперы. В нашу задачу входило аккуратно провести их по этим подземным коммуникациям с целью разведки.

- Почему руководители операции выбрали именно отряд «Диггерспас»?

Уже несколько лет наш отряд участвует в спецоперациях по ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций в столице. Хотя все поначалу организовывалось и развивалось на голом энтузиазме. Москва - огромный мегаполис, который разрастается со страшной силой. Многие специальные подземные сооружения имеют с момента проектирования только одного хозяина, но есть и такие, которые заброшены в силу различных причин. Поэтому сегодня в целях безопасности организовываются новые отряды. Ведь многие процессы, протекающие в подземельях, могут совершенно катастрофически отразиться на людях, живущих на поверхности и создать кучу проблем.

- И что, вы устанавливали какую-то аппаратуру?

Это уже была работа спецназа. В нашу задачу входило именно провести их по этим зловонным и дряхлеющим подземельям. Трудности заключались в том, что подходы к некоторым из коммуникаций находились в простреливаемой зоне, и нам даже приходилось прикрываться пожарными машинами, грузовиками, БТРами. Иногда приходилось разделяться: кто-то шел со спецназовцами к люку, а кто-то с оружием в руках держал под прицелом здание. Сложности работы в непростреливаемой зоне заключались в том, что тут же прибегали корреспонденты и операторы, чтобы снимать наши действия для телеэфира. Этого допускать было нельзя. Нельзя показывать террористам ход операции.

- Вы знали время штурма или нет?

Нет. До последней минуты мы не знали время Ч.

Мы только провели разведку и находились в ожидании дальнейших распоряжений. После первых взрывов выбежали на улицу, и потом нас уже вызвали по радиосвязи, поступила команда начать операцию.

- Применение газа было стратегически оправданно? Был ли другой способ, позволивший бы избежать такого количества жертв?

В случае взрыва радиус поражения составил бы более 500 метров. Пострадало бы не только здание, но и все, что находилось вокруг него. А потери людей объясняются тем, что они находились трое суток в полностью истощенном состоянии, поэтому они не были готовы принять такую дозу газа общенаркотического действия, к воздействию которого, в частности, при хирургических операциях, людей готовят заранее.

- А что больше всего запомнилось из операции? Вы же спасали разных людей...

Мы попали в простреливаемую зону на территории железобетонного комбината, позади здания ДК. Сюда незадолго до этого террористы стреляли из гранатомета по убегавшим заложникам. Я был в роли прикрывающего, держал в руках ВСС. А спецназовцы мне сказали: «Будь осторожен, там на крыше засел «чех» (чечен). Наблюдай за ним!» Я действительно увидел на самой верхней точке захваченного здания нечто в зеленом, совершающее резкие движения. Когда я посмотрел на это через оптический прицел, то увидел, что это просто связка воздушных шариков зеленого цвета, зацепившаяся за антенну. А когда уже спасали заложников, мы с напарником оттащили очередного пострадавшего и уже возвращались к крыльцу, заметили накрытое пожарной боевкой тело. Видимо, человека посчитали погибшим. Мы отбросили боевку и увидели девушку лет 20 без признаков жизни. Стали делать искусственное дыхание, позже подошел сотрудник центра экстренной медицинской помощи, провел осмотр ее и сказал, что она еще жива, реанимационные мероприятия были проведены успешно, и девушку эвакуировали на машине скорой помощи.

- Она выжила?

Дальнейшая судьба, к сожалению, неизвестна, но мы сделали все, что от нас зависело в данной ситуации.

- Боевики-террористы ждали штурма?

Они были готовы ко всему. Угрожали, что в случае начала штурма применят свои взрывные устройства. Отпущенные ими заложники были уверены в этом.

- А правда, что спецназ прошел через гей-комплекс?

Через клуб «Станция» прошла только одна из групп спецназа. Для этого направленным взрывом разрушили часть стены.

- А ваша группа шла с другой стороны?

- Дело в том, что наша группа непосредственно в штурме не участвовала, мы шли в разведке до штурма по подземным коммуникациям. Мы сумели за отведенное время провести разведку всех коммуникаций, и тех, которые значились на картах театрального центра, и тех, которые не значились; и даже тех, через которые человек пройти не может. Вплоть до водопровода.

- Чем закончилась ваша миссия в «Норд-Осте»?

- Последних заложников эвакуировали, после чего здание было обследовано сотрудниками прокуратуры. Мы приходили в себя уже в столовой, раздавали интервью. Вдруг начальник оцепления крикнул: «Тревога, всем в укрытие!» Мы метнулись к расположению внутренних войск, где были БТРы, так как возникла мысль, что какие-то террористы все-таки прорвались. Все были в состоянии нервного стресса. Затем по рации сообщили, что это специалисты саперного отдела ФСБ обнаружили очередной заряд тротила. Радиус поражения составлял около 500 метров, поэтому была объявлена тревога. Ведь еще несколько часов после освобождения последнего заложника продолжались работы по разминированию здания.

- Разве ожидались какие-то провокации боевиков со стороны города, просчитывался вариант прорыва оцепления?

Да, это не исключалось. И поэтому каждый, кто выполнял поставленную штабом оперативную задачу, был готов и к таким событиям.

- Ну а чем вы сейчас занимаетесь?

В данный момент мы создали студенческий спасательный отряд на базе МАИ, являющийся структурной единицей Московского городского отделения Всероссийского студенческого корпуса спасателей. Личный состав отряда проходит специальную подготовку спасателя - профессионала МЧС.

- Вы лично и ваши товарищи спасли много человеческих жизней. Было это как-то отмечено государством, и были ли какие-то награды, премии?

Никак это не было отмечено, кроме публикаций в журнале спецподразделений «Братишка». И администрация «Норд-Оста» пригласила нас на спектакль после восстановления мюзикла.

- А знак за спасение заложников «Норд-Оста»?

Нет, мы направляли в связи с этим письмо депутату Мосгордумы Олегу Бочарову, который, в свою очередь, передал его депутату Сергею Гончарову, который является президентом Ассоциации ветеранов «Альфы», и тот прислал ответ, что знаком награждались только офицеры «Альфы», принимавшие участие в штурме, и люди, работавшие в оперативном штабе, коими мы и являлись. С оперативным штабом мы работали крайне тесно.

- То есть вам не положен этот знак, по его мнению?

- Речь шла про знак, но существует и Орден Мужества, о котором была речь там, на спецоперации, и медаль «За спасение погибавших», о чем после успешного выполнения нами поставленной задачи вообще никто не заикался...

- Что бы вы хотели сказать в заключение?

Хотелось бы упомянуть всех наших ребят из отряда, принимавших тогда участие в операции: это командир «Диггерспаса» Вадим Михайлов, разведчик Дмитрий Прокофьев, медик Виктория Соловьева. Также помощь оказывали диггеры-спелеологи Роман Шкрябенков и Андрей Кувичинский.

Поделиться:

Обсуждение статьи

Пряник
Oct 31 2012 11:15AM

Какое возмутительное вранье!

"Я был в роли прикрывающего, держал в руках ВСС".

Да ни в жизни сотрудник спецподразделения не доверит постороннему оружие, тем более снайперскую винтовку.

Страницы: 1 |

Добавить сообщение




Личный дневник автора
Убитые курорты

Stringer: главное

Без воды хотят оставить Москву и область Собянин и Воробьев


Президент России не поддержал политику правительства, мэра Москвы и губернатора Подмосковья по уменьшению границ и ослаблению режимов зон санитарной охраны источников водоснабжения (ЗСО), дал поручение пересмотреть подходы к защите источников питьевого во

 

mediametrics.ru

Опрос

Правительство Медведева отправлено в отставку. Как вы характеризуете его работу?

Новости в формате RSS

Новотека

Загружается, подождите...

Реклама


Новотека

Загружается, подождите...
Рейтинг@Mail.ru
 

© “STRINGER.Ru”. Любое использование материалов сайта допускается только с письменного согласия редакции сайта “STRINGER.Ru”. Контактный e-mail: elena.tokareva@gmail.com

Сайт разработан в компании ЭЛКОС (www.elcos-design.ru)