Pедакция не отвечает за содержание заимствованных материалов

«Если бы Рыбкиным был я...». Часть II
17 Марта 2004

Черный человек

В далеком городе с постоянной температурой воздуха плюс пятнадцать, вечнозелеными газонами, домами без номеров, двухэтажными красными автобусами, красными телефонными будками, конными статуями, отвратительными ресторанами, приветливым чернокожим населением, бомжами, ночующими в целлофановых пакетах у роскошных офисов, - там в богатом офисе сидел маленький человечек в черном пиджаке и белой рубашке без галстука. Иван мысленно представил эту картинку и вздохнул. Иван был лишь винтиком большого грозного механизма, который проворачивался со скрипом, как старинные часы на Спасской башне. И часы эти заводил черный маленький человечек.

В кабинете этого человека всегда работал монитор, на котором беззвучно, как в компьютерной игре, лишь перемежая резкие движения японскими криками «Я- ххо- о!» выступал, бегал, катался на лыжах, вручал награды, принимал министров маленький человек в белом кимоно. Постоянное присутствие человека в белых одеждах на экране монитора приводило лондонского затворника в неописуемую ярость. Иногда он включал звук и, послушав пять минут, что говорит белый человек, разражался бранью в адрес белого.

Иван, зачем-то привезенный в Киев, неоднократно мысленно представлял эту картину, он был ею зомбирован. Он не раз играл «за черных» в той компьютерной игре против «белого». Компьютерную игру Березовский заказал специально, у лучших программистов. Она была сложная, многоэтапная и возбуждающая. Заключительный этап этой игры, последний, самый сложный уровень, еще не был пройден никем. До него еще надо было победить много мелких и средних солдатиков, которые отовсюду выбегали, делали свое «Я- ххо- о!» и кубарем скакали дальше, занимая места на смотровых вышках, откуда могли стрелять. Говорят, на последнем уровне, белый человек в своем кимоно ползет вверх по отвесной стене, чтобы закрепиться на новом плацдарме. А за ним ползет черный человек, он ползет на вертолете. Тот пешком, а черный - на вертолете. С пулеметами, телекамерами, автоматами. Но игру до конца никто не прошел. Просто очень трудная игра.

Березовский был для Ивана не только соратником, но и полным благодетелем. Он платил Ивану зарплату. Делал подарки. Оплачивал счета. Заботился, как отец родной. Он был для него Богом.

Родное лицо благодетеля вызывало у Ивана прилив бодрости. Иван хотел к нему, к этому человеку, в Лондон. Но, боясь его ослушаться, сидел в вонючем доме, расположенном на углу малоизвестной киевской улицы.

В свой лондонский офис господин Березовский заглядывал лишь по крайней нужде, назначая в нем встречи людям, к которым на встречи можно опаздывать. Вот и сейчас в офисе второй час томился бородатый журналист из Москвы, облаченный в неряшливый шерстяной жакет, который не сходился на толстом животе. Пожилая секретарша Ирина поила его кофием и развлекала ненужными разговорами. Наконец в офисе раздался звук колокольчика, охрана зорко глянула в экран маленького монитора, и впустила в офис хозяина - суетливого маленького, улыбающегося.

- Может, покушать хотите? - заботливо спросил хозяин упившегося кофием журналиста. - Сейчас мы поедем в ресторан обедать. Там и поговорим.

- Поедем- поедем. В ресторан- ресторан, - неразборчиво повторял журналист, пряча под галстук штук шесть коричневых пятен от кофия, которым его потчевала секретарша.

Сцена в ресторане лондонского отеля «Эксельсиор» запоминается только красным омаром, которым бородатый журналист окончательно изгадил свою несвежую рубашку и лохматую бороду, а также изумительным обаянием черного человечка, который весь лучился добротой и гостеприимностью.

- В отличие ото всех, я предпочитаю иметь дело с гениями. Вы - гений, - говорил он журналисту. - Скажите, сколько стоит ваш труд, и вы получите достойное вознаграждение. Вы будете работать на меня, а значит, работать на свою родину, на ее народ. Ну, скажите, сколько вы стоите?

- Двадцать? Тридцать?

«Надеюсь, он имеет в виду миллионы, а не тысячи», - думал про себя журналист.

Звезда экрана стеснительно капал уже на брюки белым соусом, потому что на рубашке места для пятен практически не осталось. Наконец, он оторвался от омара, вытер руки о шерстяной жакет и произнес:

- Ну, пожалуйста, если вы так настаиваете, у меня в Сибирском регионе есть два горнообогатительных комбината, инвестируйте туда миллионов двадцать долларов. Или еще у меня есть фабрика нижнего белья в Курске, можно на эту фабрику подкинуть, еще есть - журналист достал из кармана список предприятий, которым владел.

- Ничего себе, живут у нас скромные труженики министерства правды, - задумчиво произнес собеседник. - Ну, об этом мы позже поговорим предметно. Сейчас я скажу своему шоферу, он вас отвезет, куда вам надо.

«Мерседес» хозяина стоял на стоянке у отеля. Журналист вышел, подошел к машине и с трудом стал втискиваться в заднюю дверь. В это время он услышал, как по громкой связи хозяин сказал шоферу:

- Отвези эту жирную свинью, куда прикажет.

Костюмчик от Босса

В спальне Иван обнаружил потайной шкаф. Обнаружил случайно. Шкаф был задернут портьерой. В шкафу располагался компьютер ноутбук, подключенный к выделенной линии Интернет. Иван обрадовался находке. Он порядком уже устал слушать корявую речь Кучмы на украинском языке. Кучма научился украинскому всего год назад, и порядком потел, когда ему приходилось говорить на этом языке, путал русские и украинские слова.

Иван залез в Рунет и первое, что увидел на первой же странице поисковой системы - это опухшее лицо своего руководителя предвыборного штаба. Опухшее лицо пожилой дамы выражало всемерную обеспокоенность. Большой заголовок кричал: «Пропал Рыбкин!»

- Вот, дуры-бабы! - раздраженно сказал Иван и налил себе еще в стакан конъяку.

Практически вся центральная часть Рунета была посвящена пропаже Рыбкина. Приводились высказывания жены героя. В частности, Альфа сказала:

- Иван пропал. Вместе с ним исчезли деньги и моя лучшая шуба из меха голубой норки. А также ряд драгоценностей.

Иван посмотрел на шубу из козла и вздохнул:

- Вот, врет!

Руководительница штаба была правдивее.

- Молчат все двенадцать телефонов господина Рыбкина. Его охрана утверждает, что господин Рыбкин вошел в свою квартиру ненадолго и отослал охрану на дачу, куда позже обещал приехать сам. Прошли сутки, но господин Рыбкин не подает никаких признаков жизни, и ни один человек не может на сегодня сказать, где находится кандидат на пост президента страны. Если господин Рыбкин бесследно исчезнет, то выборы президента можно считать недействительными. Это может обозначать только одно: российские спецслужбы своими лапами посягнули на самое святое, что есть на свете - на демократию!

Иван задумался тяжело, по-пьяному. Белые тапочки на его волосатых ногах и закрытая на щеколду дверь заставляли задуматься о плене, о похищении.

- Да, полно, в Киеве ли я? Может, это и не Киев?

Иван поискал пульт от телевизора, но не нашел. Тогда он попытался вручную переключить программы, но с холодеющей душей понял, что в телевизоре имеется только одна программа - это программа, на которой Кучма произносит речь на смеси украинского и русского языков. И она крутится как «евроньюс», заканчивается и начинается снова.

- А что видно из окна? Какой это этаж?

Рыбкин подошел к окну: оно упиралось в стену соседнего дома, и та стена была без окон. Просто кирпичная стена. Старая как мир. Этаж был невысок. Третий.

Рыбкин снова бросился к компьютеру. Стал шарить по сайтам, на которые привык ходить, когда выдавалось свободное время. И на одном блудливом сайте непонятного агентства обнаружил то, чего втайне боялся. Глумливая заметка под названием «Рыбкин сам написал свое убийство» во всех подробностях расписывала сценарий того, что с ним, с Иваном, случилось. Текст был прост и лаконичен.

«Иван Рыбкин должен умереть».

Рыбкин, исчезнув из дома с хорошо известными ему людьми, постепенно попадает в руки людей, которые его не знают, и которых он не знает. Место действия - любое. Он не имеет связи, не знает, где находится, у него нет денег. Он сам отключил все телефоны или их выбросил. Через короткое время труп Ивана Рыбкина найдут где-нибудь в лесу. Выборы президента не состоятся. Вину за исчезновение Рыбкина свалят на российские спецслужбы. Весь сценарий этого немудреного детектива написал друг Рыбкина - Березовский. Никто не может сегодня помочь бедному Рыбкину, потому что схема составлена так, что каждый из участников похищения кандидата на пост президента, знает только свой вираж в спецоперации, но не знает всей схемы. По факту исчезновения Ивана Рыбкина возбуждено уголовное дело.

- А вот это - дудки! Я вам покажу убийство при отягчающих обстоятельствах.

Кандидат схватил свой красный телефончик, намереваясь позвонить на Лубянку, по известному ему телефону, но тут же осекся: не они ли, не ФСБ, запланировали всю эту операцию, чтобы с одной стороны убрать опасного соперника действующего президента, а с другой - нагадить ему же, президенту. Сейчас почти нет людей, не купленных каким-нибудь олигархом. Продается все.

На другом сайте Рыбкин неожиданно нашел информацию, которая гласила: «Все подписи кандидата Ивана Рыбкина признаны фальшивыми. На членов избирательного штаба кандидата заведено уголовное дело по факту подделки подписей. Узнав о том, что уголовное преследование грозит и ему, Иван Рыбкин сбежал в неизвестном направлении».

- Решение надо принимать немедленно, - сказал себе Иван. И в этот момент в замке повернулся ключ, и Иван услышал, как в квартиру входит его страж.

В руках у стража были пакеты и свертки. Рыбкин кинулся к них как к родным. Стал судорожно мерить брюки, пиджак, рубашку. Натянув на себя мужскую амуницию, Иван вылил на грудь одеколона и уже бодро заявил:

- Скучно тут у вас сидеть. Может, погуляем по городу?

- Чего ж не погулять? Указаний не погулять не поступало. Гулять так гулять. Можно в баню поехать.

- Да хоть куда, только тут не сидеть взаперти.

План Рыбкина был прост: выехать в город, сориентироваться на местности, и позвонить в Москву, в свой штаб. Сказать, где он, и приказать забрать из плена. Чтобы привезли деньги. Чтобы вытащили. Чтобы дать пресс-конференцию и рассказать о беспрецедентных фактах насилия над ним, кандидатом в президенты! Иван приоткрыл дверь туалета и сказал:

- Зайду на дорожку. Небось ехать-то долго?

- А то! - вежливо ответил хохол.

В сортире, пустив воду и зажав морду в кулак, Иван набрал хорошо известный ему телефон приемной Секретаря Совбеза Владимира Рушайло и злобно прошипел в трубку:

- Вас беспокоит Рыбкин, кандидат в президенты. Я жив-здоров. Несмотря на все ваши усилия.

- Где вы находитесь? - спросил равнодушный голос дежурного.

- Не знаю! Меня похитили!

- Кто?

- Не знаю!

- Попытайтесь сориентироваться на местности и сообщите, где находитесь.

- Какие умные!

- Держите телефон включенным, - последовал совет.

Вода в бачке кончилась. Иван нехотя вышел из туалета.

Во дворе был припаркован покоцанный «москвич». Иван с неудовольствием заметил, что о «мерседесе» мечтать не приходится. Сели. Страж, извинившись, завязал Рыбкину глаза. И погнали.

Баня.

Через дорогу раздевалка.

Баня располагалась в отдельном строении. Пейзаж окрест был сельский. Куда привезли Ивана, опять было непонятно. Одно сильно порадовало: около бани стояли двое чеченцев, уперев руки в бока. Чеченцы - это было значительно лучше, чем хохлы. Привычнее и понятнее.

- Аллах Акбар! - поприветствовал Иван чеченца.

- Аллах Акбар. Идите, вас там уже ждут, - вежливо сказал чеченец.

Действительно, в бане Ваню ждала теплая компания прелестных дам и молодых людей. Стол был накрыт. И Иван, скинув пиджак, опрокинул в рот полстакана коньяку, который лег на старые дрожжи.

Дальнейшее происходящее надо снимать в стилистике Висконти - через туманную дымку, через призму алкоголя, травки и горячего банного пара. Ивана опять облачили в белый халат и белые тапочки. Но это его не смутило.

Иван быстро забылся среди веселых голых людей. Страх покинул его после первого прикосновения женских рук. Он заснул, как, бывало, засыпал на груди у матушки своей маленьким ребенком.

Проснулся Иван на следующий день, а может, через два дня. Счет времени был потерян. Он спал на диване в комнате отдыха бани, заботливо накрытый пледом. Рядом с ним никого не было. Иван сразу кинулся к своему красному сотовому телефону, он валялся рядом на полу. Телефон давно разрядился. С вешалки на Ивана одиноко смотрели мужские кальсоны голубого цвета. Ни костюма от Хуго Босс, ни рубашки с галстуком, - ничего этого не было. Не было рядом и покоцанного «Москвича». Исчез вчерашний хохол - грозный страж, и чеченцы исчезли с девицами.

Завернувшись в плед, Иван вышел на улицу. Впереди и позади, сколько хватало глаз, стояли ровные одинаковые дома того типа, который раньше, в советские времена, называли «коттеджами». Вид у всех у них был нежилой. Ветер носил по поселку весеннюю пыль, обрывки тряпок, газет. Иван поймал один газетный обрывок. И увидел на нем крупными буквами название органа печати «Советская Припять». Дата стояла - 1986 год, 26 апреля.

- У-у-у! - завопил Иван на всю советскую Припять. - Вашу советскую мать!

Весь следующий день он шел по дороге. В голубых кальсонах. В белых махровых тапочках.

Казенная машина с темными стеклами типа «воронок» тормознула рядом с Иваном, когда он успел отмахать уже километров двадцать по пустынному шоссе. Увидев СБУ-шников, Иван Рыбкин дико обрадовался, стал кричать и размахивать руками. А потом заплакал.

Через день, в аэропорту Шереметьево, давая короткую пресс-конференцию для российских и иностранных журналистов, Рыбкин сказал:

- У моей жены никогда не было шубы из меха норки платинового цвета!

Поделиться:

Обсуждение статьи

Страницы: 1 |

Уважаемые участники форума! В связи с засильем СПАМа на страницах форума мы вынуждены ввести премодерацию, то есть ваши сообщения не появятся на сайте, пока модератор не проверит их.

Это не значит, что на сайте вводится новый уровень цензуры - он остается таким же каким и был всегда. Это значит лишь, что нас утомили СПАМеры, а другого надежного способа борьбы с ними, к сожалению, нет. Надеемся, что эти неудобства будут временными и вы отнесетесь к ним с пониманием.

Добавить сообщение




Личный дневник автора
Убитые курорты
Иероглиф

Stringer: главное

Говорят, Чулпан Хаматова сама хочет возглавить "Современник"


Ходят слухи, что Гармаш со скандалом покидает театр Современник потому, что его хочет озглавить Чолпн Хаматова. А Гармаш тоже хотел...

 

mediametrics.ru

Опрос

Следует ли Собянину во время эпидемии продолжать менять плитку и бордюры?

Новости в формате RSS

Новотека

Загружается, подождите...

Реклама


Новотека

Загружается, подождите...
Рейтинг@Mail.ru
 

© “STRINGER.Ru”. Любое использование материалов сайта допускается только с письменного согласия редакции сайта “STRINGER.Ru”. Контактный e-mail: elena.tokareva@gmail.com

Сайт разработан в компании ЭЛКОС (www.elcos-design.ru)