Pедакция не отвечает за содержание заимствованных материалов

Компромат | все материалы раздела

Две команды поговорили по-мужски
16 Июля 2010

Накануне чемпионата мира по футболу Sports.ru начал серию интервью с руководителями ведущих российских СМИ. Среди гостей был главный редактор и гендиректор «Советского спорта» Игорь Коц. По злой иронии его интервью стало своеобразной прелюдией к нечестной игре, которую в обильном количестве мы увидели на стадионах ЮАР.

Два главных редактора газеты "Советский спорт", нынешний, Игорь Коц, и бывший, Александр Козлов, что называется, поговорили...

Игорь Коц: «Минное поле, по которому мы ходим, взрывается грязью. Мы никогда не получим комплиментов». Фото: РИА Новости/Алексей Никольский

Главреды. Игорь Коц: «Наши журналисты ходят по минному полю»

Когда футбольный чемпионат России берет паузу, Sports.ru запускает серию интервью с руководителями ведущих российских медиа. Главный редактор и гендиректор «Советского спорта» Игорь Коц рассказывает, как сделать успешный таблоид, поругаться с ЦСКА, избежать бойкота, подарить Курбану Бердыеву пакет муки и переманить кадры у принципиального конкурента.

Прибыль

– Когда вы пришли в «Советский спорт», декларировали цель – сделать народную газету. Прошло шесть с половиной лет. Вам удалось?

– Газета стала прибыльной – это первое. Когда я пришел в «Советский спорт», речь шла о том, что газету надо закрывать, продавать. Хоть я и профессиональный журналист, а написание заметок – мое любимое занятие, в какой-то момент для меня стало важнее доказать: спортивная газета может быть безубыточной. На протяжении последних трех лет мы показываем стабильно высокую прибыль. Со всеми вытекающими: есть возможность вкладываться в дальнейшее развитие проекта, коллектив получает премии. Что касается народности, раз тиражи растут, раз люди газету покупают, значит, она и есть народная.

– Что пришлось сделать, чтобы эта прибыль пошла?

– Для начала радикально поменять состав редакции, процентов на 70. Когда я в нее пришел, то как в первый день рот у меня открылся, так полгода и не закрывался. Я долгие годы работал в «Комсомольской правде», где все было отлажено и четко. Здесь попал в газету, где редакторы отделов не читали заметок. Корреспондент ее писал, засылал в набор, она выходила в газете – не отредактированная, с безумными «косяками». При этом была странная должность, как это называется… «рерайтер». Три или четыре человека переписывали заметки за журналистами. А еще в газете не было планирования. Ни ежедневного, ни недельного. Можете такое представить?

«Кризис еще не грохнул как следует. Он продолжается, и мы начеку»

– Из чего складывается ваша прибыль? Вас больше кормит реклама или тираж?

– Примерно фифти-фифти. У ИД «Комсомольская правда», в который мы входим, очень сильная рекламная служба. За последние годы она здорово поднялась и в спортивном сегменте – даже в прошлом году, кризисном, сработала отлично. Что касается тиражей, за последние годы они поднялись процентов на 10.

– Бросается в глаза, что основная реклама «Советского спорта» – крепкий алкоголь и средства для потенции. Выходит, рекламодатель по-прежнему думает, что читатель спортивной газеты – это немолодой мужик, которому надо выпить и поправить интимную жизнь, но никак не присмотреть себе новую иномарку?

– До кризиса у нас было очень много автомобильной рекламы. Сейчас этот бизнес, к сожалению, упал – и в стране, и в мире. И вообще кризис еще, надо сказать, не грохнул как следует. Он продолжается, и мы начеку. А по поводу потенции… Аудитория нашей газеты на 80 с лишним процентов состоит из мужчин, так что все логично.

– То есть рекламы «Импазы» и других подобных препаратов вы не стесняетесь?

– Любую рекламу я только приветствую. Вообще «Комсомольская правда» в меня вбила респект и любовь к рекламщикам. Это же чувство пытаюсь привить всем сотрудникам, хотя не всегда удается: реклама ведь отбирает у журналиста газетную площадь.

ЦСКА

– Когда говорят о творческих успехах «Спорт-Экспресса», часто вспоминают что-то из публицистики Игоря Рабинера – например, «Бромантановый «Спартак» или «Русский бунт». Три самых значительных истории, которыми особенно гордится «Советский спорт»?

– Да много чего было… Ну вот, например, сериал про договорные матчи, когда мы посылали Антона Лисина в Италию, где он сделал пять или шесть материалов из «Ювентуса» – очень серьезная журналистская работа. Еще был великолепный репортаж Саши Зильберта, когда он работал на Уимблдоне, а в то же время в Лондон на работу в «Челси» приехал Юрий Жирков. Саша оказался единственным, кто встретил его в аэропорту, мгновенно сориентировался и целый день был у Жиркова переводчиком и гидом – материал, по-моему, вышел на десятку с плюсом. Из последнего – ванкуверское интервью Ирины Родниной, которое взял Андрей Ванденко. Интервью стало настоящей информационной бомбой, по сути, с него в российских СМИ начался серьезный разговор о причинах нашего олимпийского фиаско.

«Таблоид – мировой формат. Самый удобный и для подачи, и для чтения»

– В представлении масс спортивная пресса делится так: «Спорт-Экспресс» – серьезное чтиво, «Советский спорт» – спортивный таблоид. Правильно ли считать вашу газету таблоидом?

– Таблоид – это мировой формат. Самый удобный и для подачи информации, и для чтения. И это не имеет никакого отношения к серьезности или легковесности. Политика у нас простая: писать о том, что интересно читателю. И тогда он утром снова купит в киоске нашу газету. И не врать, потому что тогда он ее не купит. А серьезных материалов хватает. Просто, может быть, темы иногда непривычны для читателей, слишком зацикленных на голах-очках-секундах. Очень много пишем о договорняках, о нерадивых спортивных чиновниках, о причинах олимпийских неудач – все это, на мой взгляд, расширяет нашу аудиторию.

– Очевидно, что спортивным изданиям давно недостает своего профсоюза. Вы пытались устроить какую-либо совместную акцию со «Спорт-Экспрессом»?

– Однажды была попытка. Вообще, когда я пришел в «Советский спорт» и узнал, что такие отношения существуют между газетами, для меня это странно было…

– Что за отношения?

– Никаких отношений. Конфронтация двух газет. Я работал в «Комсомолке», у нас были дружественные связи с коллегами-газетчиками. И когда прошлым летом возникла ситуация с бойкотом спортивных СМИ, я сделал попытку как-то сообща ее разрулить. Понимания это не вызвало, думаю, в сегодняшней журналистике это и нереально. Вот и последняя ситуация с «табачным» скандалом в хоккейной сборной – все порознь пишут об этом, но единой позиции нет. А это тот случай, когда она необходима.

– Насколько спортивные медиа сейчас могут называть вещи своими именами? На 100 процентов? На 60? На 20?

– Пожалуй, на 90. Какого-то давления я не ощущаю. Но у нас свои проблемы. Тот же бойкот 2009-го года, когда футбольные клубы отказались с нами контактировать из-за повышенного внимания газеты к договорным матчам, мог серьезно осложнить нам жизнь. Мы как раз готовились к 85-летию газеты и тут за день до юбилея такой подарок. Что называется, с особым цинизмом.

– Бойкот против вас поддержали 13 команд премьер-лиги – все, кроме «Динамо», «Москвы» и «Химок», – но история быстро затихла. Почему?

– В тот же день, когда газете объявили бойкот, нас в своей резиденции принял Владимир Путин, сказал хорошие слова о газете, о ее принципиальной позиции. И как-то очень быстро все замолчали.

«Я думаю, такой матч, как «Терек» – «Крылья», уже не будет сыгран. Все получили острастку»

– Уже почти четыре года вы конфликтуете с ЦСКА после очень странного матча в Ростове-на-Дону. Это правда, что недавно вы почти помирились?

– Были попытки помириться. И с нашей стороны, и со стороны ЦСКА. Ситуация очень простая: ЦСКА хочет, чтобы мы извинились. Я не раз в своей жизни извинялся и как автор заметок, и как редактор – всегда готов признавать ошибки. Но тут другая история: был иск клуба к редакции, был суд, и он выступил на нашей стороне. В чем извиняться? Безусловно, надо искать компромиссы, мы были готовы к ним, предложили свой выход из ситуации, но армейскому руководству этого показалось мало.

Конечно, это нам не помогает работать. Но и для ЦСКА все это не очень здорово. Тем более, думаю, мало кто из болельщиков уже помнит, из-за чего весь сыр-бор. В общем, гоголевская ситуация о том, как поссорились… Нас по-прежнему не пускают на матчи и пресс-конференции ЦСКА, а мы по-прежнему много пишем об армейцах – читатель должен получать информацию о ведущем клубе.

– Незабываемый матч «Терек» – «Крылья» вы перемывали активнее всех. Добились того, чего хотели?

– Да, нам удалось взбаламутить общественность. Мы, кстати, даже конкурс объявляли на лучшее название этой игры. Потому что поначалу никто не называл этот матч договорным, бизнес-матчем. А сейчас уже все говорят о нем, как о реально странном. Я думаю, подобный матч уже не будет сыгран в нашем чемпионате. Многие получили острастку и очень серьезную.

Фишки

– Правда ли, что вы обязали всех журналистов газеты появляться на публике только в одежде с символикой газеты? Тем, кто не соблюдает правило, грозит штраф.

– Да, я написал приказ. Всем выдали футболку, поло, бейсболку, теплую куртку на зимние соревнования. Это дисциплинирует. Это и пиар-ход. Кроме того, люди должны гордиться маркой, на которую работают.

– Разве можно людей творческой профессии облачать в униформу? К тому же кому-то эти футболки и поло справедливо кажутся не самой выдающейся одеждой.

– А почему топовые футбольные клубы ходят в одинаковых цивильных костюмах: пиджаки, галстуки? Клубная униформа. Нет, это очень правильно. Сейчас планируем заказать платочки, носочки и так далее.

– Мнение сотрудников в разработке одежды учитывается?

– Учитывается. Были отказники. Два или три человека были резко против, и мы пошли им навстречу – разрешили не ходить в униформе. Есть и особые случаи: послать на матчи того же ЦСКА человека в футболке «Советского спорта» значит провалить задание. Но вообще, молодежь с удовольствием носит.

«В ЮАР тоже планируем акции – вот футболку Лекхето повезем на его могилу»

– У «Советского спорта» своеобразный стиль подачи событий. Скажем, на пресс-конференции Курбана Бердыева перед первым матчем в Лиге чемпионов ваш корреспондент должен не только задать ему вопрос, но и подарить пакет муки – чтобы первый блин не вышел комом. Перед еврокубковым матчем «Спартака» вручить кому-то из футболистов дротики – чтобы те показали, как заколют соперника. Кто придумывает эти идеи?

– Все вместе на планерках. Редколлегии часто превращаются в обсуждение этих фишек: а чем мы удивим сейчас? Какое превью мы сделаем, чтобы это было необычно? Как правило, до чего-то додумываемся. Иначе будет очень скучно: события-то одни и те же. Как-то надо их разыгрывать и привлекать к себе внимание.

– Кажется, что не всегда это получается стильно и удачно. Не отталкивает ли это молодежную аудиторию?

– Ну, не знаю. По аудитории, согласно последнему замеру Gallup’a, мы впервые вышли на первое место среди российских спортивных СМИ. Мне кажется, молодежи это даже интереснее, чем читателям со стажем. Поэтому такие штуки я всячески поощряю. На чемпионате мира тоже планируем разные акции – вот футболку Лекхето повезем в ЮАР на его могилу... Все это придает дополнительные краски газете.

– Самая сумасшедшая творческая идея, которую вам удалось воплотить в «Советском спорте»?

– Таких много было. Из того, что первым приходит на ум, – перед чемпионатом Европы Дмитрий Туманов доехал автостопом от МКАДа до Германии, где готовилась сборная. С собой он вез флаг России, на котором по дороге собирал автографы для сборной от самых разных людей. Доехал и вручил флаг Хиддинку. Этот исторический снимок мы поместили на обложке.

Алкоголь

– После матча с Голландией на Евро-2008 футболисты сборной скандировали в автобусе: «Отсосите, Ловчев и Севидов, хэй-хэй». Вы воспринимаете это как менеджерскую победу?

– Ну, какая же это победа? Я реально вижу, о ком мы пишем. Речь не обо всех, конечно, ведь скандировали ту гнусность единицы. Прекрасно понимаю, что наши журналисты, – те, которые писали, как Севидов, или пишут, как Ловчев, – ходят по минному полю. Только взрывается оно грязью. Мы никогда не получим комплиментов. Я воспринимаю это как данность. Но слышать это неприятно.

– В том, что российские спортсмены не уважают прессу, есть вина журналистов?

– Это вопрос не только к спортивной прессе. Российская пресса вообще за последние годы потеряла много позиций. Это связано во многом с тем, что газеты ушли от остроты в развлекуху. И в обществе возникает мнение, что репортеры не способны к серьезной качественной работе.

– Что Севидов, что Ловчев – радикалы. Вас это никогда не смущало?

– Я как раз очень рад этому. Был рад. Потеря Севидова невосполнима... Газета как команда, здесь должны быть люди разного амплуа, только тогда она играет по всему читательскому полю. У нас есть Уткин, Ловчев, Цыбанев, Кушанашвили – очень хорошо, что они пишут, думают по-разному. В результате складывается вполне объективная картина футбольных событий.

– Я правильно понимаю, что Ловчев – штатный сотрудник, который работает в газете, то есть получает за свои комментарии зарплату?

– Да, штатный. Мы взяли его на место Юрия Саныча, на ту же должность – футбольного обозревателя.

«Эта заметка про Кавказ. Было бы странно, если бы он оттуда трезвым вернулся. Читатель ему бы не поверил»

– Человек из мира спорта, произведший на вас самое сильное впечатление?

– Лыжница, которая бежала на Олимпиаде с переломанными ребрами, напомните, как зовут... Да, Петра Майдич. Словенка. Я смотрел эту гонку по телевизору, и комок в горле стоял. На следующий день мы отдали ей обложку. А ребята привезли мне из Ванкувера бейсболку с ее автографом. Сейчас она хранится у меня дома на самом дорогом месте. Выдающаяся спортсменка.

– В вашем приложении – «Советском спорте-Футбол» – в работе некоторых авторов часто чувствуется запах алкоголя. Хорошо ли это?

– Да? Это у кого же?

– Например, в последнем номере репортаж Дмитрия Туманова...

– Дима у нас бытописатель. А с кем он там, напомните, выпивал?

– Со спартаковскими болельщиками во Владикавказе. Целый абзац посвящен воспоминаниям о давнем визите автора в Осетию, аккурат на празднования Дня Святого Георгия, которые длятся чуть ли не неделю. «Еле живым выбрался», – завершается пассаж. Но вопрос не к автору, а к менеджеру. Разве это правильно, когда в спортивном издании чересчур много внимания алкоголю? Почему не ввести культ чего-нибудь более полезного? Секса, например.

– Насчет секса надо подумать. А эта заметка про Кавказ, и было бы странно, если бы он трезвым оттуда вернулся. И читатель бы ему не поверил. У нас мужское издание. Мне кажется, это нормально. Тем более, парень пишет с юмором, у него есть самоирония, важнейшее для репортера качество.

Лучшие

– Главный редактор спортивной газеты может считать себя состоятельным человеком?

– Мне хватает, чтобы содержать семью, ездить в отпуск. Но есть гораздо более состоятельные редакторы.

– Возможен ли вариант, при котором «Спорт-Экспресс» захочет перекупить у вас сотрудника или наоборот?

– Пожалуйста. Мы открыты. Не уверен, правда, что в «Советском спорте» найдется много желающих туда уйти. Равно как не думаю, что в «СЭ» много желающих перейти к нам. Хотя я делал предложение двум-трем товарищам. Они были польщены, но отказались. Вообще, это нормально, что существует две такие разные газеты. Без конкуренции в журналистике нельзя, иначе застой. Если бы «СЭ» не было, надо было его придумать. У нас каждая утренняя планерка начинается с того, что свежая голова обозревает номер «Советского спорта» и «Спорт-Экспресса». Где мы им проиграли, где выиграли.

– Вы назовете фамилии тех трех человек?

– Нет, не хочу. Но это очень сильные журналисты. Потому что нам если и требуется усиление, то очень точечное. Нам нужны звездные фамилии, звездные профессионалы.

– Почему, по-вашему, в «Советском спорте» не найдется желающих уйти в «Спорт-Экспресс»?

– У нас, тьфу-тьфу, стабильная финансовая ситуация. Года два назад я читал интервью гендиректора «Спорт-Экспресса» – по-моему, в журнале Forbes – и он говорил, что проект убыточен. В нашем же ИД «Комсомольская правда» все живут с заработанной прибыли. Есть социальная защита у людей, а в наше время это важно. Плюс полная свобода самовыражения. Идти на новое место, где другие правила игры, не каждый решится.

«Я делал предложение двум-трем товарищам из «Спорт-Экспресса». Они были польщены, но отказались»

– Зарплаты российских футболистов сопоставимы с теми, что платят их европейским коллегам. Когда спортивные журналисты в России будут получать столько же, сколько работники The Times, Marca и Gazzeta della Sport?

– У нас политика не зарплатная. Оклады, наверное, не очень большие. Но журналисты очень неплохо зарабатывают на гонорарах. Разумеется, те, кто работает активно. Это нормальный путь. Когда есть фиксированная зарплата и за конкретную заметку человек ничего не получает, это никак, на мой взгляд, не может мотивировать его на ударный труд.

Считаю, что и спортсменам-игровикам было бы правильно перейти на такую систему: заработал, сделал результат – получи. Сегодня почитал материал Паши Лысенкова из Кельна, интервью с Трефиловым – бывшим вратарем, живущим сейчас в Германии. Он рассказал, как устроена немецкая хоккейная лига, где все клубы самоокупаемы. Зарплаты у игроков там такие, что у нас, наверное, в высшей хоккейной лиге получают больше. При этом там приходят по 20 тысяч зрителей на каждый матч. Посмотреть, как Кельн играет против Дюссельдорфа.

– Назовите трех лучших, на ваш взгляд, пишущих журналистов России.

– В спортивных СМИ? Юрий Цыбанев, безусловно. Евгений Дзичковский. Андрей Ванденко.

Оригинал материала: www.sports.ru

***********

Александр Козлов: «В войне с историей «Совспорта» Игорь Коц использовал «сопли лжи».

Александр Козлов: «Советский спорт» – не помойка»

Sports.ru открывает специальный блог для реакции на материалы сайта. Первым в нем выступает Александр Козлов – бывший главный редактор газеты «Советский спорт», которого зацепил сериал Sports.ru «Главреды».

Коц попытался нарисовать картину превращения якобы агонизирующей газеты в популярный таблоид. Как человек, знающий ситуацию изнутри, как главный редактор «Советского спорта» 1999-2003 годов, я категорически утверждаю: человек не только беспардонно исказил факты, но попытался облить грязью подвижников издания, которые задолго до него спасли газету от гибели.

Понятное дело, что для большинства людей его шулерство не так заметно, как 100-процентные голы, отмененные арбитрами, и мячи, забитые из чистого офсайда на ЧМ-2010. Не столь откровенно, как гол Луиса Фабиану, поразившего ворота Кот-д’Ивуара после того, как он подыграл себе аж двумя руками. Бразилец в этом эпизоде превзошел самого Марадону, забившего на ЧМ-86 гол с использованием только одной руки.

Тем не менее, я убежден, что вне публичного обсуждения (и осуждения!) не имеют право оставаться ни плутовство мировых футбольный гениев, ни пакости местных медийных начальников. Правда, с гениями бывает проще. Они хоть и забивают руками, но потом иногда все-таки признаются в содеянном (пусть даже – называя случившееся «рукой Бога», как это сделал Марадона). К сожалению, среди газетчиков таких героев почти не бывает. Отчасти это объяснимо: журналисту, который видит свою оплошность, лучше не трубить о ней на весь свет, а постараться не повторять глупостей впредь. Но списывать собственное профессиональное бессилие, как это сделал Коц, на «импотенцию» коллег?! С этим я сталкиваюсь впервые.

Небылицы Коца опасны тем, что историю «Советского спорта» в отличие от тухлых голов Марадоны или Фабиану не прокрутишь на мониторе телевизора. И тогда возникает соблазн начать писать историю «рукою дьявола». Значит, должен быть кто-то, кто попробует вырвать зажатое в пальцах отравленное перо.

«Сукин сын» Романцев

«Летописец» Коц в интервью Sports.ru договорился до того, что к его приходу газета была настолько убыточна, что ее впору было закрывать или продавать. «Когда я пришел в «Советский спорт»... то как в первый день рот у меня открылся, так полгода и не закрывался», – в хлестаковском угаре заявил Коц. И так объяснил причину своей психо-стоматологической травмы: редакторы отделов заметок не читали, планированием никто не занимался (ни ежедневным, ни недельным), а по редакционным коридорам бродили сплошь бездельники.

В числе главных своих достижений в «Советском спорте» он назвал тотальную войну с редакционным «балластом», введение эффективного планирования, работу на читательский интерес и даже…поддержку Владимира Путина. Дескать, вместе взятое это привела к росту тиражей, привлечению рекламодателей и выходу на стабильно высокие прибыли, позволяющие газете успешно развиваться.

Нелепость этих утверждений выглядела столь очевидной, что поначалу хотелось с сожалением и брезгливостью отбросить прочитанное. Ну, втемяшилось человеку полетать немножечко в мире своих фантазий. Коцу это в кайф, а я, как пел Высоцкий, с «Советским спортом» «себе уже все доказал».

А как же мои друзья – те, кто возрождал вместе со мной газету «на коленке»? Кого-то из них Коц действительно выдавил, кто-то сам ушел из газеты, а некоторые до сих пор работают в «Советском спорте». И им всем плюнули – кому в спину, кому в лицо. Разве я имею право не ответить на подлость?!

Тем более, что воевать за доброе имя журналистов входило в традицию моего «Советского спорта». Помню, однажды мы поссорились с Олегом Романцевым. Выдающийся тренер обиделся на нас, когда мы встали на защиту журналиста Василия Уткина в его конфликте со «Спартаком». Но нам хватило двух встреч с ним, чтобы снять все обиды. Сначала я «столкнулся» с Олегом Ивановичем на каком-то фуршете, и за бокалом вина рассказал ему о «журналистах-кровопийцах». А потом он сам ненадолго заскочил в редакцию, увидел наших ребят, которые бредили футболом, проговорил со своими «обидчиками» больше двух часов, и как мне показалось, душа его окончательно растаяла. После этого газета вышла с его интервью и с заголовком на всю первую полосу: «Ай да Романцев, ай да сукин сын!». (Олег Иванович отнесся спокойно к нашей шутке, а газетчики еще долго о ней вспоминали).

Сопли лжи

Я очень люблю выражение – «не слажу, так соплями измажу». В том смысле, что буду бороться до конца, до изнеможения. Этого, кстати говоря, не хватило нашим ребятам, чтобы поехать в ЮАР.

А можно сморкаться в историю, к которой ты не имеешь никакого отношения, только потому, что она подчеркивает твою сегодняшнюю несостоятельность. Дескать, чем в большей грязи я изваляю предшественников, тем чище окажется мой собственный пиджак. Это как раз то, чем неожиданно и необъяснимо занялся Коц – руководитель «Советского спорта», который за шесть с половиной лет редакторства в газете сдал практически все ключевые позиции, завоеванные изданием до него. «Благополучие» газеты стало прирастать исключительно стараниями рекламного отдела «Комсомольской правды», и это почти напрямую признается самим Коцем.

То, что в войне с историей «Советского спорта» Коц вместо аргументов использовал «сопли» лжи, доказать так же легко, как вспомнить итог формулы «дважды два». Это, кстати говоря, и обескураживает поначалу.

Зачем, например, ему понадобилось утверждать, что планированием в газете не занимались? Ну, скажи, что в «Советском спорте» было плохое планирование. И попробуй – докажи, что это неправда. Плохое-хорошее – это, как говорил Райкин, дело «списыфическое». Нет, Коц специально подчеркивает: планированием не занимались вообще.

Далее. Он мог бы сказать, что, придя в газету, был вынужден расстаться с нерадивыми сотрудниками. Но он заявляет, что вычистил 70 процентов редакционного состава. То есть несостоятельной оказалась почти вся редакция.

И, наконец, самое несуразное: его бредни о народности газеты и ее нынешней популярности, о чем якобы свидетельствует рост тиражей. «Раз тиражи растут, значит, она и есть народная» – цитата из его интервью.

Остап, которого понесло

Так или иначе, но Коц сам выбрал для себя роль Остапа Бендера в шахматном клубе Васюков. В этом случае нам остается доказать, что теория великой игры не ограничивается ходом е2-е4.

Итак, первая «пешка» Игоря Александровича двинулась на два поля вперед: «когда я пришел в «Советский спорт», речь шла о том, что газету надо закрывать, продавать».

Я думаю, что в формулировании этого пункта обвинительного приговора Коц вряд ли пошел на сознательную ложь. Здесь, наверное, правильнее говорить об эффекте под названием «слышал звон». Будучи заместителем главного редактора «Комсомолки», Игорь Александрович по каким-то признакам, видимо, чувствовал недовольство Владимира Николаевича Сунгоркина, распорядителя судьбы «Советского спорта», темпами развития газеты. А Сунгоркин, замечательный медийный менеджер, действительно мог прихлопнуть издание, если бы почувствовал бесперспективность дальнейших вложений в него.

При этом он не стал бы кручиниться о былой славе газеты. Но я вам честно скажу: до такого трагического развития событий дистанция была огромного размера. Предпосылок не было абсолютно никаких.

С другой стороны, ближе к 2004 году Сунгоркин действительно начал испытывать дискомфорт в связи с темпами возврата вложенных в газету денег. Дирекция «Советского спорта» рисовала ему золотые горы, а действительность оказывалась значительно прозаичнее. Газета развивалась, но не в геометрической прогрессии. В результате «под раздачу» попал сначала я, а вскоре и сама генеральная дирекция.

Игорь Коц, пребывавший в то время далеко от судьбы газеты, как менеджер, и от ее достижений, как потребитель спортивной информации, оказался «под рукой» у своего патрона. Ему всего-то и надо было – не хвататься за стоп-кран, а смазать трансмиссию. Но Коц, видимо, сразу же накинул на себя мундир спасителя «бесперспективного» проекта. И проект по-настоящему затрещал.

Сначала тиражи газеты остановились в росте, а потом и вовсе покатились вниз. Образовавшаяся пропасть между показателями, на которые вышла моя команда, и результатами работы за последние шесть с половиной лет, не преодолена до сих пор. Однако, об этом чуть позже.

«Хромые лошади» нечестного наездника

Урок № 2 делания «успешной газеты»: «для начала радикально поменять состав редакции, процентов на 70». Так ответил Коц на вопрос о том, что ему пришлось сделать, чтобы «Советский спорт» стал успешным проектом. То есть, выбраковать конюшню.

И с этого момента начинается уже неприкрытая ложь. Удивительно, но она практически разоблачается в ходе самого интервью.

Должен заметить, что, прощаясь с газетой, я специально просил ребят не дергаться, работать спокойно, в полную свою силу. И многие остались. Однако кое-кто все-таки вырвал «Советский спорт» из своей души, не выдержав новой манеры руководства.

Развалился ключевой отдел газеты – футбольный. Почти сразу из него ушли (подчеркиваю: сами ушли, а не их «ушли») Станислав Пахомов, Денис Целых, Олег Аблашев. Это люди, про которых говорят: «штучный товар». Значительно позже, но тоже не выдержав «новой метлы», раскланялась с газетой Дарья Сребницкая, а эту журналистку знают не только в России. В результате закулисных интриг ее лишили олимпийской аккредитации в пользу заместителя главного редактора. И Даша хлопнула дверью, оскорбленная, по ее признанию, «мелочностью и низостью мужчин».

Но ведь многие остались! Посмотрите, кого из журналистов теперешнего «Советского спорта» Игорь Александрович вспомнил в своем интервью добрым словом. Это Юрий Севидов, Евгений Ловчев, Юрий Цыбанев, Павел Лысенков, Александр Зильберт, Дмитрий Туманов, Антон Лисин и Андрей Ванденко. Восемь человек. Из них первые шесть (почти 80 процентов!) – это журналисты нашего, докоцевского призыва.

Так где же эта вычищенная на 70 процентов конюшня?!

Апокалипсис

Обманка № 3: в газете не было планирования: «Ни ежедневного, ни недельного», – блефует Коц.

Человек нарисовал апокалипсическую картину. Сидит редактор отдела, который не только не читает заметок своих корреспондентов, но даже не задумывается о том, что сегодня или завтра появится в газете. Кто-то что-то пишет, кто-то за кого-то все это переписывает, переписанная заметка отправляется в набор и… И, наверное, ведомая какими-то неземными силами, попадает на ту или иную газетную полосу. То есть, могла бы угодить на первую страницу, а могла бы очутиться на последней, или ветром залететь куда-нибудь в середину.

Бред какой-то! Не прочти я сам все это в интервью Коца, ни за что не поверил бы, что газетный менеджер столь высокого ранга в состоянии нагородить подобное, пребывая в здравом уме. Дураку понятно: если даже вывернуться наизнанку, нельзя выпускать ежедневную газету с огромным количеством тем, с мелькающими, как в калейдоскопе событиями, без предварительного плана. Нельзя по определению. Не-по-лу-чит-ся!

Каждый номер «Советского спорта» планировался, как минимум, три раза. Сначала – накануне выхода газеты. Потом дважды уточнялся в день выхода.

А хотите, я открою страшную тайну? Та схема ежедневного планирования, которую мы ввели до Коца, не изменилась, говорят, за все последние шесть с половиной лет его работы в редакции. Единственным отличием стало перенесение утренней планерки с наших одиннадцати часов на сегодняшние двенадцать.

Безусловно, существовало и недельное планирование. Оно проходило строго по четвергам. Больше того, мы в обязательном порядке занимались еще и перспективным планированием. Рассматривали стратегию развития газеты на год-два вперед.

Шашки наголо!

Апофеоз обмана, ложь № 4: рост тиражей. «За последние годы они поднялись процентов на 10», – не моргнув глазом, уверяет Коц. Остается только развести руками и вслед за героем известного фильма воскликнуть: «Какая ложь! Какая наглая ложь!».

Самое удивительное в этом деле, что реальные тиражи «Советского спорта» упали при Коце примерно на 30 процентов. И это очень легко проверить – элементарно, как говаривал великий сыщик.

В мою бытность в «Советском спорте» тиражи издания плясали вокруг цифры в 110 тысяч экземпляров. Иногда зашкаливали за 130-тысячную отметку. И это при том, что тираж был сертифицирован Национальной тиражной службой. Здесь, как говорится, не порезвишься во лжи. Сейчас же я не нахожу в выходных данных газеты указания на факт сертификации. Всем понятно, что это может означать. Рисуй любые цифры – бумага со стыда не сгорит.

Однако обратимся к голым фактам. Сначала сравним тиражи «Советского спорта» за последние шесть с половиной лет – время правления Коца. Возьмем его первые месяцы и дни сегодняшние.

Итак, газета за 30 января 2004 года. Месяц, как я ушел. Тираж – 112 100 экземпляров. А вот номер за 1 июля 2010 года – день, когда я пишу эти строки. Тираж – 91 843 экземпляра. Это, собственно, и есть момент истины. Коц за шесть с половиной лет проиграл самому себе более 20 000 (!) экземпляров. О какой же 10-процентной прибавке он говорит?!

Это позорные цифры. Весь ужас их многократно усугубляется, если иметь в виду два главных обстоятельства.

Первое. В мою бытность, и какое-то время после меня, «Советский спорт» выходил в черно-белом варианте. И приблизительно в одной ценовой категории со «Спорт-Экспрессом». Сегодня Коцу дарована роскошь выпускать полноцветную газету. Которая, к тому же, дешевле черно-белого «СЭ» более чем в два раза!

Второе. Являясь узко специализированным изданием, «Советский спорт» и раньше, и сегодня строго завязан на спортивных событиях. Если в стране и в мире ничего особенного не происходит, читательский интерес затухает, и тиражи падают. И наоборот.

Так вот, день 30 января 2004 года должен был оказаться провальным с точки зрения читательского интереса. А день 1 июля 2010 года, выпавший на разгар главного события четырехлетия – чемпионат мира по футболу, обязан был взорваться вниманием к газете спортивных фанатов.

Получилось ровным счетом наоборот. Коц потерял более 20 тысяч читателей.

Еще разительнее выглядит контраст, если вспоминать тиражи «Советского спорта», который делал не Коц, а моя команда. Вот номер за 3 марта 2003 года. В спорте № 1 – межсезонье, в хоккее – команды только готовятся к плей-офф. В общем, тухлый для обывателя день. А тираж – 120 000 экземпляров. Это уже почти на 30 000 больше, чем у Коца со «взрывным» днем 1 июля.

И наконец, для чистоты эксперимента обратимся к газете времен чемпионата мира по футболу 2002 года. Пятница, 7 июня. Черно-белая газета. Тираж – 134 640 экземпляров. Почти на 43 000 больше, чем набрал цветной номер Коца, который мы взяли для сравнения.

Нужны какие-нибудь комментарии?

Я еще и еще раз спрашиваю себя: как можно было решиться на столь чудовищный подлог, заявляя о народности газеты и росте тиражей? И нахожу только одно разумное объяснение. Коц, видимо, за точку отсчета берет начальный период своего редакторства в «Советском спорте». А он после какого-то времени стагнации ознаменовался падениями тиража. Потом его с грехом пополам удалось стабилизировать. А со временем малость подрастить. Если, скажем, лет пять назад при Коце печатали 86-87 тысяч экземпляров, а сейчас в районе 90-95-ти, то вот вам искомые 10 процентов роста. А то, что при мне было на 15-40 тысяч больше – так это ведь чужая для Игоря Александровича история.

До того, как его командировали из «Комсомолки» в «Советский спорт», он по собственному признанию и по свидетельству своего начальника Владимира Сунгоркина газету не читал. А значит, и не знал. Отсюда, возможно, все эти странные фантазии относительно планирования, кадровых чисток и прочей чепухи.

Рабы на галерах

Честно говоря, это самая настоящая помойка, и я никогда не стал бы ворошить прошлое, если бы оно принадлежало исключительно мне и Игорю Коцу. Но он плюнул в историю великой газеты, а ее задолго до него делали дерзкие, талантливые, искрометные люди. Это их прошлое, и им они могут законно гордиться. Я всегда внушал своим товарищам по работе: даже если вы больше ничего в своей жизни особого не сотворите, вы все равно уже совершили подвиг, вернув стране издание общенационального масштаба. Я говорил: куда бы вас не занесла судьба, с вами всегда будет спасенный вами «Советский спорт».

Время летит быстро, поэтому я позволю себе несколько фактов в виде лирического отступления. В1998 году, незадолго до того, как я пришел в «Советский спорт», «ежедневная» газета выходила два раза в неделю, а ее тираж развозился на одном «Жигуленке», в который вмещалась одна тысяча экземпляров.

Газета не просто исчезала. Еще чуть-чуть, и «Советский спорт» мог окончательно разделить участь Советского Союза – кануть в Лету. Однако уже в 1999 году мы бесповоротно вернулись на ежедневный режим, а в 2000-м начали реально конкурировать со «Спорт-Экспрессом», который объективно еще долгое время опережал нас на медийном спортивном рынке. В 2003 году мы этот рынок поделили, стали на нем равноправными игроками.

Это стало возможным благодаря коллективу единомышленников, журналистов, неистово влюбленных в свое дело, не знавших выходных и отпусков. Вы знаете, мы всерьез обсуждали возможность закупки огромной партии раскладушек, чтобы люди могли оставаться в редакции по ночам. Журналисты моего призыва поначалу получали в буквальном смысле гроши, но работали, как негры на галерах. Однако они приковывали себя к работе сами – цепями фанатичной преданности спорту и выбранной профессии.

«Банда» единомышленников

Это было время непередаваемого куража. Как говорится, бедные, но гордые и азартные. Честно говоря, мне иногда кажется, что если и есть моя личная заслуга в возрождении и развитии «Советского спорта», то она состоит в том, что я давал безграничную возможность этим «бандитам» творить на полную катушку, почти во всем им потакая.

Первым среди первых в этой «банде» был Константин Патрин. Человек с исключительным чувством газетной формы, внутреннего газетного темперамента. Без него у меня ничего бы не получилось с изданием. Кстати говоря, «Советский спорт» до сих пор шьется по меркам, которые придумывал, в том числе, и Константин. Это, с одной стороны, приятно, но одновременно и горько. Горько – потому, что понимаешь, сколько же мы могли напридумывать за это время в патринском хороводе!

Самый главный удар в газете держали журналисты отдела футбола. О некоторых из них я уже говорил. Надо вспомнить еще Игоря Гольдеса, потрясающе талантливого журналиста. Своей особой краской блистал Роман Вагин. У него была довольная необычная манера письма. Этакий «писатель», Кафка. Рома продолжает работать в «Советском спорте» до сих пор. Правда, заметно остепенившись.

Десять лет назад начинающим журналистом пришел к нам Сергей Егоров. Тогдашний руководитель отдела Стас Пахомов сказал про него пророческое: если я когда-нибудь уйду из газеты, редактором отдела может стать Егоров. Стас ушел. Сергей остался. И возглавил отдел.

Приход в редакцию Юрия Александровича Севидова – тоже дело рук Пахомова. Это он обрушил на мою и Патрина головы предложение включить его в штат газеты, заставив нас бодаться с генеральным директором. Теперь вот после Севидова, царствие ему небесное, в штат взяли Евгения Ловчева, которого в газету привел все тот же Пахомов.

Совершенно уникальный коллектив сформировался в отделе хоккея под руководством Виталия Славина. В свою полную силу развернулся у нас Юрий Цыбанев, о котором Коц совершенно справедливо отозвался в интервью как об одном из лучших спортивных журналистов России. Не могу не назвать Геннадия Набатова. Он поражал умением одновременно делать сто дел и в то же время своей исключительной целеустремленностью. Гена из тех людей, которым скажи – достань звезду с неба, и он ее достанет. Особым авторитетом пользовался Сергей Чуев, справедливо награжденный, по-моему, всеми самыми престижными журналистскими наградами.

Сейчас отдел хоккея возглавляет Вячеслав Панин – умница, человек с богатой фантазией. Он пришел в «Советский спорт» «с улицы» – на одну из наших многочисленных читательских фокус-групп. Да так задержался в газете, что выдвинулся в большие начальники.

Мне кажется, «Советский спорт» состоялся главным образом еще и потому, что мы смогли обеспечить баланс опыта, журналистской мудрости и дерзости молодых. В одном огромном зале трудились Александр Алексеевич Добров, Геннадий Иванович Ларчиков – патриархи газеты. За «коренных» были Борис Валиев, Дарья Сребницкая, Андрей Морозов, те же Цыбанев и Славин – журналисты, про которых можно сказать словами Фаины Раневской: они кому-то в свое время нравились, а кому-то не нравились, но теперь сами могут выбирать, кому нравиться, а кому нет. Рядом с ними резвились совсем молодые таланты.

Ну, и конечно привлеченные в качестве спортивных экспертов такие мэтры, как Юрий Севидов, Владимир Маслаченко, Анна Дмитриева, еще молодой но уже звездный Василий Уткин, а также тонкий ценитель футбола, в прошлом широко известный в стране политобозреватель Игорь Фесуненко.

Мы вернули в семью «Советского спорта» таких корифеев, как Александр Васильевич Кикнадзе, Александр Борисович Рошаль. Они не только выставляли нам свои строгие оценки, но иногда выступали и в качестве авторов.

А какие фантастические люди работали у нас в корректуре, бюро проверки, стенбюро, кадрах, пиар-группе! Все они – и те, кого я назвал, и многие из тех, кого упомянуть не успел, но кому я кланяюсь в пояс, составляют золотой фонд «Советского спорта». Возможно, Игорь Коц, работая в «Комсомолке», и не подозревал о его наличии. Тем не менее, сморкаться за их спинами так же неприлично, Игорь Александрович, как брезгливо отмахиваться от истории «Комсомольской правды» с Василием Песковым или Ольгой Кучкиной.

Карабас-Барабас от журналистики

Правда, за «Комсомолку» я не беспокоюсь. Там есть кому ответить любому провокатору. Но и в «Советском спорте» не перевелись люди, которым дорога судьба газеты. Их, правда, пытаются задвинуть сегодня в уголок.

Вот я сам, формально говоря, с некоторыми своими коллегами, обладаю правами учредителя АНО «Редакция газеты «Советский спорт». Года два назад, видя, как наше детище буксует на ровном месте, мы попытались наладить диалог с теми, кто считает себя хозяевами издания. И почувствовали недвусмысленное сопротивление. Возможно, тогда мы проявили излишнюю деликатность, надеясь, что проблема «рассосется». А вылилось все в издевательство над историей газеты и ее птенцами. Вот почему я обращаюсь ко всем учредителям «Советского спорта»: пора отбросить ложную скромность и решительнее заявить о себе.

Иначе нового «плинтуса» газета не переживет. Смотрите, чем гордится сегодня Коц. Отвечая на просьбу корреспондента Sports.ru назвать самую сумасшедшую творческую идею, которую ему удалось воплотить в «Советском спорте», редактор называет…поездку корреспондента автостопом от МКАДа до Германии, где готовилась сборная России перед чемпионатом Европы по футболу. Да у этой идеи борода такая же длинная, как у Карабаса-Барабаса!

При этом Коц работает в «Советском спорте» уже шесть с половиной лет! Моя команда отработала в легендарном издании меньше. Но сколько же творческих подвигов мы можем предъявить современникам!

Историческим фактом стал переход с формата А-2 на нынешний таблоидный формат. Далее – создание внешнего облика газеты, в котором приняли участие шотландские спецы – одни из законодателей мировой газетной дизайнеровской моды. Жаль только, что нынешний «Советский спорт» умудряется жить исключительно по лекалам восьмилетней давности.

Выдающейся победой стал запуск 15 апреля 1999 года издания «Советский спорт-Футбол». Это было нашим ответом «Спорт-Экспрессу» с его детищем – журналом «СЭ-Футбол», который скоро отошел в мир иной. А наш «Футбол» развивался бешеными темпами. Двухцветный, на обычной газетной бумаге, он уже через пару лет имел тираж 230 тысяч экземпляров.

«Советский спорт» вернул России российский хоккей. В конце 90-х отечественные СМИ, в том числе электронные, в первую очередь рассказывали о том, что происходит в Канаде и Америке. Мы сознательно поломали эту унизительную постсоветскую традицию и на первый план выдвинули хоккейные события в собственной стране. Мы рисковали: тогда российский хоккей не имел нынешних спонсоров, и к нам не приезжали играть звезды НХЛ первой величины. Но мы победили, и за нами свой разворот совершили коллеги из мира спортивной журналистики.

«Советский спорт» выступил учредителем и провел несколько церемоний награждения национальной премии ГРОСС – Герои российского спорта. Сегодня ее заместила премия «СЛАВА» с теми же задачами и идеями.

А вот другая наша гениальная (я настаиваю на этом!) инициатива пустила прочные корни. В 2003 году мы учредили приз лучшему российскому игроку североамериканской хоккейной лиги – «Харламов Трофи». Первым ее получил Сергей Федоров. А душой идеи стал Павел Лысенков, которым мы гордимся и который рассказывает сегодня Игорю Коцу об основах устройства немецкой хоккейной лиги.

Безусловным ноу-хау нашего «Советского спорта» стала газета в газете «Ставки сделаны». Ее замыслил и творил еще один уникум – Егор Митрушкин.

Мы решились на серьезные траты и запустили классный, современный интернет-портал «Советский спорт», в судьбе которого самое непосредственное и деятельное участие приняли нынешний президент КХЛ Александр Медведев и его заместитель Владимир Торжков.

А как мы воевали за создание общероссийского доступного спортивного телеканала! Это была долгосрочная и четко спланированная акция – из номера в номер. Она закончилась нашей общей победой – открытием телеканала «Спорт».

При непосредственном участии «Советского спорта» был запущен журнал «PRO СПОРТ». Сегодня это издание находится в самостоятельном плавании.

А какие фирменные, эксклюзивные рубрики мы регулярно открывали на страницах «Советского спорта»! «Не чокаясь» Бориса Валиева – об ушедших спортсменах, которые составляют гордость нашей великой страны. «Раздевалка» Дарьи Сребницкой – о том, что остается за чертой обывательского интереса в жизни спортивных героев.

«Советский спорт» стал первой специализированной газетой, в которой на регулярной (плановой!) основе, два раза в неделю на «горячую линию» с прямыми телефонными звонками читателей приходили самые востребованные болельщиками кумиры и профессионалы из мира спорта. Сейчас заданная нами планка серьезно опущена.

Повторяю: все перечисленное и многое из того, что я оставил за рамками разговора, мы сотворили за четыре с половиной года. Представляете, что могли бы выдать наши ребята за шесть с половиной лет?! Ручаюсь, в свой актив мы записали бы не только поездку журналиста автостопом от МКАДа до Германии.

Последний защитник Путин

По всей вероятности, кроме этой поездки журналиста, Коц гордится еще войной, развязанной «Советским спортом» против футбольных клубов премьер-лиги в 2009 году, объясняя ее борьбой с договорными матчами. Лига подняла перчатку и практически в полном составе объявила «Советскому спорту» бойкот. Который «мог серьезно осложнить нам жизнь», – признается Игорь Александрович. И добавляет: «В тот же день, когда газете объявили бойкот, нас в своей резиденции принял Владимир Путин, сказал хорошие слова о газете, о ее принципиальной позиции. И как-то очень быстро все замолчали».

Похоже, у сегодняшнего «Советского спорта» последним защитником выступает только Владимир Путин. И то – случайным, невольным защитником. Не пригласи он редакционный коллектив к себе в резиденцию по поводу юбилея издания, не произнеси добрых слов, и газета могла оказаться раздавленой под обломками той войны.

Слушайте, а может быть, злую шутку в самоутверждении Игоря Коца сыграла как раз та самая встреча с Владимиром Владимировичем и его традиционные слова в адрес газеты? Было от чего закружиться голове. Но в таком случае я все-таки возьму на себя смелость, чтобы вернуть коллегу на землю. Путин полюбил «Советский спорт» задолго до прихода туда Коца.

Это, как говорится, фактор «медицинский».

А может, под журчание ласковых слов премьера, главному редактору и гендиректору «Советского спорта» в какой-то момент пригрезилось, что Путин пригласил его со товарищи в свою резиденцию по поводу 5-летней годовщины пребывания Игоря Александровича на капитанском мостике общенациональной спортивной газеты? Он и в самом деле в 2009-м мог праздновать столь знаковое событие в кругу своих друзей. Но тогда стоит напомнить, что поход к Владимиру Владимировичу был запланирован в связи с 85-летием газеты.

И это уже фактор исторический.

Александр Козлов,

главный редактор «Советского спорта» 1999-2003 годов,

президент Федерации спортивных журналистов Москвы,

главный редактор и генеральный директор Агентства Национальных Новостей.

Оригинал материала: www.sports.ru

Поделиться:

Обсуждение статьи

Al
Feb 1 2011 4:11PM

Коц много сделал для Советского спорта. Но на сайте СС все так же много вирусов, непонятный гавнообильный Отар, который посылает пользователей в прямом эфире на три буквы. Газета желтеет. Нет Коцу дела до спорта, главное, чтоб премии все получали.

Veritas
Jul 20 2010 3:32PM

говорят, мужчины не любят много говорить...

Страницы: 1 |

Уважаемые участники форума! В связи с засильем СПАМа на страницах форума мы вынуждены ввести премодерацию, то есть ваши сообщения не появятся на сайте, пока модератор не проверит их.

Это не значит, что на сайте вводится новый уровень цензуры - он остается таким же каким и был всегда. Это значит лишь, что нас утомили СПАМеры, а другого надежного способа борьбы с ними, к сожалению, нет. Надеемся, что эти неудобства будут временными и вы отнесетесь к ним с пониманием.

Добавить сообщение




Личный дневник автора

Новая книга Елены Токаревой

Иероглиф

Stringer: главное

Во МХАТе опять хотят сменить главрежа


Говорят, Никите Михалкову пришелся не по нраву Женовач. Оне желают сменить его на более покладистого человека. Возможно, этим человеком станет Евгений Миронов...Говорят, что голубая мафия возмутилась решением Женовача снять с репертуара МХАТа похабные пос

 

mediametrics.ru

Опрос

Следует ли Собянину во время эпидемии продолжать менять плитку и бордюры?

Новости в формате RSS

Реклама


Еще «Компромат»

Рейтинг@Mail.ru
 

© “STRINGER.Ru”. Любое использование материалов сайта допускается только с письменного согласия редакции сайта “STRINGER.Ru”. Контактный e-mail: elena.tokareva@gmail.com

Сайт разработан в компании ЭЛКОС (www.elcos-design.ru)