Pедакция не отвечает за содержание заимствованных материалов
Господа, объявленная новогодняя распродажа является вынужденным экспериментом. Суть его в том, что технически убирать старые материалы, которые находятся в архиве, но поисковыми системами выдаются, нелегко. Поэтому призываем желающих обозначить свои желание и назвать цену, за которую хотели бы убрать материалы. Ибо это труд, А труд должен быть оплачен. Адрес электронной почты: elena.tokfreva@gmail.com

Компромат | все материалы раздела

Ходорковский считает, что и со СПИДом Алексанян мог прожить до старости, если бы не тюрьма
6 Октября 2011

История Василия Алексаняна, у которого в тюрьме диагносцировали СПИД, о котором он, по некоторым приметам, хорошо знал, хорошо известная читателям.

Они безуспешно интересовались происхождением болезни главного юриста ЮКОСа, был ли Алексанян наркоманом. Но ответа на свои вопросы читатели не получали. Когда вопросы стали назойливыми, адвокаты Алексаняна заявили, что СПИДом юриста заразили "во время операции". Где проходила эта операция? В России или за рубежом? Дальнейшее неизвестно. Да и, видимо, эта причина была выдумана адвокатами,чтобы не бросать тень на мученика.

Действительно, в российской тюрьме с таким тяжелым заболеванием, как СПИД, человеку приходится еще хуже, чем всем остальным заключенным.

Василий Алексанян был выпущен из СИЗО в 2008-ом году под залог в 50 миллионов рублей.

И через несколько лет умер.

Вечная память. И ничего не забыть Михаил Ходорковский о Василии Алексаняне и его мучителях

Впервые я встретил этого высокого, худого, черноволосого парня около 15 лет назад. Тогда ему было, по-моему, 25 лет, он закончил МГУ и Гарвард.

Не заметить настоящий талант - трудно. Через короткое время Василий Алексанян стал начальником правового управления ЮКОСа – второй, а затем и первой крупнейшей российской нефтяной компании.

Росла компания, и он рос вместе с ней. Огромные международные контракты на миллиарды долларов, сражения в российских и зарубежных судах, создание современной электронной технологии формирования управленческих решений (то, к чему наше правительство планирует прийти лишь к 2012 году, то есть более, чем через 10 лет!). Ко всему перечисленному приложен его светлый, острый ум.

Вася совсем не был святым, любил широко гульнуть, любил красивые машины, женщин. В общем, он любил жизнь во всех ее проявлениях, при этом оставаясь крепким, абсолютно надежным профессионалом.

Когда я оказался в тюрьме, - он стал моим адвокатом и опять сражался в суде, догадываясь, но не веря, что все уже решено.

А потом – с той же энергией и безрассудной смелостью – пытался спасти компанию.

Ему угрожали, ведь он реально мешал грабить. Но, будучи юристом до мозга костей, - Вася до конца не верил в правовой беспредел. Он надеялся, что, действуя по закону, возможно отстоять права десятков тысяч акционеров ЮКОСа.

Арест и тюрьма по фальшивому обвинению стали платой за веру в право и правосудие.

Но и в тюрьме Василий оставался прежним - юристом и человеком чести.

К тому моменту он был смертельно болен в результате заражения при экстренном переливании крови после аварии. Начавшее после того же случая падать зрение в тюрьме превратилось в настоящую слепоту. Но он по-прежнему тщательно прочитывал, а затем, фактически ослепнув, - слушал многостраничные юридические документы и давал к ним свои комментарии. Комментарии, которые могли бы кого-то спасти от ложных обвинений. Могли бы, если бы существовал суд.

Ему предложили сделку:

- Вы даете нужные показания на руководство компании, и мы Вас отпускаем лечиться. Вам же это необходимо!

- Какие показания?

- Те, которые, скажем…

Он отказался. Они лишили его так необходимого ему лечения. И за два года тюрьмы болезнь прошла все стадии, до последней. Смертельной.

Это – люди?

Только когда уже ничего нельзя было поправить, под давлением возмущенной общественности, Васю перевели в больницу, приковав больного, которому делают химиотерапию от рака, - наручниками к кровати!

Это – люди?

Он не сдался. Он боролся в суде, а судьи раз за разом отказывались остановить процесс, чтобы дать возможность Васе нормально лечиться, отказывались выпустить его из тюрьмы, «не доверяя» медикам, говорившим, что человек умирает…

И только после возмущения общественности, издевательство было прекращено.

Но и потом, зная, что вылечить уже ничего нельзя, - судья и прокурор пытались возобновить судебный процесс. Зачем это бюрократам – понятно: у них отчетность.

Но разве это – люди?

До конца Вася пытался помочь тем, перед кем ощущал ответственность. Ответственность друга, ответственность адвоката. Пытался диктовать правовые комментарии, предлагал дать показания, интервью.

Последний раз – за месяц до своей тяжелой смерти.

Этот, еще молодой, парень оказался Человеком, для которого честь дороже жизни. Жизни, которую он так любил.

Они отняли у него жизнь, и отняли его у семьи…

«Они» - те, кто названы им пофамильно. Но в нашей стране только Бог «им» судья.

А он мог бы еще многое успеть…

Вечная ему память.

Поделиться:

Обсуждение статьи

Шарль
Oct 12 2011 3:02AM

Нуриев, Меркюри и Исаак Азимов (72 не возраст ддля фантаста) не дожили до старости. А великие были люди.

Страницы: 1 |

Добавить сообщение




Личный дневник автора
Убитые курорты

Stringer: главное

Две версии одного ареста


Как всегда в Иране: если хорошенькая женщина да еще и еврейка, значит, израильская шпионка, - считают иранские спецслужбы.

 

mediametrics.ru

Опрос

Справится ли правительство с мусорной проблемой?

Новости в формате RSS

Реклама


Еще «Компромат»

Рейтинг@Mail.ru
 

© “STRINGER.Ru”. Любое использование материалов сайта допускается только с письменного согласия редакции сайта “STRINGER.Ru”. Контактный e-mail: elena.tokareva@gmail.com

Сайт разработан в компании ЭЛКОС (www.elcos-design.ru)