Pедакция не отвечает за содержание заимствованных материалов

Компромат | все материалы раздела

Дмитрий Быков: ласковое интервью с Доренко
2 Августа 2013

"Собеседник"

Сергей Доренко: «70% россиян - страшный оскал пригородной электрички, люди с утраченными представлениями о добре, зле, милосердии и законе»

На «Русскую службу новостей» пришел Арам Габрелянов. Сергей Доренко, ведущий утренней программы «Подъем» и вообще главный голос РСН, немедленно заявил, что через две-три недели покинет студию, чтобы создать собственное радио.

Доренко интересен вне зависимости от того, согласны вы с ним или нет. Сам он о своей способности притягивать чужое внимание когда-то сказал очень точно: «Я увеличиваю количество любви в мире. Одни любят меня, другие любят меня ненавидеть». Так что его мнение о ситуации интересно даже безотносительно от всех этих радийных пертурбаций.

«В Кремле сидят высококачественные люди»

– Я не спрашиваю, почему пришел Габрелянов. Но почему ушел ты?

– Примерно два – два с половиной года назад Габрелянов начал сюда ездить и рассказывать мне, как сильно он любит меня и мою программу. Предлагал делать совместное радио LifeNews. Потом мне стало известно, что он ведет переговоры о покупке этой радиостанции, причем ведет непосредственно с Ковальчуками (им принадлежит весь холдинг) и не без участия властей. О решении продать РСН Габрелянову я узнал от Суркова (сам Ковальчук, кажется, узнал о собственном решении чуть позже). Я тогда сразу сказал: как только сюда входит Габрелянов, и даже не Габрелянов, а как только тень его пересекает данный порог – я ухожу. Связано это не с политическим, а с качественным критерием: Габрелянов – не тот уровень. Вот и всё.

– Но чем ты можешь объяснить его стремительное продвижение? Он что, так умеет орать на людей?

– Габрелянов совсем не орет. Он как раз умеет разговаривать очень мягко.

– Почему тогда вертикаль так его полюбила?

– Вот эта оппозиционная наивность умиляет меня больше всего. Вы все верите в вертикаль, а ее нет. На самом деле власть – это галактика, миллион звездных систем, у каждой свой центр, и Габрелянов умеет весьма вертко лавировать между ними. Он далеко не такой апологет власти, как кажется оппозиционерам. Поясняю: есть любовь материнская и отцовская. Материнская не рассуждает, для нее нет критериев, она любит не за что-то, а по определению. Такой любовью, не допускающей никакой критики, Габрелянов любит двух людей – Путина и патриарха. Есть отцовская: если ты сдашь математику на пять – получишь велосипед, а если сносно выучишь английский – поедешь доучиваться в графство Кент. Такой любовью, которая допускает и критику, и сомнения, и ремень, Габрелянов любит всех остальных.

Что до вертикали, я видел своими глазами, как один судья в Ставрополе швырнул дело в камин: «Придется сказать, что мыши съели». А когда ему пригрозили увольнением, он сказал: вы что, ребята, какое увольнение? Я купил это место. И каждый год за него плачу. И посмотрим, кого вы найдете вместо меня – на пост судьи на границе с Чечней, чтобы кое-как удерживал ситуацию и еще платил вам за это. Вертикаль власти действует в Кремле. Там сидят довольно качественные люди. Если бы такие люди сидели хотя бы в городах-миллионниках, не говоря уже о глубокой провинции, мы жили бы совершенно иначе. В Кремле дураков нет, по крайней мере я не видел ни одного.

И мы должны за глаза – не в глаза, чтобы их не развратить, а именно за глаза! – сказать им большое человеческое спасибо. Просто за то, что они есть. Без них все перестанет существовать очень быстро. Если упразднить министерство внутренних дел в Австрии, там этого в течение года просто никто не заметит. Если в Белоруссии – четыре месяца. А в России все кончится за неделю. Потому что население России состоит из четырех категорий, которые практически не пересекаются.

( Collapse )

– Интересно, каких же?

– Первая – чиновники. У них действительно начинает ехать крыша от того, что их подпись зачастую приносит людям миллионы, а сами они получают в кассе сорок тысяч. Тут у любого крыша поедет, это заметил и научно обосновал еще Гавриил Попов. Тогда начинается коррупция. И все-таки среди этого чиновничества есть большой процент адекватных и неглупых людей. Это процентов десять от населения в целом. Еще десять – молодые европейцы.

Люди, чье появление когда-то меня бесконечно умилило: они тормозят перед «зеброй»! Они не хотят жить, как в Европе, они уже в ней живут, у них просто европейские мозги. Им под тридцать. И это еще процентов десять.

Дальше – те, кто хочет быть Европой, но ею не является. Это шестидесятники и старшие дети шестидесятников, те, кому от сорока до семидесяти. С ними прекрасно поговорить, в деловом плане они менее надежны, доход у них средний. И это еще десять процентов.

А остальные семьдесят – это аудитория Стаса Михайлова, люди с утраченными представлениями о добре и зле, эстетике и вкусе, милосердии и законе. Это страшный золотой оскал пригородной электрички. И в отличие от благодушных современных народников, я вижу этот оскал. Я боюсь его. Я знаю, с кем имею дело. И потому я не верю в честные выборы, которые приведут к власти честных людей. Я не верю в иную систему власти и в массовую борьбу с коррупцией. Я не верю, что оппозиция принесет этим людям свои ценности. То, что сегодня в России – это демократия в действии.

«Если что-то и изменится, то лет через тридцать»

– Что общего это имеет с демократией? Этих людей сделали такими, им сознательно сунули Стаса Михайлова и прочее, чтобы никакая другая власть тут не проходила?

– Не знаю, сознательно или бессознательно, но их такими сделали, и мы имеем то, что имеем. У нас была страна инженеров – пусть не таких, как в Германии, но таких, как в Чехии или Северной Италии, да. Сегодня у нас совершенно другое качество населения. Помню, как Гусинский меня убеждал: что вы ругаете богатых? Ведь каждый из нас создает сотни рабочих мест! Создавать-то он создает, но каких? Повар, садовник, массажист (и то массируют преимущественно филиппинки). Из страны инженеров, фактически интеллигентов Россия превратилась в страну прислуги. Надо помнить, что мы имеем дело именно с таким населением. Советская власть много в чем виновата, но она насаждала идеологию просвещения, культ знания. Сегодня мы имеем совсем другие культы, место научных авторитетов заняли попы, а главное – люди знания перестали восприниматься как элита. Раньше перед кандидатом наук вставали во фрунт, престиж этого звания был таков, что и теперь депутаты или миллионеры покупают в Плехановском фальшивые диссертации.

Сегодня каждый пензенский пещерный сиделец, который ушел в пещеру ждать конца света, уверен, что он равен академику Лихачеву. И это та самая демократия в действии. Еще это называется охлократия, быдлократия – власть большинства. Я всегда говорил, что я противник демократии, и меня всегда за это ругали, пока не увидели ее в действии.

– Насколько долговечна такая ситуация, как ты думаешь?

– На тридцать лет как минимум. Поясню демографически: социально активным, площадным, «болотным», креативным и так далее называли поколение 1984–1987 годов рождения. Сейчас им под тридцать. Через год они впервые обратятся к врачу с жалобой на повышенное давление. Через два тесть посмотрит на них в упор, спрашивая, почему они до сих пор живут с родителями. Через три они поймут, что Австралия и Канада не вместят всех желающих и жить и работать придется здесь – в стране, где вертикальная мобильность отсутствует.

Это поколение, чьи отцы ограбили дедов и делиться не собираются. Наверху – сплошные чугунные задницы, чугунное небо без просвета и зазора. Проломить его не получится. Надо будет погружаться в мозолистую, зловонную жизнь, если, конечно, они хотят выжить и прокормить детей. Через год им станет не до протестов. Это последнее активное поколение – дальше демографическая яма, почти пустота. В девяностые был огромный демографический спад, и подхватить знамя будет некому. Следующее большое и активное поколение дозреет через тридцать лет – вот тогда, возможно, здесь что-то изменится. Или ничего.

– Во-первых, ни одна авторитарная система не может стоять на месте – ей нужно жрать. Значит, репрессии обязаны шириться...

– Ничего подобного. Путин – совсем не вождь репрессивного режима. Он хочет быть неподвижен, как паук в центре паутины. Агрессия – не его стиль. Видно, как он презирает собственное окружение – и ворующую, и кровожадную его часть. Больше всего ему не хочется резких движений.

– Как же не хочется, когда главным органом в стране стал Следственный комитет?

– Следственный комитет вполне может быть главным органом в стране, где воровство стало главным занятием на всех уровнях. Пусть не главным органом, но одной существенной гранью государственного меча. Но Путин вовсе не хочет массовых репрессий – это, кажется, очевидно даже его врагам.

– ...А во-вторых, за эти тридцать лет страна превратится в такую гниль, что ее не спасет никакое новое поколение.

– Что значит превратится? Когда она была другой? В Европе коров, зараженных сибирской язвой, после смерти сбрасывали в каменные колодцы, наполненные кислотой. А в России закапывали за околицей, откуда сибирская язва спокойно проникала в подпочвенные воды. Россия никогда не была Европой и именно поэтому столько думает о ней. Испанец не придает Европе особого значения, потому что он – ее часть. А Россия то ругает, то хвалит, то пытается задобрить Европу, но она никогда не была и не будет ее частью. Она отдельная часть света.

«Сурков умеет варить плов из реальности»

– Как по-твоему, почему Сурков не удержался в этой системе власти?

– Я убежден, что он ушел по собственному желанию. Он очень устал. Я иногда заходил к нему поболтать: это было интересно мне и, кажется, не скучно ему. Мне это еще помогало в отношениях с чиновничеством: если люди в приемной Суркова видят, что ты сидишь перед ним нога на ногу, попивая газировку, это меняет отношение к тебе.

За те пятнадцать минут, что я у него сидел, он получил 50 звонков. Все это его очень утомило, и я говорил ему: Слава (мы на ты), ты выглядишь не так уж здо´рово. Впалые глаза в кругах. Бледность. Наметился чиновничий животик. Сейчас я увидел Суркова – это молодой красавец в прекрасном летнем пиджаке. Подтянулся. Никакой синевы у глаз. Полон сил. Поверь мне, он не пропадет.

– И чем он намерен заниматься?

– Не знаю. Думаю, бизнесом. У него замечательный талант организовывать ситуации, варить плов из многих ингредиентов. Я это заметил еще с Менатепа, где он работал в 1994 году. Уже тогда он замечательно режиссировал реальность.

– Ты действительно делаешь собственное радио?

– Делаю, но это очень трудно. Я в разных кабинетах доказывал: если Габрелянов хочет делать свое радио, пусть делает его на свободной частоте, пусть расцветают все цветы, зачем обрушивать уже готовую вещь? В ответ мялись: решение собственника... право собственности...

– Ты заметил, что оно священно только тогда, когда это нужно?

– Нет-нет, собственность сейчас действительно священна. Собственник решил – не вторгаться же! Но чтобы сделать новое радио, чтобы оно начало отбиваться, чтобы на него заново подсела моя аудитория – таксисты, парикмахеры, – нужно полтора-два года. Это время придется как-то просуществовать. Да, мои пятьдесят тысяч слушателей пойдут за мной везде. Но мне мало пятьдесят. Мне нужно пятьсот. Значит, придется брать у кого-то деньги. А деньги в России можно брать у двух источников: либо власть и дружественный бизнес, либо госдеп. Но госдепу сегодня не хочется помогать российскому радио. Америка, как огромный осьминог, втягивает щупальца, сосредоточивается. Ее сегодня волнуют три проблемы – их она и решает. Первая – полное господство на океанах, прежде всего военное. Вторая – политический контроль над Европой. Третья – главным образом экономическая – Китай. Россия в этот набор не входит, тут может происходить что угодно. Следовательно, инвестор у радио остается один. И это касается не только радио. Независимых СМИ тут в ближайшее время не будет. Да, собственно, и никогда не было.

– Тебя самого не утомило, что ни один твой проект тут не держится дольше двух лет?

– Так хорошо, как сейчас – во всяком случае, так стабильно, – мне никогда не было. В девяностые я менял работу ежегодно. Исключение составил девяносто восьмой, когда меня успели выгнать с работы дважды. А здесь я продержался пять лет, и среди разговорных радиостанций мы прочно держали второе место.

– Какое радио ты собираешься делать?

– Разговорное, с той самой идеологией просвещения, которая одна тут может что-то изменить. Я хочу, например, чтобы Минкин говорил у меня не о политике, а о своей концепции «Вишневого сада». И чтобы ты, допустим, рассказывал не о политике, а о классике.

– С тобой, Сережа, хоть чучелом, хоть тушкой. Я ни в чем с тобой не согласен, но слушаю с наслаждением.

– Аналогично.

Поделиться:

Обсуждение статьи

Аналитик
Aug 5 2013 12:57PM

Габрелянов - тоже не ангел! Он занимается не только издательством.

Его компании участвовали в наездах на предприятия!

http://www.press-release.ru/branches/finance/da255477c3b34/

Алеша
Aug 2 2013 11:39PM

Про уход с РСН - правда. Про Россию - ложь. Про презрение к своим слушателям правда. Подхалимство перед АП бьет в глаза. Дима Быков как всегда вежлив.

Макс
Aug 2 2013 12:45PM

Интересно,Доренко от Путина лично узнал,что тот не хочет репрессий или на кофейной гуще погадал и пасьянс ИК раскинул?Ой,да,забыл,к нему же Путин уже лет десять на доклад бегает и рассказывает,чего он хочет,а чего -нет.ну что еще сказать про Доренко,кроме того,что он- дешевый пропагандист режима?

mumu
Aug 2 2013 11:24AM

" Раньше перед кандидатом наук вставали во фрунт,"

Раньше кандидатов наук и даже докторов посылали на овощехранилище, картошку перебирать...

Страницы: 1 |

Уважаемые участники форума! В связи с засильем СПАМа на страницах форума мы вынуждены ввести премодерацию, то есть ваши сообщения не появятся на сайте, пока модератор не проверит их.

Это не значит, что на сайте вводится новый уровень цензуры - он остается таким же каким и был всегда. Это значит лишь, что нас утомили СПАМеры, а другого надежного способа борьбы с ними, к сожалению, нет. Надеемся, что эти неудобства будут временными и вы отнесетесь к ним с пониманием.

Добавить сообщение




Личный дневник автора
Убитые курорты
Иероглиф

Stringer: главное

Капитан взорвавшегося корабля каждый месяц писал Путину


4 августа в порту Бейрута взорвались 2750 тонн аммиачной селитры. Она была конфискована в 2014 году с судна «Росус», которое следовало из Грузии в Мозамбик и сделало в Бейруте техническую остановку. Судно ходило под молдавским флагом и принадлежало россий

 

mediametrics.ru

Опрос

Следует ли Собянину во время эпидемии продолжать менять плитку и бордюры?

Новости в формате RSS

Реклама


Еще «Компромат»

Рейтинг@Mail.ru
 

© “STRINGER.Ru”. Любое использование материалов сайта допускается только с письменного согласия редакции сайта “STRINGER.Ru”. Контактный e-mail: elena.tokareva@gmail.com

Сайт разработан в компании ЭЛКОС (www.elcos-design.ru)