Pедакция не отвечает за содержание заимствованных материалов
Господа, объявленная новогодняя распродажа является вынужденным экспериментом. Суть его в том, что технически убирать старые материалы, которые находятся в архиве, но поисковыми системами выдаются, нелегко. Поэтому призываем желающих обозначить свои желание и назвать цену, за которую хотели бы убрать материалы. Ибо это труд, А труд должен быть оплачен. Адрес электронной почты: elena.tokfreva@gmail.com

Компромат | все материалы раздела

Разборки с прибором.
20 Августа 2013

Хочу поделиться историей одной войны и дружбы. За любой войной всегда стоит дружба. То есть сначала была дружба, потом разладилось – и война. Так бывает и у людей, и у компаний, и у государств, видимо, закон такой, если ты мне не друг – значит враг. Уж лучше совсем не дружить. А просто быть в нейтральных отношениях, чем так..

Жили-были в начале 90-ых три товарища, занимались одним делом, делали приборы учёта тепла. Кому они были нужны в начале 90-ых – никому, поэтому жили товарищи мирно, не трогали их ни бандиты, ни чиновники, что зарабатывали – то проживали, шиковать не шиковали, но и ноги не протягивали. Нормально жили. Шло время, стала страна на ноги вставать, пришло время ресурсы считать, сколько мужик русский тратит на себя, согреться чтоб, света сколько палит, воды льёт – всё стало нужно государству знать. Сначала в районах программы появились, первые конкурсы на установку приборов. Не захотели товарищи конкурировать, привыкли уже жить дружно, стали делиться: ты конкурс выиграешь, а я поставлю половину, поделимся и третьего не забудем. Тогда ещё не знали товарищи, что позже придёт ФАС и назовёт это картельным сговором, и запретит дружить бизнесу. Долго ли коротко ли, но страна формализовывалась, превращалась в державу русскую и решила централизованно учитывать всё, что народ тратит – появился 261 федеральный закон, по которому положено было установить в каждом доме прибор учёта тепла. Сначала товарищи работали сообща, было время, когда сами жильцы решение принимали, чьи приборы покупать. Но время это закончилось, и вступила в силу та часть закона, где говорится, что если жильцы не успели, за них всё сделает компания, поставляющая тепло – РСО, называется. В каждом городе такая есть, а в больших не одна даже. А тем временем по всей России компаний, приборы делающих, появилось множество, но товарищи так и остались самыми крупными и сильными в этой отрасли. Менялись люди со временем, в Теплоком пришёл новый менеджер. Хватка у него была богатырская, школу он закончил заморскую, умищем владел не нашенским. Разрослась компания малая, стала называться Холдингом, и пошёл Теплоком по России, стало тесно – пошёл в Белоруссию, стало скучно – Украина работает, ну а раньше всего с казахами подружились и стали сотрудничать. Новый первый – Андрей Алексеевич – он не просто прибор изготавливал, он старался менять сознание, в государственной думе участвовал, предлагал там поправки законные. И товарищи стали ссориться..

Потому что если про компанию никто ничего плохого не говорит, то есть, у неё нет косяков, это компания находится в стагнации, не развивается, не ошибается и не растёт. Теплоком предложил создать некоммерческое партнёрство «Метрология и Энергосбережение», что-то типа профессионального союза, чтобы обмениваться опытом, разработками, научными изысканиями, проблемами отрасли. Учитывая, что Андрей Липатов, директор Теплокома, регулярно заседал в Госдуме и мог донести проблемы до инстанций. Внешне все продолжали дружить. Но отрыв уже ощущался. Начать хоть с того, что на одном из заседаний Липатов предложил открыть отчётность, чтобы стать прозрачной отраслью, правда, поддержки не последовало, оно и понятно. Компании принадлежат обычно, одному владельцу, зачем ему прибылью с государством делиться. Теплоком – единственный игрок на этом рынке с открытой подтверждённой отчётностью. Приборы учёта тоже менялись, становились более современными, оснащались программным обеспечением. Первое ПО Теплоком заказал компании РЭП, владельцы РЭПа были миноритариями Теплокома на тот момент. После разработки ПО они предложили владельцам Теплокома купить их доли, те согласились, ударили по рукам, подписали договор о неконкуренции и разошлись бортами. Через короткое время выяснилось, что ребята получили заказ от компании Термотроник и штампуют технологию на массовый рынок. И тут пригодился договор о неконкуренции, который увидел свет в кабинете арбитражного судьи города. Дело о нарушении патентных прав рассматривается, и в случае признания претензий Теплокома, Термотроник будет обязан демонтировать все свои приборы, как контрафактные. Все тридцать. После этого и развернулась история с опытными измерениями приборов учёта во время заседания НП «Метрология и Энергосбережение». Тогда испытывали все приборы, кто-то отказался, правда, но Теплоком, Термотроник и Взлёт храбро шагнули на проливную. Там по очереди сломали прибор Взлёта, программа прибора записана на обычный диск, который может достать школьник и, имея компьютер, переписать все данные на носителе. Теплоком сломать было непросто, прибор был оборудован навороченным программным обеспечением цены немалой, но откуда ни возьмись, из рукава, сотрудники Взлёта достали таинственную флешку и с помощью сложных, понятных только им, манипуляций, сразу видно, готовились, тренировались люди, оп-ля – и показатели изменились. До Термотроника дело не дошло, Теплоком стал показывать недра программы, где остался след бойцов невидимого фронта, а Взлёт вел себя, как иностранный посол в Короне Российской империи: где же большая императорская корона!? Где она!? Домашняя заготовка сработала – что ещё надо, чтобы начать кричать на всю Россию: посмотрите, что у них торчит из штанов, они сделали прибор, который можно сломать. Свой сломанный прибор не привлекал внимание Взлёта, проблемы рынка вовсе не волновали трудяг, пришло время выступить и отработать деньги новому сотруднику компании на букву Пи. Нет так-то фамилия сотрудника на букву Г. – подбирали по компетенции, чтобы с Г. В России заголосили: что же нам делать, их прибор можно взломать, а у них стоит по всей России, «А как мы-то обеспокоены, - вторили некоторые депутаты, - мы-то как хотим получить ответ на свой депутатский запрос, а ну-ка мы его сейчас отправим в правительство, пусть хоть Козак нам ответит». Почему Владимир Николаевич должен отвечать за то, что кто-то что-то взломал, не ясно. Ни одного запроса в Теплоком от обеспокоенных депутатов не поступало. По логике, уважаемый политик должен бы ещё ответить, почему можно взломать банковские карты, дверные замки и почему весы показывают неожиданный вес, но об этом его не спрашивали. Теплоком не стал дожидаться запросов – отработал замечания, провёл новые независимые испытания, получил протокол и разъяснения Росстандарта и продолжил работу в штатном режиме. Да и работы много: впереди отопительный сезон, много тендеров, заказов, контрактов, впереди выход на IPO, новые рынки, ребрендинг для участия в европейских и азиатских конкурсах, установка нового итальянского производства, постоянные кредитные комитеты в банках, собственный инжиниринг. Решили поделиться опытом с иностранными партнёрами из ITRON, позвонили, спросили, как вы решаете проблему защищённости приборов? Те не сразу поняли, в чём вопрос, а когда поняли, удивились: вы про преступления спрашиваете? – ну, да, - «почему мы должны об этом думать, пусть этим занимается полиция». Действительно, решили в Теплокоме, и написали заявление в полицию. Уголовное дело завели в течение месяца, статья подходящая нашлась 273ч1, о создании и распространении вредоносных программ для уничтожения компьютерного обеспечения. Казалось бы, дело закрыто, точка-абзац-звёздочка. Но искусственная шумиха продолжает раздувать панику на рынке. Цель понятна: всем рассказать, не как было, а как может быть, если вдруг сантехник в доме захочет похимичить с прибором, где-то достанет флешку, зайдёт в прибор, поменяет программное обеспечение на предыдущую версию, изменит там показатели, поменяет на новую и пойдёт, посмеиваясь в пышные пшеничные усы: я кого-то нае-ал, ай да молодец. Или РСО будет ставить пару тысяч узлов и, конечно, захочет всё подкрутить, сделает это незаметно, видимо, силами генерального директора, чтоб никто не догадался, а потом директор будет показывать выручку в бюджете, которая не соответствует количеству поставленной энергии, а он, директор, хлоп себя по ляжкам, вот я молодец, смотри страна – бери пример! Ни сантехнику, ни директору на свободе не живётся, им же в тюрьме макароны дадут, и жизнь по графику наладят, лет восемь можно ни о чём не париться. Видимо, Взлёт считает, что в России живут сплошь мошенники и уголовники, им только дай возможность – точно воспользуются. Вот у Взлёта появилась возможность нагадить конкурентам, и они сразу воспользовались, да что-то не заканчивается позыв. Уже все вытерлись и полы помыли, а из ребят всё льётся. Они, кажется, даже про себя забыли, про свои приборы, которые теперь-то должны быть эталонными, им уже деловые журналисты не звонят, раньше звонили, спрашивали, какие у вас новости? Да нет у нас новостей, отвечают. Видимо, PR для них обеспечивает только один процесс жизнедеятельности. Но то, что для организма – жизнь, для компании – редкая и вынужденная мера. Чтобы удачно испражниться на голову конкурентам, надо быть выше их, а так всё под себя получается, только пачкаться.

Надо сказать, к войне парни подготовились: сначала испытания, потом полетели письма во все инстанции с основным и предсказуемым тезисом: заставить снять все приборы Теплокома, отозвать как брак. И хотя ни один прибор не был взломан во время эксплуатации, ни Теплокома, ни Взлёта, ни Термотроника, потенциальная возможность превратилась в реальную угрозу в представлении Взлёта. Их даже не отвлекло следствие по уголовному делу. Наоборот, после вызова на допрос пока как свидетеля генерального директора компании началась реализация нового этапа наступления – всех участников рынка пригласили на пресс-конференцию в РИА новости. Тема – возможность фальсификации приборов учёта, спикеры, правда, не заявлены. То, что пресс-конференция организована Взлётом не вызывает сомнений, учитывая, что гарантийное письмо на оплату подписано генеральным директором Некоммерческого Партнёрства «Межрегиональный Альянс Энергооператоров» - структурой, аффилированной к Взлёту, что подтверждает общий юридический адрес. Интересно посмотреть публикации по итогам этой пресс-конференции «не для прессы». Будет ли что-то новое, может, гениальные разработчики покажут новинку в защите приборов учёта или расскажут о планах выхода на зарубежные рынки, или о подписании контракта с интересной, амбициозной задачей. Подождём, понадеемся. Но скорей всего, всё банально: 2015 год не за горами, время сбора денег за оприборивание истекает, что делать после завершения действия федерального закона неизвестно, планов нет, стратегии нет, что там, сотрудников успешных нет, берут тех, кого отбраковал Теплоком. Остаётся одно – удивлять всех продуктами своей жизнедеятельности по-человечески, а надо бы дело делать.

Владимир Решгалов

Поделиться:

Обсуждение статьи

Сергей
Apr 28 2016 4:48PM

Андрея Алексеевича знавал и выступления его видел и за новостями следил. Действительно умнейший молодой человек. Только не готова ещё страна наша к таким. У нас же как, лучше срезать, чтобы трава ровнее росла и никто не высовывался, нежели подкормить, чтобы цвело все кругом.

Страницы: 1 |

Добавить сообщение




Личный дневник автора
Убитые курорты

Stringer: главное

Надо ли горой стоять за экстремистов?


В гражданском обществе начался поход против издания Медуза, которое взяло на себя неприятную обязанность опубликовать расследование или слив по поводу фигурантов дела Сети. Фигурантов, конечно, пытали в застенках, чтобы выбить показания, но сами фиг

 

mediametrics.ru

Опрос

Правительство Медведева отправлено в отставку. Как вы характеризуете его работу?

Новости в формате RSS

Реклама


Еще «Компромат»

Рейтинг@Mail.ru
 

© “STRINGER.Ru”. Любое использование материалов сайта допускается только с письменного согласия редакции сайта “STRINGER.Ru”. Контактный e-mail: elena.tokareva@gmail.com

Сайт разработан в компании ЭЛКОС (www.elcos-design.ru)