Главная страница

Компромат | все материалы раздела

Отравление диссидента
17 Февраля 2017

Кара-Мурза-старший о предполагаемых отравлениях своего сына и о мнении израильских токсикологов о природе яда, обнаруженного в его организме.

Андрей КОРОЛЕВ

Владимир Кара-Мурза-младший выписан из реанимационного отделения 7 клинической больницы Москвы, куда он попал в начале февраля после второго, как предполагают родственники, отравления неизвестным ядом, и переведен в обычную палату.

В первый раз политик попал в реанимацию с признаками отравления неизвестным веществом в мае 2015 года. Вторая экстренная госпитализация пришлась на начало февраля этого года.

— Начнем с истории болезни вашего сына годичной давности. Сейчас в семье вы понимаете, что произошло?

— Я думаю, что прав Владимир Александрович Гусинский, который из-за того случая сказал Вовке: "Тебя отравили в самолете Казань-Москва". Это самый удобный способ, чтобы с человеком расправиться. Подходит к тебе стюард, которого никто не знает, дает тебе кофе, и на утро тебя уже больше нет, как человека, на земле.

Тогда был рейс Казань-Москва. А сейчас был маршрут Тверь-Москва. Вот только я не знаю, как он ехал, потому что он ехал на чьей-то машине. Но там был маленький банкет после показа фильма "Немцов". Могли там то же самое сделать.

Я уже не могу больше: если он опять останется в России – это невозможный вариант для нас с женой (его мать я имею в виду). Невозможно, когда боишься за него каждый день.

Первый случай был еще до того, как он снял фильм про Бориса Немцова: 25 мая 2015 года, когда еще никакого фильма не было, в феврале Борю только убили.

Я думаю, что там были фигуранты "списка Магнитского". Возьмите список и проверьте всех, кто там был: кто из этих людей 24 мая звонил из Москвы в Казань – и все, можно сразу забирать. И кто из них звонил из Москвы в Тверь 1 февраля этого года. Вот если совпадут эти фамилии – все.

Я думаю, что это был или [Александр] Бастрыкин или [Юрий] Чайка – могу им это прямо в лицо сказать.

— Но тем не менее как такового расследования не было?

— Не было. Мне, как отцу, который с ним был все дни тогда и все дни сейчас, никто не позвонил и не попросил дать показания. Вот у нас Следственный комитет виден из окна – находится на Бауманской. Ну что мне дойти пять минут? Я бы им сказал, кто его хочет убить и за что.

— Чем они мотивировали отказ?

— Это не отказ, я не пытался. Они просто не берут меня и все. Никто повестку не прислал, никто не позвонил. Один раз мне позвонил участковый по району Хамовники, где находятся РИА Новости, где Вовка упал. Участковый начал следствие. А потом он мне говорит: "Мне все запретили и все материалы у меня отобрали".

Я считаю, что несложно найти, кто из чиновников этих двух ведомств звонил в тот раз в Казань, а в этот раз – в Тверь. И кому оттуда оба раза отчитался несостоявшийся убийца. Я считаю, что никаких других следственных действий не надо предпринимать. Не надо арестовывать у меня счета, телефоны отбирать, компьютер мой похищать – не потребуется.

— Володя был помещен в Первую Градскую больницу…

— Нет-нет, тогда не так было. Его по "скорой" отвезли в больницу №23 Медсантруда – это напротив кинотеатра "Иллюзион", в начале Радищевской улицы. И сказали, что нужна пересадка сердца.

Спросили, есть ли у меня знакомый кардиолог. У меня есть коллекционер такой – Миша Алшибая, который собирает картины современных художников – в частности, Врубеля. Я ему позвонил, и он говорит: "Вези его ко мне в Бакулевский центр". А Бакулевский находится справа от Первой Градской во флигеле.

Я его привез, а Миша мне говорит: "Это не наш пациент, у него сердце, как у космонавта. Давай его быстро через двор во вторую реанимацию". Главврач посмотрел и говорит: "Срочно ставим гемодиализ и искусственную почку, а иначе ему кранты через пять минут".

Слава богу, от него через двор – шестая и восьмая реанимации, где главным врачом тогда был Проценко, который сейчас лечащим врачом у Вовки в 7 больнице. Они поставили, и он говорит, что еще бы пять минут – и все. Женя и Лена – жена и мать, обе в Америке были в то время – поехали к нам.

Я сел с ним рядом (он, конечно, ничего не понимал уже, лежал в коме) и говорю: "Вов, если мы не дотянем до приезда или Жени или мамы, нас просто не поймут". Такая вот формулировка у нас возникла: если кто-нибудь из нас дуба врежет, то нас просто не поймет никто.

И он дождался их, жив до сих пор. А тогда у него отказали сердце, почки, печень, желудок, поджелудочная, легкие и головной мозг.

Тогда его откачали, прислал Ходорковский за ним самолет, и он уехал в Америку. У меня есть видеосъемки, как он там лечился.

И вот он опять вернулся. И опять вокруг Бориной смерти. В тот раз было через два месяца после нее, а сейчас за два месяца до Марша памяти. Марш Вовка готовил.

— Чем можно объяснить, что диагноз не смогли поставить и французские врачи?

— Я был в Израиле и видел людей, которые пересылают Вовкины материалы – я тогда отрезал у него ноготь с ноги и руки, прядь волос [для анализа ДНК]. И один из тех, кто этим занимался, сказал мне, что есть во французских пробах яд, но непонятно, какой это яд, потому что он разложился. Остались только соли металлов, как у Литвиненко и Юры Щекочихина.

Очень не хочется, чтобы это был похожий яд, потому что те двое умерли, а Вовка мой жив.

— После того, как Владимир выписался из больницы в первый раз, как он себя чувствовал и чем занимался?

— Выписался – это очень мягко сказано. За ним приехала такая усиленная реанимашина. То есть не московская "скорая помощь", а такая, какую я видел в Израиле. Там можно жить, даже если она утонет. Еще неделю будет цела.

Она подъехала прямо к трапу самолета во Внуково, и он тут же улетел в Америку – без пересадок 10 часов летел.

У него долго не работали правая рука и правая нога. И когда он в очередной раз приехал, я познакомил его с моей иглоукалывательницей Людмилой Яковлевной, которая здесь у нас в поликлинике работает. Он тогда поверил в иглоукалывание, и в Америке, где много специалистов –корейцев, китайцев, у него заработали рука и нога.

Он ходит без палочки и играет на гитаре. Играл, вернее, потому что в этот раз мы еще не пробовали после реанимации. Если бы он там сыграл на гитаре, я бы в соседнем дурдоме лежал. (Смеется).

Ровно год ушел на медицинские вещи. Потом он начал снимать фильм про Борю – это очень затратная работа, и морально и нравственно. Он успел его сделать к дню рождения Бориса и 9 октября показать в Берлине, где выступал пианист Юрий Мартынов, который играл "Ноктюрн" Шопена в память о Борисе Немцове. Вовка – председатель благотворительного Фонда имени Бориса Немцова.

— У вас с матерью Володи не было желания отговорить его от политики?

— Что значит "желания"! И его жена, и моя жена, и его мать, и моя мать – четыре разные женщины – просили его на коленях, чтобы он не приезжал больше в страну. Нет, вот он живет на Новокузнецкой опять, здесь его и траванули.

Слава богу, в тот вечер, 2 февраля, он поехал ночевать к родителям своей жены. Потому что если бы он остался у себя и никого бы не было в доме, мы бы сейчас так спокойно не разговаривали.

А так он к ним, слава богу, поехал. Люся видит, что он ничего сообразить не может, жалуется. Она сразу по "скорой", потому что знает симптомы. И хорошо, Проценко в машину позвонил и сказал, что он теперь главврач не в Первой Градской, а в седьмой, Коломенской. И сразу таксист развернулся, как Примаков над Америкой, и поехал в Коломенскую. Там Проценко спустился и вколол ему что-то такое, от чего Вовка, видишь, сразу вернулся с того света.

— Но вы говорили с ним? Ведь он приезжал в Россию для презентации фильма.

— Конечно. Но он меня не слушает никогда, говорит: "Пап, а ты слушался нашего дедушку Алешу? И я не буду тебя слушаться. Я хочу за Бориса отомстить. Его убили, он нам завещал всем, чтобы этого строя в России больше не было".

Я тоже за то, чтобы его не было. Но я и за то, чтобы Вовка жив остался.

— Что произошло во второй раз? Когда мы говорили по телефону через несколько часов после госпитализации, Вы сказали, что это могут быть последствия первого отравления.

— Нет-нет. Мне врачи после этого сказали больше медицинскую часть не комментировать, потому что, говорят, вы какие-то псевдонаучные исповедуете взгляды.

Но Женя, его жена, сказала, что это совсем новый яд, более свежий, и более сильное его действие. Но они уже знали, что это может быть, поэтому они не потеряли двадцать часов, которые мы потеряли в первый раз, когда хотели ему сердце пересаживать. Они сразу ему вкололи то, что надо, вывели токсины, и у него почки заработали на пятый день.

— Я правильно понимаю, что это произошло в Твери?

— Да, или в Твери, или он ехал из Твери. Я не знаю, где он там ел. Но я у него спрашивал, он мне сказал, что он на банкете. Он называл это словом "банкет". То есть это не просто так было.

— Что происходило в больнице в первый день?

— В больницу, слава богу, меня впустили. Мы приехали туда, он лучше выглядел, хотя когда твой ребенок пытается поднять к тебе руки, не может и падает, даже если ему 35 лет, все равно сердце упадет.

В тот раз ему так больно было, что он успел, пока я ехал, все губы разжевать так, что от них осталась только кровь. Пока они наросли – прошел месяц. Но тут хотя бы этого не было, потому что ему сразу дали обезболивающее, поставили капельницу и ввели в искусственную кому.

Опять температура подскочила, потому что воспаление, опять гемодиализ, искусственное дыхание, вентиляция легких. То же самое дежавю.

Какое-то такое безобидное слово "дежавю", а от него хочется застрелиться, когда оно касается твоего сына.

— Вы только что вернулись из клиники…

— Мне поначалу врач Проценко запретил появляться в палате, потому что, говорит, и он плачет, когда ты выйдешь, и ты какую-то ерунду порешь. И меня не пускали два дня. А сейчас я приехал, захожу в коридор (берет газету), вижу, он у окна сидит. "Привет", – и дальше читает.

Все, значит, это мой Вовка, который по третьему разу начал на родителя поплевывать свысока. Ладно, пусть так будет. Я рад. Лишь бы он был жив.

— Его сейчас из реанимации должны перевести в обычную палату?

— Ну, конечно, ему там нечего делать. Там рядом лежат старуха какая-то и какой-то дед.

— Вы в семье будете наставить, чтобы он покинул Россию?

— Конечно. И даже не покинул Россию, а чтобы ему дали ту же работу в "Открытой России", но чтобы его кабинет был, например, или в Женеве, или в Праге, как у нашей Оли Писпанен [Кюлле Писпанен – пресс-секретарь Михаила Ходорковского], или вообще в Америке – в Конгрессе, потому что, видели, как Конгресс отреагировал на его ситуацию.

Все его там знают в лицо, весь зал встал когда [Джон] Маккейн читал молитву. Он знает всех сенаторов, он прекрасно говорит по-английски, и он бы там полезней, чем здесь. И там же будет пополнять "список Магнитского", и "список Савченко" он составляет, и "список Немцова" – тех журналистов, которые способствовали тому, чтобы Бориса застрелили.

Вот сейчас марш пройдет, и мы поймем, кто кого. Опять же выборы Путина на будущий год. Вовка, конечно, хотел бы участвовать в выборах, но он не имеет права, потому что у него английский "картон", он английский подданный.

— Он хотел бы участвовать в качестве кандидата в президенты?

— Конечно, конечно. И в президенты, и в Думу он участвовал бы. У них же 15 человек баллотировались, включая Машу Баронову. Но ни один не попал. У них попали только несколько человек в местные собрания: в Заксобрание в Питере, еще несколько человек в других местах. А в большую Думу никто не попал.

И поэтому Вовка сейчас будет помощником депутата питерского Заксобрания Бориса Вишневского. То есть его нельзя будет бить только на территории Ленинграда и Ленинградской области, а в Москве всегда можно. (Смеется).

— Как в семье отреагировали на заявление Маккейна в Конгрессе и знает ли сам Володя о заявлении?

— Боюсь, что не знает. Женя и Лена боятся, что он будет волноваться. Вот когда он его увидит, он поймет, что лучше уж он там будет работать, чем в Москве.

Полную версию интервью смотрите на канале Настоящее Время.

Поделиться:

Обсуждение статьи

По-моему
Feb 18 2017 6:48PM

Меньше всего Россию должно беспокоить "заболевание' МакКейна. Лучше психиатром обратить внимание на руководство России, заведшее страну в политический и экономический тупик. Что до М, то его точку зрения на Путина - это единственно, что об'единеят демократов и республиканцев - сугубо отрицательное. Когда Трамп ляпнет нечто противоположное, его поливают справа и слева. Но он способный ученик, судя хотя бы по выбору ВПрезидента.

Ирина
Feb 18 2017 2:09PM

"Джон Маккейн читал молитву". Я себя ущипнула, это чистый хардкор. А у мужчины, ХПН, это видно даже по его лицу. Это тяжелое заболевание, неизлечимое, гемодиализ, трансплантация и вся оставшаяся "жизнь" на иммуносупрессорах. Попутно еще развиваются психические нарушения, что в такой ужасной ситуации объяснимо.

"Экспорт" политиков в США для "СШАашного" кандидата
Feb 17 2017 10:25PM

Интересанты убийства Немцова - в юбилей "советчика" - и в США тоже

А попадает мурза не из-за Немцова, а из-за тех у кого свои расчеты на помощь Ходорковского Михаила

Кара-мурза не нужен как кандидат в президенты. По этим же мотивам убрали Немцова.

А выбирают кандидатуру президента из-за кордона.

Прав О'Райли
Feb 17 2017 6:48PM

когда задал вопрос Трампу об убийце.

Прав О'Райли
Feb 17 2017 6:48PM

когда задал вопрос Трампу об убийце.

Борух
Feb 17 2017 5:51PM

Жаль любого человека попадающего в подобную ситуацию. Но подобные рассуждения о ценности таких "политиков" и "гибели" человечества без них - чистейшая параноя. Видел этого бывшего"политика" в Израиле, ходившего в очереди больных одной из клиник и недоуменно вслух рассуждавшего: "неужели вы меня не узнаете? Это же Я..Я...Я!" Грустное зрелище..., полное ощущение, что у мужика крыша едет

Страницы: 1 |

Добавить сообщение




Личный дневник автора
Убитые курорты

Stringer: главное

Максим Кац - представитель новой бюрократии


У Дмитрия Гудкова есть свой человек. Это широко известный в узких кругах почитатель Собянина Максим Кац. Кац глубоко внедрился в группы подготовки к выборам муниципальных депутатов и делает все, чтобы активисты и люди с улицы никуда не прошли. Сам Гуд

 

mediametrics.ru

Опрос

Уберет ли Путин Собянина с поста мэра Москвы?

Новости в формате RSS

Реклама

Loading...

Еще «Компромат»

Рейтинг@Mail.ru
 

© “STRINGER.Ru”. Любое использование материалов сайта допускается только с письменного согласия редакции сайта “STRINGER.Ru”. Контактный e-mail: elena.tokareva@gmail.com

Сайт разработан в компании ЭЛКОС (www.elcos-design.ru)