Pедакция не отвечает за содержание заимствованных материалов
Господа, объявленная новогодняя распродажа является вынужденным экспериментом. Суть его в том, что технически убирать старые материалы, которые находятся в архиве, но поисковыми системами выдаются, нелегко. Поэтому призываем желающих обозначить свои желание и назвать цену, за которую хотели бы убрать материалы. Ибо это труд, А труд должен быть оплачен. Адрес электронной почты: elena.tokfreva@gmail.com

Компромат | все материалы раздела

Леонид Невзлин - о "деле Пичугина"
10 Июля 2007

Леонид Невзлин, репатриировавшийся в Израиль, и неоднократно заявлявший в телеинтервью и на своем ЖЖ, что с Россией более не желает иметь дело, тем не менее, крайне заинтересованно комментирует все происходящее на его бывшей родине. Вернее, Невзлин комментирует все, что считает нужным, и умалчивает о том, что ему неинтересно выпячивать.

"Дело Пичугина" - один из болезненных эпизодов в биографии Деонида Борисовича Невзлина. Известно, что Невзлина, который курировал в ЮКОСе службы безопасности, российские следственные органы подозревают в заказах на ликвидацию и усмирение мешавших бизнесу ЮКОСа людей.

Алексей Пичугин, который был одним из руководителей обширной СБ ЮКОСа, осужден за убийства и отбывает наказание. Пичугин, несмотря на 25-летний срок заключения, "не сдает" хозяев, чем и заслужил похвалу от Невзлина.

На своем ЖЖ из Израиля Леонид Невзлин пишет 9.07.07:

"На сайте Дело Пичугина опубликовали заявление Алексея (Пичугина) на сегоднешнем судебном заседании.

В очередной раз я поражен его мужеством и выдержкой.

Вот текст заявления Алексея Пичугина:

Виновным себя в предъявленных мне обвинениях не признаю. Никаких преступлений не совершал. С потерпевшими по данному делу незнаком и не общался. Со «свидетелями» Цигельником, Решетниковым, Шапиро, Смирновым, Коровниковым никогда не встречался и даже не знал об их существовании. С Овсянниковым виделся один раз случайно, в феврале 1998 года, когда он привозил мне на свадьбу торт. От дачи показаний в судебном заседании отказываюсь. Вынесение справедливого судебного решения по данному уголовному делу в отношении меня считаю невозможным в силу следующих обстоятельств.

Первое. Еще на стадии предварительного расследования по данному уголовному делу 5 июля 2005 года заместитель Генерального прокурора Колесников В. В. выступил на телеканалах ОРТ и НТВ с заявлениями о моей виновности в предъявленных мне по данному делу обвинениях. Также еще на стадии предварительного расследования 11 сентября 2005 года в передаче «Момент истины» на канале ТВЦ с заявлениями о моей виновности в предъявленных мне по данному делу обвинениях выступил руководитель следственной группы Буртовой Ю. А., в связи с чем я был вынужден отказаться от рассмотрения моего дела судом присяжных.

Второе. При полном отсутствии доказательств моей виновности и при очевидном давлении со стороны правоохранительных органов на свидетелей и подсудимых по данному делу с целью склонения их к оговаривающим меня показаниям в отношении меня был вынесен обвинительный приговор.

Третье. Отменив приговор фактически по жалобе моих адвокатов, Верховный суд РФ указал в своем определении, что мне нужно назначить более строгое наказание, чем нарушил в отношении меня принцип презумпции невиновности.

В связи с этим желаю воспользоваться своим правом, закрепленным в статье 51 Конституции РФ. Мой отказ от дачи показаний прошу не рассматривать как неуважение к суду".

Реакция посетителей блога Невзлина во многом пессимистична. Некоторые из них говорят, что "Пичугина все равно сломают" и рано или поздно он сдаст своих хозяев.

06.07.2007

В деле Пичугина появился Ходорковский

5 июля сторона обвинения огласила по делу Пичугина показания некоторых свидетелей. В частности, брата убитой 21 января 1998 года предпринимательницы Валентины Корнеевой, а также, жителя Нефтеюганска, у которого снимали квартиру исполнители убийства мэра Петухова Цигельник и Решетников.

В начале судебного заседания гособвинитель Камиль Кашаев подал ходатайство о приобщении к делу ксерокопии паспорта Михаила Ходорковского. В своих показания киллеры Цигельник и Решетников неоднократно говорили о том, что за исполнение убийства Петухова вместо изначально установленных 10 тысяч долларов, получили 14 тысяч. Киллерам объясняли, что премия ими получена за то, что день убийства Петухова совпал с днем рождения одного из «заказчиков».

Петухова убили 26 июня. Ни для кого не секрет, что Михаил Ходорковский отмечал в этот день свой день рождения. В этой связи, приобщение ксерокопии паспорта, против чего сторона защиты не возражала, процедура, в значительной степени, формальная.

Затем гособвинение заявило ходатайство об оглашении показаний свидетелей Пискарева, Соколова, Бакулиной, Сидорова, Коршакевич. Указанные лица не могут явиться в Мосгорсуд. Поскольку подтверждение уважительных причин неявки свидетелей обвинение предоставит завтра, были оглашены показания только двух человек.

Чай с ЮКОСом

Вячеслав Сидоров - родной брат предпринимательницы Валентины Корнеевой. Долгое время он проработал в органах ФСБ РФ. 14 октября 2004 года Сидоров дал показания следствию, что в фирме «Феникс» стал работать после смерти Корнеевой. Он заключил договор охраны помещений магазина на Покровке с частной компанией. До этого охрану, по его словам, представлял лишь милиционер на вахте. Из-за судебной тяжбы с совладельцем «Феникса» Тарахтелюком, Корнеевы не могли распоряжаться своим имуществом, поскольку Басманный суд наложил ограничения. Сидоров участвовал во встречах Дмитрия Корнеева (сына убитой Валентины Корнеевой) с Сергеем Гориным, который выступал в качестве представителя банка «Менатеп» и руководителя компании «Дон-Групп». На этих встречах Горин уговаривал Корнеева расстаться с магазином «Чай». Корнеев был не против, только купить недвижимость по рыночной стоимости представители банка «Менатеп» не хотели. Горин предлагал, чтобы «Феникс» вошел в «Дон-Групп» собственностью, за что потом, когда проект по реконструкции комплекса зданий, будет реализован, учредители «Феникса» получили бы 30% прибыли. Корнеева такой вариант не устраивал. Переговоры зашли в тупик.

Сидоров рассказывал, что Горин просил подписать Корнеева какой-то документ. Какой точно ему неизвестно (прим. о том, что переговоры продолжаются). Горин подделал подпись Корнеева в этом документе, о чем сообщил Корнееву и даже написал расписку, которая сохранилась у Сидорова. Все это время тяжба в Басманном суде с Тарахтелюком продолжалась. По поведению Тарахтелюка у Сидорова сложилось мнение, что тот не был инициатором поданных исков. Позже ограничение на распоряжение магазином «Чай» судом Басманного района было снято. Что интересно, ограничение сняли только в отношении магазина «Чай». По словам Сидорова, Горин всегда говорил, что арест имущества не проблема.

К началу 2000 гг. магазин Корнеевых пришел в запустение. Вход в него загородили, замок без ведома хозяев поменяли. С другой стороны здания строительная техника компаний банка «Менатеп» вырыла котлован, который уничтожил подвал магазина «Чай».

В сентябре 2003 года Корнеевы продали помещение магазина дочерней компании банка «Менатеп», зарегистрированной в Гибралтаре за 445 тысяч долларов. По мнению Сидорова, убийство Корнеевой связано с ее профессиональной деятельностью. Сидоров никогда не слышал, чтобы женщина говорила об угрозах в свой адрес, никого не подозревает в причастности к преступлению, однако уверен, что у банка «Менатеп» была заинтересованность.

Житель Нефтеюганска Николай Соколов был допрошен в июне 2005 года по обстоятельствам, связанным с убийством мэра города Петухова. Следствие допрашивало Соколова, поскольку, видимо, именно не него показали бандиты Цигельник и Решетников, как на человека, у которого снимали квартиру, когда следили за Петуховым. Соколов подтвердил, что в период с 1996 по 2000 гг. сдавал комнату в своей квартире, расположенной в двухэтажном деревянном доме. Постояльцами были случайные люди, на длительный срок у Соколова никто не задерживался. Летом 1998 года комнату свидетель так же сдавал. Соколов отметил, что за давностью лет, никого из своих квартирантов не помнит. Особых примет у них не было. Единственное, что помнит свидетель, так это имена некоторых съемщиков: Геннадий, Леша, Женя, Виктор. Но что-то конкретное об этих людях, он так же пояснить не смог.

В завершении заседания стороной защиты к делу была приобщена переведенная с немецкого языка выписка из актовой книги об учредителях компании «Ист Петролеум», составленная в торговом суде Вены. В оригинале и переводе содержатся сведения об управляющем компании, акционерах и уставном капитале предприятия.

06.07.2007

Алексей Крутилин, спецкор. пресс-центра «Приговор»

Пресс-центр

Невзлин и рядовые исполнители

(Из записок Алексея Голубовича, ТОП-менеджера группы "МЕНАТЕП"

{...}О развитии конфликта Л.Невзлина с Рыбиным мне стало известно только осенью 1998 г., после дефолта и после того как я, по предложению М.Ходорковского занял должность директора по стратегическому планированию и корпоративным финансам НК ЮКОС, посчитав для себя интересным присоединиться к менеджерской команде компании в тяжёлой кризисной обстановке. Насколько я помню, адвокаты компаний Рыбина тогда добились в арбитражных судах РФ решений о признании обоснованными требований своего клиента к ВНК и пытались арестовать акции дочерних компаний ОАО ВНК в обеспечение этих требований. НК ЮКОС не имело финансовых возможностей удовлетворить требования компаний Рыбина (к началу 1999 г. НК ЮКОС находилось на грани дефолта по всем своим банковским кредитам, а финансировавший компанию Банк «Менатеп» стал фактическим банкротом), поэтому высшее руководство НК ЮКОС (фактически – Л.Невзлин, курировавший СБ и юридический департамент) поставили своим подчинённым задачу препятствовать дальнейшим попыткам Рыбина арестовать активы ВНК путём их перевода на многочисленные дочерние компании Группы «Менатеп» вне юрисдикции российского арбитражного суда.

С моей точки зрения, применяемая юристами НК ЮКОС тактика передачи активов ВНК на баланс оффшорных компаний группы «Менатеп» с юридической точки зрения и с позиций общепринятых норм корпоративного управления была, по крайней мере, сомнительной и не могла привести к положительному результату. Сотрудники подчинённой мне дирекции стратегического планирования и корпоративных финансов НК ЮКОС выполняли работу по оформлению залогов на акции некоторых из дочерних компаний, что входило в их прямые служебные обязанности. Впоследствии я понял, что Л.Невзлин планировал, в случае признания продажи акций дочерних компаний ВНК незаконной, сделать ответственными за эти операции лиц, не являвшихся его прямыми подчинёнными и сфокусировать внимание следственных органов на рядовых исполнителях из других подразделений.

Когда произошло покушение на Рыбина (о чём я узнал из теленовостей), я задавал вопросы М.Ходорковскому и Л.Невзлину об их мнении о причинах преступления и возможных последствиях для репутации НК ЮКОС (т.к. о конфликте НК ЮКОС с Рыбиным было хорошо известно из прессы). Я не помню ответ М.Ходорковского, а Л.Невзлин сказал, что по его сведениям Рыбин был должен большую сумму томским преступным группировкам и, оказавшись после покупки ВНК компанией ЮКОС в тяжёлом финансовом положении, не мог заплатить своим криминальным кредиторам. Я посчитал ответ абсолютно нелогичным (чтобы не сказать – глупым). Больше я с Л.Невзлиным не контактировал до тех пор, когда весной 1999 г., меня (и всех прочих членов Правления НК ЮКОС) не пригласили как свидетеля в Центр по расследованию взрывов при СК МВД (который располагался на Скотопрогонном проезде). Перед поездкой на допрос в этот Центр Л.Невзлин и сотрудники СБ инструктировали сотрудников компании отвечать на вопросы следователей очень кратко, ссылаясь на полное незнание вопросов деятельности СБ Группы «Менатеп» и истории конфликта с Рыбиным. Я также помню, как Л.Невзлин хвастался тем, что он договорился со своими людьми в СК МВД, что М.Ходорковского на допрос не вызовут.

В ходе допроса следователь, фактически не задавал мне вопросов, касающихся конфликта вокруг активов ВНК, но почему-то рассказывал о начальнике СБ М.Шестопалове – какой это опасный человек. Характерно также то, что в НК ЮКОС никто (ни руководство, ни СБ) даже не поинтересовались у меня тем, как прошёл допрос.

В 1999 г. также началось расследование уголовного дела, возбуждённого СК МВД по факту продажи акций дочерних компаний ВНК оффшорным компаниям Группы «Менатеп». Вплоть до передачи этого дела в Генеральную Прокуратуру РФ (в начале 2004 г.), следователь СК МВД Шумилов вёл расследование таким образом, чтобы воспрепятствовать получению СК МВД показаний о заказчиках и организаторах данной сделки – Л.Невзлине и М.Ходорковском. Данное дело по словам Л.Невзлина “не представляло опасности” для НК ЮКОС, т.к. ход расследования им “контролировался”, но оно должно было обеспечить Л.Невзлину и СБ Группы «Менатеп» контроль над сотрудниками тех подразделений НК ЮКОС и Группы «Менатеп», которые участвовали в оформлении организованных им сделок и могли быть свидетелями обвинения при неблагоприятном для Группы «Менатеп» развитии событий.

(*Примечание: При этом, необходимо отметить, что Л.Невзлин впоследствии неоднократно фактически сообщал мне о наличии серьёзного риска использования данного уголовного дела, если я не покину РФ и не откажусь от дачи показаний следователям Генеральной прокуратуры по возбуждённым против него уголовным делам. Так, в частности, Л.Невзлин звонил мне несколько раз в 2003 – 2004 гг. и сообщал, что в моём офисе в Москве будут проводиться обыски или выемки документов следователем Шумиловым, и, что он советует отсутствовать на работе и не давать никаких показаний. Сам следователь Шумилов меня на допросы не вызывал, но в 2003 г., звонил начальнику юридического департамента ОАО «Русские инвесторы» и предупреждал его, что “если он (Шумилов) найдёт Голубовича, то может его задержать”. При этом Шумилов не стеснялся говорить сотрудникам нашей компании, что он в ЮКОСе со всеми “договорился” и ему для закрытия дела нужны только определённые бумаги из депозитария, где регистрировались сделки с акциями дочерних компаний ВНК).

Рыбин панически боялся контактов с Невзлиным

В 2000 г. по указанию М.Ходорковского я встречался с Рыбиным по вопросу выкупа у него акций ВНК и её дочерних компаний. На мой вопрос, почему с Рыбиным не может встретиться курирующий этот конфликт Л.Невзлин, М.Ходорковский ответил, что Рыбин “слишком запуган и готов разговаривать только с человеком, у которого хорошая репутация, не имеющим отношения к данному конфликту”. В ходе состоявшейся в дальнейшем встречи Рыбин действительно производил впечатление человека, запуганного «Менатепом», панически боящегося контактов с Л.Невзлиным и готового согласиться на любые условия продажи своих активов.

Сформировав для себя ясное мнение о методах работы представителей высшего руководства и СБ Группы «Менатеп» и НК ЮКОС (которые представлялись мне в первую очередь – аморальными, а также – сомнительными в правовом отношении), я уже в 2000 г., т.е. - после завершения консолидации 100% акций дочерних компаний на балансе ЮКОСа (что было главной целью моей работы) начал предпринимать попытки уйти из компании.

Одновременно я пытался организовать международное финансирование выкупа акций ОАО «Русский Продукт» менеджерами этого общества у владельца 55% капитала - Группы «Менатеп» (т.к. считал, что «Менатеп» собирается уволить генерального директора «Русского Продукта» – мою жену, которая создала эту компанию и стремилась инвестировать прибыль в её развитие, а не передавать оффшорным компаниям «Менатепа», как того требовал М.Ходорковский). Это по-видимому не входило в планы Л.Невзлина, который фактически организовал слежку за моей женой и руководящими сотрудниками возглавляемой ею компании. М.Ходорковский периодически информировал меня о наличии собранных СБ Группы Менатеп “компрометирующих материалов” против руководства «Русского Продукта», но он, в отличие от Л.Невзлина, был склонен продать данную компанию привлечённым менеджерами иностранным инвесторам, чтобы не портить окончательно отношения со мной, как с миноритарным акционером гибралтарского холдинга Группы Менатеп*.

(* Примечание: За мою роль в консолидации НК ЮКОС и стратегическом планировании развития компании мне в 2000 г. было обещано около 7% акций указанного гибралтарского холдинга, которые после моего ухода из НК ЮКОС по инициативе М.Ходорковского и Л.Невзлина были сокращены до 4,4% (часть акций была передана В.Шахновскому). От М. Ходорковского я узнал, что моё участие в капитале было сокращено под предлогом нежелания публиковать мою фамилию среди других акционеров Группы «Менатеп», после организованной пресс-службой «Менатеп» (т.е. фактически - самим же Л.Невзлиным) серии публикаций в СМИ о моей роли в зарубежных сделках по консолидации дочерних компаний НК ЮКОС). При этом полностью исключать меня из состава акционеров М.Ходорковский в тот период ещё не хотел, т.к. видимо, придерживался неоднократно декларировавшегося им принципа, что из «Менатепа» “не уходят” (имелось в виду – добровольно и при жизни).{...}http://www.prigovor.ru/info/37462.html

Поделиться:

Обсуждение статьи

Некоторые факты без рекламы
Jul 12 2007 1:46AM

Жена Голубовича имела бизнес в Москве. Любопытно, кто ей помог его сохранить, пока Голувивича уговорили "добровольно" вернулся в Москву. На первом суде Пичугина липовый свидетель, серийный убийца с пожизненным сроком Коровников, которого вытащили из подземемелья, хотя его тщательно готовили, путался в трех соснах так, что нормальный, а не басманный его бы оправдал. Бодяга со вторым судом нужна не для осуждения Пигугина, который попал, как кур во щи, а чтобы послать бумаги в Израиль для извлечения Невзлина и оправдания бандитского поведения властей в деле ЮКОСа. Осуждение Светланы Бахминой одно чего стоит. Вся прокуратура на ушах стоит, выполняя заказ власти. "Некогда" заняться убийствами Холодова, Листьева, Домникова, Щепачихина, Софронова, Политковской, Хлебникова, журналистки из Калмыкии, молодого русского дипломата в Лондоне(отравление - не разрешили вскрыть труп, отправили срочно в Россию) и др. Россия по убийству журналистов на 2-м месте после Ирака. Тьфу на пособников настоящих заказчиков убийств.

Страницы: 1 |

Добавить сообщение




Личный дневник автора
Убитые курорты

Stringer: главное

Не у нас. Создана бактерия пожирающая пластик.


Японские молекулярные биологи открыли бактерию, которая питается лавсаном, и планируют использовать ее для уничтожения пластикового мусора. ГМО-бактерия способна решить одну из самых важных проблем загрязнения окружающей среды - она умеет пожирать пласти

 

mediametrics.ru

Опрос

Справится ли правительство с мусорной проблемой?

Новости в формате RSS

Реклама


Еще «Компромат»

Рейтинг@Mail.ru
 

© “STRINGER.Ru”. Любое использование материалов сайта допускается только с письменного согласия редакции сайта “STRINGER.Ru”. Контактный e-mail: elena.tokareva@gmail.com

Сайт разработан в компании ЭЛКОС (www.elcos-design.ru)