Pедакция не отвечает за содержание заимствованных материалов

Монитор | все материалы раздела

А если на Швецию нападут?
7 Сентября 2009

Андрей Лошак, спецкор НТВ — для "Огонька"

Фото: Vostock Photo, AP

Меня никто раньше не приглашал на гей-парады. Честное слово, я никогда не давал для этого поводов. Но шведов моя ориентация волнует меньше всего. Что им действительно важно — так это донести message. Есть ли на свете хоть одно еще государство, которое будет официально приглашать иностранных журналистов в пресс-тур на фестиваль секс-меньшинств? Наверное, нет. Обычно страны стараются завлечь более традиционными ценностями. Норвегия промоутирует сейчас по всей Москве рыбалку. Греция — синее море. А вот Швеция — пи... То есть, я хотел сказать, LGBT: лесбиянки, геи, бисексуалы, транссексуалы — так принято говорить в политкорректных странах.

В аэропорту молодой пограничник спрашивает: "Цель визита?" Зачем-то оглянувшись, отвечаю: "Гей-прайд". И смущенно хмыкаю. Парень, ни на секунду не изменившись в лице, обыденно шлепает печать и возвращает паспорт: "Добро пожаловать в Швецию!"

Следующая прививка толерантности: водитель в аэропорту с табличкой Gay pride Moscow. Вокруг него уже собралась группа российских журналистов с точно такими же извиняющимися ухмылками, как у меня на паспортном контроле. И тут я понимаю, что шведы придумали всю эту историю не для того, чтобы распиарить свою терпимость и демократичность. И уж тем более не для того, чтобы привлечь туристов. Здесь мысль тоньше. Они пригласили нас, чтобы что-то изменить в наших головах. Чтобы мы, московские журналисты из либеральных СМИ, для начала хотя бы перестали ухмыляться при виде таблички со словом "гей". Ну а потом, вернувшись, мы, может быть, попытаемся изменить что-то и в других головах. И тогда им в Швеции будет жить чуть-чуть спокойнее.

Мы едем на такси с флажком цвета радуги. Вскоре становится ясно, что все такси и автобусы в Стокгольме празднично украшены этими флажками. Водители здесь, как правило, турки или курды. Их суровые усатые лица забавно контрастируют с легкомысленной гей-символикой. Наш проводник Гриша Гольденцвайг говорит: "Развесить на транспорте флажки придумал Кристер Велленхольм — вице-мэр города. Он очень гордится своим изобретением. Завтра у нас с ним встреча".

В лобби огромной гостиницы в центре города — выставка фоторабот Ecce Homo на библейские темы. Христос в окружении апостолов в кожаных штанах на Тайной вечере, две лесбиянки радостно встречают ангела с пробиркой — это, видимо, Благовещение ну и т. д. Много голых тел. Мимо огромных фотографий ходят дети. Это очень по-шведски. Здесь терпеть не могут фиговых листочков, что бы они ни прикрывали. Даже традиционные истории про найденных в капусте детей для шведов слишком лицемерны. Еще в конце 60-х правительство социалистов ввело для школьников обязательное сексуальное образование, выпустив серию учебных порнофильмов. С тех пор, кстати, ходит миф о какой-то особой половой распущенности шведов, не имеющий ничего общего с реальностью. Так же, как выражение "шведская семья", известное только в России.

Нам выдают синие и розовые браслетики, служащие чем-то вроде аккредитации, после чего везут в Прайд-гарден — скверик, превращенный на время фестиваля в выставку достижений сексуальных меньшинств. Вот палатка цвета хаки с плечистой девушкой в военной форме. Это шведские вооруженные силы. Им есть чем похвастать. Последние годы количество военнослужащих сократилось до 10 тысяч человек. Из них почти 500 открытых гомосексуалистов обоих полов. Более того, лесбиянки и просто феминистки очевидно берут вверх. По их настойчивым требованиям знаменитого шведского льва на эмблеме вооруженных сил недавно кастрировали. "Вот видите,— девушка показывает рукав с изображением оскопленного животного,— теперь у нас действительно равноправие".

Улицы Стокгольма поражают количеством улыбающихся людей. Столько беззаботного смеха я слышал до этого только в полунищей Бирме, впервые подумав тогда, что, кажется, действительно не в деньгах счастье. Я и сейчас так думаю. В других индустриально развитых европейских странах люди выглядят гораздо более озабоченными. Бирманцы счастливы, потому что они все одинаково бедны. В силу отсталости страны и особенностей буддистского менталитета там почти отсутствует конкурентное потребление, метко прозванное в России "крысиными бегами". Шведы тоже пребывают в своеобразном состоянии социалистического "дзена". Правда, в отличие от бирманцев они все одинаково богаты. Весь смысл политики социал-демократов, находившихся у власти большую часть XX века, сводился к тому, чтобы достигнуть в обществе всеобщего благосостояния и социального равенства. В Европе шведских социал-демократов называли "розовыми", а построенную ими модель — "функциональным социализмом". Советские "красные" провозглашали те же самые принципы, но на деле они оказались не столь "функциональными". Швеция в два раза больше, чем другие западноевропейские страны, расходует на социальные нужды, медицину и образование. Это общество, где никто не должен чувствовать себя ущемленным. Ни инвалид, ни эмигрант, ни гомосексуалист. Равенство здесь — ключевое слово. Наверное, поэтому у людей на улицах такие расслабленные лица, каких в Москве уже давно не встретишь. Кстати, в книге "Создавая социальную демократию", написанной архитекторами шведского социализма, с изумлением наткнулся на восторженное предисловие Юрия Лужкова. Я так и не понял, что общего у "розовых" шведов с мэром города чудовищных социальных контрастов.

В Прайд-гарден мне запомнился еще один ничем не примечательный стенд, на котором было написано: "Представители правительственных учреждений". Скучный чиновник — ни обнаженных бицепсов тебе, ни татуировок, ни кожаных штанов — рассказывал об успехах геев на ниве законодательства. Поражает не то, что официально узаконены браки, усыновление детей и прочие права LGBT, а то, что государство, будучи одним из устроителей этого мероприятия, присутствует на нем столь скромно. Таким образом оно будто бы говорит: "Ребята! Веселитесь, будьте счастливы, объединяйтесь в организации, а мы тут продолжим заниматься рутинной работой по обеспечению вашего праздника". В вышеупомянутой книге "Создавая социальную демократию" упомянуты пять принципов шведского социализма. Наряду с "демократией широкого участия", "сочетанием равенства с экономической эффективностью" упомяну последний, пятый. Цитирую по книге: "сильное общество (а не государство!) как непременное условие для свободы личности".

Вечером идем в музей под открытым небом "Скансен". Его большую часть занимает заповедник, в котором можно полюбоваться на зверей, обитающих в Швеции. В видовом отношении они мало чем отличаются от российских: те же медведи, олени, лисы и куницы. Зоопарки здесь запрещены, поэтому звери находятся в естественных для себя природных условиях, отгороженные от посетителей проволочной сеткой. Я никогда еще не видел таких счастливых животных. Наш проводник Гриша Гольденцвайг, работающий со шведами не первый год, рассказывает: "Я в Москве повел шведов в цирк. Как только появился дрессировщик с хлыстом, они демонстративно вышли из зала. Шведы помешаны на правах животных. У них по закону нельзя более чем на 8 часов ограничивать домашнюю скотину в свободе передвижения. Поэтому животные днем здесь всегда на воле. Владельцы собак и кошек обязаны хотя бы раз в день предоставить своим питомцам "социальный контакт" с им подобными. Иначе оштрафуют".

На следующий день у нас были официальные встречи. Вице-мэр оказался загорелым короткостриженым мужчиной, будто бы сошедшим с картин Тома оф Финланда. Кожаные куртка и штаны, безусловно, пошли бы ему больше, чем деловой костюм. Впрочем, я не сомневаюсь, что они есть в его в гардеробе. На запястье чиновника замечаю рядом с синим и розовым браслетами желтый. "Это аккредитация на выборы секс-символа гей-парада,— со скрытым торжеством замечает господин Велленхольм,— Частная вечеринка, поэтому проход туда, к сожалению, будет ограничен". Далее вице-мэр поведал о том, что правительство, заботясь о геях, не забывает и о гетеросексуалах. За каждого новорожденного ребенка государство покрывает семье часть процентов по ипотеке. Четыре ребенка — и у вас чуть ли не бесплатная квартира. Естественно, при таких условиях кривая рождаемости в последние годы резко пошла вверх. Совершенно подавленные шведскими успехами, мы притихли. Чтобы разрядить обстановку, Гриша спросил: "Скажите, а кто придумал развесить флажки на автобусах?" Вице-мэр просиял и с удовольствием рассказал о том, что это была его идея. Хотели еще повесить на здание парламента, но христианские демократы помешали. Далее по программе был глава общества стокгольмских геев-полицейских Хендрик Стентон. Нормальный такой коп, подкаченный, с кобурой на боку, но когда он произнес: "Мы с моим мужем познакомились на Итальянской Ривьере...", я не выдержал и хмыкнул. Точь-в-точь как в аэропорту. Господин Стентон внимательно посмотрел на меня и сказал: "Когда говоришь "парочка геев", большинство людей на этой планете представляют двух мужиков, занимающихся извращенным сексом. В Швеции же мы добились того, что при этих словах у людей возникают другие ассоциации: дом, уют, дети..." Я попытался себе это представить и почувствовал, что сейчас снова рассмеюсь. Над стереотипами восприятия мне предстоит еще, видимо, долгая работа.

В день гей-парада центр Стокгольма перекрыли. В Москве такое бывает только в день парада — военного. Шествие оказалось захватывающим. Колонну коммунистов в красных перьях сменяли принарядившиеся геи-дауны, за ними — пасторы лютеранской церкви в белых воротничках с радужными флажками, учителя, пожарные, футболисты, работники мэрии и далее по профсоюзному списку. Примерно половина участников стокгольмского гей-парада — это сочувствующие гетеросексуалы, считающие своим долгом выйти в этот день на улицу. Самые обыкновенные семьи — с детьми, колясками, собаками. Один раз здесь вспомнили Россию. В единственной траурной по виду колонне люди с заклеенными ртами несли таблички со странами-гомофобами. Мы были между Ираном и Угандой. Примерно с этими же странами Россия соседствует в рейтингах по уровню коррупции. Интересно, как это связано? Можно попробовать ответить от противного. Швеция и Дания известны как страны с самым либеральным законодательством по отношению к LGBT. В этих же двух странах самый низкий уровень коррупции в мире. А еще Швеция и Дания — единственные страны, опубликовавшие в своих изданиях оригинальные карикатуры на пророка Мухаммеда. Связь, мне кажется, такая: в этих странах уважение к свободе личности сильнее любых табу. Ограничение свободы ведет к лицемерию. Лицемерие — ко лжи. Ложь — к коррупции. И наоборот.

Только не думайте, что шведы помешаны исключительно на правах LGBT. Им до всего есть дело. Стокгольм поражает количеством всевозможных общественных пикетов. Вот молодые шведы в арафатках что-то кричат напротив израильского посольства. Вот митинг возле иранского культурного центра. Повсюду огромные плакаты, призывающие собирать деньги голодающим в Бангладеш. Вагоны метро обклеены рекламой грядущих дней Эритреи в Стокгольме. Там тоже не все в порядке — свирепствует тоталитарная диктатура. Скажите честно, дорогие читатели, вам есть дело до диктатуры в Эритрее? Вы вообще знаете, что такая страна существует?

Геи, животные, эритрейцы, инвалиды — на самом деле неважно, кто именно, потому что это — одна и та же история. Про то, что маленьких — то есть тех, кто слабее, беднее, беспомощнее — обижать нельзя. Наоборот, им надо помогать. Бороться за их права. Протягивать руку и не отпускать ее. Когда на гей-параде заиграла техноверсия Dancing Queen группы АВВА и вся улица под началом каких-то престарелых трансвеститов, влезших на кузов машины, пустилась в пляс, я впервые испытал что-то вроде чувства коллективного экстаза. Это была прекрасная толпа. Все эти "извращенцы", а также их "гордые родители" взывали к поддержке традиционного большинства, и было невероятно приятно проявить великодушие. Оказывается, совсем не обязательно размахивать хоругвями перед кучкой напуганных геев, чтобы родилось чувство соборности. Напротив, надо попробовать понять их, простить (хотя они ни в чем не виноваты) и принять. И тогда — при таком отношении к инакомыслию — возникнет гражданское общество. Знаете, что такое русская соборность? Это когда в московском гей-параде будет участвовать колонна православных хоругвеносцев. В книге шведских социалистов тоже есть про соборность. У них она называется концепцией "народного дома", которая, в свою очередь, ведет к уже упомянутому пятому пункту: "сильному обществу (а не государству!)". А когда "народный дом" построен, возникает желание благоустраивать территорию вокруг.

"Огонек"

Поделиться:

Обсуждение статьи

Страницы: 1 |

Уважаемые участники форума! В связи с засильем СПАМа на страницах форума мы вынуждены ввести премодерацию, то есть ваши сообщения не появятся на сайте, пока модератор не проверит их.

Это не значит, что на сайте вводится новый уровень цензуры - он остается таким же каким и был всегда. Это значит лишь, что нас утомили СПАМеры, а другого надежного способа борьбы с ними, к сожалению, нет. Надеемся, что эти неудобства будут временными и вы отнесетесь к ним с пониманием.

Добавить сообщение




Опрос

СКОЛЬКО ПРОДЛИТСЯ ВОЙНА?

Личный дневник автораВ связи с закономерной кончиной укро-бандеровского Фейсбука, автор переместился в Телеграм: https://t.me/ISTRINGER и ЖЖ . Теперь вы регулярно можете читать размышлизмы автора на его канале в Телеграм и ЖЖ До скорой встречи

Новая книга Елены Токаревой

Иероглиф

Stringer: главное

Крайне неудобные факты


Официальный представитель МИДа России Мария Захарова опубликовала ответ МИДу Израиля, который ранее потребовал извинений от правительства нашей страны за высказывание Сергея Лаврова о том , что Зеленский не еврей, а грубо говоря, говно. Русский дипломат

 

mediametrics.ru

Новости в формате RSS

Новотека

Загружается, подождите...

Реклама


Еще «Монитор»

Новотека

Загружается, подождите...
Рейтинг@Mail.ru
 

© “STRINGER.Ru”. Любое использование материалов сайта допускается только с письменного согласия редакции сайта “STRINGER.Ru”. Контактный e-mail: elena.tokareva@gmail.com

Сайт разработан в компании ЭЛКОС (www.elcos-design.ru)