Pедакция не отвечает за содержание заимствованных материалов

Монитор | все материалы раздела

«Европа переходит на кокаин»
13 Сентября 2013

Заместитель генсека ООН Юрий Федотов — о влиянии наркотрафика на геополитику

Революции и войны на Ближнем Востоке, в Северной Африке и Мали позволили наркоторговцам без особых проблем наладить поставки через эти регионы. В 2014 году войска международной коалиции уйдут из Афганистана, что приведет, скорее всего, к росту объемов экспортируемых оттуда опиатов. Владельцы плантаций коки в Южной Америке ищут новые рынки сбыта, поскольку США ужесточили контроль за ввозом кокаина. О том, как не дать наркотикам заполонить мир, какую роль в борьбе с наркотрафиком играет Иран и почему российская молодежь выбирает «синтетику», «Известиям» рассказал исполнительный директор управления ООН по наркотикам и преступности (УНП) Юрий Федотов.

— Как изменился наркотрафик на Ближнем и Среднем Востоке с учетом арабских революций?

— Последние события в Северной Африке и на Ближнем Востоке подтверждают тесную взаимосвязь терроризма и роста наркоторговли. Задача — помешать срастанию оргпреступности, в том числе наркоторговли, с терроризмом. На это направлены программы нашего управления. Мы занимаемся этим в Афганистане, в Центральной Азии, в Северной Африке, в районе Сахель. Ситуация там действительно очень сложная. Радикальным группировкам достается часть денег от наркопотоков, идущих из Латинской Америки через Западную Африку и зону Сахель в Европу. На эти средства они закупают оружие, в первую очередь в Ливии. Еще одно следствие наркотрафика — рост числа наркоманов. Сейчас более 2 млн человек в Западной и Центральной Африке находятся в кокаиновой зависимости, хотя для данных регионов это новый наркотик. Рост нестабильности доказывают и участившиеся случаи пиратства в Гвинейском заливе, где раньше такого практически не было.

— Всё же главный поставщик тяжелых наркотиков в Европу — Афганистан. А Иран — один из основных барьеров на западном пути наркотрафика. Но он находится под санкциями из-за своей ядерной программы, что сильно бьет по его экономике. Можно предположить, что санкции также мешают Тегерану бороться с наркоторговлей?

— Иран действительно один из главных барьеров на пути наркотрафика, который идет далее через Балканы в Европу и через Кавказ в Россию. Пока санкции, связанные с ядерной программой, не сказались на качестве борьбы с наркотрафиком. Сейчас в Иране назначен новый координатор антинаркотической политики, и мы надеемся, что с ним будут налажены столь же тесные взаимоотношения, как и с предыдущим. Иранцы опережают все страны мира по количеству перехвата опиума и героина — они задерживают 25% всех производимых в Афганистане наркотиков. При этом иранские пограничники потеряли более 3 тыс. человек за последние годы в схватках с наркоторговцами. Тегеран рассматривает борьбу с наркоторговлей как приоритетную задачу, укрепляет границы, активно сотрудничает, в том числе и при поддержке УНП ООН, с властями Пакистана и Афганистана. Тем самым иранцы защищают и себя, ведь эта страна — вторая после Афганистана в мире по числу наркозависимых людей, если оценивать их количество пропорционально численности населения.

— В 2014 году войска коалиции НАТО будут выведены из Афганистана и талибы, скорее всего, усилят свое влияние в том регионе. Может ли в этой связи вырасти объем поставок наркотиков?

— В настоящее время участков, засеиваемых опийным маком, становится больше, хотя производство героина и опиума остается на прежнем уровне. Это говорит о том, что создаются какие-то запасы. Если на пике, в 2007–2008 годах, производство героина в Афганистане достигало 8 тыс. т, то в 2012 году — только 3,6 тыс. т. Конечно, это всё равно очень много, но всё же объемы снизились. Перспектива 2014 года должна заставить мобилизоваться всех, в том числе и ООН, поскольку проблема наркотиков в этом регионе крайне серьезна. От 10 до 30% ВВП этого государства формируется за счет наркоторговли, и более $200 млн ежегодно поступает талибам на поддержку их борьбы с Кабулом. Афганистан занимает первое место в мире по распространенности употребления опиума и героина. То есть страна балансирует на грани вымирания. В этих условиях мы пытаемся показать реальную альтернативу выращиванию опийного мака.

— И какова альтернатива?

— Развитие пищевой перерабатывающей промышленности. Там можно выращивать очень много различных культур. И крестьяне готовы переключится с опиума на что-то более полезное. Они сами мне об этом рассказывали, когда я был в Афганистане. Но им некуда сбывать выращенное. Нет перерабатывающей инфраструктуры, нет рынка, нет логистики. Пока что мы совместно с другими управлениями ООН реализуем там некоторые проекты, но в ограниченных масштабах.

— Что за проекты?

— Например, производство сухофруктов с помощью солнечной энергии, которая используется для обработки, сушки, упаковки плодов. Это позволяет дольше хранить продукцию, поставлять ее на рынки других стран.

— Но ведь талибы поддерживают именно производство мака, вплоть до того, что присылают агрономов и удобрения, если есть проблема с урожайностью…

— Да, это правда. Мне крестьяне сами там рассказывали, что вначале им дают по $4 тыс., просто чтобы они посеяли мак. А потом — еще $2 тыс. за уже собранный урожай. Получается, что у сельского жителя есть гарантированный доход. А с абрикосами или арбузами никто гарантий не даст. Но надо подчеркнуть, что производством и продажей наркотиков там занимаются не обязательно талибы. Например, сейчас нас очень тревожит расширение посевных площадей под мак на севере Афганистана, который контролирует Кабул.

— А какова ситуация с употреблением наркотиков в России?

— По информации из наших источников, на первом месте в России каннабис. На втором — опиоиды: героин, морфин, опиум. Растет и потребление «синтетики». Что же касается количества поставок, идущих в основном через Среднюю Азию, то на протяжении последних лет они остаются примерно на одном уровне — до 70 т героина в год. И цифра эта не увеличивается. Перехватывается примерно 2 т. У нас есть совместные проекты с ФСКН. Например, мы активно сотрудничаем с Россией в деле подготовки наркополицейских для Афганистана, Пакистана и других центральноазиатских стран. В Киргизии два года назад при поддержке Москвы удалось воссоздать Агентство по борьбе с наркотиками. Вообще же надо подходить к борьбе с наркотиками комплексно, а не ограничиваться наказаниями. Даже если полностью перекрыть границы, наркоманы найдут способ раздобыть что-то или сделают сами. Поэтому нашим управлением разработаны международные стандарты предупреждения наркозависимости, которые мы презентовали во многих странах, в том числе и в России для ФСКН. Надо больше рассказывать о вреде наркотиков, а также стараться вернуть к нормальной жизни наркоманов. Это в тысячу раз дешевле, чем расхлебывать последствия.

— В Западной Европе сейчас экономический кризис, а это означает спад уровня жизни и — как следствие — распространение наркомании. Каковы ваши прогнозы относительно будущего данного региона?

— Там происходит определенная стабилизация наркопотребления, хотя соотношение популярности наркотиков меняется. В последние годы Европа стала больше потреблять кокаина, чем героина. Если американский рынок кокаина на протяжении последних 10 лет сократился в четыре раза, то европейский во столько же раз вырос. Но главной проблемой становятся синтетические наркотики и психотропные средства. Сейчас разрабатываются способы, как с этим бороться.

— Почему увеличился спрос на кокаин? Казалось бы, наркотик давно известный…

— Спрос зависит от конъюнктуры рынка. Кто больше преуспевает в пропаганде и рекламе своей продукции, тот и выигрывает. После того как в США благодаря мерам американского правительства употребление кокаина пошло на спад, его стало нужно поставлять куда-то еще. Поэтому латиноамериканские наркобароны стали осваивать европейский рынок.

— А в чем причина роста популярности «синтетики»?

— Она дешевая. Кроме того, многие синтетические психотропные вещества не находятся под запретом. А значит, ими легче торговать.

65-летний Юрий Федотов является карьерным дипломатом. После окончания МГИМО в 1971 году он работал в советских посольствах в Алжире и Индии. Дослужился до должности первого заместителя постпреда РФ при ООН. Был директором департамента международных организаций МИД РФ, заместителем главы российского внешнеполитического ведомства. С 2005 по 2010 год Федотов возглавлял посольство РФ в Лондоне. С сентября 2010 года он является заместителем генсека ООН, исполнительным директором управления по наркотикам и преступности ООН.

Источник: Известия

Поделиться:

Обсуждение статьи

Виктор
Sep 15 2013 10:31AM

Почему США не разбомбят химлаборатории в Афгане вместо Сирии?

Страницы: 1 |

Уважаемые участники форума! В связи с засильем СПАМа на страницах форума мы вынуждены ввести премодерацию, то есть ваши сообщения не появятся на сайте, пока модератор не проверит их.

Это не значит, что на сайте вводится новый уровень цензуры - он остается таким же каким и был всегда. Это значит лишь, что нас утомили СПАМеры, а другого надежного способа борьбы с ними, к сожалению, нет. Надеемся, что эти неудобства будут временными и вы отнесетесь к ним с пониманием.

Добавить сообщение




Личный дневник автора
Убитые курорты
Иероглиф

Stringer: главное

Темная лошадка Мария Певчих не становится светлее


Олег Кашин,который живет в Лондоне, где работает его жена, подтвердил, что Мария Певчих в самом деле работает на ФБК, выполняя для фонда аналитическую работу — якобы именно потому ее имя и не было известно. Он заметил, что нет никаких оснований верить Ки

 

mediametrics.ru

Опрос

Следует ли Собянину во время эпидемии продолжать менять плитку и бордюры?

Новости в формате RSS

Новотека

Загружается, подождите...

Реклама


Еще «Монитор»

Новотека

Загружается, подождите...
Рейтинг@Mail.ru
 

© “STRINGER.Ru”. Любое использование материалов сайта допускается только с письменного согласия редакции сайта “STRINGER.Ru”. Контактный e-mail: elena.tokareva@gmail.com

Сайт разработан в компании ЭЛКОС (www.elcos-design.ru)