Pедакция не отвечает за содержание заимствованных материалов
Господа, объявленная новогодняя распродажа является вынужденным экспериментом. Суть его в том, что технически убирать старые материалы, которые находятся в архиве, но поисковыми системами выдаются, нелегко. Поэтому призываем желающих обозначить свои желание и назвать цену, за которую хотели бы убрать материалы. Ибо это труд, А труд должен быть оплачен. Адрес электронной почты: elena.tokfreva@gmail.com

Монитор | все материалы раздела

«А не заговорите, русские шпионы, — живыми отсюда не выйдете»
12 Ноября 2013

Оправданный грузинским судом фигурант «дела фотографов-шпионов» Георгий Абдаладзе рассказал, что он пережил в тюрьме

Георгий Абдаладзе. Фото: Александр Багратион-Давиташвили

В ноябре в Грузии после президентских выборов власть перешла к коалиции «Грузинская мечта». Теперь ее представители возглавляют все три ветви власти — исполнительную, законодательную и судебную (полномочия главы государства, правда, ограничены принятыми в этом году конституционными поправками). Выигравший выборы Георгий Маргвелашвили пообещал распрощаться с наследием прежнего президента Михаила Саакашвили и продолжить курс на демократизацию.

Восьмилетнее правление Саакашвили сторонники новой власти сегодня называют фасадной демократией, и хотя в заслугу экс-президенту в Грузии по-прежнему ставят победу над криминальным миром, бюрократией и коррупцией, о пренебрежении демократическими принципами и попранием прав человека, которыми сопровождались реформы «Миши», в стране говорят все активнее.

После того как парламент страны, преодолев президентское вето, принял год назад закон об амнистии, на волю вышли почти 9 тысяч осужденных. В их числе были и 190 человек, признанных политзаключенными — например, фигуранты резонансного «дела фотографов», обвинявшихся при Саакашвили в шпионаже в пользу России и прошедших через пытки. Один из них — Георгий Абдаладзе — рассказал «Русской планете», как было сфабриковано его дело и что он перенес в тюрьме Глдани.

— Георгий, давайте с самого начала — как начиналось ваше дело?

— В два часа ночи 7 июля 2011 года к нам в квартиру позвонили. Накануне мы отмечали день рождения супруги — я, наши дети, тесть и теща. Я подумал, что это какой-то друг припозднился, захотел поздравить. Открыл дверь, и в квартиру ворвались работники Департамента конституционной безопасности (аналог российского ФСБ. — РП). Они мне зачитали постановление, в котором меня обвиняли в шпионаже в пользу России. Потом в квартире начался обыск. Все это снималось на видеокамеру.

Изъяли компьютер ребенка. Затем они обнаружили географические атласы — у меня тесть ученый-географ. Эти карты потом предъявлялись мне как одно из доказательств моей вины: кто, кроме российского шпиона, может рассматривать атлас Африки?

В 6 утра меня отвезли на допрос в изолятор. И с этого момента начались пытки. «Безопасники» (работники Департамента конституционной безопасности. — РП) испытывали на мне электрошокеры — проверяли, в рабочем ли они состоянии. Когда я на полу корчился от боли, они приговаривали: «Вот как шпиона корежит от осознания своей вины».

Георгий Абдаладзе. Фото: Александр Багратион-Давиташвили

Там же, на допросе, мне объявили, что пойманы пять российских шпионов, включая меня. Назвали фамилии, я их всех знал, все они были фотожурналистами. Я в то время работал на агентство Associated Press, один на Reuters, остальные — на местные СМИ. В те же часы я объявил голодовку.

— Что послужило причиной обвинения вас в шпионаже?

— 25 мая 2011 года на проспекте Руставели в Тбилиси спецназ разогнал митинг протеста против Саакашвили. Были жестоко избиты десятки оппозиционеров, их били ногами и дубинками, лежащих на земле со скованными наручниками руками. Всюду была кровь. Я и другие фотографы сделали снимки этого побоища, устроенного спецназом. Фото попали в ведущие западные агентства и СМИ. Запад впервые увидел истинное лицо Саакашвили. Миша (президент Грузии Михаил Саакашвили. — РП), насколько я знаю, был просто в ярости и приказал наказать нас, работников СМИ. Несколько журналистов были жестоко избиты уже в ходе митинга, а до нас, фотографов, добрались спустя полтора месяца.

— Что вам конкретно вменялось в вину? Как в подробностях, по мнению следствия, выглядела ваша «шпионская деятельность»?

— Нам вменялось в вину, что мы якобы передали в СВР и ФСБ России какую-то стенограмму заседания ближнего круга Саакашвили. Я до сих пор понять не могу, какая это могла быть стенограмма.

Но дальше, в ходе следствия, безопасники пытались накручивать дело против нас и навешивать новые обвинения, самые абсурдные, вплоть до того, что мы следили за кем-то. Разумеется, «дознание» проходило под жестокими пытками.

Нас привезли в самую страшную тюрьму Грузии — Глдани. Сразу повели к ее начальнику, садисту Александру Мухадзе. За свою жестокость он получил кличку Киллер. Мухадзе предупредил меня и других «шпионов», что «чикаться тут с нами не будут», «заговорите как миленькие. А не заговорите, русские шпионы, — живыми отсюда не выйдете».

С людьми в тюрьме не церемонились и обращались как со скотом. Избиения продолжались круглые сутки, самым стойким еще и не давали спать. Крайней формой выбивания показаний было изнасилование людей тюремщиками.

— В свое оправдание люди Саакашвили позже объясняли пытки в тюрьмах тем, что они так «ломали воровской мир». Уголовные авторитеты, для которых тюрьма всегда была как родной дом, должны были понять, что этот ад будет для них настоящим наказанием, а не обычной отсидкой. Вы эту версию поддерживаете?

— Конечно нет! Лично я не видел в Глдани ни одного авторитета. Были обычные оступившиеся люди, было и много политзаключенных — кто пошел против Саакашвили, его чиновников. Людей тогда могли посадить просто за то, что они написали критическое письмо в прокуратуру или самому Саакашвили, это объявлялось клеветой и угрозой терроризма. У меня был сосед по камере, которому дали 5 лет за участие в митинге против Саакашвили. В тюрьме также были и журналисты, и правозащитники.

Тут надо понимать, что за время правления Саакашвили было осуждено около 300 тысяч только мужчин, это треть взрослого мужского населения Грузии! Откуда столько воров и уголовных авторитетов? Вы только вдумайтесь в эту цифру, такого не было даже при Сталине!

А ад в тюрьме был для всех, в том числе и нас, «шпионов». Люди радовались, когда пытать их выходил громила — тогда можно было от одного-двух его ударов отключиться, это давало три-четыре часа передышки. Но некоторые палачи хотели продлить мучения, и пытали, к примеру, током — тут уже передышки у человека не было. Тоже для понимания — за три года в Глдани погибли 800 заключенных: были замучены под пытками до смерти, покончили жизнь самоубийством, умерли от болезней. Причем в большинстве своем это были не осужденные, а задержанные на время следствия.

Особый ад начинался в пятницу, это был единый день пыток и избиений по всей тюрьме. Делалось потому в этот день, чтобы за выходные — когда не проходили свидания с родственниками — человек как-то отошел от побоев. Если не отходил, то его бросали в карцер, а родственникам на этом основании отказывали в свидании. Я уже не говорю о психологических издевательствах: тюремщики плевали, испражнялись в еду.

— А следствие над вами все же велось в тюрьме?

— Ну какое следствие? Пытки и под ними признание, вот и все.

— Вам пришлось ведь сознаться в «шпионаже».

— Дело обстояло так. В тюрьме я объявил сухую голодовку, в том числе и по практическим соображениям — чтобы мне в воду не подсыпали какое-то психотропное вещество (это была распространенная практика там). Тогда Киллер приказал вывести в коридор меня и нескольких заключенных из соседних камер. Заключенным было объявлено, что если я сейчас не подпишу отказ от голодовки, то их тут же, прямо в коридоре изнасилуют охранники, а меня после этого бросят в камеру к изнасилованным. «Понимаешь, что с тобой после этого будет?» — предупредили меня палачи. Мне пришлось подписать отказ от голодовки.

В это же время в Тбилиси начались протесты журналистов, правозащитников и оппозиционеров, узнавших, что нас арестовали и поместили в тюрьму в Глдани. Появились плакаты и футболки, которые потом стали символом сопротивления режиму Саакашвили, с надписью «No pictures — no democracy» («Нет снимков — нет демократии»). Люди выходили к президентскому дворцу, требуя нашего освобождения. Я до сих пор говорю огромное спасибо всему журналистскому сообществу, антисаакашвилевской оппозиции, что помогли нам выбраться из тюрьмы.

За наше дело взялась адвокат Эка Баселия. Она вела переговоры с представителями власти, и там ей объяснили, что единственным выходом для нас остаться в живых или не стать инвалидом была «сделка со следствием». Мы признавали свою «вину», и за это оказывались на свободе — в суде всем нам обещали за «шпионаж» условные сроки. Следователи быстро написали наши «показания», мы всю ночь сидели и учили их, чтобы потом на судилище не сбиться на вопросах судьи.

Наше дело считалось засекреченным, его полностью не видела ни адвокат, ни мы сами. На многих страницах были замазаны фамилии свидетелей и часть их показаний. В суде эти страницы не зачитывались. Да, нам всем дали условные сроки, мне — 4 года условно, остальным от 1,5 до 3 лет. Отобрали паспорта при выходе из тюрьмы.

Мы молчали год после освобождения, потому что нам объяснили, что одно неосторожное слово, и мы отправимся обратно в тюрьму. Но за два месяца до парламентских выборов на телевидении прошел сюжет о страшных пытках в грузинских тюрьмах. Были показаны документальные кадры издевательств над заключенными. Это взорвало всю Грузию и предопределило победу на выборах антисаакашвилевских сил. После этого сюжета и я решился на телевидении рассказать всю правду о нашем «деле шпионов». Надеюсь, что тоже внес свой вклад в победу над режимом Саакашвили.

После победы Иванишвили в октябре 2012 года наше сфабрикованное дело быстро пересмотрели и сняли с нас судимость. Тогда же завели дела, а потом и осудили многих палачей из тюрем и силовиков из окружения Саакашвили. Кого-то из них до сих пор разыскивают.

Грузии надо очиститься от тиранического наследия Саакашвили до конца. Только тогда у нас будет гарантия, что этот ад больше никогда не повторится.

Источник: rusplt.ru

Поделиться:

Обсуждение статьи

Страницы: 1 |

Добавить сообщение




Личный дневник автора
Убитые курорты

Stringer: главное

Все реконструкторы знали, что Соколов псих и плохо кончит


Историка Олега Соколова, который, по версии следствия, убил и расчленил свою подругу жизни, аспирантку СпбГУ Анастасию Ещенко, сейчас обсуждают на французских форумах, посвященных Наполеону. Знавшие Соколова французские реконструкторы утверждают, что в по

 

mediametrics.ru

Опрос

Справится ли правительство с мусорной проблемой?

Новости в формате RSS

Новотека

Загружается, подождите...

Реклама


Еще «Монитор»

Новотека

Загружается, подождите...
Рейтинг@Mail.ru
 

© “STRINGER.Ru”. Любое использование материалов сайта допускается только с письменного согласия редакции сайта “STRINGER.Ru”. Контактный e-mail: elena.tokareva@gmail.com

Сайт разработан в компании ЭЛКОС (www.elcos-design.ru)