Pедакция не отвечает за содержание заимствованных материалов

Монитор | все материалы раздела

Кавказский дебет
12 Марта 2014

Северный Кавказ с его специфическими проблемами всегда находился под особым контролем федерального центра. Однако чем дальше, тем больше помощь из Москвы Северному Кавказу вызывает недовольство в других регионах страны. Тем более что успешного рецепта лечения северокавказских проблем подобрать пока не удалось.

Северо-Кавказский федеральный округ (СКФО) был создан в январе 2010 года, его первый и ныне действующий полпред Александр Хлопонин был одновременно назначен и вице-премьером: это была новая схема, опробованная в следующий раз только через три года в Дальневосточном федеральном округе. Необычная управленческая схема должна была подчеркнуть особое отношение Москвы к северокавказской проблематике.

Действительно, регионы, включенные в 2010 году в Северо-Кавказский федеральный округ, считаются если не самой проблемной, то уж точно самой специфической территорией страны, которой нужен особый подход. Политтехнолог, проработавший в конце 1990-х в одной из северокавказских республик на президентских выборах, рассказывал о том, как использование простых избирательных технологий приводило к межнациональному конфликту, а отношения между главой республики и крупным предпринимателем напоминали "диалог флибустьера и купца".

Северокавказская специфика это не только проблемы республик СКФО, но и восприятие их всей остальной страной. Это высокий уровень голосования за "партию власти" и ее кандидата на президентских выборах и уверенность в том, что никак иначе быть не может. Это высочайший уровень коррупции, который признается и в СКФО и в других регионах, и готовность в любой момент потребовать от федерального центра дополнительных субсидий. Но главное, что в общественном восприятии Северный Кавказ остается источником террористической угрозы. А финансовая помощь аукнулась лозунгом "Хватит кормить Кавказ", который все активнее подхватывается не только на "русских маршах".

Неподходящие рецепты

В Москве понимали и понимают, что решить проблемы региона можно лишь при помощи комплексного подхода. Главный инструмент, которым федеральный центр пытается стабилизировать сейчас ситуацию в республиках Северного Кавказа,— это федеральная целевая программа (ФЦП) социально-экономического развития "Юг России". В 2013 году завершился ее первый этап. В эту программу, а также в ФЦП "Социально-экономическое развитие Чечни" и "Социально-экономическое развитие Ингушетии", по отчету Минрегиона, в 2008-2012 годах из федерального бюджета было выделено 152,64 млрд руб., в 2013 году — еще около 6 млрд. На восстановление разрушенной инфраструктуры в Чечне с 2002 года было истрачено 106 млрд руб.

Правда, как признал Минрегион, "реализуемый комплекс мер не оказал решающего позитивного влияния на ситуацию в экономике и социальной сфере субъектов СКФО". Почти треть объектов, введение в строй которых было намечено на 2013 год, превратились в долгострой. Порой доходило до курьезов, что отметил даже Александр Хлопонин на одном из совещаний: дорогу построили в одном населенном пункте, а школу в другом, и к ней невозможно подъехать. Тем не менее под программу "Юг России" на 2014-2020 годы в бюджет закладывается почти 172 млрд руб., и она должна стать, как пояснил "Ъ" глава Минрегиона Игорь Слюняев, одним из инструментов реализации госпрограммы социально-экономического развития СКФО. Поправить ситуацию призван и мегапроект создания в регионе туристического кластера. Предполагается строительство пяти современных горнолыжных курортов: "Архыза" в Карачаево-Черкесии, "Мамисона" в Северной Осетии, "Матласа" в Дагестане, "Лагонаки" в Адыгее и "Эльбрус-Безенги" в Кабардино-Балкарии. Это создаст порядка 300 тыс. новых рабочих мест.

Но специалисты по Северному Кавказу сомневаются в том, что строительство курортов быстро окупится. Доцент РГГУ Сергей Маркедонов уверен, что ставка "должна быть сделана не столько на мегапроекты московских олигархов, сколько на проекты местного бизнеса": "Проекты, идущие в СКФО из Москвы, не учитывают местный рынок труда, местных интересов и реалий, в том числе земельного дефицита". По его мнению, "местные люди обязательно должны быть вовлечены в проекты, почувствовать себя частью большой российской стратегии". "Надо реально оценить ресурсы СКФО, и очень важно, чтобы кавказцы просчитывали себя и свой интерес в политике России,— считает эксперт.— А считать СКФО тупым, отсталым регионом, куда мы придем и облагодетельствуем,— колониальный подход".

Без особой специфики

Опрошенные "Ъ" эксперты сходятся на том, что Северный Кавказ живет по тем же принципам, что и вся Россия. Но в силу разных факторов проблемы проявляются жестче, чем в других регионах. Это и относительно небольшая территории, в силу чего до предела обострен земельный вопрос. Это и "закрытость" кавказских обществ, когда в одной республике зачастую не знают, что происходит в соседней. При этом эксперты отмечают, что северокавказское общество находится на "переломе", когда распадаются родоплеменные и семейные связи, традиционные регуляторы уже не действуют, а новых пока нет.

Между тем "основные векторы" политики федерального центра на Северном Кавказе, по мнению главы аналитического агентства Alte Et Certe Андрея Епифанцева, "неизменны с 90-х годов": "Это ориентация на представителей титульных групп внутри субъектов РФ (к примеру, главой Дагестана может стать только аварец или даргинец); делай, что хочешь, я закрою глаза и дам денег; в обмен ты обязан сделать так, чтобы моя партия победила; соблюдай хотя бы внешнюю лояльность". В итоге, по мнению эксперта, "пошла клановость, элита делит деньги внутри себя, а населению ничего не остается". "Там бедные ничего не смогут добиться,— говорит господин Епифанцев.— Ни правды в суде, ни хорошей работы, потому что на Кавказе все продается".

"Клановое общество", сильное расслоение на бедных и богатых есть во всех регионах страны, только называются они "командой"",— считает Сергей Маркедонов. "Команда" принципиально не отличается от "клана", потому что формируется не по "принципу лояльности державе, а по принципу личной лояльности". То, что социальные лифты вне кланов не работают,— это тоже общероссийское явление, а не специфически кавказское.

Отдельная проблема — кризис светского образования, которым активно пользуются медресе. Молодые люди ищут себя, в том числе через религию. Традиционные имамы часто воспринимаются как сподвижники официальной власти, потому растет число приверженцев нетрадиционного ислама.

Наиболее радикальные молодые люди и наименее образованные, считающие, что в их бедах виновны русские, евреи, власть или силовые структуры, уходят в "лес". А население, также недовольное республиканскими элитами и коррупцией, нередко поддерживает подполье. Наиболее спокойна в этом отношении сегодня Чечня. Но там, по словам Андрея Епифанцева, "любое отклонение может стоить жизни: ваххабитам там не место".

Сейчас, как считает Сергей Маркедонов, федеральный центр должен обстоятельно изучить все нюансы и среди "боевиков леса" и среди последователей нетрадиционного ислама. Изучить, чтобы понять, "с кем из них можно говорить и договариваться, а с кем вообще если и можно говорить, то только о капитуляции и сдаче под честный суд".

В политике федеральному центру нужно отказываться от подхода, при котором "Кавказу практически запретили выбирать глав республик", заявил "Ъ" председатель общественного Российского конгресса народов Кавказа" Алий Тоторкулов.

Еще с 1990-х годов сохраняется настороженное отношение к региону — "как бы чего ни вышло", заявил "Ъ" профессор кафедры российской политики факультета политологии МГУ Магомед Омаров. В итоге, с одной стороны, Кремль получает лояльную к себе элиту в регионе. С другой стороны, эта власть "цинично прикрывает высокопарными и пустыми словами неконтролируемую деятельность многочисленных родственников, друзей и "партнеров" на всех уровнях власти по незаконному обогащению в ущерб остальному населению". Господин Омаров не понимает "олимпийского спокойствия федеральных властей, которые достаточно хорошо осведомлены и информированы о реальном положении дел". "Если мы заявляем о едином правовом пространстве, ставим своей целью формирование общей идентичности россиянина, то не должно делаться различий в соблюдении общих правил поведения",— уверен он.

Наталья Ъ-Городецкая, Виктор Ъ-Хамраев

Источник: "Ъ"

Поделиться:

Обсуждение статьи

Страницы: 1 |

Уважаемые участники форума! В связи с засильем СПАМа на страницах форума мы вынуждены ввести премодерацию, то есть ваши сообщения не появятся на сайте, пока модератор не проверит их.

Это не значит, что на сайте вводится новый уровень цензуры - он остается таким же каким и был всегда. Это значит лишь, что нас утомили СПАМеры, а другого надежного способа борьбы с ними, к сожалению, нет. Надеемся, что эти неудобства будут временными и вы отнесетесь к ним с пониманием.

Добавить сообщение




Личный дневник автора
Убитые курорты
Иероглиф

Stringer: главное

Темная лошадка Мария Певчих не становится светлее


Олег Кашин,который живет в Лондоне, где работает его жена, подтвердил, что Мария Певчих в самом деле работает на ФБК, выполняя для фонда аналитическую работу — якобы именно потому ее имя и не было известно. Он заметил, что нет никаких оснований верить Ки

 

mediametrics.ru

Опрос

Следует ли Собянину во время эпидемии продолжать менять плитку и бордюры?

Новости в формате RSS

Новотека

Загружается, подождите...

Реклама


Еще «Монитор»

Новотека

Загружается, подождите...
Рейтинг@Mail.ru
 

© “STRINGER.Ru”. Любое использование материалов сайта допускается только с письменного согласия редакции сайта “STRINGER.Ru”. Контактный e-mail: elena.tokareva@gmail.com

Сайт разработан в компании ЭЛКОС (www.elcos-design.ru)