Pедакция не отвечает за содержание заимствованных материалов

Монитор | все материалы раздела

«За действиями Кадырова чувствуется рука московского пацана»
20 Мая 2015

Главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов рассказал Znak.сom о заговоре Суркова против Володина, врагах Путина и ошибках оппозиции.

Некогда Путин назвал вас своим врагом. Опасно быть таковым в 2015 году?

— Когда он мне это сказал, контекст реплики был другой, это было в 2000 или в 2001 году, мы говорили с молодым президентом о человеческих отношениях. Он мне тогда сказал, что делит людей, которые против него, на две категории – врагов и предателей. Враги – это те, с кем воюешь, заключаешь перемирия и так далее, они понятны, а предатели - это те, кто был с тобой, но, увидев твою слабость, ударяет в спину. Я спросил тогда, кто я, а он ответил, что в этом контексте я враг. Но в этом плане это была медаль такая, это было про отношения… По отношению к стране я этого не чувствую.

А сейчас вы — враг Путина?

— Я не думаю. Вы знаете, что я критикую его публично, он меня критикует публично.

После того, что случилось с Борисом Немцовым, вы не опасаетесь за себя?

— У меня появилась дополнительная охрана, потому что 9 января Рамзан Кадыров, как я считаю, угрожал мне и заявил, что если со мной не разберутся правоохранительные органы, то будут другие люди, которые со мной разберутся. Это было еще до убийства Немцова, я тогда нанял дополнительную охрану. Но я не буду давать интервью по поводу своей личной безопасности.

Давайте вспомним прошлый год. «Газпром медиа» тогда возглавлял Лесин, с вами еще долго не подписывали новый контракт. Потом был скандал с Плющевым, а потом Лесин ушел в отставку. Вы с Лесиным общаетесь теперь?

— Расскажу страшную вещь, хотя не уполномочен. Лесин после его ухода звонил мне один раз, после гибели Немцова. Он был не в России, а я ехал в Санкт-Петербург на поезде. Он мне сказал: «Леша, какой кошмар». А мне пришла смс «Вам звонит Лесин», я сперва подумал, что это моя помощница, Леся Рябцева, а мои мне говорят — нет, это Михаил Юрьевич Лесин. И он мне сказал «Какой кошмар, Борьку убили. Боря же был из нашего времени, мне не с кем об этом поговорить». И я, стоя в тамбуре, вспоминал с ним Немцова, это был единственный наш контакт. После этого я отношусь к нему спокойно.

Как у вас теперь с «Газпром медиа» отношения?

— У нас замечательные отношения с Дмитрием Николаевичем Чернышенко, у нас после его назначения состоялся замечательный разговор… Я его знал до назначения, и человеческие отношения всегда были ровными и профессиональными, другое дело, что мы понимаем: теперь он начальник. Но пока никаких неприятных решений для «Эха» он не принимал. Если он будет их принимать, я буду публично отвечать, и я ему это сказал. Он ответил, что это понимает, и пока мы достигли взаимопонимания по большинству вопросов.

Вы упомянули Лесю Рябцеву. Её феномен много обсуждается и критикуется в соцсетях.

— Я не вижу никакого феномена. Честно говоря, мне досадно, что такое внимание приковано к начинающему журналисту, который совершает ошибки, но делает их искренне. Таких у нас довольно много — подросло поколение, которое невоздержанно на язык, ну и ладно. Это почти как история с Плющевым – он написал твит, он может мне нравиться или не нравиться, я его не заметил, но его начинают травить. Я не понимаю эту бесконечную травлю и не допущу ее, неважно, зовут ли сотрудника Леся или Саша, это нечестно и несправедливо. Многие люди делают это, чтобы достать меня через Лесю. Леся — талантливый человек, но она в самом начале пути… Я не понимаю этого слова – феномен. Да, Леся – заметная, яркая. Но Татьяна Фельгенгауэр, например, тоже яркая.

Почему тогда ее не травят?

— Потому что Леся со мной бывает на всех встречах, в том числе закрытых. Все понимают, что меня можно достать так, более того, даже ее личная жизнь подвергается обсуждению и нападкам. Оставьте хотя бы это в покое. Я не обсуждаю линую жизнь сотрудников, и многие люди показали себя в этой истории с неприглядной стороны.

«Эхо» нередко критикуют за то, что на сайте регулярно появляются посты прокремлевских блогеров. Зачем вам это – посты той же Кристины Потупчик?

— Все это даже смешно. Наши посетители должны получить всю палитру мнений, в том числе радикальных, от Шендеровича до Шевченко, от Потупчик до Илларионова. Не хотите — не читайте. Есть проблема в другом: мы не можем найти людей, которые бы талантливо объясняли мотивацию власти, я об этом некогда говорил господам Громову, Суркову, сейчас – Володину. Я им говорю – найдите мне людей, которые смогут талантливо объяснить, зачем вы все это делаете. Кристина – девушка, которая меня критикует, но она пишет интересные посты, почему я должен её выкинуть с сайта? Или Шендерович меня критикует, но аудитория его хочет? Условно говоря, я вегетарианец, который поставляет в универсам, в том числе, мясо.

Как вы считаете, в каком состоянии находятся современные медиа?

— Честно говоря, сам не знаю. Я запустил в том году сайт «Дилетант» и мобильное приложение к нему – причем при помощи Леси, потому что я просто не знаю, что такое мобильное приложение. Когда я что-то делаю, я хочу делать что-то прорывное, а не копию «Медузы» или «Ленты».

Вы считаете, что рынок универсамов, где вегетарианцы продают мясо, насыщен?

— Да. Если говорить о сайте «Эха», то у меня есть 4 млн кликов ежедневно, у какого еще зеркала медиа такая посещаемость? Мне безумно интересно, как это будет развиваться. Я собрал сейчас вокруг себя людей, которые вдвое младше меня и которые про это понимают. Но если завтра грохнется сайт «Эха», мы будем делать что-то принципиально новое, потому что я своих высот в радио и на сайте радио уже достиг.

Как будет развиваться радио?

— Не знаю, но в этом году мы запустили тяжелый проект, ночной эфир «Одна» или «Один». Во всяком крупном мегаполисе, и даже в маленьком городе, есть несколько ночных радиостанций, где ведущие говорят с городом и миром, а люди доверяют самое сокровенное. Есть тома психологии о том, что такое человек в ночи наедине с телефоном… Я хочу развивать ночной эфир. В Москве не спит миллион человек каждую ночь.

У вас появился кодекс поведения журналистов «Эха» в соцсетях?

— Появился, он был проголосован собранием. Он начинается со слов «Журналист понимает…», потому что это не императив, это набор этических правил. Каждая статья была проголосована собранием журналистов и получила большинство. Кодекс опубликован на сайте.

Перейдем к политике. Одной из главных новостей последних недель стало объявление о создании демократической коалиции – РПР-ПАРНАС и партия Навального. Что думаете об этом?

— Во-первых, я одобряю любую конкуренцию. Моя главная претензия к президенту, которую я неоднократно высказывал ему в глаза, – это то, что за время его правления в стране резко уменьшилась или исчезла конкуренция в экономике, идеологии, культуре, политике. Я приветствую любое конкурентное образование. Второе. Я еще год назад говорил, что Немцов и Яшин постепенно забирают РПР-ПАРНАС под Навального, меня все тогда обсмеяли. Сейчас мы все видим то, что я видел еще год назад. Но, с моей точки зрения, это борьба вождей, а не борьба за идею. У коалиции мало спикеров. Кроме Навального, есть еще Володя Рыжков, Дима Гудков…

Хорошие спикеры.

— Но они выкинуты из коалиции. Значит, будет две коалиции, это плохо, и это следствие поведения вождей первой коалиции. Я об этом говорил еще год назад, на этой почве я рассорился со многими своими близкими друзьями: мол, ты не можешь их критиковать, они под давлением. Но если вы в политике, мне все равно, под давлением вы или нет. Да, когда Ходорковский сидел в тюрьме, я молчал по поводу его прошлого бизнеса, но вы же в активной политике, идете на выборы.

Вообще-то у Навального ворох уголовных дел.

— У нас полстраны под уголовными делами, но нельзя прикрываться этим, и он не прикрывается, кстати. И все равно вопрос — можно ли критиковать такую оппозицию или нельзя, могут ли журналисты критиковать их за ошибочные лозунги, ошибочные поступки… Мы же критикуем «Яблоко», так почему РПР-ПАРНАС нельзя?

Вы не думаете, что когда мы критикуем оппозицию, мы подыгрываем Кремлю?

— А когда мы критикуем Кремль, мы подыгрываем оппозиции.

Как вы оцениваете деятельность основных вождей демократического фланга? Навальный, Ходорковский…

— Есть набор идей, который мне близок. Мои примеры в политике – это Черчилль, Рейган, Тэтчер. Либералы внутри страны и империалисты вовне. Потому я соотношу свои примеры с Путиным, Навальным, Ходорковским и вижу, чем они мне нравятся, чем не нравятся. Как гражданин, я не хочу голосовать с 1998 года.

Кто больше всех похож на пример?

— Я думаю, Михаил Борисович Ходорковский.

Как думаете, Путин будет баллотироваться в 2018 году?

— Я не думаю, я знаю, что он на сегодняшний день собирается баллотироваться в 2018 году.

За последний год мы наблюдали разные внутриэлитные конфликты, из них самый серьезный и публичный – конфликт Кадырова с силовиками. Насколько этот конфликт реален?

— Внутриэлитные конфликты – это нормально. Например, я знаю, как в США по поводу войны в Ираке схлестнулись ФБР, АНБ и ЦРУ. Там был конфликт такой, что Кадырову и Бортникову не снился. Но конфликт реален, силовики – это условные унианисты, Кадыров – федералист. В публичное поле конфликт вышел после убийства Немцова, но объективно он был всегда.

А не могут главы других регионов, глядя на пример Кадырова, начать требовать федерализации страны?

— Ну ладно вам! Это совершенно отдельная история с Кадыровым. Насколько я понимаю, Путин воспринимает Кадырова не то чтобы как отец сына, но как произведение, созданное собственными руками. Как я понимаю, это отцовское отношение, это высокоэмоциональная история. Да, Путин знает о конфликте, а разрешиться конфликт не может, потому что за 15 лет правления Путина главным итогом стало не только присоединение Крыма, но и условное умиротворение Кавказа. Кадырова он не сдаст, но в других регионах нет людей, которые бы обладали такой же его личной поддержкой, а силовики остаются его опорой. Это опасно для Российской Федерации, потому что могут возникнуть интенции повторения…. У меня есть при этом понимание, что главный актор – это не Кадыров, а человек, за ним стоящий, который выводит конфликт в публичное поле для решения своих задач. Я предполагаю, что это может быть Владислав Сурков, который хочет вернуться во внутреннюю политику и показать Путину, что конфликт «Кадыров-Федерация» Володин регулировать не сможет, а Сурков может. Последние заявления Кадырова мне кажутся абсолютно московским проектом, я чувствую за этом руку московского пацана. Но назовите мне другого пацана.

Источник: Znak.com

Поделиться:

Обсуждение статьи

Страницы: 1 |

Уважаемые участники форума! В связи с засильем СПАМа на страницах форума мы вынуждены ввести премодерацию, то есть ваши сообщения не появятся на сайте, пока модератор не проверит их.

Это не значит, что на сайте вводится новый уровень цензуры - он остается таким же каким и был всегда. Это значит лишь, что нас утомили СПАМеры, а другого надежного способа борьбы с ними, к сожалению, нет. Надеемся, что эти неудобства будут временными и вы отнесетесь к ним с пониманием.

Добавить сообщение




Личный дневник автора

Новая книга Елены Токаревой

Иероглиф

Stringer: главное

Ксения Собчак первая кидается на грязные разводы и вонючие скандалы


Собчак взяла интервью у Жанны Шамаловой, которая вышла замуж за бывшего путинского зятя Кирилла Шамалова. Теперь Шамалов пытается изобразить брак с Жанной как фиктивный. В процессе интервью Ксения, которая явно выполняла заказ Кирилла Шамалова, озвучила,

 

mediametrics.ru

Опрос

Следует ли Собянину во время эпидемии продолжать менять плитку и бордюры?

Новости в формате RSS

Новотека

Загружается, подождите...

Реклама


Еще «Монитор»

Новотека

Загружается, подождите...
Рейтинг@Mail.ru
 

© “STRINGER.Ru”. Любое использование материалов сайта допускается только с письменного согласия редакции сайта “STRINGER.Ru”. Контактный e-mail: elena.tokareva@gmail.com

Сайт разработан в компании ЭЛКОС (www.elcos-design.ru)