Pедакция не отвечает за содержание заимствованных материалов

Монитор | все материалы раздела

Центр Хруничева: медленная смерть
27 Августа 2018

Центр Хруничева остался без "Протонов" и "Ангары" Деградация науки и промышленности в РФ, а также бардак в "Роскосмосе" и его предприятиях превратили ГКНПЦ имени Хруничева в зомби. Глава совета директоров Центра Николай Севастьянов попробовал рассказать о способах вывода предприятия из кризиса.

Государственный космический научно-производственный центр (ГКНПЦ) имени Хруничева — некогда крупнейшее ракетостроительное предприятие страны — за последние годы оказался в глубоком финансовом кризисе. Его долговая нагрузка, по последним данным, превышает 73 млрд руб. О том, как новое руководство «Роскосмоса» намеревается исправлять эту ситуацию, когда будет свернуто производство ракет «Протон» и развернуто серийное создание ракет «Ангара», а также ожидать ли кадровых изменений в ГКНПЦ, специальному корреспонденту “Ъ” Ивану Сафронову рассказал председатель совета директоров Центра имени Хруничева Николай Севастьянов.

- Предприятие работает с отрицательной рентабельностью, то есть его затраты пока не покрываются доходами от реализации продукции. Поэтому нет источников для возврата кредитов и займов, накопленных за предыдущие годы. Сам «Роскосмос» уже выдал «Хруничеву» займов на 26 млрд руб., чтобы покрыть дефицит операционных расходов.

— Из-за чего такая ситуация вообще сложилась? — Причин несколько. Первая заключается в том, что из-за аварийности пусков в 2012–2015 годах конкуренты стали вытеснять наш «Протон» с международного рынка пусковых услуг. Из-за проблем, проявившихся в двигателях третьей ступени «Протона» при двух последних аварийных пусках, в 2016 году пришлось отзывать 71 двигатель на завод-изготовитель — Воронежский механический завод — для переборки, что потребовало значительных дополнительных затрат. Но главное то, что практически на год вся пусковая программа «Протонов» была остановлена. В современном бизнесе выпасть из рынка на год означает дать конкурентам возможность вырваться вперед. Как только ты остановился, на твои позиции приходит кто-то другой. Поэтому после возобновления пусков «Протонов» в 2017 году было сделано всего четыре пуска, а в этом году пока один. А ведь в предыдущие годы запускалось от 10, 12 и даже 14 ракет «Протон» в год! А для рентабельности производства ГКНПЦ нужно изготавливать не менее девяти ракет «Протон» ежегодно: такой темп позволяет покрывать все текущие затраты.

Вторая причина заключается в том, что ГКНПЦ из-за задержек, связанных с медленной подготовкой производства, еще не завершил летные испытания и регулярные пуски новой тяжелой ракеты «Ангара-А5». Поэтому доходы от производства «Ангары» пока не покрывают затраты. — Плюс в ГКНПЦ существует проблема больших накладных расходов. — Это третья причина, которая заключается в наличии других неэффективных затрат. Начиная с 2008 года ГКНПЦ стал включать в свой состав филиалами ряд предприятий в регионах, которые уже были нерентабельными, но поставляли свою продукцию ГКНПЦ, а также другим предприятиям отрасли. Эти филиалы сегодня вносят большой вклад в рост дополнительных затрат: это связано в том числе с неэффективностью управления производством. Кроме того, имеется несколько социально ориентированных убыточных активов, таких как рыбзавод и другие, которые значительно увеличивают накладные расходы.

Первая задача — разобраться в истинном состоянии дел на предприятии и почему не реализована принятая предыдущей администрацией «Роскосмоса» программа финансового оздоровления. Вторая — разработать сценарные условия по выводу предприятия из финансового кризиса. Третья — разработать производственную и финансовую модели дальнейших действий. На основе этих документов будет сформирована программа финансового оздоровления предприятия с учетом господдержки. — В «Роскосмосе» уже пытались несколько раз принять программу финансового оздоровления ГКНПЦ, но реализована она так и не была. — Последний вариант программы был принят в 2017 году, но, на мой взгляд, он был чрезмерно оптимистичен. Предполагалось, что все будет идеально — предприятие сохранит свои позиции на международном рынке и будет производить ракеты так же, как и в предыдущие годы. Но жизнь оказалась сложнее: пусковая программа сократилась до трех-четырех пусков в год, поэтому доходы от реализации продукции не соответствуют принятой программе. Плюс программа предусматривала переход части филиалов, тех же Воронежского механического завода или КБ химавтоматики, в состав двигателестроительного холдинга. Но этого сделано не было. — Сейчас такой холдинг уже формируется? — Да, Дмитрий Олегович (Рогозин.— “Ъ”) поручил завершить работы по созданию единой двигателестроительной компании под управлением НПО «Энергомаш» в 2018 году. — Земля ГКНПЦ в Филевской пойме является единственным его ликвидным активом. Московское правительство было готово выкупить порядка 100 га примерно за 25 млрд руб., но Владимир Путин принял решение сохранить территорию для предприятия.

— А с территориями «Хруничева» что будет? — Будем их развивать путем создания там технопарка, в основе которого будет КБ «Салют» и Ракетно-космический завод в Филях, входящие в состав Центра имени Хруничева. Понятно, что мгновенно ничего не получится, но до 2023 года мы вместе с московскими властями постараемся все сделать. — Что с зарплатным фондом? — Из-за ситуации последних лет у руководства предприятия просто не было возможности повышать зарплату сотрудникам ГКНПЦ. Сейчас ситуацию будем менять: нужно создать нормальные условия для работы специалистов. — Можете озвучить данные по портфелю заказов на продукцию ГКНПЦ? — В настоящее время объем подписанных контрактов до 2025 года оценивается в 211 млрд руб. В том числе по данным контрактам в 2019 году должно быть реализовано продукции и услуг на 32 млрд руб.— это не только ракеты-носители, но и другая продукция. — Это только заказ по линии «Роскосмоса» и Министерства обороны? — Это и госзаказ на ракеты «Протон» и «Ангара», и коммерческие заказы, и другие работы. — Сколько «Протонов» планируется сделать? — До 2021 года на московской площадке планируем изготовить порядка 20 «Протонов», на 16 уже есть контракты. После планируется завершить производство данных ракет. Все они должны быть запущены до 2024 года, тогда у нас заканчивается договор с Казахстаном об использовании данных ракет на космодроме Байконур. На замену «Протонам» придет тяжелая ракета «Ангара-А5», которая будет запускаться с двух космодромов Плесецк и Восточный. — После «Протонов» будете делать ставку на тяжелую «Ангару-А5»? — Наша задача к 2023 году завершить в Омске создание серийного производства замкнутого цикла универсальных ракетных модулей для ракет «Ангара», чтобы после 2024 года обеспечить с космодромов Плесецк и Восточный до восьми пусков в год «Ангары-А5» и двух пусков легкой ракеты «Ангара-1.2». Для этого в Омске, в свою очередь, создается производство замкнутого цикла, которое позволит снизить себестоимость производства «Ангары» примерно на 40%.

"Ъ"

Поделиться:

Обсуждение статьи

Страницы: 1 |

Добавить сообщение




Личный дневник автора
Убитые курорты

Stringer: главное

Поместье Золотова в Барвихе


Этот дворец находится на Рублевке, в, пожалуй, самом дорогом месте России — Барвихе. А владеет им вот уже 15 лет сын директора Росгвардии Роман Золотов. Тут можно и назначить дуэль между Виктором Золотовым и Алексеем Навальным, когда тот выйдет из тюрьмы

 

mediametrics.ru

Опрос

Нужны ли нам в нашей стране мундиали?

Новости в формате RSS

Новотека

Загружается, подождите...

Реклама

Loading...

Еще «Монитор»

Новотека

Загружается, подождите...
Рейтинг@Mail.ru
 

© “STRINGER.Ru”. Любое использование материалов сайта допускается только с письменного согласия редакции сайта “STRINGER.Ru”. Контактный e-mail: elena.tokareva@gmail.com

Сайт разработан в компании ЭЛКОС (www.elcos-design.ru)