Pедакция не отвечает за содержание заимствованных материалов

АФГАНСКИЙ ИЗЛОМ. Часть I
5 Октября 2000

Фактический разгром Ахмадшаха Массуда и быстрое продвижение талибов к границам СНГ неожиданностью стало только для Москвы. Лидеры Узбекистана, Киргизии и Таджикистана сохраняют удивительное спокойствие. Хотя, по кремлевской логике, именно эти государства должны стать объектами агрессии со стороны «мусульманских фанатиков и экстремистов».

В Вашингтоне и вовсе чуть ли не приветствуют военные успехи движения «Талибан». Во всяком случае, заместитель госсекретаря США Томас Пикеринг не отказал в аудиенции заместителю главы внешнеполитического ведомства администрации «Талибан» Абдурахману Захиду.

Взращенные в Пакистане талибы мусульманский фактор используют лишь как прикрытие истинной цели заказчиков войны в Афганистане. Цель эта - пробить транспортный коридор в обход России, по которому к берегам Индийского океана должен пойти узбекский и туркменский газ. Строить газопровод будет американская компания «Юнокал».

Мало кто из наблюдателей обратил внимание на то, что в конце августа спецпредставитель президента Туркмении Борис Шихмурадов совершил вояж по странам региона. Переговоры прошли с руководством Ирана, главой Пакистана генералом Мушарафом, лидером талибов Омаром и главой «Северного альянса» Ахмадшахом Массудом.

Сразу после проведенных Шихмурадовым переговоров официальный Ташкент опроверг сообщения о российской военной помощи в борьбе узбекской армии с Исламским движением Узбекистана (ИДУ). А глава Узбекистана Ислам Каримов на встрече с туркменским лидером выступил с заявлением, в котором фактически поддержал действия движения «Талибан».

Беспокойство по поводу наступления талибов проявляет сегодня только Москва. В случае разгрома Ахмадшаха Массуда и выхода талибов к границам СНГ препятствий на пути прокладки газопровода к берегам Индийского океана не останется. Кремль в очередной раз проиграл схватку за Центральную Азию. Выиграл ее Вашингтон.

ОПЕРАЦИЯ «КИРГИЗИЯ-ЮГ-2»

7 августа 1999 года Басаев и Хаттаб вторглись в Ботлихский и Цумдинский районы Дагестана. Началась вторая чеченская война.

Две недели спустя, за тысячи километров от Северного Кавказа, боевики (ИДУ) через населенный пункт Ходжи-Ачкон проникли на территорию Киргизии. Свою операцию военный лидер ИДУ Джумабой Ходжиев (Намангани) назвал «Киргизия-Юг».

В то время мало кто был склонен связывать воедино действия чеченских и узбекских экстремистов. А когда отряды Намангани, так и не пробившиеся в Ферганскую область Узбекистана, вернулись на свои базы в таджикском Припамирье, внимание России вновь полностью переключилось на Чечню.

Немногие тогда приняли всерьез слова Али-Боксера - одного из полевых командиров Объединенной таджикской оппозиции (ОТО), вместе с соратниками из ИДУ принимавшего участие в набеге на Киргизию: «Мы пришли, когда захотели, и уходим по собственной воле. Мы победили, потери у нас минимальные. Но самое главное - о нас теперь знает весь мир». И только серьезные аналитики увидели за внешней бравадой контуры будущих потрясений для стран региона.

С территории Таджикистана «интербригада» Исламского движения Узбекистана по предоставленному коридору ушла на зимовку в Афганистан. Здесь под патронажем талибов на базах, созданных и оплаченных международным террористом №1 Усамой бен Ладеном, они набирались сил, боевого опыта и готовили молодое пополнение.

Лидеры ИДУ Зубайд Абдурахман, Джумабой Намангани и Тахир Юлдаш не скрывали, что их главная цель - свержение президента Ислама Каримова и создание в Ферганской долине исламского государства.

Планы узбекских оппозиционеров полностью укладываются в схему переустройства региона, выработанную международной экстремистской Партией возрождения ислама (штаб-квартира Хизб ут-тахрир ал-исламия находится в Иордании). Схема предусматривает создание единого халифата, куда должны войти все центрально-азиатские страны, мусульманские регионы России и Северный Кавказ. Немудрено, что ИДУ и Хизб ут-тахрир довольно быстро нашли общий язык и нынешним летом выступили уже единым фронтом.

В то же время в стане их противников какой-либо кооперацией даже не пахло. Противоречия между Бишкеком и Ташкентом существуют давно (достаточно вспомнить 130 спорных участков общей границы). Но особенно резко они обозначились в ходе прошлогодних событий на юге Киргизии.

Аскар Акаев хорошо понимал, что главная цель Намангани находится в Узбекистане. Киргизия - транзит на пути боевиков. Поэтому он не торопился с принятием мер по уничтожению боевиков ИДУ. Да и не было у киргизского президента под рукой достаточно обученных и хорошо вооруженных сил для противодействия многоопытным моджахедам.

Подразделения наспех сколоченной Южной группы войск Киргизии летом-осенью 1999 года заняли выжидательную позицию и вступили в ранее захваченные моджахедами районы для «зачистки» только тогда, когда последний боевик перебрался в соседний Таджикистан.

На многочисленные призывы Ислама Каримова, объединившись, окружить и уничтожить в горах Киргизии всю группировку Намангани (более 700 «штыков») Бишкек реагировал вяло. В ответ глава Узбекистана обвинил Аскара Акаева в нерешительности и даже отменил свой визит в Киргизию, намечавшийся на 12-14 октября.

КАК ПОССОРИЛИСЬ ПЕРВЫЕ ЛИЦА

Досталось в прошлом году от Ислама Каримова и президенту Таджикистана Эмомали Рахмонову. Вообще-то, два первых лица давно не питают друг к другу нежных чувств.

Узбекский лидер затратил немало сил и средств для победы сторонников Рахмонова в гражданской войне и его воцарения на таджикском престоле. Естественно, он рассчитывал если не на любовь, то хотя бы на уважение со стороны своего коллеги.

Эмомали Шарипович первое время старался не огорчать Ислама Абдуганиевича, но, взвесив все «за» и «против», решил выбрать на роль «старшего брата» для таджиков Россию. К тому же у двух соседних государств накопилось немало территориальных, исторических и культурных претензий друг к другу. Отношения президентов стремительно ухудшались несмотря на то, что треть населения Таджикистана составляют узбеки, да и таджиков в Узбекистане в количественном отношении ничуть не меньше.

Ислам Каримов открыто обвинял Эмомали Рахмонова в потворстве наркобизнесу и в сговоре с радикальной исламской оппозицией. В свою очередь таджикский президент отвечал упреками в адрес Ташкента в укрывательстве мятежного полковника Махмуда Худойбердыева и бывшего премьера Таджикистана Абдумалика Абдуллоджанова.

Взаимная неприязнь президентов достигла апогея летом-осенью прошлого года, когда стало известно, что отряды ИДУ не только базировались в Таджикистане, но и пользовались покровительством местной оппозиции, многие лидеры которой входят в правительство республики и органы власти на местах. Не поставив в известность Душанбе, Каримов отдал приказ бомбить районы таджикского Припамирья, где, по мнению узбекских спецслужб, находились лагеря и базы боевиков Намангани. В ответ полетели ноты протеста, но на них в Ташкенте никто не обратил внимания.

Мало что изменила в узбекско-таджикских отношениях и нынешняя вылазка отрядов ИДУ. На сей раз боевые действия велись не только на юге Киргизии, но и в самом Узбекистане. Одна из террористических групп была обезврежена в 80 километрах от Ташкента, а сама операция исламских экстремистов началась с захвата нескольких населенных пунктов в Сурхандарьинской области, граничащей с западными районами Таджикистана.

На ликвидацию ста боевиков ИДУ узбекским силовым структурам, насчитывающим, по различным данным, от 45 до 70 тысяч человек, понадобился почти месяц. При этом правительственные войска, по официальным данным, потеряли 12 человек убитыми и более десяти ранеными. И все же главный удар вновь пришелся по Баткенскому, Лайлакскому, Кадамжайскому и Чон-Алайскому районам Киргизии.

Наученные горьким прошлогодним опытом в Южной группировке войск (ЮГВ) киргизской армии решили заранее выставить блокпосты на горных перевалах по границе с Таджикистаном. Однако боевики перехитрили военных и обошли их через ледник Туро на высоте около 4500 метров над уровнем моря. В результате часть экстремистов смогла проникнуть в Узбекистан, уничтожив внезапным ударом более двадцати солдат и офицеров ЮГВ.

Перегруппировав силы, киргизские войска смогли взять ситуацию под контроль. К середине сентября террористы, разбившись на мелкие группы, изменили тактику и, осознав, что их попытки попасть в Узбекистан провалились, начали пробиваться обратно на свои базы в Таджикистане. Чуть ли не ежедневно происходили столкновения киргизских военнослужащих и боевиков в районе высокогорных ущелий Жыйлуу-Суу и Яйли-Суу, перевалов Янгибадан, Туро и Курбака.

По словам министра обороны Киргизии Эсена Топоева, в ходе операции по блокированию и нейтрализации банд ИДУ уже уничтожено свыше 80 экстремистов и еще около ста ранены. Обе стороны торопятся: в первой декаде октября в горах начинаются обильные снегопады, и любое передвижение, а тем более боевые действия становятся невозможными. Тем не менее секретарь киргизского Совета безопасности Болот Джанузаков не исключает, что, несмотря на погодный фактор, обстановка на юге страны будет оставаться напряженной.

Основанием для подобного пессимизма служат сведения о двух тысячах вооруженных сторонников ИДУ, сосредоточенных в приграничных с Таджикистаном районах Афганистана, которые способны небольшими группами просочиться через таджикско-афганскую границу на юг Киргизии.

Официальный Душанбе тревогу Джанузакова считает напрасной. Его таджикский коллега Амиркул Азимов, а затем и МИД этой республики синхронно выступили с заявлениями о том, что «в Таджикистане нет баз по подготовке международных террористов». Их поддержали и в руководстве российской погрангруппы, где уверены в непреодолимости южных рубежей Содружества для банд Намангани.

В Бишкеке и Ташкенте подобные утверждения вызывают скептическое отношение. Поэтому еще 20 августа секретарю Совета безопасности РФ Сергею Иванову пришлось выступать в роли рефери на встрече глав государств Центральной Азии, проходившей в столице Киргизии.

В ходе этой встречи Ислам Каримов и Аскар Акаев устроили настоящую обструкцию своему таджикскому коллеге Эмомали Рахмонову за его неспособность контролировать ситуацию в стране. В частности, президентов Узбекистана и Киргизии возмутила прямая поддержка Намангани не только со стороны «товарища по оружию» - бывшего полевого командира таджикской оппозиции, а ныне главы МЧС республики Мирзо Зиёева, но и мэра Душанбе Мамадсаида Убайдуллаева, а также командира президентской гвардии Гафора Мирзоева. И если Зиёев, контролируя районы Припамирья, ни в чем боевикам Намангани не отказывает, то двое других прямо обещали отрядам ИДУ свое покровительство в случае неудачного вторжения в Киргизию и Узбекистан.

Демарш Каримова и Акаева на встрече глав государств Центральной Азии был не случаен. Оба прекрасно знают, какое огромное влияние имеет Кремль на Эмомали Рахмонова. К тому же в ходе встречи они обратились к России с просьбой о военно-технической помощи.

Критика отчасти возымела действие. Вернувшись домой, Рахмонов отдал приказ начать ликвидацию банды Мулло Абдулло, отказавшегося признать мирное соглашение 1997 года между Объединенной таджикской оппозицией, в состав которой он входил, и правительством республики. Окопавшийся в Дарбандском районе на востоке республики Мулло Абдулло и его люди не скрывали своих тесных связей с Намангани, а посему и были выбраны в качестве объекта показательной операции устрашения. Увы, она еще раз наглядно продемонстрировала, насколько ограничены возможности властей Таджикистана.

Завязнув в горных боях, под давлением прежних соратников Мулло Абдулло по ОТО правительство Таджикистана по истечении двух недель было вынуждено пойти на мировую и предложило мятежному моджахеду в обмен на лояльность должность в одной из силовых структур.

Столь явная несостоятельность главного союзника России, каковым в регионе является Эмомали Рахмонов, и бездарные действия российских дипломатов и военных в очередной раз заставили государства региона задуматься над вопросом: с кем идти дальше?

Поделиться:

Личный дневник автора
Убитые курорты
Иероглиф

Stringer: главное

Темная лошадка Мария Певчих не становится светлее


Олег Кашин,который живет в Лондоне, где работает его жена, подтвердил, что Мария Певчих в самом деле работает на ФБК, выполняя для фонда аналитическую работу — якобы именно потому ее имя и не было известно. Он заметил, что нет никаких оснований верить Ки

 

mediametrics.ru

Опрос

Следует ли Собянину во время эпидемии продолжать менять плитку и бордюры?

Новости в формате RSS

Новотека

Загружается, подождите...

Реклама


Новотека

Загружается, подождите...
Рейтинг@Mail.ru
 

© “STRINGER.Ru”. Любое использование материалов сайта допускается только с письменного согласия редакции сайта “STRINGER.Ru”. Контактный e-mail: elena.tokareva@gmail.com

Сайт разработан в компании ЭЛКОС (www.elcos-design.ru)