Pедакция не отвечает за содержание заимствованных материалов

РОССИЯ ПОД КАЙФОМ. Часть I
5 Октября 2000

СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО

Ты лучше сверни операцию, или мы тебя все равно достанем...

Напротив начальника одного из управлений на Лубянке сидел бывший его коллега. Генерал в отставке.

Речь шла об операции под условным названием «Трал». Оперативное мероприятие готовилось в атмосфере абсолютной секретности. В назначенный час чекисты при поддержке военных подразделений должны были накрыть все перевалочные базы, накопительные пункты и склады наркодельцов.

Разговор происходил в самом начале 90-х годов. Закончился он, как и положено. Ходока от наркомафии из кабинета выдворили, а управление через две недели расформировали под видом очередной реорганизации. Восстанавливать его начали года два назад. Заново.

НАЧАЛО

«Впервые» о наркомании в Советском Союзе заговорили в начале шестидесятых. Тогда в закрытых справках и отчетах фигурировали в основном анаша и морфий, реже - гашиш и кокаин. Анашу везли из Узбекистана, где ее выращивали на приусадебных участках и огородах, маковую соломку - с Украины, морфием снабжала Киргизия, на семи тысячах гектаров территории которой в лекарственных целях выращивали более 15 процентов мирового производства опия.

Госплантации в районе знаменитого озера Иссык-Куль, охраняемые даже с привлечением войск, как магнитом притягивали к себе наркодилеров со всего Союза. И никакие репрессии не могли помешать расползанию этой заразы. А безбрежные дикие плантации индийской конопли в Чуйской долине, по мнению специалистов, могли одним сезонным урожаем покрыть потребности и Европы, и Азии.

К середине 60-х целые районы Сибири и Поволжья, Азербайджан, Дагестан, Коми АССР, Ростов-на-Дону и Москву накрыла волна наркомании. Хуже всего пришлось Туркмении, где в 1963 году было официально зарегистрировано 28 тысяч наркоманов.

Не желая, из идеологических соображений, признавать существование этой проблемы, руководство Союза тянуло с принятием ответных мер. Такая позиция дорого обошлась стране: болезнь удалось загнать в глубь общества, но она не исчезла, а лишь затаилась в ожидании момента, когда организм государства ослабнет. С конца 70-х белая смерть начала свое победное шествие по стране.

Мощным толчком распространению наркотиков и возникновению устойчивых преступных групп, занятых высокодоходным бизнесом, явилась советско-афганская война. За десять лет через Ограниченный контингент советских войск в Афганистане прошло почти полтора миллиона солдат и офицеров. Многие из них научились не только воевать, но и регулярно употреблять наркотики: чтобы побороть страх, снять стресс или просто из любопытства.

Жизнь под кайфом для тысяч и тысяч «афганцев» стала нормой и в мирной обстановке. Наиболее предприимчивые еще там, за пограничной рекой, смогли понять, насколько выгодна торговля наркотиками. Так в Советский Союз потекли, пока небольшими ручейками, афганский и пакистанский гашиш, опий и героин. Отечественные умельцы тоже не сидели без дела. В начале 80-х группа московских и ленинградских студентов-химиков изготовила героин из растительной массы опийного мака. Их «подвиг« десятилетие спустя повторили в Казанском медицинском институте, синтезировав препарат триметил-фентонил, который оказался в пять с половиной тысяч раз сильнее, чем морфин. Все восемь «химиков», арестованных по этому делу, до сих пор сидят в «Лефортово», так как сотрудники МВД и ФСБ России опасаются, что их знания будут активно востребованы наркомафией даже в условиях «зоны».

С началом перестройки распространители отравы оперативно и гибко отреагировали на запросы рынка: цены были снижены, а первая доза стала выдаваться бесплатно. Последняя плотина на пути торговцев белой смертью рухнула вместе с Советским Союзом.

ПЕРВЫЙ ТАЙМ МЫ УЖЕ ПРОИГРАЛИ

Приняв торжественный «парад суверенитетов», драгдиллеры принялись по-своему обустраивать территорию СНГ - Содружества Наркозависимых Государств. Налаживались контакты с соответствующими картелями из Латинской Америки и США (поставки кокаина), афганскими группировками (освоение героинового рынка), коллегами из Голландии, Польши и Германии (производство и отправка в Россию «экстази»). Параллельно шло формирование лобби среди депутатов и чиновников, поиск и подкуп «верных» людей в правоохранительных структурах, устранение мелких конкурентов и распределение сфер деятельности.

Усилия не пропали даром. В 1996 году оборот наркорынка в нашей стране составлял 1,5 млрд. долларов, в 1997-м - уже 2,5 млрд., а в минувшем, по самым приблизительным оценкам, перевалил за 7 миллиардов долларов. По доходности торговля наркотиками занимает второе место вслед за продажей оружия при «норме прибыли» от 300 до 2000 процентов.

Шесть лет назад в России больных наркоманией, по официальным данным, было меньше 40 тысяч. Сегодня, по признанию заместителя главврача НИИ наркологии Минздрава РФ Александра Козлова, этой болезнью страдают «около 3 миллионов россиян в возрасте от 13 до 25 лет». В действительности же эта цифра занижена как минимум в три раза. Если «чума ХХ века» такими темпами будет распространяться по России и в следующем веке, то через десять лет в нашей итак вымирающей и стареющей стране каждый пятый (!) гражданин не сможет обходиться без наркотиков.

МАФИЯ

К середине 90-х в России, по данным МВД РФ, сложилось несколько основных устойчивых наркогрупп.

Самая многочисленная - азербайджанская, специализирующаяся на поставках опия, героина, метадона. У нее отлажены связи с милицией, имеется постоянная «крыша» и легальное прикрытие - торговля фруктами.

Под стать парням из Баку китайцы, снабжающие россиян наркотиками эфедриновой группы.

Не меньше проблем у тех, кто борется с незаконным оборотом наркотиков на территории России, возникает при работе с цыганскими преступными общинами, в которых к торговле маковой соломкой, реже - марихуаной и героином, привлекаются даже малолетние дети и женщины.

Но, пожалуй, самой экзотической группой, занимающейся распространением «дури» в российских городах и весях, остается нигерийская, которая на заре наркобизнеса в нашем государстве умудрилась приватизировать кокаиновый, а затем и героиновый рынок. Правда, в последние годы африканцы сильно сдали свои позиции и были поглощены более сильной, жестокой и лучше организованной таджикско-афганской «командой». О ней-то и хотелось бы поговорить особо.

СЕЗОН АРБУЗОВ

Подводя итоги шести месяцев текущего года, начальник Главного управления МВД РФ по борьбе с незаконным оборотом наркотиков Александр Сергеев впервые на официальном уровне признал: «Основные поставки афганских наркотиков в Россию осуществляются из Таджикистана». Чуть позже первый заместитель министра внутренних дел Владимир Козлов заявил, что за первое полугодие правоохранительные органы изъяли на территории нашей страны 12,5 тонны наркотиков, в том числе 580 кг героина. Сколько из них приходится на долю 483 граждан Таджикистана, задержанных за распространение дурманящих веществ в России, - Владимир Козлов уточнять не стал.

Оно и понятно, высшие милицейские чины прекрасно знают, что любая статистика, живописующая успехи в борьбе с наркобизнесом, подобна обоюдоострому мечу. Ведь мало-мальски знакомый с этой проблемой человек способен увидеть за мишурой победных реляций скрытую от глаз обывателей истинную картину неспособности правоохранительных органов справиться с девятым валом наркотиков, накрывшим сегодня Россию.

Обратимся для начала к тем же цифрам. Специалисты из Программы ООН по международному контролю за наркотиками и предупреждению преступлений в этой сфере (ЮНДКП) считают, что при наличии отлично развитых правоохранительных структур в странах Запада количество конфискованных наркотиков составляет примерно 5-10 процентов от общего количества контрабанды. Наши органы внутренних дел и Таможенный комитет «отлично развитыми» не назовешь, значит, процент изъятых из незаконного оборота героина и прочей дряни еще ниже. Но даже по «западному» соотношению выходит, что за восемь месяцев этого года, миновав все кордоны, в Россию попало более 120 тонн различных наркотиков. В действительности же ситуация еще хуже.

В 1997 году в аэропорту «Домодедово» задержали пассажира рейса Душанбе-Москва, в желудке которого были обнаружены контейнеры с героином. За первым «верблюдом» (так на жаргоне именуют тех, кто использует возможности своего организма для контрабанды наркотиков) потянулся целый караван. Наркокурьеры устроили настоящий ликбез для домодедовских таможенников и милиции. Капсулы с героином обнаруживали в желудках и задних проходах мужчин, в половых органах женщин, в памперсах грудничков, находили в подошве обуви, в гранатах и арбузах, тщательно замаскированными в пучках петрушки и укропа...

Полет фантазии граждан южной республики и бдительность правоохранительных органов получили хорошую прессу в России. Так за два с небольшим года в сознании россиян слова «таджик» и «героин» стали синонимами, а крупные поставки наркотиков из Таджикистана обрели... надежное информационное прикрытие.

Отточенный десятилетиями опыт Запада убедительно свидетельствует, что широкое освещение в СМИ фактов «покилограммной» конфискации наркотических веществ играет на руку преступникам и связанным с ними коррумпированным сотрудникам правоохранительных органов. Потому что отвлекает внимание от налаженных, хорошо отработанных маршрутов для переброски оптовых партий «дури» и создает в обществе иллюзию активных мер со стороны государства.

Нередко драгдиллеры высокого полета просто сливают информацию оперативникам о «верблюде»-одиночке или гонце конкурирующей «фирмы» в обмен на гарантии неприкосновенности собственного канала. В итоге незадачливая «подстава» получает срок, а его семья на родине попадает в рабство к местной наркомафии (за конфискованный героин, опий и т.д. надо расплачиваться). Хочу дополнить все сказанное еще одним небольшим штрихом. В том же 1997 году на туркменско-афганской границе был задержан цементовоз, под завязку заполненный белым порошком - героином. Однако в российских средствах массовой информации этот факт остался незамечен.

Обойденным вниманием наших журналистов оказался и доклад, подготовленный ЮНДКП, где черным по белому говорилось, что в 1998 году из Афганистана в соседнюю Туркмению контрабандным путем было завезено около 40 тонн героина. Примерно столько же пришлось на долю Таджикистана и Узбекистана. Конечный пункт назначения всей этой массы наркотика - Россия. Позже о «таджикском» героине в российских СМИ не писал только ленивый, о «туркменских» тоннах - ни слова (наверное, затерялись где-нибудь в песках Каракумов).

А теперь сопоставим этот факт с тем, что было сказано выше о силе и прикрытости азербайджанской наркогруппы в России, и добавим недостающий штрих - последние два года, по сведениям ЮНДКП, героин из Афганистана активно вывозится по новому маршруту: Туркмения - Азербайджан - Россия и далее в Европу.

Туркменско-афганская граница с первого дня прихода к власти талибов остается самой спокойной. В Ашхабаде объясняют добрососедские отношения с правительством Мулло Омара (духовного лидера «Талибан») исключительно собственной политикой нейтралитета, главный принцип которой можно сформулировать так: «Провозите что хотите, только нас не трогайте». К тому же у талибов есть виды на туркменский газ и строительство трубопровода через свою территорию для доставки голубого топлива в пакистанский порт Карачи. Осуществление этого проекта сулит немалые выгоды, и обе стороны не хотят омрачать радужные перспективы какой-либо напряженностью на границе.

Для сравнения: соседний Иран, активно используемый наркомафией в качестве транзитного государства, за последние девять лет потерял убитыми в столкновениях с афганскими контрабандистами более 2800 сотрудников правоохранительных органов. Другой «коридор» - Пакистан - с подведомственными талибами не воюет, закрывая глаза на их шалости с героином. За что и поплатился: в начале 80-х здесь было 20 тысяч зарегистрированных наркоманов, сегодня - более полутора миллионов. Но главный удар афганских производителей наркотиков пришелся по Таджикистану.

Поделиться:

Личный дневник автора
Убитые курорты
Иероглиф

Stringer: главное

Темная лошадка Мария Певчих не становится светлее


Олег Кашин,который живет в Лондоне, где работает его жена, подтвердил, что Мария Певчих в самом деле работает на ФБК, выполняя для фонда аналитическую работу — якобы именно потому ее имя и не было известно. Он заметил, что нет никаких оснований верить Ки

 

mediametrics.ru

Опрос

Следует ли Собянину во время эпидемии продолжать менять плитку и бордюры?

Новости в формате RSS

Новотека

Загружается, подождите...

Реклама


Новотека

Загружается, подождите...
Рейтинг@Mail.ru
 

© “STRINGER.Ru”. Любое использование материалов сайта допускается только с письменного согласия редакции сайта “STRINGER.Ru”. Контактный e-mail: elena.tokareva@gmail.com

Сайт разработан в компании ЭЛКОС (www.elcos-design.ru)