Pедакция не отвечает за содержание заимствованных материалов

РОССИЯ ПОД КАЙФОМ. Часть II
5 Октября 2000

ГЕРОИНОВОЕ НАСТУПЛЕНИЕ

Когда в 1992-м году в Таджикистане разгорелась гражданская война, почти полторы тысячи километров границы с Афганистаном стали проходным двором для всех желающих. Были уничтожены инженерно-технические сооружения, демонтированы средства и оборудование ПВО, погранзаставы оказались во враждебном кольце афганских моджахедов и сторонников местной оппозиции. В какой-то мере исправить ситуацию удалось спустя два года, когда охрану южных рубежей СНГ в соответствии с решением стран-участниц Содружества взяли на себя российские пограничники и Коллективные миротворческие силы.

Летом 1997 года правительство Эмомали Рахмонова (президента Республики Таджикистан) и Объединенная таджикская оппозиция (ОТО) под давлением России и ряда других стран заключили Договор о мире и согласии. На родину из Афганистана начали возвращаться беженцы и боевики ОТО. К тому времени все более-менее доходные отрасли и производства небогатой республики уже были поделены между бывшими полевыми командирами проправительственного Народного фронта. Однако вчерашние враги очень быстро нашли общий язык на почве наркобизнеса.

Экономический кризис, массовая безработица, низкий уровень жизни (средняя зарплата около 5 долларов), помноженные на коррумпированность правоохранительных органов и органов власти, сделали торговлю и распространение наркотиков самым популярным в Таджикистане видом преступной деятельности. В 1998 году, по данным ЮНДКП, через эту центрально-азиатскую республику было благополучно провезено около 30 тонн героина, которые затем по семи наземным маршрутам и самолетами отправились к российским и европейским потребителям. В следующем году эти показатели выросли почти вдвое, и опасная тенденция продолжает развиваться.

По сведениям пресс-службы погрангруппы ФПС РФ в РТ, за семь месяцев текущего года российскими «зелеными фуражками» на участках таджикско-афганской границы изъято около полутонны контрабандных наркотиков, в том числе 270 кг - героина (для сравнения: за весь 1999 г., соответственно, 569 и 385 кг). А 1 августа сотрудники Минбезопасности Таджикистана обнаружили в трех километрах от границы тайник с 600 килограммами опия-сырца и 50 автоматами. В тот же день спецслужбы РТ арестовали командира четвертой погранбригады Таджикского комитета по охране госграницы полковника Бободжона Раджабова по подозрению в контрабанде оружия и наркотиков. К сожалению, такие «оборотни» есть и среди военнослужащих российской 201-й мотострелковой дивизии, дислоцированной в Таджикистане, и тех, кто охраняет границу. Сведущие люди утверждают, что желающие заключить контракт на службу в 201-й дивизии дают взятки в военкоматах на местах, чтобы попасть в Таджикистан. Прибыв на место, они активно ищут контакты с наркомафией в надежде спустя несколько лет уехать домой обеспеченными людьми.

СОВСЕМ НЕДАВНО

Свежий пример. 21 июля таможенники аэродрома в подмосковном Чкаловске, куда приземляются военно-транспортные самолеты из Таджикистана, изъяли у двух контрактников 201-й МСД более трех килограммов героина. Вообще авиация, надо заметить, используется наркомафией довольно активно. Когда весной прошлого года на севере Афганистана произошло несколько мощных подземных толчков и возникла угроза голода и эпидемий, международные организации решили использовать таджикские вертолеты для доставки гуманитарных грузов в пострадавшие районы. Не остались в стороне от этого благородного дела и контрабандисты «белой смерти.»

Возвращаясь обратно из Афганистана, «вертушки» делали промежуточную посадку где-то на территории Таджикистана и только потом прилетали на пограничный досмотр. По словам российского офицера, проверявшего вертолеты (грузоподъемностью, кстати, до четырех тонн), в пустом салоне стоял такой запах наркотиков, что невозможно было дышать. В январе - июне этого года погрангруппой ФПС РФ в РТ отмечено 30 случаев нарушения воздушного пространства Таджикистана со стороны Афганистана вертолетами неизвестной государственной принадлежности. Комментарии требуются?

Бурная деятельность наркобоссов сопредельной страны вполне объяснима. Здесь уже не одно десятилетие идет война, требующая огромных затрат. Где брать деньги в государстве с полностью разрушенной социально-экономической инфраструктурой и захиревшим сельским хозяйством? К тому же экспорт героина талибы рассматривают как одно из важнейших средств мирового джихада, мол, пусть общество «неверных», куда относится и Россия, травится и загнивает. Поэтому в современном Афганистане выращивание опийного мака и производство наркотиков взяты под государственный контроль.

Заявления талибов о готовности искоренить это зло - не более чем декларации, в надежде получить признание мирового сообщества, опровергаемые цифрами роста выработки героина в стране победившего ваххабизма. Так, в 1998 году здесь собрали 2800 тонн опия (58% мирового количества незаконно произведенных опиатов), в 1999-м - 4600 тонн, а в нынешнем году планируют довести урожай до 7 тысяч тонн (77% мирового производства). Собранный опий-сырец после несложной обработки с помощью прекурсоров (химические вещества, в основном уксусный ангидрид, необходимые для выработки основы - морфина) превращается в героин в полевых условиях либо на одной из 400 лабораторий, разбросанных вдоль всей границы с центрально-азиатскими республиками.

Из десяти килограммов сырца афганские «повара» получают около одного килограмма самого опасного в мире наркотика, за который оптовые покупатели платят им не более ста долларов США. На границе с Таджикистаном цена килограмма героина вырастает в 9-10 раз, в Саратове, где до недавних пор заканчивался маршрут пассажирского поезда Душанбе-Москва, наркотик реализуют уже по 25-30 «баксов» за грамм. На улицах столицы России его стоимость вырастает еще в три раза.

ГДЕ ЖЕ ВЫХОД?

В каждой стране мира, столкнувшейся с проблемой наркотиков, ее решают с учетом местной специфики.

Соединенные Штаты, например, ежегодно тратят из федерального бюджета около миллиарда долларов на борьбу с контрабандой наркотиков. Причем делается это и в виде помощи правоохранительным органам стран Латинской Америки и Карибского бассейна - откуда в США нелегально ввозится основная масса дурмана.

Еще в 1995 году генерал Барри Маккаффри, вступая в должность директора Управления национальной политикой по контролю за наркотиками, так определил цели и задачи своего ведомства: «Если в Соединенных Штатах живет 4 процента населения земного шара и при этом мы потребляем почти половину всех наркотиков, то мы будем иметь дело с настоящим бедствием. Борьба с ним потребует больших денег, и мы должны быть готовы вкладывать большие деньги, огромные ресурсы и приносить в жертву жизни самых лучших молодых парней в форме».

Государства АСЕАН, территории которых входят в так называемый «Золотой треугольник» - прежде самый крупный регион мира по производству наркотиков, полны решимости покончить с чумой ХХ века к 2015 году. Один из пунктов антинаркотической программы направлен на поощрение крестьян к замене на своих участках опийного мака на другие культуры.

В Китае, Иране и странах Персидского залива за занятие наркобизнесом полагается смертная казнь. В некоторых государствах Европы, наоборот, решили действовать методом от обратного и легализовали употребление наркотиков. Министерство юстиции Италии арестовывает счета колумбийских наркобаронов в банках своей страны. В Перу принято решение использовать 18 закупленных в России штурмовиков «Су-25» для уничтожения в труднодоступной местности караванов и самолетов, перевозящих эту отраву. Германия все активней участвует в международной программе ЮНДКП, направленной на создание «пояса наркобезопасности» вокруг Афганистана вдоль его границ с центрально-азиатскими государствами. На эти цели только в Таджикистане ООН и страны-доноры планируют потратить 14 миллионов долларов. Не такие уж и большие средства, если учесть величину оборота наркомафии и то, что ежегодно ее преступная деятельность наносит мировому сообществу ущерб более чем в 150 миллиардов долларов - без малого шесть годовых бюджетов России.

Наша страна уникальна во многих отношениях. Ситуация с наркотиками - не исключение: на бескрайних российских просторах их одновременно выращивают, массово употребляют и перевозят транзитом. Такая особенность диктует характер мер, необходимых для противодействия распространению наркомании и незаконному обороту героина, кокаина, метадона и прочей «дури».

Прежде всего необходимо признать на самом высоком государственном уровне наличие в стране катастрофической ситуации, связанной с употреблением и торговлей наркотиками. Следующим шагом должно стать создание единого комитета при Президенте России для выработки и реализации стратегической комплексной программы, рассчитанной не на сиюминутные одноразовые действия, а на длительную перспективу. Приведу слова того же генерала Барри Маккафри: «Война с наркотиками - это не наступление на одного врага силами одной армии. Это, скорее, марафонский бег, в котором участвует множество людей, но все они бегут по-разному и с разной скоростью. Пришедшие к финишу получают приз». Точнее не скажешь.

Полномочия и финансирование комитета должны в полной мере соответствовать степени угрозы, которую несут России наркотики.

ОККУПАЦИЯ ПРОДОЛЖАЕТСЯ

Наркоманов надо лечить. В последнее время в СМИ появилось немало рекламы различных специалистов и медицинских центров, обещающих быстрое и вечное избавление от пристрастия к наркотикам. Российскими специалистами разработаны уникальные методики плазмофареза (очищение крови наркоманов от токсических веществ) и криодеструкции (разрушение путем замораживания участков мозга, ответственных за наркозависимость). Однако рядом с профессионалами отираются и немало шарлатанов, наживающихся на чужой беде.

По данным Международной ассоциации по борьбе с наркоманией и наркобизнесом, родственникам россиянина, пораженного этим недугом, придется выложить за лечение (без гарантий конечного результата) от 500 до 4000 долларов. Ежегодный оборот рынка антинаркотических услуг составляет около 75 млн. «зеленых» и продолжает расти. Не исключено, что работа некоторых центров «закольцована» на наркомафию: сами калечим, сами лечим, сами денежки считаем. Государство просто обязано разобраться, в том числе и с деятельностью наркологических структур.

Бюджеты России и противостоящей ей наркомафии несопоставимы, да и бороться с ней мы еще не начинали. Государство действует методом Кутузова, пытаясь заманить противника на свою территорию как можно глубже. Однако сил и средств для перехода в контрнаступление уже нет. И поэтому оккупация продолжается, а Россия все больше погружается в кайф, не задумываясь о завтрашней «ломке».

Поделиться:

Личный дневник автора
Убитые курорты
Иероглиф

Stringer: главное

Темная лошадка Мария Певчих не становится светлее


Олег Кашин,который живет в Лондоне, где работает его жена, подтвердил, что Мария Певчих в самом деле работает на ФБК, выполняя для фонда аналитическую работу — якобы именно потому ее имя и не было известно. Он заметил, что нет никаких оснований верить Ки

 

mediametrics.ru

Опрос

Следует ли Собянину во время эпидемии продолжать менять плитку и бордюры?

Новости в формате RSS

Новотека

Загружается, подождите...

Реклама


Новотека

Загружается, подождите...
Рейтинг@Mail.ru
 

© “STRINGER.Ru”. Любое использование материалов сайта допускается только с письменного согласия редакции сайта “STRINGER.Ru”. Контактный e-mail: elena.tokareva@gmail.com

Сайт разработан в компании ЭЛКОС (www.elcos-design.ru)