Главная страница

Новости | все материалы раздела

Год 2017-й. Вопрос о земле опять актуален
4 Июня 2017

Александр Трушков

Ну вот и случилось! Государственная дума на прошлой неделе приняла закон о Лесной амнистии. Правда, пока состоялось только первое чтение, первый раунд обсуждения, но зато, как говорят в спорте, победа одержана за подавляющим преимуществом. «За» проголосовали 320 из 370 присутствовавших в зале депутатов. Причем, большинство из тех, кто проголосовал против: представители фракций КРПФ, «Справедливой России» и ЛДПР, – всё равно высказались в том духе, что «законопроект важный и нужный, просто поправить кое-что хотелось бы»…

Шансы на то, что лесная амнистия будет проведена, стремительно повышаются. И власть тогда сможет записать себе в актив эффективный приём, с помощью которого она бросила на татами проблему, грозившую стать со временем неподъёмной. Неподъёмной социально и, что главное, политически. Законопроект разработан Минэкономразвития и внесен на рассмотрение правительством.

Объединение против законопроекта сразу трёх таких разномастных, разнонаправленных (как правило) политических сил, как зюгановцы, жириновцы и мироновцы само по себе о многом говорит в пользу этого нормативного акта. Всем партиям, входящим в число оппозиционных в Госдуме, выгодно поддерживать в среде избирателей определённый накал недовольства действиями федерального правительства. Дескать, ничего не делает оно для простых людей. И это позволяет поддерживать интерес публики к «официальной» оппозиции. Другое дело, что существует и риск переиграть, «перенакалить» атмосферу. В конце концов, реальные интересы людей это отнюдь не спортивное шоу.

Ещё не бунт, но…

Закон о лесной амнистии призван устранить массу противоречий в сведениях Государственного лесного реестра и Единого государственного реестра недвижимости (ЕГРН). Сейчас по документам одни и те же участки нередко проходят параллельно и как участки лесного фонда, и как земли населенных пунктов. И характерным является тот факт, что даже топ-специалисты не вполне отчетливо представляют себе масштаб проблемы.

По данным главы Рослесхоза Ивана Валентика, пересечения и наложения такого рода зафиксированы в 240 тысячах случаев, а по свидетельству, руководителя Росреестра Виктории Абрамченко – в 377 тысячах (!). Площадь спорных участков, по их оценкам, колеблется от 1,5 до 1,7 миллиона гектаров. Тогда как председатель комитета Госдумы по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям Николай Николаев и вовсе считает, что случаев таких вдвое больше, а площадь спорных участков составляет 3,7 миллиона гектаров.

В любом из этих вариантов происходящее иначе как казусом не назовешь. Если суммировать все учтенные в реестрах земли – территория нашей страны вырастет в полтора раза. Но дело не в цифрах. Неразбериха оборачивается серьёзной головной болью для людей…

Они приобретают дачный участок и вместе с ним право собственности с записью в Государственном кадастре недвижимости. Они уверены, что все инстанции, которые требуют у них многочисленные справки и копии документов и отвечают за законность сделки, законность эту и обеспечат. Но потом оказывается, что на их участок претендует ещё и Гослесфонд, который считает его частью лесной территории, то есть де-юре федеральной собственностью. Выданные им государственными структурами документы вдруг становятся сомнительными или прямо незаконными, и люди рискуют потерять свое имущество. Они, а не чиновники, становятся потерпевшими. И в придачу виновными.

Одним из инициаторов лесной амнистии выступил губернатор Подмосковья Андрей Воробьев. На встрече с президентом России Владимиром Путиным августе 2016 года он заявил, что законопроект позволит развиваться городам. И глава государства после этого поручил «обеспечить установление границ лесов, расположенных на землях населенных пунктов, и внесение в ЕГРН сведений о таких лесах».

Вряд ли Андрей Воробьев сообщил президенту о резко возросшей социальной напряженности в связи с земельной неразберихой, но… Кто знает? Может, и сообщил. Это трудно скрывать. Потому что речь идёт уже о тысячах судебных разбирательств и десятках случаев, когда люди грозятся «выйти на улицу». Иногда уже и выходят.

Публичные конфликты, стихийные митинги и пикеты зафиксированы в ряде регионов. Особенно острый характер они приобрели не только в Московской, но и в Иркутской, Ленинградской, Новосибирской областях и Краснодарском крае. В Иркутской области, например, 29 тысяч человек уже получили судебные иски. Под угрозой признания незаконными оказались целые населенные пункты, которые созданы были несколько десятилетий назад. И это совсем не те коттеджные поселки для элиты, которые стали притчей во языцех, когда речь заходит о теневых выгодоприобретателях нового закона. О судьбе одного из них, посёлка Добролёт – недавно рассказывал Первый канал ( https://www.1tv.ru/shows/dobroe-utro/reportazh/otdat-koncy-dobroe-utro-fragment-vypuska-ot-28-04-2017)

В той же Иркутской области, которая и так с политической точки зрения считается протестным регионом (там на последних выборах губернатора победил коммунист), сейчас запущена процедура пересмотра границ сразу нескольких посёлков областного центра, и это может привести к тому, что своего законного, как они думали, жилья, лишатся десятки тысяч людей. Как вы думаете, исходя из каких жизненных позиций они будут голосовать на предстоящих президентских выборах, если лесной амнистии не будет?

Что было и что есть

Эксперты называют несколько причин произошедшего. Прежде всего пеняют на кардинальные перемены в начале 90-х годов, когда страна резко стала капиталистической. При социализме вся земля была общенародной, и надобности до метра учитывать, кто именно ею распоряжается в конкретный момент, не было. Всё равно реальный хозяин один – государство. Но с 1992 года власти при отсутствии четких границ земельных участков и единых правил начали активно раздавать землю в собственность физическим и юридическим лицам. Тем самым хотели скорее создать основу нового государства – класс частных собственников.

Другой причиной считают предоставление дачных участков и создание садоводческих товариществ по решению местных органов самоуправления, что практиковалось ещё в советское время и практикуется до сих пор. Томские активисты Общероссийского Народного Фронта подсчитали, что один из районов их области лишился таким образом четверти всех своих лесных массивов.

Подавляющая площадь лесов долгое время не была поставлена на кадастровый учет. Границы лесов определялись не границами земельных участков, на которых они расположены, а материалами лесоустройства, которые не вносятся в Единый государственный реестр, и… отсутствуют в открытом доступе!

В результате, местные администрации сплошь и рядом распоряжались полтора десятка лет участками земли на своей территории, не считая их лесными. И выдавали разрешение на их использование. Тем более что они обязаны это делать по запросу граждан, желающих организовать садоводческое или дачное товарищество. Обязаны согласно… действующему законодательству.

Конечно, реальными и безусловными виновниками этой ситуации являются прежде всего чиновники государственных структур: Росимущества и Рослехоза. Они должны были провести разграничение земель и навести порядок в землепользовании, но занялись этим лишь сравнительно недавно, в 2013-14 годах.

Прохлопали ситуацию в этой сфере и прокуроры, которые раньше, в советское время тоже не сталкивались с подобной проблемой. Кроме того, кого-то из чиновников всех этих структур неразграниченность участков, бесхозяйственность и хаос в землепользовании вообще долгое время кормили, приносили доход – в виде взяток «предприимчивых деятелей». Но кто же из чиновников этих структур сегодня признается в собственном бездействии или мздоимстве?

Валить в таких случаях принято на простых граждан. Они как правило – профессиональные «крайние». Вот и валят на них – масштабно и бесцеремонно…

В той же Иркутской области группа юристов, возглавляемая советником губернатора, доктором юридических наук Сергеем Шишкиным, обнаружила в некоторых документах, на которые опираются Росимущество и прокуратура в своих исках к собственникам неразграниченных садоводческих участков, признаки фальсификации либо дефекты и несоответствия, не дающие возможность рассматривать документы как подлинные. В нескольких судебных процессах уже заявлены ходатайства о назначении судебной технико-криминалистической экспертизы. И это, подчеркну, сделано в отношении документов, предоставленных чиновниками, государственными служащими!

Процесс пошёл?

Не исключено, что лесная амнистия окажет только сопровождающее действие по отношению ко многим судебным разбирательствам. Судьи и так начинают понимать всю абсурдность ситуации. Знаковым в этом смысле можно считать решение Иркутского районного суда 3 мая 2017 года.

Рассмотрев иск Западно-Байкальской межрайонной прокуратуры к группе граждан и администрации Иркутского районного муниципального образования о признании незаконными постановлений мэра Иркутского района о предоставлении гражданам в собственность земельных участков, а также истребовании из владения граждан предоставленных им земельных участков, входящих в состав ДНТ «Ангара», суд в удовлетворении иска прокуратуры отказал. Причем в полном объеме.

Первая ласточка?

Поделиться:

Обсуждение статьи

Страницы: 1 |

Добавить сообщение




Личный дневник автора
Убитые курорты

Stringer: главное

Путин в сетях у сектантов-методологов


Сергей Кириенко издавна тяготел к сектам. Сам он закончил полный курс у сайентологов. И потом, когда это оказалось некстати, слишком близко к западным спецслужбам, прильнул к методологам Петра Щедровицкого. Сергей Кириенко, который при Росатоме создал «м

 

mediametrics.ru

Опрос

Уберет ли Путин Собянина с поста мэра Москвы?

Новости в формате RSS

Новотека

Загружается, подождите...

Реклама

Loading...

Еще «Новости»

Новотека

Загружается, подождите...
Рейтинг@Mail.ru
 

© “STRINGER.Ru”. Любое использование материалов сайта допускается только с письменного согласия редакции сайта “STRINGER.Ru”. Контактный e-mail: elena.tokareva@gmail.com

Сайт разработан в компании ЭЛКОС (www.elcos-design.ru)