Pедакция не отвечает за содержание заимствованных материалов

Смоки
21 Октября 2003

Воровать и не считать свои действия противоправными в современной России могут себе позволить лишь олигархи, братки и молодежь с пирсингом на разных местах. Такую молодежь называют - смоки.

Смоки cтали частью альтернативной культуры, взяв на себя роль ее ультраправого реакционного экстремального крыла. Конечно, грабить и избивать своих сверстников - это чудовищно. Но не ужасно ли существование самих этих сверстников, пропагандирующих суицидальные идеи? Подростки-альтернативщики жалуются на однообразие и скуку серых дней и жаждут адреналина в крови, который и приходит к ним в образе смоков.

«Альтернативная» крыша

Наташа, которая слушает альтернативную музыку, помогла мне внедриться в необычный московский смок-клан, состоящий только из особ женского пола. «Сборище» молодых воровок носит название «GEC» («Girl Extreme Crew»), что переводится как «девчачья экстремальная команда», или просто «Джек». Члены клана отнимают у девушек, приходящих на концерты hard-core-групп, одежду, рюкзаки, деньги, мобильники...

«Джек» образовался зимой 1998 года. Сначала girl-смоки были просто подружками парней-смоков, и те иногда «кидали» людей вместе со своими пассиями. Потом девчонки доросли до самостоятельности, а их «фишкой» стало то, что членами их клана могут стать только другие девчонки и никаких парней!

Мы с Наташей поехали на концерт группы «SCANG» в «R- клуб», что находится на «Тульской». Я всю дорогу ее расспрашивала о смоках.

- Наташ, ты тоже в клане?

Ее лицо немного мрачнеет:

- Я - нет. Стрёмно как-то, все-таки это «уголовка».

- Как же ты с ними познакомилась?

- Они что-то вроде «крыши».

Правда жизни заключается в том, что в многоликой молодежной культуре альтернативщики подвергаются гонениям и нападкам со стороны других субкультур. Говоря проще, их бьют и скинхеды, и рэпперы, и панки, и гранжеры, поэтому любой выход в свет, то есть на концерт, всегда сопровождается определенным риском нарваться на кулак того, кто твои музыкальные пристрастия не разделяет и ненавидит. Бандитизация общества докатилась и до альтернативщиков, теперь они предпочитают дружить со смоками, чтобы безопасно, без напрягов «отрываться» на концертах.

Рядовое кидалово

Я прошу Наташу рассказать про концерт, а следовательно, и про «акцию», на которую мы едем.

- Сегодня обычный концерт, рядовое кидалово, так, по мелочевке. С девчонками я забилась в четыре, чтобы ты прониклась атмосферой клана. Теперь давай повторим твою легенду.

Еще за неделю до «акции», когда я спросила ее, есть ли у нее «выход» на смоков, Наташа великодушно согласилась меня с ними познакомить. Ее единственным и жестким условием было то, что я ни при каких обстоятельствах не расскажу смокам о своей профессии. Девчонкам было решено представить меня как начинающую альтернативщицу.

Ну, вот мы и на «Тульской». На платформе «наших», то есть альтернативщиков, человек десять. Модные мальчики и девочки в широких штанах пьют пиво и оживленно переговариваются друг с другом. На одной из скамеек сидят четыре девушки и изредка поглядывают на веселых тусующихся студентов и школьников. Сразу понимаю, что это и есть пресловутый «Джек». Внешне они ничем не отличаются от других поклонников «тяжелой» музыки: те же кеды, цепи, дреды и пирсинг, их выдает взгляд - цепкий, оценивающий, хваткий. Наташа знакомит нас: Ира, Юля, Надя, Оля.

Я опасалась, что девчонки- смоки в начале нашего знакомства воспримут меня настороженно, но, к счастью, этого не произошло. Они буквально засыпали меня вопросами о том, что я слушаю, на чем катаюсь, есть ли у меня татуировки. От полного разоблачения меня спасла Наташа, спросив их, кинули ли уже кого-то или нет.

- Да, - отвечает Надя, улыбаясь, - мы здесь где-то с трех зависаем, вышли хот-догов поесть, а там две рэпперши «Фанту» покупают, у них пятихатка, мы к ним подваливаем: «Yo, сестры, всем пис! Гоните лавэ, на школу брейк-данса не хватает!» Я делаю изумленные и круглые глаза: «И они так просто отдали вам сдачу?» Мой вопрос вызывает гомерический хохот.

- Ты чего, какая сдача? Они нам целую пятисотрублевую купюру отбашляли, а потом такую «Лолу, беги» устроили.

- Почему?

- Ирка им сказала, что мы скингерлы переодетые. - Смоки снова начинают смеяться, вспомнив свою проделку.

В половине четвертого к нам подходит еще один член клана - Неля, которая пасла «лохушек» на улице, так как очень много альтернативщиц приезжает в «R-клуб» наземным транспортом, встречаясь при выходе из метро, где их уже поджидают смоки. Неля вытаскивает из рюкзака три бейсболки, два диска и шесть бутылок пива и отдает все Ире, которая в данном форсе (отряде) главная. Юля и Оля со знанием дела рассматривают лейблы на молодежных головных уборах: «Это - рынок, это - то же, во, родной «адик».

- Беру, - произносит Оля и натягивает бейсболку на себя.

- Давай ченч, - предлагает Надя, - ты мне «адик», а я тебе «кэнг» черный, вельветовый.

- Тот, что с «Седьмой расы»?

- Да.

- Окэ.

«Сделка века» завершена. В любом смок-клане дележ награбленного осуществляется по принципу справедливости, то есть доля каждого зависит от стоимости и товарного вида вещи, на которую он кинул. Правда, совершать обмен или перекупать вещи между своими не запрещено.

Без пяти пять на Ирин мобильник приходит SMS-ка от «уличных» (так в клане зовут тех, кто «работает» на улице). В сообщении всего два слова: «Риальная тема» и подпись N (Неля). На сленге смоков название песни группы «Кирпичи» означает, что у «лохушек» есть очень ценный и дорогой товар или баксы.

Мы выходим из метро. Я держусь Нади, с которой мы еще на станции разговорились о кино и выяснили, что нам обеим нравится парочка Кассовиц - Кассель.

- Слушай, - спрашиваю я, отхлебнув пива, - а ты давно в клане?

- Я? - задумывается моя новоиспеченная подруга. - Уже два года.

- А как ты в него попала?

- Да, в общем-то, случайно. Я альтернативу стала слушать вместе с моим тогдашним парнем, мы вместе ходили на концерты, смоки нас не трогали. Киря качался, и вообще такой бычара был, что смоки его стремались. А однажды тема такая была, в «Свалке» выступал Дельфин, но у Кири какие-то дела были, и он со мной пойти не смог, потом прямо в клубешник приехал. А я тоже чего-то опоздала, после десяти вход дороже, я стою у «Свалки» ему на мобилу звоню - глухо. Потом выяснилось, что у Кири батарейка разрядилась, ну делать нечего, я к метро. Навстречу Ирка, Юлька, другие девчонки, сначала, естественно, кинуть хотели, потом Юлька ко мне присматривается и говорит: «Слушай, не ты ли меня на прошлой неделе «Холстеном» в «Точке» угощала?», а у меня тогда день рождения был, я в «нулину» была и не помню, кого угощала, с кем конектилась. Но ей ответила, что да, это я была. Так вот мы и познакомились, они меня в клуб вписали. На следующий день я с ними забилась на Поклонке, на скейтах покататься. У меня скейт голимый был, «желтый» (т.е. китайского производства), ну Ирка и говорит: «Надь, хочешь новую доску?», я: «Конечно, только денег нет». Она такая: «Не вопрос. Выбирай любую из тех, - и тычет на малолеток с родными «Burtonами». Я выбрала, мы вдвоем подошли и забрали.

- Как?

- Сначала попросили дать покататься, а потом просто не вернули. С тех пор я в клане.

Надь, хочешь новую доску? Вот она!

Я спросила Надю, не боится ли она уголовной ответственности за свои деяния. Восемнадцатилетняя студентка МАИ ответила: «Ты чего, какая тюрьма? Никто ментам не заявляет, самим же потом хуже». Действительно, кинутые на концертах школьники и студенты не обращаются в милицию по поводу разбойных нападений, так как боятся мести со стороны других членов клана, оставшихся на свободе. Альтернативная культура, несмотря на множество поклонников, довольно замкнута. По сути, заочно друг с другом знакомы все посетители концертов (один знает этого, этот третьего и так далее), и таким образом выяснить, кто заявил в правоохранительные органы о краже, не составляет труда.

В начале шестого я стала свидетельницей идеально осуществленной акции. «Риальной темой» оказался японской цифровой фотоаппарат, стоимостью 400 зеленых. Его обладательница фотографировала двух своих подружек и пискляво возвещала миру, что надо бы оставить кадров на «SCANG». Услышав это, девчонки-смоки перемигнулись. «Альтернативщицы», - иронично прошептала мне Надя.

- Сейчас будете кидать? - азартно спросила я.

- Нет, еще рано. Ждем сигнала от Нельки.

В двадцать минут шестого Неля со своими напарницами подошла к лохушкам с невинным вопросом: «Привет, девчонки! У вас флаеров лишних на концерт нет?» Дальше - типичная «разводка» (пустая болтовня о музыке, пирсинге и концертах), которая приводит к предложению сфоткаться на память. Неля подмигивает Ире, и акция подходит к своей главной части - отъему товара. Неле в голову приходит «гениальная» мысль увековечиться на пленке в новом составе, обладательница фотоаппарата с радостью соглашается. Через несколько секунд Ира просит фотик со словами: «Теперь давай тебя сфоткаем, а то ты нас все время щелкаешь, а сама не при делах». Все, фотоаппарат наш! Ира кладет его к себе в рюкзак, до подружки жертвы доходит раньше других.

- Эй, это наш фотик!

- Да ты че? - тихо и грубо спрашивает Ира. - А по-моему, наш.

- Отдайте фотоаппарат, - говорит его экс-хозяйка, - вы его украли!

- Думай, что говоришь, - подключается Неля, - за такие слова отвечать надо.

- Я сейчас закричу, отдайте.

Мне становится немного страшно, жертва в состоянии шока, может поднять шум, но мои опасения беспочвенны. Оля притягивает за лямки рюкзака жертву к себе и, улыбаясь, произнесет: «Слушай, ты, если вякнешь, тебя так отпинают, что ни один «Склиф» не поможет. Радуйся, что только на цифру кинули, а шмотки оставили!» Для прохожих мы выглядим как кучка знакомых, шутящих и пьющих пиво. Легонько оттолкнув от себя напуганную девочку, Оля спрашивает: «Мы поняли друг друга?». Та начинает энергично кивать головой. «Ну мы пошли, - говорит Ира, - если что, увидимся на «SCANGах». Пока!»

Бернальдо Светлана

Кузнецова Марина

Поделиться:

Обсуждение статьи

*1
Oct 26 2003 4:55AM

А что - нормальные последователи чубайса на бытовом уровне ...

Страницы: 1 |

Уважаемые участники форума! В связи с засильем СПАМа на страницах форума мы вынуждены ввести премодерацию, то есть ваши сообщения не появятся на сайте, пока модератор не проверит их.

Это не значит, что на сайте вводится новый уровень цензуры - он остается таким же каким и был всегда. Это значит лишь, что нас утомили СПАМеры, а другого надежного способа борьбы с ними, к сожалению, нет. Надеемся, что эти неудобства будут временными и вы отнесетесь к ним с пониманием.

Добавить сообщение




Личный дневник автора
Убитые курорты
Иероглиф

Stringer: главное

Темная лошадка Мария Певчих не становится светлее


Олег Кашин,который живет в Лондоне, где работает его жена, подтвердил, что Мария Певчих в самом деле работает на ФБК, выполняя для фонда аналитическую работу — якобы именно потому ее имя и не было известно. Он заметил, что нет никаких оснований верить Ки

 

mediametrics.ru

Опрос

Следует ли Собянину во время эпидемии продолжать менять плитку и бордюры?

Новости в формате RSS

Новотека

Загружается, подождите...

Реклама


Новотека

Загружается, подождите...
Рейтинг@Mail.ru
 

© “STRINGER.Ru”. Любое использование материалов сайта допускается только с письменного согласия редакции сайта “STRINGER.Ru”. Контактный e-mail: elena.tokareva@gmail.com

Сайт разработан в компании ЭЛКОС (www.elcos-design.ru)