Pедакция не отвечает за содержание заимствованных материалов
Господа, объявленная новогодняя распродажа является вынужденным экспериментом. Суть его в том, что технически убирать старые материалы, которые находятся в архиве, но поисковыми системами выдаются, нелегко. Поэтому призываем желающих обозначить свои желание и назвать цену, за которую хотели бы убрать материалы. Ибо это труд, А труд должен быть оплачен. Адрес электронной почты: elena.tokfreva@gmail.com

Компромат | все материалы раздела

Причина падения польского самолета под большим вопросом
11 Апреля 2010

Весьма вероятно, что пилоту вообще не надо было экспериментировать в трудных метеоусловиях, а просто улететь на запасной аэродром: в Москву или Минск

Увеличить

Один из юзеров Рунета пишет, что живет вблизи аэродрома Северный под Смоленском. Аэродром находится в окружении густо застроенных промышленном районе. Рядом - завод. Тяжелый аэродром.

"Только что с места падения. Глиссада у меня из окна видна.

Подошел настолько,насколько дали доблестные милиционеры.

Агентства пишут,что самолет нашли в километре от ВПП. На самом деле лежит в 200-250 м от торца полосы,уклонился в сторону метров на 100. Еще бы чуть чуть и всадился бы в стоянку Ил-76,там их штук 6 стоит. Первое касание верхушек деревьев было метров за 500 до ВПП. Цеплял плоскостью,судя по всему,т.к. недалеко от места первого касания лежит носок плоскости (первое фото)". ************

Сергей ВЕРЕВКИН,

профессиональный авиатор, работник гражданской авиации с 1975 по 1984 год, военной авиации — с 1984 по 1988 год. В 1981—1983 годах — заместитель начальника аэропорта Внуково по аэродромному обеспечению

НЕУЖЕЛИ МЫ ОПЯТЬ СКРЫВАЕМ ПРАВДУ?

В катастрофе польского президентского самолета белых пятен будет столько же, сколько в катынском расстрельном деле.

Российские официальные лица винят в трагедии что и кого угодно, но только не нас самих. Между тем все говорит за то, что вина россиян здесь есть.

При рассмотрении катастрофы польского президентского самолета ТУ-154 в районе аэродрома в Смоленске сразу охватывает некоторое недоумение. Я, в прошлом заместитель начальника правительственного аэропорта Внуково, знаком с вопросами обеспечения безопасности полетов, в том числе и так называемых литерных рейсов, не понаслышке. Сам лично неоднократно принимал участие в подготовках таких рейсов с первыми лицами СССР. К примеру, во время смерти Л.И. Брежнева и прилетов-отлетов членов правительственных делегаций в Москву именно я был назначен ответственным руководителем Внуковского объединения. А тогда была погода не в пример сегодняшней хуже, и «литерных рейсов» в тот день было несколько десятков.

Так вот, сомнение вызывают сразу несколько обстоятельств. Первое: в комментариях официальных лиц сразу бросается в глаза навязчивая попытка переложить вину в катастрофе полностью на экипаж президентского борта и полностью отвести какие-либо обвинения от аэродрома Смоленск. Либо же на технические неполадки самого самолета.

Конечно, третьего тут не дано — либо человеческий фактор, либо технические неполадки. Причем не только самолета, но и наземного посадочного оборудования аэродрома, о чем почему-то не было упомянуто ни разу.

Попробуем разобраться.

Человеческий фактор

За штурвалом президентского борта сидел не обычный летчик, а лучший из лучших летчиков Польши. Лучше всех подготовленный, наиболее опытный, самый дисциплинированный. И поскольку он упорно раз за разом пытался посадить самолет, то можно сделать очевидный вывод: условия посадки, сообщенные ему диспетчером аэродрома Смоленск, не выходили за пределы его личного минимума.

Дело в том, что летчики сажают самолеты на ВПП (взлетно-посадочную полосу) только в тот случае, если погода на аэродроме соответствует личному минимуму пилота. По стандартам ICAO—ИКАО (International Civil Air Organization — Международной организации гражданской авиации) погодные условия делятся на три категории ИКАО.

1-я позволяет сажать самолеты при горизонтальной видимости 600 метров и вертикально — 60 метров.

2-я — при горизонтальной 300 метров и вертикальной 30 метров.

И, наконец, 3-я — при нулевой видимости.

Для того чтобы летчик имел право посадить самолет в условиях видимости той или иной категории ИКАО, требуются два условия:

1. Аэродром должен быть оборудован системами посадки по этой категории.

2. Летчик должен иметь сертификат посадки по этой категории. То есть, если при видимости по 2-й категории ИКАО летчик имеет сертификат по 3-й категории, он не имеет право сажать самолет, даже если и отчетливо видит ВПП.

Сразу два вопроса:

1. По какой категории ИКАО был оборудован аэродром в Смоленске?

2. Какую категорию посадки имел летчик президентского борта?

На второй можно ответить с той или иной долей уверенности: он был подготовлен либо по 3-й, либо по 2-й категории. В 80-х года ХХ столетия по 3-й категории ИКАО был оборудован во всем мире только один аэропорт — в Дубае. В СССР пытались оборудовать по 2-й категории только аэропорты Внуково, Домодедово и Шереметьево. Хотя с тех пор прошло много лет, вряд ли аэропорт Варшавы оборудован по 3-й категории ИКАО, но что по 2-й оборудован — это точно.

Так что летчик имел право и мог посадить самолет при видимости горизонтальной до 300 метров и вертикальной — до 30 метров. В новостях передали, что видимость составляла 300—500 метров. Скорее всего, речь идет о горизонтальной видимости, потому что говорилось о сильном тумане. Сам работая в течение многих лет на аэродромах, знаю по своему опыту: видимость 300—500 — это и есть сильный туман.

Но для летчика это была штатная ситуация — «посадка по 2-й категории». Значит, если видимость была в рамках 2-й категории, он обязательно посадил бы борт на ВПП. Катастрофа в этих условиях объясняется только одним: видимость не соответствовала условиям 2-й категории.

Но почему же пилот раз за разом старался посадить самолет именно в Смоленске? Ведь при каждом заходе на посадку ему заново сообщались условия — в первую очередь, видимость горизонтальная и вертикальная, а также ветер (скорость и направление), давление и другие данные. То есть четыре раза ему сообщались данные, удовлетворявшие условиям 2-й категории, и четыре раза он пытался посадить самолет.

Ни один пилот не станет делать этого, если видимость не соответствовала его личному минимуму. Тем более дисциплинированнейший командир президентского борта!

Из этого у меня вытекают только два предположения:

1. Командир президентского борта был чем-то вроде легендарного Мимино — лихого летчика малой авиации, которому уставы летной службы, наставление по производству полетов, присяга президенту страны — все по барабану. Этакий лихач за штурвалом.

2. Командиру президентского борта четыре раза выдавали неверную метеообстановку в районе аэродрома.

Технические неполадки

Самолет ТУ-154 — морально устаревший. Он расходует много топлива, двигатели у него шумные, при посадке на мокрую ВПП у одной из модификаций, если память не изменяет, «В», была особенность (неизвестно, какой модификации был этот борт — «В» или другой) — склонность к выкатыванию налево с ВПП в процессе пробега. (Как известно, при посадке самолета на ВПП отмечаются три стадии: посадка, пробег, руление). Сам неоднократно бывал в таких ситуациях, так что, опять-таки, знаю это не понаслышке. Это не было неисправностью, это было конструктивно-производственным недостатком — так он был запроектирован.

Но до посадки дело не дошло, а другие его недостатки влияния не оказывают. Он совсем недавно был отремонтирован в Самаре — все его четыре двигателя и другие системы, — принят польской стороной после ремонта. Значит, дело не в самолете.

И вот тут-то сразу возникают ряд вопросов, проистекающих из особенностей аэропорта Смоленск.

Особенность первая. Аэродром Смоленска совсем недавно был еще аэродромом совместного базирования военной и гражданской авиации. То есть на нем базировались авиаполк и гражданский летный авиаотряд. Это соседство «вояк» с «гражданскими» всегда головная боль, как для одних, так и для других. Потому что цели у них принципиально разные. «Воякам» в первую очередь Родину надо защищать и боевые задачи выполнять. А «гражданским» надо обеспечивать регулярность авиарейсов и прибыли побольше получить. Словом, от такого соседства порядка в целом в аэропорту Смоленска отнюдь не прибавлялось. И то, что недавно это все прекратилось и аэродром перешел в одни руки, вовсе не означает, что беспорядок мгновенно испарился, аки дым на ветру. И если средний уровень бардака в гражданской авиации довольно высок, то в Смоленском аэропорту дело обстоит еще хуже.

Особенность вторая. Аэропорт Смоленска до распада СССР относился к среднемагистральной авиации. То бишь имел исключительно внутренние авиасвязи. И значит, не был оборудован по 2-й категории ИКАО. Кстати, оборудование по категориям ИКАО было дорогостоящим делом и во времена СССР. И уж никак не стало дешевле позже. Для того чтобы оборудовать аэродром по 2-й категории ИКАО, надо устроить в покрытии ВПП и РД углубленные огни повышенной светосилы, оборудовать главнейшие узлы системы посадки, курсовые и глиссадные радиомаяки, огни подхода и огни ВПП и РД и т.д. тройной системой независимого электропитания и т.д. и т.п.

Так что, даже если он и был оборудован и сертифицирован ИКАО по 2-й категории ИКАО, не факт, что все это оборудование поддерживалось в должном техническом состоянии. Кстати, сертифицироваться по 2-й категории ИКАО должны были не только оборудование и летчики, но и диспетчеры службы руководителя полетов. Было ли это сделано?

И вот тут надо опять вернуться к тем самым четырем попыткам посадить борт на ВПП. Раз за разом они были неудачны, и раз за разом диспетчеры выдавали экипажу погоду, позволяющую произвести следующую попытку. А командир корабля послушно и честно пытался посадить борт. И лишь затем диспетчеры посоветовали командиру посадить борт на другой аэродром.

О чем это говорит?

Посадочное оборудование было или стало неисправным и выдавало неверные условия по видимости. Которые передавались диспетчером на президентский борт. И только после очередной попытки посадки диспетчер что-то заподозрил и посоветовал командиру борта уйти на запасной аэродром. Но правды не сказал, потому что не знал ее сам.

Я уверен, что если бы диспетчер выдал командиру корабля условия по видимости, выходящие за пределы личного минимума пилота и аэродрома, тот беспрекословно подчинился бы. Беспрекословно и на полном автомате. Летчиков годами учат, натаскивая, как собак Павлова, мгновенно оценивать ситуацию, и если она выходит за пределы штатной — мгновенно, автоматически принимать единственно верное решение.

Конечно, все это только предположения. Но, поверьте, основаны они не на воде или кофейной гуще.

www.specletter.com

Поделиться:

Обсуждение статьи

Владимир
Apr 19 2010 1:23PM

Я уже писал в обсуждениях этой странной аварии, что после тщательной проверки условий посадки и российского военного аэродрома совместной российско-польской комиссией, ОБЯЗАТЕЛЬНО НЕОБХОДИМО провести в том же составе столь же тщательную проверку условий взлета и польского военного аэродрома.

Почему-то во всей этой трагической истории вспоминается постоянно комедия "Банзай", когда пилот гражданского Боинга - в прошлом камикадзе, надышавшись паров героинового порошка, попавшего в кабину по вентиляционным каналам, пошел садиться на авианосец с криком: "Вперед на Пирл-Харбор, банзай!!!"

Летчик
Apr 18 2010 8:54PM

Бред ! Автор - выпей йаду! Четыре двигателя и третий уровень. ... Ха Ха ХА !!

Владимир
Apr 15 2010 1:37PM

Мои, мои, дражайшие вы мои ПУКСята Со стороны. Милости прошу к нашему шалашу, начните прям с материалов Стрингера за декабрь 2007 г. Я весь ваш!!!

Со стороны
Apr 15 2010 9:42AM

Владимиру

Это, случаем, не Ваши слова: "А я ведь совсем открыто предупреждал, что мой ВУС - военно-учетная специальность - офицер спецпропаганды"?

Владимир
Apr 13 2010 3:46PM

Ну да, ну да. Надо было еще мини НЛО послать навстречу с мигающей красной надписью по ребру тарелки " Attention! Dangerous! Landing prohibited!!!"

Кстати, снимочек то с чьего спутничка будет?

Не вините Россию, хотя вам так хочется этого
Apr 13 2010 3:22PM

"Гонора" - это по-польски "честь", а по-русски просто гонор

12 Апреля 2010

Дмитрий Бабич, обозреватель РИА Новости.

«Газета выборча» сообщает, что за 15 минут до катастрофы в аэропорту Смоленска службы наземного контроля полетов запретили посадку прилетевшему из Москвы самолету Ил-76. Не рекомендовали идти на посадку и летчикам Ту-154 личного борта польского президента. Еще перед этим из-за плохих погодных условий самолету рекомендовали посадку в Минске. «Пилоту президента наземные службы тоже отсоветовали приземляться, но отказать в посадке не могли»,- пишет московский корреспондент «Газеты выборчей» Вацлав Радзивинович.

иф
Apr 13 2010 2:49PM

Странные рассуждения у г-на Веревкина.

Ведь не было нескольких заходов на посадку!

Был один единственный.

Юрист
Apr 13 2010 11:17AM

ВИНОВАТЫ ДИСПЕТЧЕРЫ 100% - они рекомендовали лететь на другой аэропорт, но НЕ ЗАКРЫВАЛИ ЛЁТНОЕ ПОЛЕ!!!

При такой видимости аэропорт должен быть объявлен закрытым.

В любой нормальной стране аэропорт должен объявить экипажу чётко и ясно о закрытии "We are closed - you can't land" = "Мы закрыты - вы не можете приземляться". Русские этого не сделали, зная, что аэропорт абсолютно не приспособлен для посадки в тумане - не имеет ни ИЛС, ни даже РЛС и грохнули поляков!

Демократия
Apr 13 2010 2:15AM

Скромный самолет. Никаких саун и залов. Ну отделка чуть лучше. Президент Польши не мог себе купить шикарный лайнер? Мог. Но демократия...

Larrissa
Apr 12 2010 10:03PM

такие "анализы" - уже традиция, то же самое было и после взрыва "невского" и терактов в метро.

Страницы: 1 | 2 | 3 |

Добавить сообщение




Личный дневник автора
Убитые курорты

Stringer: главное

Все реконструкторы знали, что Соколов псих и плохо кончит


Историка Олега Соколова, который, по версии следствия, убил и расчленил свою подругу жизни, аспирантку СпбГУ Анастасию Ещенко, сейчас обсуждают на французских форумах, посвященных Наполеону. Знавшие Соколова французские реконструкторы утверждают, что в по

 

mediametrics.ru

Опрос

Справится ли правительство с мусорной проблемой?

Новости в формате RSS

Реклама


Еще «Компромат»

Рейтинг@Mail.ru
 

© “STRINGER.Ru”. Любое использование материалов сайта допускается только с письменного согласия редакции сайта “STRINGER.Ru”. Контактный e-mail: elena.tokareva@gmail.com

Сайт разработан в компании ЭЛКОС (www.elcos-design.ru)