Pедакция не отвечает за содержание заимствованных материалов
Господа, объявленная новогодняя распродажа является вынужденным экспериментом. Суть его в том, что технически убирать старые материалы, которые находятся в архиве, но поисковыми системами выдаются, нелегко. Поэтому призываем желающих обозначить свои желание и назвать цену, за которую хотели бы убрать материалы. Ибо это труд, А труд должен быть оплачен. Адрес электронной почты: elena.tokfreva@gmail.com

Компромат | все материалы раздела

Глава ФСНСЗСМКОКН Борис Боярсков: Мы и руководители СМИ не понимаем друг друга
6 Апреля 2007

За год работы главный медийный смотритель вынес 63 предупреждения средствам массовой информации

Оригинал: Новая газета

За год работы главный медийный смотритель вынес 63 предупреждения средствам массовой информации

Административная реформа годовой давности привела в сфере СМИ к созданию структуры со сложно выговариваемым названием — Федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия (ФСНСЗСМКОКН). Глава службы Борис Боярсков за это время вынес 63 предупреждения СМИ. Двух предупреждений для телеканала или радиостанции достаточно, чтобы не продлевать ему лицензию, а для печатных СМИ — чтобы ставить вопрос об их закрытии. В отличие от прежнего Минпечати, Боярсков ни разу не сообщил о том, каким СМИ и за что эти предупреждения вынесены.

— Вам тяжело было перестроить мироощущение бывшего сотрудника спецслужб на новые либеральные рельсы?

— А бывший лет 15 назад сотрудник спецслужб и «либеральный» — это несопоставимые вещи? Я из спецслужб ушел в 1991-м. Если мозги есть, их всегда можно перестроить. Более того, они сами перестраиваются: организм саморегулируемый.

— Значит, 14 лет назад вы ушли из спецслужб. И это важно знать. Лично я, скажем, связывала вашу скрытность с предыдущей работой в спецслужбах, думала, что она вошла в вашу кровь, что тяжело вам на нынешнем посту отчитываться перед общественностью.

— Скорее это последствия работы в банке, где я проработал практически столько же, сколько в спецслужбах, — 10 лет.

— Из спецслужб — сразу в банк?

— Нет, еще в Совете народных депутатов. Два года был зампредседателя райсовета. А в 1994-м ушел в банк. Работал в двух.

— Последнее ваше место — «Еврофинанс»*, прежде СМИ не интересовавшийся. Как думаете, отчего в последнее время он приобретает их все больше?

— Думаю, он рассматривает это как интересный бизнес. А как иначе?

— А как случилось так, что из кресла в «Еврофинансе», который становится одним из крупнейших игроков на рынке СМИ, вы перешли на работу по регулированию этой сферы?

— С одним из руководителей нынешнего Минкульта — Надировым — я сталкивался по работе в Петербурге. Он мне до сих пор, кстати, не может забыть, что, будучи в райсовете, я не выделил средств на асфальтирование двора в Вагановском училище, которое он возглавлял. Мы случайно встретились в Москве. И Надиров, видимо, сделал некоторые рекомендации министру Александру Соколову, и он пригласил меня на работу.

— То есть Надиров подумал: «Не дал мне как-то денег на асфальт, назначу-ка я его в министерство»?

— Не могу сказать о его мотивах. Мои мотивы: работа здесь намного динамичнее, чем в банке. Мне интересно участвовать в сфере, изменяющейся каждый день, принимать решения, имеющие общественное значение, находиться в курсе жизни. Это больше похоже на мою работу в Совете депутатов. А банк — механизм, где чувствуешь себя маленькой шестеренкой.

— Почему люди из бизнеса уходят в чиновники? Это же скучно. Меньше денег.

— Мне казалось наоборот: когда в бизнесе все налажено — скучно, а здесь не знаешь, чего ожидать. Доходность действительно иная, но долгий опыт работы в бизнесе позволяет об этом не думать.

— В список Forbes не попадете случаем?

— Мне это не грозит.

— Вы еще и член Федеральной конкурсной комиссии по телерадиовещанию (ФКК), которая решает, каким компаниям вещать в регионах. На предпоследнем заседании был громадный скандал в связи с Новосибирском («Новая» подробно рассказывала об этом в № 35 за этот год. — Н.Р.). Почему лицензии на вещание у Якова Лондона были отобраны?

— Не стал бы оценивать эту ситуацию как скандал. Мы руководствуемся решением судов. У владельцев НТН на протяжении двух лет шли тяжбы, суд признал выдачу лицензий НТН незаконной. Пристав обязал нас это решение исполнить.

— Но за неделю до конкурса суд Новосибирска запретил его проведение.

— Письмо суда зарегистрировано у нас или за день, или в тот же день, что и конкурс. В почте оно прошло через моего заместителя, я нашел его спустя два дня после конкурса. Поэтому мы не учитывали его на ФКК.

— Переголосование сейчас возможно?

— Решение принимается путем не поименного, а открытого рейтингового голосования, не фиксируется, кто «за», кто «против». Процедуры отзыва голоса нет. Голосование по Новосибирску мне кажется не лучшим, но изменить результаты не могу.

— А вы понимаете, что вам не избежать никогда обвинений в лоббизме? Вот, например, то же решение ФКК по Новосибирску, где выигрывает НТВ, т.е. «Еврофинанс» как совладелец канала и ваш бывший работодатель.

— Обвинения должны основываться на конкретных фактах. Если они будут, рассмотрим их вместе с вами. Но решение о победителе конкурса принимаю не я, а 8 постоянных членов комиссии и 3 представителя регионов. Мой голос даже не блокирующий.

— А как к каналу «Звезда» относитесь? Он, по словам его руководства, тогда же выиграл шесть городов вещания.

— Не шесть, а два. Еще в двух партнеры «Звезды» обязались распространять их программы. В целом к каналу я с сомнением отношусь. По-моему, ему место в кабеле. Апеллирование к созданию патриотического канала мне кажется недостаточно обоснованным: все каналы должны нести патриотическую составляющую. Вспомните, что 9 Мая было на всех каналах. А результаты конкурса по «Звезде» для меня самого оказались неожиданными.

— Почему вы все-таки не озвучиваете, кому выносите предупреждения?

— Работа в банке научила меня опасаться репутационных рисков. Предупреждения СМИ теоретически могут создать им проблемы из-за ухудшения репутации. Моя позиция — не влиять на экономическое состояние СМИ. Когда разбирательство становится судебным, открытым, мы готовы открыто говорить о своей позиции. У нас было два судебных заседания по предупреждению REN TV за пропаганду наркотиков (за передачу с участием Децла и Артемия Троицкого — «Новая» подробно об этом рассказывала. — Н.Р.). Судились с «Коммерсантом» — за интервью с Масхадовым, сейчас — с «АиФ». У нас нет смысла апеллировать к общественному мнению. Большинство предупреждений связано с реальным нарушением законодательства, для электронных СМИ почти 30%, например, с неосуществлением вещания после получения лицензии.

— Механизм вынесения предупреждения все-таки очень неоднозначный. Одним из покупателей REN TV называют все тот же родной вам «Еврофинанс». И странно, что REN TV получает предупреждение как раз тогда, когда готовится сделка.

— Да, Ирена Лесневская мне тоже говорила, что в связи с грядущими изменениями в составе акционеров ей это особенно неприятно. Но факт был! Предупреждение вынесено почти год назад, тогда я не знал о готовящейся продаже. Лесневская приняла правильные меры: внесла коррективы в деятельность редакции. А суды мы пока выигрываем. Мне эти судебные споры вообще-то не очень нравятся: мы и руководители СМИ не понимаем друг друга.

— И неудивительно!

— Конечно, но законодательство одно. По идее, должны понимать его одинаково. Если суд примет решение, не поддерживающее нас, мы его примем с уважением и сделаем вывод.

— Предположим, крупный пакет акций Первого канала уходит куда-то, не потребуется никакого вашего решения о перерегистрации, например?

— Мы не единственная служба в стране. Есть антимонопольная. С ней мы активно сотрудничаем.

— Пытаетесь бороться с монополией «Видео Интернешнл»**?

— Мы? Да они и вовсе вне сферы нашей деятельности. Это у антимонопольной службы есть возможность накладывать штрафы за нарушения закона «О рекламе». А штрафы рекламодатели зачастую закладывают в бюджеты, и рекламная политика СМИ не меняется. Мы вынесли одному каналу предупреждение за нарушение закона «О рекламе». Сразу все изменилось, представляете? Оказалось, это более действенная мера, чем штраф. С налоговой службой стали работать, со службой Госнаркоконтроля. Потихонечку выстраиваем взаимодействие…

— Чтобы давить на СМИ.

— На СМИ давить бесполезно.

— Да вы что? Посмотрите на наши каналы!

— Мы боремся не со СМИ, а с нарушениями законодательства.

— Знаете, по рынку ходят слухи, что негосударственный пакет акций Первого канала то ли уже перешел, то ли вот-вот перейдет в управление «Ефрофинанса»…

— Впервые слышу. Мне кажется, это невозможно.

— Тем не менее президент с месяц назад в интервью американской CBS сказал, что у нас только один национальный канал. А другой, сказал он, государство не контролирует. Признав, таким образом, что у государства меньше 51% акций Первого, как все время считалось.

— Я не располагаю сведениями об акционерах канала.

— А вам лично какого ТВ не хватает?

— С большим интересом смотрю познавательные и исторические передачи. Люблю Би-би-си. Значит, для меня общественного ТВ не хватает. У нас оно появится тогда, когда у населения будут на него деньги.

— Нет! Я поняла только что: это произойдет, когда «Еврофинанс» скупит все каналы, останется один, и его-то сделают общественным.

— Не думаю, что все каналы будут настолько выгодными, чтобы их скупал какой-либо банк. Для банка это инвестиционные проекты. Вот смотрите: нынешняя стоимость REN TV, например, выросла раз в 15 — со времен покупки его РАО «ЕЭС».

— У нас в газете отдел экономики часто пишет о России как об АО, где есть председатель совета директоров, миноритарные акционеры — граждане. Журналистская ролевая игра. Как вам кажется, есть у этого АО стратегия развития СМИ?

— Пока нет. Надеюсь, мы услышим о ней от министерства. Скоро этот вопрос будет вынесен на правительство.

— Предыдущее министерство все-таки ее вырабатывало — о том, что у государства должно быть только по одному каналу, газете, информагентству и радиостанции. Другое дело, как это реализуется на практике. А вы себе как это представляете?

— Каналов должно быть столько, сколько может позволить себе бюджет и сколько необходимо для социальной функции — информирования населения страны. Два-три канала…

— А может, одного хватит?

— Если будет хорошо работать, то, может, и одного.

* Группа «Еврофинанс» владеет пакетами акций НТВ, ТНТ, ТРК «Петербург», информационного агентства «Прайм-ТАСС» и др. Ведет переговоры о покупке пакета REN TV.

** Группа компаний «Видео Интернешнл» занимает около 70% рынка продаж телерекламы. Годовой оборот — около 1 млрд долларов. Продавец рекламных возможностей Первого канала, «России», «Спорта», REN TV, СТС, ДТВ и др.

Наталия РОСТОВА

Поделиться:

Обсуждение статьи

Страницы: 1 |

Добавить сообщение




Личный дневник автора
Убитые курорты

Stringer: главное

Это для Гаагского трибунала


Сегодня, как всегда, власть разгоняла своих граждан, вышедших протестовать против осквернения выборов. Выбирать в Московскую городскую думу нельзя, можно только подписываться под назначениями. Но дело не в этом. Вышедших протестовать зверски избивали.

 

mediametrics.ru

Опрос

Справится ли правительство с мусорной проблемой?

Новости в формате RSS

Реклама

Loading...

Еще «Компромат»

Рейтинг@Mail.ru
 

© “STRINGER.Ru”. Любое использование материалов сайта допускается только с письменного согласия редакции сайта “STRINGER.Ru”. Контактный e-mail: elena.tokareva@gmail.com

Сайт разработан в компании ЭЛКОС (www.elcos-design.ru)