Pедакция не отвечает за содержание заимствованных материалов

Компромат | все материалы раздела

Глава ФСНСЗСМКОКН Борис Боярсков: Мы и руководители СМИ не понимаем друг друга
6 Апреля 2007

За год работы главный медийный смотритель вынес 63 предупреждения средствам массовой информации

Оригинал: Новая газета

За год работы главный медийный смотритель вынес 63 предупреждения средствам массовой информации

Административная реформа годовой давности привела в сфере СМИ к созданию структуры со сложно выговариваемым названием — Федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия (ФСНСЗСМКОКН). Глава службы Борис Боярсков за это время вынес 63 предупреждения СМИ. Двух предупреждений для телеканала или радиостанции достаточно, чтобы не продлевать ему лицензию, а для печатных СМИ — чтобы ставить вопрос об их закрытии. В отличие от прежнего Минпечати, Боярсков ни разу не сообщил о том, каким СМИ и за что эти предупреждения вынесены.

— Вам тяжело было перестроить мироощущение бывшего сотрудника спецслужб на новые либеральные рельсы?

— А бывший лет 15 назад сотрудник спецслужб и «либеральный» — это несопоставимые вещи? Я из спецслужб ушел в 1991-м. Если мозги есть, их всегда можно перестроить. Более того, они сами перестраиваются: организм саморегулируемый.

— Значит, 14 лет назад вы ушли из спецслужб. И это важно знать. Лично я, скажем, связывала вашу скрытность с предыдущей работой в спецслужбах, думала, что она вошла в вашу кровь, что тяжело вам на нынешнем посту отчитываться перед общественностью.

— Скорее это последствия работы в банке, где я проработал практически столько же, сколько в спецслужбах, — 10 лет.

— Из спецслужб — сразу в банк?

— Нет, еще в Совете народных депутатов. Два года был зампредседателя райсовета. А в 1994-м ушел в банк. Работал в двух.

— Последнее ваше место — «Еврофинанс»*, прежде СМИ не интересовавшийся. Как думаете, отчего в последнее время он приобретает их все больше?

— Думаю, он рассматривает это как интересный бизнес. А как иначе?

— А как случилось так, что из кресла в «Еврофинансе», который становится одним из крупнейших игроков на рынке СМИ, вы перешли на работу по регулированию этой сферы?

— С одним из руководителей нынешнего Минкульта — Надировым — я сталкивался по работе в Петербурге. Он мне до сих пор, кстати, не может забыть, что, будучи в райсовете, я не выделил средств на асфальтирование двора в Вагановском училище, которое он возглавлял. Мы случайно встретились в Москве. И Надиров, видимо, сделал некоторые рекомендации министру Александру Соколову, и он пригласил меня на работу.

— То есть Надиров подумал: «Не дал мне как-то денег на асфальт, назначу-ка я его в министерство»?

— Не могу сказать о его мотивах. Мои мотивы: работа здесь намного динамичнее, чем в банке. Мне интересно участвовать в сфере, изменяющейся каждый день, принимать решения, имеющие общественное значение, находиться в курсе жизни. Это больше похоже на мою работу в Совете депутатов. А банк — механизм, где чувствуешь себя маленькой шестеренкой.

— Почему люди из бизнеса уходят в чиновники? Это же скучно. Меньше денег.

— Мне казалось наоборот: когда в бизнесе все налажено — скучно, а здесь не знаешь, чего ожидать. Доходность действительно иная, но долгий опыт работы в бизнесе позволяет об этом не думать.

— В список Forbes не попадете случаем?

— Мне это не грозит.

— Вы еще и член Федеральной конкурсной комиссии по телерадиовещанию (ФКК), которая решает, каким компаниям вещать в регионах. На предпоследнем заседании был громадный скандал в связи с Новосибирском («Новая» подробно рассказывала об этом в № 35 за этот год. — Н.Р.). Почему лицензии на вещание у Якова Лондона были отобраны?

— Не стал бы оценивать эту ситуацию как скандал. Мы руководствуемся решением судов. У владельцев НТН на протяжении двух лет шли тяжбы, суд признал выдачу лицензий НТН незаконной. Пристав обязал нас это решение исполнить.

— Но за неделю до конкурса суд Новосибирска запретил его проведение.

— Письмо суда зарегистрировано у нас или за день, или в тот же день, что и конкурс. В почте оно прошло через моего заместителя, я нашел его спустя два дня после конкурса. Поэтому мы не учитывали его на ФКК.

— Переголосование сейчас возможно?

— Решение принимается путем не поименного, а открытого рейтингового голосования, не фиксируется, кто «за», кто «против». Процедуры отзыва голоса нет. Голосование по Новосибирску мне кажется не лучшим, но изменить результаты не могу.

— А вы понимаете, что вам не избежать никогда обвинений в лоббизме? Вот, например, то же решение ФКК по Новосибирску, где выигрывает НТВ, т.е. «Еврофинанс» как совладелец канала и ваш бывший работодатель.

— Обвинения должны основываться на конкретных фактах. Если они будут, рассмотрим их вместе с вами. Но решение о победителе конкурса принимаю не я, а 8 постоянных членов комиссии и 3 представителя регионов. Мой голос даже не блокирующий.

— А как к каналу «Звезда» относитесь? Он, по словам его руководства, тогда же выиграл шесть городов вещания.

— Не шесть, а два. Еще в двух партнеры «Звезды» обязались распространять их программы. В целом к каналу я с сомнением отношусь. По-моему, ему место в кабеле. Апеллирование к созданию патриотического канала мне кажется недостаточно обоснованным: все каналы должны нести патриотическую составляющую. Вспомните, что 9 Мая было на всех каналах. А результаты конкурса по «Звезде» для меня самого оказались неожиданными.

— Почему вы все-таки не озвучиваете, кому выносите предупреждения?

— Работа в банке научила меня опасаться репутационных рисков. Предупреждения СМИ теоретически могут создать им проблемы из-за ухудшения репутации. Моя позиция — не влиять на экономическое состояние СМИ. Когда разбирательство становится судебным, открытым, мы готовы открыто говорить о своей позиции. У нас было два судебных заседания по предупреждению REN TV за пропаганду наркотиков (за передачу с участием Децла и Артемия Троицкого — «Новая» подробно об этом рассказывала. — Н.Р.). Судились с «Коммерсантом» — за интервью с Масхадовым, сейчас — с «АиФ». У нас нет смысла апеллировать к общественному мнению. Большинство предупреждений связано с реальным нарушением законодательства, для электронных СМИ почти 30%, например, с неосуществлением вещания после получения лицензии.

— Механизм вынесения предупреждения все-таки очень неоднозначный. Одним из покупателей REN TV называют все тот же родной вам «Еврофинанс». И странно, что REN TV получает предупреждение как раз тогда, когда готовится сделка.

— Да, Ирена Лесневская мне тоже говорила, что в связи с грядущими изменениями в составе акционеров ей это особенно неприятно. Но факт был! Предупреждение вынесено почти год назад, тогда я не знал о готовящейся продаже. Лесневская приняла правильные меры: внесла коррективы в деятельность редакции. А суды мы пока выигрываем. Мне эти судебные споры вообще-то не очень нравятся: мы и руководители СМИ не понимаем друг друга.

— И неудивительно!

— Конечно, но законодательство одно. По идее, должны понимать его одинаково. Если суд примет решение, не поддерживающее нас, мы его примем с уважением и сделаем вывод.

— Предположим, крупный пакет акций Первого канала уходит куда-то, не потребуется никакого вашего решения о перерегистрации, например?

— Мы не единственная служба в стране. Есть антимонопольная. С ней мы активно сотрудничаем.

— Пытаетесь бороться с монополией «Видео Интернешнл»**?

— Мы? Да они и вовсе вне сферы нашей деятельности. Это у антимонопольной службы есть возможность накладывать штрафы за нарушения закона «О рекламе». А штрафы рекламодатели зачастую закладывают в бюджеты, и рекламная политика СМИ не меняется. Мы вынесли одному каналу предупреждение за нарушение закона «О рекламе». Сразу все изменилось, представляете? Оказалось, это более действенная мера, чем штраф. С налоговой службой стали работать, со службой Госнаркоконтроля. Потихонечку выстраиваем взаимодействие…

— Чтобы давить на СМИ.

— На СМИ давить бесполезно.

— Да вы что? Посмотрите на наши каналы!

— Мы боремся не со СМИ, а с нарушениями законодательства.

— Знаете, по рынку ходят слухи, что негосударственный пакет акций Первого канала то ли уже перешел, то ли вот-вот перейдет в управление «Ефрофинанса»…

— Впервые слышу. Мне кажется, это невозможно.

— Тем не менее президент с месяц назад в интервью американской CBS сказал, что у нас только один национальный канал. А другой, сказал он, государство не контролирует. Признав, таким образом, что у государства меньше 51% акций Первого, как все время считалось.

— Я не располагаю сведениями об акционерах канала.

— А вам лично какого ТВ не хватает?

— С большим интересом смотрю познавательные и исторические передачи. Люблю Би-би-си. Значит, для меня общественного ТВ не хватает. У нас оно появится тогда, когда у населения будут на него деньги.

— Нет! Я поняла только что: это произойдет, когда «Еврофинанс» скупит все каналы, останется один, и его-то сделают общественным.

— Не думаю, что все каналы будут настолько выгодными, чтобы их скупал какой-либо банк. Для банка это инвестиционные проекты. Вот смотрите: нынешняя стоимость REN TV, например, выросла раз в 15 — со времен покупки его РАО «ЕЭС».

— У нас в газете отдел экономики часто пишет о России как об АО, где есть председатель совета директоров, миноритарные акционеры — граждане. Журналистская ролевая игра. Как вам кажется, есть у этого АО стратегия развития СМИ?

— Пока нет. Надеюсь, мы услышим о ней от министерства. Скоро этот вопрос будет вынесен на правительство.

— Предыдущее министерство все-таки ее вырабатывало — о том, что у государства должно быть только по одному каналу, газете, информагентству и радиостанции. Другое дело, как это реализуется на практике. А вы себе как это представляете?

— Каналов должно быть столько, сколько может позволить себе бюджет и сколько необходимо для социальной функции — информирования населения страны. Два-три канала…

— А может, одного хватит?

— Если будет хорошо работать, то, может, и одного.

* Группа «Еврофинанс» владеет пакетами акций НТВ, ТНТ, ТРК «Петербург», информационного агентства «Прайм-ТАСС» и др. Ведет переговоры о покупке пакета REN TV.

** Группа компаний «Видео Интернешнл» занимает около 70% рынка продаж телерекламы. Годовой оборот — около 1 млрд долларов. Продавец рекламных возможностей Первого канала, «России», «Спорта», REN TV, СТС, ДТВ и др.

Наталия РОСТОВА

Поделиться:

Обсуждение статьи

Страницы: 1 |

Уважаемые участники форума! В связи с засильем СПАМа на страницах форума мы вынуждены ввести премодерацию, то есть ваши сообщения не появятся на сайте, пока модератор не проверит их.

Это не значит, что на сайте вводится новый уровень цензуры - он остается таким же каким и был всегда. Это значит лишь, что нас утомили СПАМеры, а другого надежного способа борьбы с ними, к сожалению, нет. Надеемся, что эти неудобства будут временными и вы отнесетесь к ним с пониманием.

Добавить сообщение




Личный дневник автора
Убитые курорты
Иероглиф

Stringer: главное

"Сила Сибири" прирастает ОМОНом


Амурский газоперерабатывающий завод (ГПЗ) в районе города Свободный Амурской области станет одним из крупнейших предприятий в мире по переработке природного газа. Завод будет важным звеном технологической цепочки поставок природного газа в Китай по газопр

 

mediametrics.ru

Опрос

Следует ли Собянину во время эпидемии продолжать менять плитку и бордюры?

Новости в формате RSS

Реклама


Еще «Компромат»

Рейтинг@Mail.ru
 

© “STRINGER.Ru”. Любое использование материалов сайта допускается только с письменного согласия редакции сайта “STRINGER.Ru”. Контактный e-mail: elena.tokareva@gmail.com

Сайт разработан в компании ЭЛКОС (www.elcos-design.ru)