Pедакция не отвечает за содержание заимствованных материалов

Монитор | все материалы раздела

Бомба с Северного Кавказа
4 Февраля 2011

Автобусное и железнодорожное сообщение между столицей и Северным Кавказом - это тот самый канал снабжения взрывчаткой и "специалистами" того самого бандподполья, которое взрывает Москву.

Спецкоры “МК” легко провезли в Москву “бомбу” с Кавказа в коробке с пылесосом: милиция в ходе проверок автобуса обирала курильщиков и пьяниц

На днях следственные органы распространили информацию о сорвавшемся теракте на Красной площади 31 декабря. Известно, что террористы перевозили взрывчатку в Москву в обыкновенном рейсовом автобусе, следовавшем из столицы Дагестана. Смертельный груз упаковали в двух печках для сауны.

Знакомая история, не правда ли? Две смертницы, 17-летняя Дженет Абдурахманова и 28-летняя Мариам Шарипова, совершившие теракт весной прошлого года в столичном метрополитене, тоже прибыли в Москву из Дагестана на обычном рейсовом автобусе.

После теракта в “Домодедово” власти заверили, что приняли дополнительные меры по обеспечению безопасности на транспорте. Так ли это, решили проверить специальные корреспонденты “МК”, для чего проехали из центра Северного Кавказа до столицы в таком же автобусе. Правда, печку заменили на пылесос, куда с легкостью могла поместиться взрывчатка.

За два часа до выезда

Автовокзал Пятигорска. Кассы продажи билетов.

— Места в автобусе есть, я дам вам лучшие — ближе к водителю, — женщина-билетер — сама любезность. — Девочки, ваши паспорта.

— Ой, я кажется документы забыла, — хватается за голову одна из нас. — Без паспорта билет не продадите?

Женщина в окошке качает головой. Молчит. Понимаем, уговорить ее несложно.

— Ну, может, позвоните кому-то, вам продиктуют паспортные данные... Только на границе могут проблемы возникнуть. Но все решаемо...

Порывшись в сумке, паспорт мы все-таки предъявили.

— Дело в том, что все билетики именные — у вас по дороге будут сравнивать билеты с паспортом, — предупредила нас билетерша.

В 1850 рублей обошелся каждой из нас проезд из Пятигорска до Москвы. Кстати, плацкартный билет на поезде из Пятигорска до столицы немногим дешевле, но, видимо, хлопотнее.

Время отправления — 17.00. Время прибытия — следующий день, 19.58. Во всяком случае так указано на билете.

Спецкоры "МК" благополучно доставили из Пятигорска в Москву объемную коробку с пылесосом. А если бы там находилась не бытовая техника? фото: Светлана Самоделова

— Но обычно наши водители гораздо быстрее доезжают до пункта назначения, лишний раз нигде не останавливаются, проверками их тоже не мучают, — успокаивает нас женщина.

— Так что в 17.00 будете в Москве. Багаж есть?

…Багажа на тот момент у нас еще не было.

Боевики провезли в столицу взрывчатку в печках для сауны. Мы печек не находим, пылесос кажется нам наиболее подходящим предметом для провозки бомбы. Так же упаковочная коробка с нашей бытовой техникой вполне соизмерима с печкой для сауны. По нашим предположениям, в короб пылесоса, шланги, да и в саму оберточную коробку легко поместится начинка для бомбы. Заклеиваем коробку скотчем. Металлоискатель должен выявить металлическую начинку.

В том же магазине

нам выдали запакованный в коробку металлический чайник — в подарок. Теоретически тоже удобная тара для провозки взрывчатки.

Возвращаемся на автовокзал.

— Вот решили пылесос купить домой... — объясняем неожиданно появившийся багаж.

Женщина выписывает нам еще одну квитанцию — 120 рублей, багажное место.

Рядом прогуливаются две девушки в хиджабах. На них никто не обращает внимания. Кроме нас. Достаем фотоаппарат. Фотовспышка отпугивает интересующих нас дам, и они в считаные секунды покидают вокзальную площадь.

...Автобус опаздывает. Одна из пассажирок замечает: “На Кавказе вовремя ничего не бывает, но это никого не волнует”.

Наконец-то на мокрую площадь выруливает большой синий “Голден Драгон”, произведенный в Китае явно пару десятков лет назад.

Перед отъездом в Пятигорск. Багаж с объемной коробкой уже сдан. Груз не вскрывали, что везем — не спрашивали. фото: Светлана Самоделова

Водитель требует квитанцию на багаж, без лишних вопросов запихивает нашу коробку в нутро грузового отсека. Через минуту на ней оказывается чья–то “челночная” сумка, сверху летит сверток, обвязанный поясом от халата.Двое мужчин просят водителя за мзду погрузить три большие коробки с пометкой “Осторожно, стекло”. Из беседы шофера и погрузчиков понимаем, что товар должны забрать где–то под Воронежем. Таким образом, груз проходит мимо кассы. Знающие люди позже объяснили нам — подобная услуга стоит от 300 до 1000 рублей — в зависимости от габаритов груза. Как правило, водитель не отказывается подзаработать. Что находится внутри короба, шофер не проверяет.

Впрочем, в Пятигорске разнокалиберный багаж вообще никто не проверяет. Грузи что хочешь, только плати.

Около автобуса топчется человек в форме. Выборочно проверяет паспорта. Подозрительными ему показались всего два молодых человека. Нас, кажется, никто не замечает.

17.31. В автобусе диспетчер–контролер просматривает только билеты. Именные билеты с паспортными данными никто не сверяет. Выходит, билет мог купить на свой паспорт один человек, а отправиться в путь совершенно другой пассажир...

И еще что касается паспорта. В Пятигорске мы выяснили, что сделать поддельный паспорт стоит всего 30 тысяч рублей. Нужный документ будет готов в течение суток.

Изготовление фальшивых документов в Северном Кавказе поставлено на поток. Видимо, желающих хватает...

На трассе Пятигорск—Москва пьяных обирают до нитки

Трогаемся. В салоне пока 11 пассажиров.

Обсуждаем вполголоса события последнего теракта. Сидящий впереди мужчина с наколкой на руке “Хамид” обращается в слух. Ухо у него растет на глазах, становится одним сплошным локатором.

Делаем вывод — бдительный товарищ. Это пассажирам только плюс.

По проходу катится початая бутылка из–под пива. С задних рядов доносится: “Шайтан! Мы носим с тобой единую непролитую кровь. Зачем так делаешь?”

Пьяный молодой человек, закинувший ноги на спинку впереди стоящего кресла, только мычит.

Сменный шофер как куль сбрасывает невменяемого пассажира на сиденье. Наступает затишье перед бурей.

18.10. Первая остановка в Минеральных Водах. Еще несколько пассажиров спокойно грузят багаж. Занимают места в салоне.

Тем временем в автобус залетают двое сотрудников милиции. Неужели кого-то подозрительного засекли? Сейчас начнется шмон. Ничего подобного. Внимание милиционеров приковано к пьяному пассажиру. Тем более что на стекле автобуса висит предупреждающая табличка: “В алкогольном состоянии проезд запрещен”. Парня ногами выпихивают из салона, проверяют его паспорт и волокут в сторону опорного пункта.

Через 20 минут автобус трогается.

И снова на задних рядах шумиха. Оказывается, хмельного пассажира каким-то образом все-таки вернули на свое место.

— Обычное дело, обобрали его до нитки и посадили обратно, — поясняет сосед по креслу.

В Невинномысске у четырех новоприбывших все-таки проверили багаж металлоискателем. Характерный писк раздавался около каждой сумки.

— Что везем? — лениво спрашивали милиционеры.

По всей видимости, объяснения пассажиров приняли. Внутрь чемоданов и сумок никто не полез. Людей в форме понять можно — на улице торчать зябко, да и водитель уже запаздывает. К тому же надо что-то делать с пьяным.

Парня снова выпихивают из автобуса.

— Слушай, ему три часа до дома ехать, может, оставите, — спрашивают милиционеры у водителя.

Шофер ни в какую.

Сотрудникам правоохранительных органов ничего не остается, как отправить неугодного пассажира в “обезьянник” до утра. Взять с него тоже уже нечего — коллеги из Минвод уже обчистили штрафника.

Штраф за курение 2500 рублей

21.35. Граница Ставропольского и Краснодарского края. На въезде на КПМ ДПС.

В автобусе начинается проверка паспортов.

На улице — кромешная мгла. В салоне автобуса освещение тоже ни к черту. Однако в полумраке пограничник буквально за десять минут успевает изучить документы у всех 30 пассажиров.

— Что вы хотите разглядеть в такой темноте? — спрашиваем, когда очередь доходит до нас.

Мужчина молча протягивает паспорта: “Счастливого пути!”

Тем временем водитель открывает багажное отделение. Пограничники должны произвести досмотр сумок, чемоданов, коробок. Вместо металлодетектора в руках у одного крошечный, похожий на детский фонарик. Посветил на сумки. Наша коробка с пылесосом — крайняя, сразу бросается в глаза. Но на нее даже не обратили внимания. Пять минут, и проверка закончена. Автобус движется дальше.

22.16. Армавир. Здесь все тихо и спокойно. Ни одного проверяющего. Похоже, паспорта нам больше не пригодятся. А билеты и подавно можно выбросить.

После полуночи автобус тормозит на станции Кропоткин. Мы знали, что самые зверские милиционеры как раз в Краснодарском крае. И готовились к встрече заранее.

Однако здесь тоже все тихо спокойно. Спящих пассажиров тревожить не стали.

Выходим на улицу. Рядом девушка в лисьей шубе закуривает. В нескольких метрах за ней наблюдает сотрудник ППС. Стоило даме бросить бычок в снег и подняться обратно в автобус, ППСник оживился и рванул за ней.

— Предъявите ваш паспорт, — потребовал он у пассажирки.

Девушку отвели в опорный пункт.

— Сказали, что надо оплатить штраф в 2500 тысячи рублей на месте или приехать потом сюда за паспортом и оплатить официально административный штраф в размере 500 рублей за нарушение общественного порядка, — недоумевала позже провинившаяся. — Оказывается, менты тут специально стоят и пасут таких, как я, — с “бычками”. Но ведь тут нет ни одного запрещающего знака, что курить запрещено.

Через 200 метров от автостоянки автобус снова тормозит. Рядом — щит: “Полк ДПС по Краснодарскому краю”. Под покровом ночи подбираем еще двух человек кавказской внешности. Водитель спокойно грузит их несколько сумок. Что в них — не спрашивает. Пассажиры расплачиваются с шофером и занимают свободные места. Так до самой Москвы никто не поинтересовался ни их паспортами, ни наличием билетов.

Ночью автобус катится практически без остановок.

Кстати, перед отъездом из Пятигорска предприниматель Роберт, чей брат работает шофером, просветил нас: “У водителей давно улажены отношения с дэпээсниками. “Теплые взаимоотношения” стоят денег. Каждый пост — от 300 до 500 рублей. Чем ближе Москва, тем выше такса”.

...В пути мы уже 16 часов. Своих из автобуса уже знаем в лицо. На остановке в придорожном кафе тетушка Сати рассказывает, что едет в Москву в этом году уже во второй раз. Ищет пропавшую дочь. Мавлюда сбежала из дома в столицу, устроилась вопреки желанию родителей работать официанткой, связалась с приезжим шабашником и пропала. “Если огурцу не суждено стать хорошим, он растет крючком”, — вздыхает Сати, вспоминая о дочери.

Заур угощает нас вяленым мясом, завернутым в лаваш...

“Бандиты не имеют права действовать под флагом ислама”

За окном тянутся бесконечные поля с редкими лесополосами. Пассажиры дремлют. Но это только кажется. Салон буквально взрывает сообщение по радио о пятерых задержанных за подготовку теракта в Москве 31 декабря. У людей, живущих на Северном Кавказе, о террористах свое особое мнение.

— Я овчину, войлок, бурки делаю, — говорит седой и величественный, как горы, Заур. — Живу тем, что посылает Бог каждый день. Ко мне приходили в горы боевики. Я им прямо сказал: “Вы дети дьявола, которым нужна невинная кровь, чтобы напитаться”.

— Все мы смертны. Кому сделают люльку, тому и гроба не миновать, — вступает в разговор молчащий до этого всю дорогу пастух Мухадин. — Знаете, как мы траву косим на крутых склонах? Обвязываемся веревкой, которую держит напарник. У меня друг Степан, русский. Я ему свою жизнь доверяю. А кто–то, наоборот, эту жизнь отбирает, подрывает людей. Знаю одно: это убийцы, они не имеют права действовать под флагом ислама. Наша святая религия не призывает к подобным актам.

— Причина во власти, которая властвовать не хочет! — вспыхивает как спичка молодой Рамзес. — У меня дочка в больнице лежит, к ней еду. Знаю, что меня теперь будут постоянно на улицах в Москве трясти. Почему из–за этих нелюдей должен страдать?

Непроизвольно сжимаются кулаки и у его соседа, который за всю дорогу так и не снял черной шапки, надвинутой на глаза.

— Я таксую в столице. Боимся как бритоголовых, так и ментов. Брат звонил, сказал, что хозяйка квартиры попросила съехать. На нее надавили соседи. Думаете, не обидно, что мы у москвичей ассоциируемся с террористами?

“Путь террористам в столицу открыт”

11.30. Граница Воронежской и Липецкой области. Весовой контроль проскакиваем за 3 минуты.

16.15. Сутки дороги позади. Впереди маячат высотки Москвы. Вкатываем на автостанцию Орехово.

— Брата лишнего не бывает! — говорит на прощание хитрый как черт маленький карачаевец Мусса и сует нам листок с описанием его овощной палатки на Войковском рынке.

Джигит не чает перебраться жить к “тихой, богобоязненной москвичке”. Просит поспособствовать. Мусса уверен: Бог один.

Ни одного человека в форме рядом с прибывающими автобусами мы не приметили. Нас встречает оператор с камерой. Начинает снимать разгрузку багажа, чтобы выложить ролик на сайт нашей газеты. Из будки выплывает дама–начальница в синей тужурке, кричит истошно: “Где разрешение на съемку?”

Оператор “МК” показывает аккредитацию ГУВД Москвы. Вокруг нас начинается “броуновское движение” из ответственных лиц. Как черт из табакерки выскакивает контролер с металлодетектором в руках. Начинает лихорадочно водить прибором по сумкам не успевших ускользнуть пассажиров. Стоит сплошной перезвон. Требуется проверять почти каждый чемодан, сверток, сумку. Но никто не торопится потрошить свой багаж. Под шумок приезжие с Северного Кавказа один за другим исчезают с поклажей в зеве метро.

Наша коробка буквально “кричит”. Разрезаем ленты, отдираем скотч, вытаскиваем пылесос и шланги. Показываем прозрачный пластиковый стакан — пылеуловитель, в который как раз могла бы поместиться самодельная взрывчатка весом 1,5—2 кг.

Спецкоры “МК” убедились: путь террористам в столицу по–прежнему открыт. Мы насчитали по дороге 13 стационарных постов ДПС, на которых, за исключением одного, больше 2—3 минут не задерживались. Паспорт у нас проверили лишь однажды, когда пересекали границу Ставропольского и Краснодарского края. Личные вещи

не досматривали, на багаж едва взглянули. Ни одного кинолога с собакой за сутки мы так и не увидели. Это при том, что в тюки и коробки, которые передают в столицу за мзду, можно положить все что угодно. Сотрудники правопорядка в Минводах были заняты тем, что выволокли из автобуса пьяного пассажира, которого уже через десять минут водрузили на место. В Кропоткине милиционеры требовали 2,5 тысячи рублей с девушки, которая мимо урны бросила бычок.

Вот, собственно, и все усиленные меры безопасности

...

И ответ на вопрос, способна ли ныне милиция предотвратить теракт, на наш взгляд, ясен.

Пятигорск—Москва

"МК".

Поделиться:

Обсуждение статьи

Страницы: 1 |

Уважаемые участники форума! В связи с засильем СПАМа на страницах форума мы вынуждены ввести премодерацию, то есть ваши сообщения не появятся на сайте, пока модератор не проверит их.

Это не значит, что на сайте вводится новый уровень цензуры - он остается таким же каким и был всегда. Это значит лишь, что нас утомили СПАМеры, а другого надежного способа борьбы с ними, к сожалению, нет. Надеемся, что эти неудобства будут временными и вы отнесетесь к ним с пониманием.

Добавить сообщение




Личный дневник автора
Убитые курорты
Иероглиф

Stringer: главное

Это самое страшное видео от 23 января


Детей все-таки притащили на Пушкинскую... И грубо науськивали на озлоблнных ментов в полном облачении. Дети кричали: Мусорня - позор России и явно нарывались на грубые действия.

 

mediametrics.ru

Опрос

Следует ли Собянину во время эпидемии продолжать менять плитку и бордюры?

Новости в формате RSS

Новотека

Загружается, подождите...

Реклама


Еще «Монитор»

Новотека

Загружается, подождите...
Рейтинг@Mail.ru
 

© “STRINGER.Ru”. Любое использование материалов сайта допускается только с письменного согласия редакции сайта “STRINGER.Ru”. Контактный e-mail: elena.tokareva@gmail.com

Сайт разработан в компании ЭЛКОС (www.elcos-design.ru)