Pедакция не отвечает за содержание заимствованных материалов

Монитор | все материалы раздела

Почему в России и на Западе помнят о разных холодных войнах
14 Апреля 2014

Максим Артемьев

Когда 1 марта, в субботу, я слушал в прямом эфире репортаж из Совета Федерации, где решался вопрос о согласии на отправку российских войск на Украину, казалось, что наступает нечто апокалиптическое. То, что экономика незамедлительно рухнет, сомнений не вызывало, и с утра в понедельник я побежал менять рублевые сбережения на валютные. Спустя месяц я вспоминаю об этом с усмешкой — простые люди, так беспечно в моих глазах приветствовавшие аннексию Крыма, оказались в известном смысле прозорливее тех, кто пугал всевозможными ужасами. Теперь самое время разобраться – почему, собственно говоря, ничего не произошло?

Понятно, что никогда не говори «никогда» и впереди нас может ожидать что угодно. Но нынешняя, удивительно вялая реакция Запада - это, действительно, вторая по важности сенсация после собственно появления «зеленых человечков».

Думается, для понимания происходящего ключевой является следующая фраза, которую как мантру повторяют и государственные деятели, и журналисты: «Не допустить холодной войны!» Генсек НАТО Андерс Фог Расмуссен: «Никто в Североатлантическом альянсе не хочет возвращаться во времена холодной войны». Министр иностранных дел ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер: «Нельзя допустить, чтобы мы в XXI веке пустились в обратный путь к холодной войне».

Причем смысл этих заявлений не в обвинении России, а в предостережении против резких мер в ее адрес, которые и могут спровоцировать холодную войну.

Из такой философии вытекает и нынешняя политика Запада по отношению к России и Украине. Berliner Zeitung в передовой статье призывает новую власть в Киеве рассказать населению, что «Крым уже никогда не вернуть». И новые санкции, как повторяют в европейских столицах, могут быть введены только в случае дальнейшей эскалации конфликта, но никак вследствие удержания полуострова. При этом стоило руководству НАТО заикнуться о «красной линии» для Кремля, как на него обрушился мощный залп из европейских (и не только) СМИ: «Не сметь выставлять никаких ультиматумов Москве! Постоянно вести переговоры, несмотря ни на что!» И вся эта умеренность и уступчивость – ради недопущения холодной войны.

По контрасту с Западом в России эта тема вообще не слышна.

Когда американский политолог задает риторический вопрос: «Хотим ли мы повторения тех дней?», попутно вспоминая с ужасом, как он школьником прятался под партой во время учений по гражданской обороне, то в ответ средний россиянин лишь недоуменно пожимает плечами. А об уроках по НВП у него воспоминания отнюдь не пугающие.

Разница в мироощущении огромна и вполне объяснима. В СССР «борьба за мир», против угрозы ядерной войны велась хоть и неустанно, но из-под палки, без души, сугубо в рамках официальной пропаганды. Никто всерьез ее не воспринимал, прекрасно понимая, что от отдельного человека ничего не зависит, а вся кампания - лишь способ для идеологических карьеристов подняться по номенклатурной лестнице. Более того, чем чаще твердили об «атомной зиме», о направленных на нас боеголовках, тем больше было циничного фатализма. Младшими школьниками мы были убеждены в неизбежности ядерной катастрофы и в жанре черного юмора фантазировали, кто и что будет делать при известии о ракетной атаке.

Напротив, на Западе люди в высшей степени серьезно воспринимали как угрозу ядерной войны, так и свои возможности по ее предотвращению. Свободные люди, привыкшие считать, что сами определяют свою судьбу, не могли смириться с неизбежностью не то что ядерного конфликта, но и с непреодолимостью раскола мира на два лагеря. Отсюда – массовый низовой активизм наподобие лагеря женщин в Гринэм-Коммон, требовавших вывода из Британии американских крылатых ракет. Кстати заметить, баронесса Эштон начинала именно как активистка «Кампании за ядерное разоружение» и сделала себе карьеру на требовании одностороннего отказа Великобритании от атомного оружия. Будущему Верховному представителю ЕС по внешней политике с товарищами удавалось выводить на демонстрации до трехсот тысяч человек — и не согнанных начальством, как в СССР или РФ.

В итоге у Запада и России две разные истории холодной войны, две памяти о ней.

Европейцы помнят безысходность от невозможности повлиять на политиков, кошмар учений в бомбоубежищах, железный занавес, рассекавший Европу. Для россиян же холодная война - это нечто абстрактное (термин сам по себе больше использовался у «них», а не у нас), далекое и неактуальное.

Холодная война в целом на Западе рассматривается не как порождение советского империализма, а скорее как следствие обоюдных ошибок и заблуждений. Соответственно, никто не празднует победу в ней. Считается, что взаимными усилиями она была прекращена («горбимания» никуда не исчезала). Отсюда и первый парадокс – основные претензии общественного мнения направляется не в адрес Путина, а к западным лидерам, точно так же как в холодную войну главными противниками пацифистов и «людей доброй воли» были Рейган и Тэтчер, а не Брежнев.

Второй парадокс – тезис «своя рубашка ближе к телу» верен и в эпоху политкорректности. Как только запахло жареным, идеализм стремительно улетучился. Социальные блага для среднего европейца - слишком важная вещь, чтобы жертвовать ею ради красивых слов. Если выручить Крым означает понижение жизненного уровня хотя бы на 5%, то лучше пусть все остается как есть. «Умирать за Данциг», как в 1930-е, никто не собирается.

Удивительно, но даже память о выигранной войне может действовать парализующе.

После Первой мировой войны воспоминания о страшных жертвах, понесенных французами и англичанами, были той причиной, по которой Париж и Лондон не могли в 1930-е организовать отпор Германии. Ни введение призыва в вермахт, ни ввод войск в демилитаризованную Рейнскую зону – ничто не могло сподвигнуть их на противодействие, поскольку рядовые избиратели, зараженные повальным пацифизмом, требовали от политиков мира любой ценой. Студенты на дебатах в Оксфорде подавляющим большинством проголосовали за резолюцию, что «это собрание отказывается при любых обстоятельствах сражаться за Короля и Отечество». Пресловутый Мюнхенский договор был вовсе не предательством чьих-то ожиданий, а, напротив, воплощением желания рядовых граждан жить мирно и не испытывать проблем из-за какой-то Чехии. Точно так же «остполитика» Вилли Брандта, базировавшаяся на уступках и отходе от конфронтации, до сих пор остается вне критики, несмотря на ее противоречивые результаты.

Сегодня память о холодной войне является тем фактором, который определяет и действия политиков, и реакцию их избирателей. Базовое устремление – не допустить ее повторения. Принадлежность Крыма – вопрос вторичный. После событий на Украине (и дело не только в полуострове, а и в сотне убитых на улицах европейской столицы) жители Запада очнулись и поняли, что не живут в мире, где главная проблема - легализация гей-браков, допустимость эвтаназии или борьба с глобальным потеплением. Но расставание с иллюзиями - процесс болезненный, и за них будут цепляться. Поэтому в обозримом будущем России не стоит опасаться серьезных санкций или вовлечения в глобальное противостояние. Но любые последующие неосторожные действия с ее стороны могут переломить господствующие настроения.

Источник: forbes.ru

Поделиться:

Обсуждение статьи

Страницы: 1 |

Уважаемые участники форума! В связи с засильем СПАМа на страницах форума мы вынуждены ввести премодерацию, то есть ваши сообщения не появятся на сайте, пока модератор не проверит их.

Это не значит, что на сайте вводится новый уровень цензуры - он остается таким же каким и был всегда. Это значит лишь, что нас утомили СПАМеры, а другого надежного способа борьбы с ними, к сожалению, нет. Надеемся, что эти неудобства будут временными и вы отнесетесь к ним с пониманием.

Добавить сообщение




Личный дневник автора
Убитые курорты
Иероглиф

Stringer: главное

Говорят, Чулпан Хаматова сама хочет возглавить "Современник"


Ходят слухи, что Гармаш со скандалом покидает театр Современник потому, что его хочет озглавить Чолпн Хаматова. А Гармаш тоже хотел...

 

mediametrics.ru

Опрос

Следует ли Собянину во время эпидемии продолжать менять плитку и бордюры?

Новости в формате RSS

Новотека

Загружается, подождите...

Реклама


Еще «Монитор»

Новотека

Загружается, подождите...
Рейтинг@Mail.ru
 

© “STRINGER.Ru”. Любое использование материалов сайта допускается только с письменного согласия редакции сайта “STRINGER.Ru”. Контактный e-mail: elena.tokareva@gmail.com

Сайт разработан в компании ЭЛКОС (www.elcos-design.ru)