Pедакция не отвечает за содержание заимствованных материалов
Господа, объявленная новогодняя распродажа является вынужденным экспериментом. Суть его в том, что технически убирать старые материалы, которые находятся в архиве, но поисковыми системами выдаются, нелегко. Поэтому призываем желающих обозначить свои желание и назвать цену, за которую хотели бы убрать материалы. Ибо это труд, А труд должен быть оплачен. Адрес электронной почты: elena.tokfreva@gmail.com

Монитор | все материалы раздела

Магомедовых в тюрьме постепенно раздевают
9 Октября 2018

Братья Зиявудин и Магомед Магомедовы, которых 30 марта арестовали по обвинению в организации преступного сообщества, продали «Транснефти» 50% кипрской Novoport Holding, владеющей 50,1% Новороссийского морского торгового порта (НМТП). Об этом РБК рассказали два источника, близких к двум сторонам сделки. О том, что переговоры «почти завершились», известно и собеседнику, близкому к одной из сторон сделки.

Представитель «Транснефти» отказался комментировать РБК эту информацию. Но через несколько минут после выхода заметки РБК «Транснефть» опубликовала пресс-релиз, в котором подтверждается, что компания стала владельцем 100% Novoport Holding, выкупив долю «Суммы» Зиявудина Магомедова (до сделки у «Транснефти» было 50% Novoport Holding). В результате доля «Транснефти» в НМТП увеличилась до 60,6% (еще 10,5% компании принадлежало «дочке» «Транснефти» «Транснефть-сервис»). Еще 20% компании — у Росимущества, остальные акции — у миноритариев.

НМТП принадлежат крупнейший по грузообороту в России порт Новороссийска, а также балтийские порты Приморск и Балтийск. Консолидированный грузооборот терминалов группы НМТП в 2017 году составил 143,517 млн т, а за январь—июль 2018 года — 82,4 млн т (на 3,3% меньше, чем годом ранее).

Сумма сделки составила около $1 млрд, рассказывали два собеседника РБК. Исходя из сообщения «Транснефти», она меньше — $750 млн: «Финансирование в размере $750 млн было произведено за счет заемных средств, что не повлияет на увеличение общей долговой нагрузки». Представитель «Суммы» отметил лишь, что сделка была заключена «на рыночных условиях».

Но сумма сделки оказалась почти вдвое выше стоимости акций на бирже. В понедельник, 8 октября, капитализация НМТП на Московской бирже составила 124,3 млрд руб. (на 18:45 мск), доля Магомедовых стоила 31,14 млрд руб., или около $467 млн. В директиве для представителей государства в совете директоров «Транснефти», подписанной еще в марте 2018 года тогдашним первым вице-премьером Игорем Шуваловым, говорилось, что госкомпания может приобрести эту долю за сумму «до $1,2 млрд». Об этом РБК рассказали два источника, близких к акционерам НМТП. По словам одного из них, оценку готовила компания E&Y. С тех пор новых директив не выпускалось, добавил он.

Долей в НМТП братья Магомедовы владели пополам, так что каждый должен был получить в результате сделки примерно по $375 млн (исходя из сообщения «Транснефти»). «За восемь лет нашего совместного с «Транснефтью» управления порт достиг высоких операционных и финансовых​ результатов, и полагаем, что на сегодняшний день «Транснефть» является для него единственно верным контролирующим акционером. Уверены, что НМТП продолжит успешное развитие своих мощностей», — отметил представитель «Суммы».

Компания Fenti Development, подконтрольная «Транснефти», еще в феврале получила одобрение Федеральной антимонопольной службы (ФАС) на покупку этой доли в НМТП, а саму сделку планировалось завершить в марте-апреле. Но этому помешало уголовное дело в отношении братьев Магомедовых. Уже через неделю после их ареста, 6 апреля, президент «Транснефти» Николай Токарев допустил, что сделка может не состояться. «Все может быть, вы же понимаете, что сейчас уже сложности другого порядка возникли — не технологические», — сказал он РБК, отвечая на вопрос о возможности отказа от покупки. При этом Токарев рассказал, что все условия сделки были уже согласованы и он сообщил о них премьер-министру Дмитрию Медведеву.

В конце апреля советник Токарева Игорь Демин заявил, что «представитель «Суммы», обладающий всеми полномочиями и участвовавший в переговорах», предложил «Транснефти» возобновить переговоры и даже был готов на дисконт к изначальной цене. «В качестве дополнительного аргумента этот представитель сказал, что к ним с аналогичным предложением уже обращалась «Роснефть», — рассказал тогда Демин. Однако «Роснефть» и «Сумма» это опровергли. «Мы с лицами, находящимися под следствием, которые, кстати, являются стратегическими партнерами «Транснефти», не ведем и не собираемся вести никаких переговоров, основываясь на неукоснительном соблюдении рыночных принципов и защите интересов наших акционеров», — говорилось в сообщении «Роснефти».

В чем обвиняют Магомедовых?

Зиявудина и Магомеда Магомедовых, а также главу компании «Интэкс» (входит в группу «Сумма») Артура Максидова арестовали 30 марта. Их подозревают по одной из наиболее тяжких статей Уголовного кодекса — 210-й (об организованном преступном сообществе). Им также вменяется несколько эпизодов мошенничества и растраты. Каждому из подозреваемых по делу грозит до 25 лет колонии или даже пожизненное заключение. По данным МВД, они похитили из федерального и региональных бюджетов 2,5 млрд руб., которые были переведены на счета офшорных компаний, а часть из них впоследствии вернулась в Россию в качестве инвестиций.

Но их адвокат опровергает все обвинения.

Тем не менее «Транснефть» сохраняла интерес к этой сделке и в итоге ее заключила — через полгода после ареста бизнесменов. Братья Магомедовы, находясь под стражей, могли закрыть эту сделку — через своих доверенных лиц, сказал РБК партнер Paragon Advice Group Александр Захаров. Бизнесменов обвиняют по 210-й статье Уголовного кодекса, которая предполагает конфискацию имущества, поэтому есть риск ареста в России средств, полученных от продажи доли в НМТП, предупреждает он. Однако за пределами страны такой арест может быть более затруднительным, а в случае с отдельными странами даже невозможным, заключает юрист.

А самой «Транснефти» после завершения этой сделки, скорее всего, не придется делать оферту миноритариям НМТП, хотя она и получила косвенный контроль над компанией, говорил ранее Захаров: меняются собственники не НМТП, а его акционера — Novoport Holding, который по-прежнему будет владеть 50,1% порта.

Все дивиденды — «Транснефти»

Уголовное дело в отношении братьев Магомедовых помешало НМТП своевременно выплатить дивиденды по итогам 2017 года — счета порта были арестованы. Но уже в начале сентября, после того как арест со счетов был снят, внеочередное собрание акционеров компании приняло решение выплатить по итогам первого полугодия 2018 года 10 млрд руб. Из них Novoport Holding, 100% которого теперь принадлежит «Транснефти», получит 5 млрд руб.​

Восемь лет партнерства

«Сумма» и «Транснефть» купили кипрскую Novoport Holding, контролирующую​ НМТП, в январе 2011 года у бизнесмена Александра Пономаренко, тогдашнего депутата Госдумы Александра Скоробогатько, а также структур Аркадия Ротенберга. За эту компанию они заплатили около $2,5 млрд, но их чистые затраты составили лишь около $350 млн: накануне сделки они продали самому НМТП другой порт, Приморск, за $2,153 млрд.

Но уже в 2013 году между новыми акционерами разгорелся конфликт: «Транснефть» заявила, что менеджмент НМТП не учитывает интересы компании, и потребовала сменить председателя совета директоров порта Марата Шайдаева (его выдвинула «Сумма») и гендиректора порта Радо Антоловича. Тогда президент «Транснефти» Николай Токарев написал письмо Магомедову и руководству порта, в котором призвал срочно созвать собрание акционеров. Он предлагал ​назначить председателем совета своего заместителя Максима Гришанина, а гендиректором — Сергея Киреева, который возглавлял «Транснефть-Сервис». Следственный комитет даже возбудил уголовное дело в отношении Антоловича по статье «Коммерческий подкуп», и ему пришлось покинуть страну.

Дело дошло до того, что акционеры НМТП начали публично заявлять о разделе бизнеса: «Транснефть» хотела забрать наливные терминалы, а «Сумма» — «сухие». Однако раздела не случилось, и конфликт удалось уладить: совет директоров компании возглавил Гришанин, а гендиректором был назначен Юрий Матвиенко, который не был близок ни к одному из акционеров. В 2015 году Гришанин заявил, что конфликт исчерпан и вопрос о разделе закрыт. С марта 2018 года порт полностью перешел под управление «Транснефти», у братьев Магомедовых не осталось представителей в его совете директоров (до этого у них было два из семи мест).

Тимофей Дзядко

РБК

Поделиться:

Обсуждение статьи

1000z
Oct 10 2018 8:54AM

Одно ворьё грабит другое ворьё, беда.

Игорь
Oct 10 2018 12:17AM

Да выпустят их. Они же не картинки про власть в соцсетях постили, а просто ОПГ создали.

Страницы: 1 |

Добавить сообщение




Личный дневник автора
Убитые курорты

Stringer: главное

Бутырскую тюрьму собираются закрывать уже десять лет


Говорят, что принципиальное решение о закрытии Бутырской тюрьмы принято.Что это значит - непонятно. Потому что Бутырку хотят закрыть еще со времен Лужкова. И хотя место, где расположен тюремный квартал ( а кроме тюрьмы, по соседству находятся дома и общ

 

mediametrics.ru

Опрос

Справится ли правительство с мусорной проблемой?

Новости в формате RSS

Новотека

Загружается, подождите...

Реклама

Loading...

Еще «Монитор»

Новотека

Загружается, подождите...
Рейтинг@Mail.ru
 

© “STRINGER.Ru”. Любое использование материалов сайта допускается только с письменного согласия редакции сайта “STRINGER.Ru”. Контактный e-mail: elena.tokareva@gmail.com

Сайт разработан в компании ЭЛКОС (www.elcos-design.ru)