Pедакция не отвечает за содержание заимствованных материалов
Господа, объявленная новогодняя распродажа является вынужденным экспериментом. Суть его в том, что технически убирать старые материалы, которые находятся в архиве, но поисковыми системами выдаются, нелегко. Поэтому призываем желающих обозначить свои желание и назвать цену, за которую хотели бы убрать материалы. Ибо это труд, А труд должен быть оплачен. Адрес электронной почты: elena.tokfreva@gmail.com

Девочки полковника Буданова
10 Ноября 2002

И мир увидел чеченских женщин. И ужаснулся. На сцене ДК ГПЗ стояли изящные большеглазые девочки с холеными руками. Их маникюр выдавал вполне цивильную жизнь, посещение дорогих парикмахерских салонов. На поясе у каждой было по два кило взрывчатки. Они молча и преданно служили жутким фоном своим малолетним партнерам по терроризму. О! Полковник Буданов! Вам было от чего сойти с ума!

Откуда девочки со взрывчаткой? Кто их научил умирать так страшно и безропотно? Или, может быть, им было обещано чудесное спасение на присланном МЧС самолете, с сотней детей в заложниках? А если смерть от взрывчаки, с вывороченными кишками, разодранным молодым телом, мозгами по полу, то зачем маникюр?

Инкубатор для смертников

Специалист по психоанализу смотрела телевизор все три дня, пока чеченские женщины, опоясанные взрывчаткой, наводили ужас на детей в зале. Вот что она нам сказала:

- В цивилизованном обществе ребенок связан с матерью лет до трех-семи, как бы составляя с ней единый психофизиологический организм. Когда в нем формируется личность, он эту связь теряет. Каждую личность можно представить себе как социум-шарик, находящийся в свободном движении, плавающий среди себе подобных, соприкасающийся время от времени с другими шариками.

Особенность тейпово-родовых отношений - это отсутствие свободных личностей. У чеченцев все шарики как бы перекрещены между собой, они существуют не в свободном движении, а плавают единым конгломератом. Направление определяет вожак, совет старейшин. Ядра личности у чеченца нет - есть доминирующий начальник, у которого остальные находятся в услужении. Рядовые члены общины, как правило, не способны принимать решения, брать на себя ответственность за поступки. У них вообще нет понятия «поступок отдельного человека».

С самого детства ребенку-чеченцу внушают, что задача и его, и всех окружающих - сохранить род, сохранить семью. Поэтому собственную смерть он не воспринимает как конец мира. Для него смерть - это гибель семьи. Пока жива семья - жив он.

Среди террористов, захвативших «Норд-Ост», явно выделялись две группы: те, кто уже сталкивался с внешним миром, и те, кто спустился с гор. Причем «смертниками» там были назначены женщины.

В горах смертника выращивать удобнее. Во-первых, аскетические условия жизни не формируют «центров удовольствий». Однообразная пища, убогая, для всех одинаковая одежда, пуританское воспитание женщины - секс только ради продолжения рода, как нечто постыдное, физиологически приравненное к отправлению естественных нужд, жестко регламентированный распорядок дня, отсутствие информационного поля, общения с окружающим миром. Им и терять-то, с нашей точки зрения, нечего. Прибавьте к этому жестокость в отношениях между сородичами - а это неизбежно в среде постоянно воюющих, убивающих людей. «Битые дети», выросшие на поле боя, не знают боли. У них одна задача: вырасти в еще более жестокого и сильного по сравнению с обидчиком взрослого.

У человека, сформировавшегося в условиях первобытно-

общинного строя, есть понятия «белое» и «черное», «свой» и «чужой». И не бывает середины. Он не в состоянии из-за этого рассматривать вариантность поведения, развития событий. И те, кто держали заложников в ДК шарикоподшипникового завода, явно не относились к уполномоченным оценивать ситуацию на месте и принимать решения, они постоянно ждали чьего-то сигнала, а в ожидании его вели себя непоследовательно. Это не удивительно - столкнувшийся с внешним миром, вылезший из своей скорлупы, чеченец абсолютно дезориентируется в пространстве.

Смертник - это существо разового пользования, способное на проявление геройства в течение нескольких часов. Нажать кнопку взрывателя, рвануть штурвал самолета, поджечь бикфордов шнур - для несложных этих действий требуются минуты. Сохранять сутками решимость пожертвовать собой, в условиях постоянного стресса, в окружении толпы насмерть перепуганных людей, невозможно. Через 10-20 часов даже у «тейпового винтика» начнет работать инстинкт самосохранения.

Те, кто должны были взорвать ДК, эти девушки с оленьими глазами, естественно, были психически нездоровыми людьми. Ни одна юная красавица не привяжет к своему телу то, что привязали они. И пойти на это чеченки могли только в состоянии наркотического опьянения или под действием какого-то другого допинга, который ослабляет инстинкт самосохранения.

Делали они все это не из религиозного фанатизма. В мире нет религий, оправдывающих алкоголь, наркотики, издевательства над женщинами и детьми. Делали они это из ненависти.

Женщина в своей ненависти может быть более жестокой, чем мужчина, только в случае, если ей довелось пережить в детстве насилие. Вообще участие в этой акции женщин противоестественно даже с точки зрения тейповой психологии. Когда террористы говорили об освобождении заложников, то приравнивали двух мужчин к одной женщине. Они говорили: выпустим или пять женщин, или десять мужчин. Для них женщина является самоценностью, ее жизнью нельзя рисковать, ее нельзя ставить под ружье. Все мужчины, кроме одного, могут погибнуть на войне. А женщин надо беречь - от одного самца они восстановят поголовье рода. Чеченцы и детей с 12 лет перестают считать детьми, потому что с этого возраста мальчик может управляться с оружием, а девушка - рожать.

- Но девушки вошли в зал, виляя бедрами. Все они от скуки болтали с заложниками на чистом русском языке. Если вы помните, то адвокаты семьи Эльзы Кунгаевой, которую задушил полковник Буданов, утверждали, что девушка-горянка не знала русского языка и не могла сказать Буданову: «Мы вас всех перещелкаем!» Кто же были девушки-террористки, самой старшей из которых было 25 лет, а остальным по 18-ти? Сам Бараев сказал по телефону одному московскому чеченцу-журналисту: «Все они - суки». Что имел в виду юный Бараев? А поистине страшная деталь женского «экстерьера» - маникюр, с которым они пришли на смерть? Разве в горах делают маникюр? К тому же оперативники обмолвились, что от мертвых девушек пахло духами...

- Длинные яркие ногти - это свидетельство женской сексуальной агрессивности. Иногда подавленной обычаями, воспитанием. Есть вариант, что эти женщины пережили сексуальное насилие. И неоднократно. Возможно, на роль смертниц собраны были чеченские проститутки из Москвы, которым обещали денег и сохранить жизнь...

Поделиться:

Обсуждение статьи

Миф четвертый!
Jun 26 2007 3:03PM

Северный Кавказ, и Чечня в частности – крайне необходимый для России регион. России необходимо во что бы то ни стало сохранять свое политическое и военное присутствие на Кавказе. Когда я очередной раз слышу это с экрана телевизора, сразу вспоминается солдатская пословица («Кавказское присутствие» в нашей армии уже давно – головная боль): «Один кавказец – отрада для части. Больше трех – беда. Армия, как известно, всего лишь зеркало нашего общества, и отражает проблемы нашего общества в концентрированном виде. Это же касается и вообще проблемы взаимоотношения русских с кавказцами – проблемы чрезвычайно серьезной, обсуждаемой пока на бытовом уровне, но упорно не замечаемой властью.

Скорее, присутствие России на Кавказе выгодно самим кавказцам, давая полное право им самим присутствовать (очень представительно и эффективно) в самой России. Надо сказать, что по всей Руси от такого присутствия идет стон.

Чеченский лозунг «Аллах над нами, Россия под нами» не так уж далек от истины. В пору говорить не об оккупации Россией Кавказа, а наоборот, о мощнейшей кавказской экспансии в центральные области России. Кавказские преступные группировки заполонили всю страну и играют ведущую скрипку в ее криминализации, имея возможность в случае необходимости быстро пополняться «маневренными группами», прибывшими из Чечни и Дагестана. Выходцы с Кавказа монополизировали торговлю наркотиками, алкоголем и табаком – главным оружием геноцида. Они же контролируют львиную часть легальной экономики страны. «Беженцы» из Чечни скупают целые микрорайоны в городах центральных регионов России, доставляя грандиозные неудобства местным жителям в силу огромной разницы в менталитетах. А городские рынки уже давным – давно стали вотчиной кавказцев по всей территории России. Вывод: это не Кавказ нужен России, а скорее, Россия до смерти нужна Кавказу. Да и что такое Россия для «среднестатистического» кавказца? Родина? Ни в коей мере. Родина для него – это в лучшем случае родной аул. К России же он относится как к колонизируемой территории, как к месту, где можно заработать (легальным и нелегальным способом) деньги, а потом с размахом их потратить. Там можно отдохнуть от жестких норм исламской морали, «оттянувшись» на всю катушку. Там не действуют законы кровной мести – единственное, что сдерживает джигита в его преступной удали. Как думаете, придет ли в голову кавказцу продавать наркотики или совершить изнасилование в родном ауле? Конечно, нет. А в России – пожалуйста. Потому что аул – родина. А Россия… «Нам, кавказцам, все равно» - их лозунг, и в нем отражается все их отношение к России. Жизнь в России они рассматривают как жизнь на некоей чужой, колонизируемой территории, а Россиян – как если не врагов, то уж явно не как соотечественников. Поэтому и собираются в землячества, банды. Потому, обладая равными с коренным населением правами, кучкуются, проталкивают своих, создают протекцию землякам везде, где возможно. Земляки в их системе ценностей всегда выше всех остальных.

По большому счету, модель поведения нынешних «пришельцев» с Кавказа в отношении России такая же, как у их предков по духу – степняков, 500 – 800 лет назад: выкачать как можно больше, извлечь максимальную выгоду. Изменились лишь методы: сейчас это в основном - обкладывание данью предпринимателей, полукриминальный «бизнес» и махинации с воровством бюджетных денег. Хотя примитивные набеги, грабежи и увод населения в рабство также не редкость,

Как-то раз в официальной печати подняли на смех одного политолога, который назвал современный русско – чеченский конфликт продолжением борьбы России со степью, ведущейся с древних времен. Имею наглость утверждать, что политолог этот был абсолютно прав: это действительно продолжение борьбы России со степью, переместившейся теперь в горы. Во всяком случае, с моральной точки зрения, если отбросить юридические сентенции и общепринятые сегодня выражения типа «терроризм», «антитеррористическая операция», «этнические преступные группировки» и т.д., так дело и выглядит, ибо духовное родство и общность целей древних степняков и современных горцев видны невооруженным глазом. Так же, как и пропасть между менталитетами: нашим и горно – степным.

Сейчас в нашем обществе постепенно вызревает, несмотря на все усилия властей через СМИ представить все в розовом свете, осознание того, что нельзя дальше жить но навязываемой нам 80 лет модели «пролетарского интернационализма». Ибо у каждого народа – свой путь, свое понятие нормальности и ненормальности, чести и бесчестья, духовности и бездуховности.

Из уст наших военных в Чечне вы услышите, что чеченцам нельзя даже доверить засыпать ямы в Грозном, а не то что выдавать оружие – скоро оно обернется против нас же. А эти люди хорошо узнали сей народ и вдосталь нагляделись на пресловутое «кавказское благородство». Национализм? Махровый шовинизм? Врожденное отсутствие у русского народа толерантности? Когда слышишь от «правозащитников» нечто подобное, приходит в голову мысль: похоже, Илья Муромец, Алеша Попович, Добрыня Никитич и другие герои русского былинного эпоса также были махровыми фашистами и шовинистами, т.к. смертным боем били ту самую нечисть, которую сейчас можно в изобилии увидеть на любом рынке России. Которая монополизировала торговлю алкоголем, табаком и наркотиками и которая развращает дочерей тех, кто воюет сейчас неизвестно за что на Кавказе. Ибо цели и методы что у тех, что у других «степняков», как я уже говорил, одни и те же. Так нужен ли нам Кавказ? Я думаю, ответ очевиден. Более того, никто не станет отрицать: ни у одного среднестатистического Россиянина нет, не было и быть не может никаких интересов ни в Чечне, ни вообще на Кавказе. Так называемые «стратегические интересы России» в этом регионе сводятся на деле к интересам там олигархических структур, лоббирующих их в правительстве. Так что выражение сатирика М. Задорнова о том, что "Чечня , кроме олигархов и нашего правительства, похоже, никому не нужна», вовсе не лишено смысла. Кавказу не место в России.

Миф третий!
Jun 26 2007 3:01PM

Россия, российская власть и русский народ находятся в неоплатном историческом долгу перед чеченским народом и другими народами Кавказа за:

а) вторжение на Кавказ и присоединение Кавказа в Х1Х в. ;

б) депортацию чеченцев и других народов Кавказа в 40-е гг. ХХ в.;

в) развязывание «войны в 1994 и 1999 гг.

Этот миф особенно хорошо прижился (с подачи чеченцев, разумеется ) на Западе, где бандитов считают «повстанцами», Басаева - чеченским Че Геварой, а Закаева – видного « борца за независимость Чечни » - с радостью приютила у себя безобразноликая Ванесса Редгрейв.

Чеченцы, особенно их эмиссары на Западе, не устают повторять, что Россия принесла чеченскому народу очень много зла. А мы, мол, лишь воздаем обидчикам по заслугам. Однако, раз уж нас затягивают в исторические дебри, давайте копнем поглубже и зададим вопрос: а что сама Россия видела от Кавказа за 200 лет взаимодействия с ним кроме ненависти, убийств и грабежей ? Давайте разберемся, а зачем России так это было нужно – покорение Чечни, ввод войск, депортация чеченцев и т.д.

Не мною замечено, что пойманный за руку бандит всегда излагает события, начиная с того момента, когда кто-то дал ему по роже, «забывая» при этом, как он сам грабил и убивал на улице. То же происходит и с «несчастными» горцами. Они очень любят рассказывать (особенно иностранцам) о том, как в 1994 г. На них «напала» страдающая имперскими замашками Россия, как в 1944 г. их, несчастных, репрессировал и выселил Сталин, как еще при Государе-императоре Александре 1 русские войска покоряли Кавказ. Вывод: Россия – смертельный враг всех свободолюбивых народов, и ее надо держать под неусыпным контролем мирового сообщества. Как бы чего не вышло, от этих русских всего можно ожидать. А чеченцы – маленький, но отчаянно храбрый народ, борющийся за свою свободу и независимость, против русского империализма и шовинизма, соответственно его необходимо всемерно поддерживать. Однако чеченские пропагандисты, не жалея красок для расписывания страданий несчастного чеченского народа, никогда не говорили и никогда не скажут о том, что было до того. И что вынудило русских предпринять такие шаги. Итак, разве не чеченцы и другие «Кавказа гордые сыны», грабя торговые караваны и нападая с гор на приграничные районы, разоряя их и убивая жителей, вынудили Россию еще при Александре 1 двинуть войска на покорение Кавказа – «разбойничьей страны», как его тогда называли – чтобы обезопасить торговлю с Востоком и свои собственные границы? Разве не чеченцы и их соседи, готовые поддержать в борьбе с Россией любого ее врага, хлебом – солью встретили в Великую Отечественную немецкие горнострелковые части, и подняли в 1942 г. мятеж против советской власти (в своем понимании – против русских вообще, как и сейчас), сопровождаемый традиционными грабежами, убийствами и отрезанием голов? И какого же еще ответа они ждали от разгневанного Сталина, тоже, кстати, кавказца? Просто они поставили на врагов России, и проиграли. «Но не может же быть предателем весь народ» - выкрикивают избитый лозунг «правозащитники». Верно, не может, Однако ведь предатели были и среди русских, и среди украинцев, и среди белорусов, и среди других народов СССР. Но никто не стал высылать, скажем, всех русских в Сибирь. Сталинский гнев обрушился именно на кавказские народы и на крымских татар Вывод может быть один: народов – предателей, конечно, не бывает. А вот количество предателей внутри одного народа может быть различным, в т. ч. способным создать мнение о «народе – предателе» (то же касается и «народов – бандитов»).

А может быть, были чеченцы безгрешны, аки ангелы, накануне первой или второй «новых чеченских» войн, устроив кровавый геноцид русского населения Чечни (о котором как-то не принято до сих пор говорить, особенно на Западе и в среде доморощенных «правозащитников». Убивают таджика или чеченца в Москве – вой поднимается на всю Россию. Убивают десятки, сотни или тысячи русских в мусульманских республиках – никто этого не замечает и трагедией не считает). Не чеченцы ли опутали всю Россию сетями бандитского и полубандитского «бизнеса» с ярко выраженным национальным оттенком и презрением ко всем и вся? Одна история с фальшивыми авизо чего стоит! Каждый российский гражданин де-факто платил дань чеченцам - через обложенных данью предпринимателей. Может быть, не было «русского холокоста», зинданов, вошедших в моду захватов заложников для получения выкупа, и, ставших уже привычными, насилий, грабежей с убийствами и отрезанием голов? Причем все это, повторяю, было еще задолго до «первой чеченской» войны. Кстати, интересная деталь: с точки зрения самих чеченцев, они ничего предосудительного и не делали. Вели себя как добропорядочный, свободолюбивый народ. Подумаешь – грабили и убивали. Так ведь русских же, чего русских-то жалеть?

Давайте зададим себе еще один вопрос: а почему то, что случилось, случилось именно с чеченским народом, а ни с каким другим из более чем сотни народов, населяющих Россию? Не с татарами, не с марийцами, не с чувашами, не с мордвой, не с якутами, не с башкирами, а именно с чеченцами? Чеченец в ответ на этот вопрос скажет примерно следующее: мы , мол, самый гордый и смелый народ, и не желаем никому покоряться (очень нужно кому-то вас покорять! Настоящие агрессоры и захватчики – это как раз вы). Однако объективная реальность такова: чеченцы крайне неуживчивы, гораздо более, чем другие народы, склонны к насилию как к универсальному средству решения проблем, и в гордости своей крайне неуважительны к другим народам, даже к собственным соседям. Из всего вышесказанного можно сделать один главный вывод: по большому счету, во всех бедах чеченцев виноваты прежде всего сами чеченцы, а не какая-либо «империя зла», благодаря которой они, кстати, получили возможность жить по-человечески, причем лучше, чем жители центральной России (при СССР), и при «независимости» от которой в 1996 – 1999 гг. за какие-то несколько лет опустились обратно в столь любимое ими средневековье, разворовав и разграбив все созданное за годы советской власти. Однако врожденная горская гордость, а точнее, инфантильность национальной психологии, не дает им не только признать, но даже понять самим эту очевидную истину. Нынешнего конфликта не могло не быть, он был запрограммирован и предопределен особенностями национальной психологии самих чеченцев. По большому счету, чеченцы получили эту войну как ответ на свою антирусскую деятельность и воинственно-русоненавистническ

ую позицию, за свой паразитизм (ведь из всех народов бывшего СССР только чеченцы, оставшись без опеки «старшего брата», додумались возродить на своей земле рабовладение как поистине общенародное явление, а также создать развитую инфраструктуру его) и криминальные замашки, за свое наплевательское отношение и к России, и к народам, ее населяющим. Однако именно это всегда остается «за кадром». На первый план почти всегда выходят утверждения о войне как о возможности заработать или отмыть деньги, о необходимости уничтожения бандитского гнезда на Кавказе (официальная версия) и т.д. Об истинной причине конфликта – столкновении национальных психологий русского и чеченского народов – вы не услышите нигде. Повторяю, этой войны, после падения советской власти с ее жестким контролем всего и вся, не могло не быть при такой позиции чеченцев. Более того, война, без разницы, активная или тлеющая, будет продолжаться до тех пор, пока русских и чеченцев не разделит полноценная государственная граница.

Меня очень смешит и одновременно злит расхожий в последнее время в СМИ словесный штамп, звучащий в основном из уст самих чеченцев: «чеченский народ устал от войны». Во-первых, русские гораздо больше устали от чеченского беспредела, причем еще тогда, когда войной и не пахло. А во-вторых, кто же спровоцировал-то эту войну? Кто готовился к ней – со всей серьезностью и основательностью? И кто расправился с русским населением Чечни? Ведь посильное участие в его травле принимали даже дети – били стекла в русских домах. Более старшее поколение занималось делами поважнее и поинтереснее: грабили, насиловали, убивали. Грабежи и изнасилования русских были в то время любимым народным развлечением в Чечне. Даже масса анекдотов сохранилась по этому поводу (придуманных чеченцами, разумеется. Им было весело). Даже по официальным данным с 1991 по 1994 годы в Чечне было загублено более 20 тысяч русских душ, а сколько по неофициальным? А вот теперь «чеченский народ устал от войны». Надоело.

Однако, занятая чеченцами позиция «вечно обиженного» весьма удобна: делай все, что тебе вздумается – грабь, насилуй, захватывай заложников, причем не только в Чечне, но и в России. Все тебе простится Аллахом и мировым сообществом, ведь ты не просто банальный убийца и грабитель, ты борец за свободу.

Предвидя обвинения в свой адрес в великодержавном шовинизме, фашизме, национализме и т.д., скажу, я - убежденный сторонник настоящей независимости Чечни. Со всеми вытекающими отсюда последствиями. Но об этом – чуть ниже,

Миф второй!
Jun 26 2007 3:00PM

«война в Чечне» - один из самых устойчивых мифов, который к тому же вовсю эксплуатируется и внутри страны, и – особенно – за рубежом. Хотя я бы сказал, что с настоящей войной то, что происходило и происходит в Чечне, имеет мало общего. Общее – лишь то, что военные несут потери как от настоящей войны. А в остальном это - театр абсурда. Сложно представить себе партизанские иррегулярные формирования, которые имеют, тем не менее, все, что нужно для успешного ведения войны: деньги, оружие, самое современное оснащение, отлично подготовленных бойцов; и противостоящие им регулярные армейские части которые не имеют ничего ( так и написал в своем письме солдат – срочник: «у нас во взводе ни хрена нет» ), а зачастую и воюют там на голодный желудок.

Сложно представить себе войну, где « местные жители », в том числе дети 10-12 лет, в открытую ведут наблюдения за передвижениями войск (ясно для чего и для кого), и задержать их как шпионов нельзя – это граждане России. Трудно представить себе войну, где солдаты противника известны поименно, пофамильно и поадресно, но арестовать их также нельзя – надо доказать это, а, чтобы доказать, надо взять их в бою и с оружием в руках. Трудно представить себе войну, где сдавшихся солдат противника вместо того, чтобы интернировать, в массовом порядке зачисляют в свои ряды. Как вы думаете, насколько ревностно бывшие боевики, а ныне – «милиционеры», будут охранять законность и порядок?

Представьте себе, например, такую ситуацию. Идет вторая мировая война, немецкие войска на территории Белоруссии ведут боевые действия против партизан. Однако эти самые партизаны, как и все граждане Белоруссии, являются полноправными гражданами Третьего рейха, и имеют полное право перемещаться по всей германской территории. И, пользуясь этим правом, совершают теракты и диверсии в Гамбурге, Дрездене, Мюнхене, Берлине….. Теперь представьте, что немцы, входя в селение поддерживающее партизан, производят не то, что они делали на самом деле, а « зачиски », аналогичные чеченским, а выявленных партизан, укрытых местными жителями не уничтожают на месте, а отпускают восвояси: нет оружия – нет доказательств. Немецкий офицер, казнивший З. Козьмодемьянскую, получает 10 лет тюрьмы как военный преступник. Сдавшихся партизан «оформляют» полицаями, и даже оружия не отбирают. Абсурд? Но ведь именно это и происходит в Чечне: партизаны воюют « по-честному », армия же – играет в поддавки. Как можно победить противника, который и противником то не считается, а наделен равными с тобой гражданскими правами, имеет все необходимые документы, и вину которого и участие которого в бандформированиях надо еще доказать; которого кормит, одевает, укрывает и вооружает местное население (которое опять таки трогать нельзя, потому как «свои» ) ! Одним словом « война по законам мирного времени ». Абсурд? Но именно это мы и имеем в Чечне. И не надо быть пророком, чтобы предсказать, что при существующем положении дел « война » в Чечне, в продолжении которой заинтересованы влиятельные силы в России и за рубежом, не закончится никогда.

Миф первый!
Jun 26 2007 2:59PM

Чечня есть неотъемлемая часть Российской Федерации. Собственно, сейчас в этот миф, я думаю, не верит уже никто. Даже те, кто с маниакальной настойчивостью вдалбливает нам его с экрана телевизора. Чечня, по большому счету, не была частью России никогда – ни при царе, ни при генсекретаре, ни тем более не является ей сейчас. Ибо частью России может являться только та территория, где хотя бы соблюдаются российские законы, причем добровольно, а не из- под палки. И где сами жители считают себя гражданами России, а не какого либо суверенного или полусуверенного джамаата или халифата. Край, где население в массовом порядке нарушает российские законы, ненавидит российскую власть, убивает или похищает российских граждан, имеет на руках несметное количество оружия (вопрос «зачем» и «против кого», думаю задавать глупо) вряд ли может считаться территорией РФ. С другой стороны, давайте сами себе зададим вопрос: а нужна ли нам такая «часть», народ которой в большинстве своем ненавидит нас, борется против нас и готов поддержать (и неоднократно поддерживал) любого нашего неприятеля – явного или потенциального? Ответ, я думаю, очевиден.

Неотъемлемой частью Росси можно считать ту территорию, куда любой гражданин России может приехать без опасения за свою жизнь. В Чечне же русская жизнь ничего не стоит с начала девяностых годов, а сейчас и подавно («правозащитники», говоря об этом, тщательно избегают слова «русская»). Так что давайте отставим в сторону юридические сентенции. Чечня, да и большая часть Кавказа – не Россия вовсе, а скорее враждебная России территория. Именно так, кстати, и воспринимается сегодня Кавказ в массовом сознании «дорогих Россиян». Именно так воспринимают его солдаты и офицеры, направляющиеся туда на службу. Сами же чеченцы считают себя Россиянами исключительно тогда, когда появляется возможность «освоить» деньги из российского бюджета в форме каких либо «компенсаций» и субсидий. Де еще когда, пользуясь всеми правами гражданина РФ свободно перемещаются по всей российской территории «колонизируя» ее.

чечену Мусе!
Jun 26 2007 11:08AM

Не знаю, как у «дорогих Россиян», но лично у меня в последние годы сложилось стойкое впечатление, что наша страна живет в обстановке перманентного траура. Кровавые теракты, как в столице, так и в периферийных городах, в ходе каждого из которых гибнет по 30 – 40 человек и после которых объявляется национальный или местный траур, случаются регулярно раз в три – четыре месяца. В перерывах между траурами официальные лица заявляют нам, что в Чечне, наконец-то, налаживается мирная жизнь, и радостно сообщают о направлении туда очередной партии средств на «восстановление разрушенной экономики» или на «компенсации лицам, потерявшим жилье в ходе боевых действий». Чеченское руководство благодарит российское правительство за заботу и просит еще. Почти сразу же в печати появляются сведения о «нецелевом расходовании» выделенных средств. Затем где-нибудь происходит очередной взрыв или захват заложников; слышатся проклятия в адрес «не имеющих национальности». Путин обвиняет во всем «международный терроризм»; чеченцы – представители многочисленных диаспор практически во всех крупных (и не очень) российских городах - клянутся, что «сами придавили бы гадов», а с экрана телевизора муфтий в белой чалме распространяется о том, что «ислам – это религия любви». Затем траур проходит, и все начинается сначала. Мы к этому даже как-то привыкли, и относимся к терактам как к стихийным бедствиям, которые нельзя предотвратить, а можно лишь минимизировать их последствия. А когда привыкаешь к какому-либо явлению, перестаешь остро реагировать на него. До тех пор, пока, как обухом по голове, не ударит известие о новом, еще более варварском теракте, наподобие бесланского. Проходит время, мы привыкаем и к этому, и для того, чтобы вывести нас из равновесия, снова требуется что-то из ряда вон выходящее. Не за горами, думаю, и время ядерных терактов в крупных городах, ведь оснащение «боевых урюков» ранцевыми ядерными боеприпасами малой мощности – лишь дело времени и желания, а доброжелателей у чеченцев во всех уголках земного шара более, чем достаточно. Сильнейшие спецслужбы мира работают с ними и стремятся использовать их в своих целях. «Свободный мир» в полном составе рассматривает чеченцев как противовес русским, а чеченский сепаратизм - как весьма полезное средство сдерживания России и консервации ее нынешнего убогого состояния. А финансовые возможности помогающих чеченцам собратьев по вере практически неограниченны.

Но все-таки нет-нет, да приходит в голову мысль – вопрос: а когда же это наконец кончится, и кончится ли вообще? Наступят ли когда – нибудь времена, когда можно будет спокойно, не расстраиваясь и не плюясь, смотреть по телевизору выпуски новостей? Наступят ли когда – нибудь времена, когда можно будет не опасаться за собственную жизнь, находясь в общественном месте или спускаясь в метро? Когда можно будет спокойно отпускать детей в школу? Беру на себя смелость утверждать: наступят, если мы освободим свое сознание от настойчиво навязываемых нам мифов на эту тему, которые, скопившись, словно мусор в наших головах, мешают нам взглянуть на проблему ясным, незамутненным взглядом. И принять решение.

Итак, миф первый: Чечня есть неотъемлемая часть Российской Федерации. Собственно, сейчас в этот миф, я думаю, не верит уже никто. Даже те, кто с маниакальной настойчивостью вдалбливает нам его с экрана телевизора. Чечня, по большому счету, не была частью России никогда – ни при царе, ни при генсекретаре, ни тем более не является ей сейчас. Ибо частью России может являться только та территория, где хотя бы соблюдаются российские законы, причем добровольно, а не из- под палки. И где сами жители считают себя гражданами России, а не какого либо суверенного или полусуверенного джамаата или халифата. Край, где население в массовом порядке нарушает российские законы, ненавидит российскую власть, убивает или похищает российских граждан, имеет на руках несметное количество оружия (вопрос «зачем» и «против кого», думаю задавать глупо) вряд ли может считаться территорией РФ. С другой стороны, давайте сами себе зададим вопрос: а нужна ли нам такая «часть», народ которой в большинстве своем ненавидит нас, борется против нас и готов поддержать (и неоднократно поддерживал) любого нашего неприятеля – явного или потенциального? Ответ, я думаю, очевиден.

Неотъемлемой частью Росси можно считать ту территорию, куда любой гражданин России может приехать без опасения за свою жизнь. В Чечне же русская жизнь ничего не стоит с начала девяностых годов, а сейчас и подавно («правозащитники», говоря об этом, тщательно избегают слова «русская»). Так что давайте отставим в сторону юридические сентенции. Чечня, да и большая часть Кавказа – не Россия вовсе, а скорее враждебная России территория. Именно так, кстати, и воспринимается сегодня Кавказ в массовом сознании «дорогих Россиян». Именно так воспринимают его солдаты и офицеры, направляющиеся туда на службу. Сами же чеченцы считают себя Россиянами исключительно тогда, когда появляется возможность «освоить» деньги из российского бюджета в форме каких либо «компенсаций» и субсидий. Де еще когда, пользуясь всеми правами гражданина РФ свободно перемещаются по всей российской территории «колонизируя» ее.

Миф второй: «война в Чечне» - один из самых устойчивых мифов, который к тому же вовсю эксплуатируется и внутри страны, и – особенно – за рубежом. Хотя я бы сказал, что с настоящей войной то, что происходило и происходит в Чечне, имеет мало общего. Общее – лишь то, что военные несут потери как от настоящей войны. А в остальном это - театр абсурда. Сложно представить себе партизанские иррегулярные формирования, которые имеют, тем не менее, все, что нужно для успешного ведения войны: деньги, оружие, самое современное оснащение, отлично подготовленных бойцов; и противостоящие им регулярные армейские части которые не имеют ничего ( так и написал в своем письме солдат – срочник: «у нас во взводе ни хрена нет» ), а зачастую и воюют там на голодный желудок.

Сложно представить себе войну, где « местные жители », в том числе дети 10-12 лет, в открытую ведут наблюдения за передвижениями войск (ясно для чего и для кого), и задержать их как шпионов нельзя – это граждане России. Трудно представить себе войну, где солдаты противника известны поименно, пофамильно и поадресно, но арестовать их также нельзя – надо доказать это, а, чтобы доказать, надо взять их в бою и с оружием в руках. Трудно представить себе войну, где сдавшихся солдат противника вместо того, чтобы интернировать, в массовом порядке зачисляют в свои ряды. Как вы думаете, насколько ревностно бывшие боевики, а ныне – «милиционеры», будут охранять законность и порядок?

Представьте себе, например, такую ситуацию. Идет вторая мировая война, немецкие войска на территории Белоруссии ведут боевые действия против партизан. Однако эти самые партизаны, как и все граждане Белоруссии, являются полноправными гражданами Третьего рейха, и имеют полное право перемещаться по всей германской территории. И, пользуясь этим правом, совершают теракты и диверсии в Гамбурге, Дрездене, Мюнхене, Берлине….. Теперь представьте, что немцы, входя в селение поддерживающее партизан, производят не то, что они делали на самом деле, а « зачиски », аналогичные чеченским, а выявленных партизан, укрытых местными жителями не уничтожают на месте, а отпускают восвояси: нет оружия – нет доказательств. Немецкий офицер, казнивший З. Козьмодемьянскую, получает 10 лет тюрьмы как военный преступник. Сдавшихся партизан «оформляют» полицаями, и даже оружия не отбирают. Абсурд? Но ведь именно это и происходит в Чечне: партизаны воюют « по-честному », армия же – играет в поддавки. Как можно победить противника, который и противником то не считается, а наделен равными с тобой гражданскими правами, имеет все необходимые документы, и вину которого и участие которого в бандформированиях надо еще доказать; которого кормит, одевает, укрывает и вооружает местное население (которое опять таки трогать нельзя, потому как «свои» ) ! Одним словом « война по законам мирного времени ». Абсурд? Но именно это мы и имеем в Чечне. И не надо быть пророком, чтобы предсказать, что при существующем положении дел « война » в Чечне, в продолжении которой заинтересованы влиятельные силы в России и за рубежом, не закончится никогда.

Миф третий: Россия, российская власть и русский народ находятся в неоплатном историческом долгу перед чеченским народом и другими народами Кавказа за:

а) вторжение на Кавказ и присоединение Кавказа в Х1Х в. ;

б) депортацию чеченцев и других народов Кавказа в 40-е гг. ХХ в.;

в) развязывание «войны в 1994 и 1999 гг.

Этот миф особенно хорошо прижился (с подачи чеченцев, разумеется ) на Западе, где бандитов считают «повстанцами», Басаева - чеченским Че Геварой, а Закаева – видного « борца за независимость Чечни » - с радостью приютила у себя безобразноликая Ванесса Редгрейв.

Чеченцы, особенно их эмиссары на Западе, не устают повторять, что Россия принесла чеченскому народу очень много зла. А мы, мол, лишь воздаем обидчикам по заслугам. Однако, раз уж нас затягивают в исторические дебри, давайте копнем поглубже и зададим вопрос: а что сама Россия видела от Кавказа за 200 лет взаимодействия с ним кроме ненависти, убийств и грабежей ? Давайте разберемся, а зачем России так это было нужно – покорение Чечни, ввод войск, депортация чеченцев и т.д.

Не мною замечено, что пойманный за руку бандит всегда излагает события, начиная с того момента, когда кто-то дал ему по роже, «забывая» при этом, как он сам грабил и убивал на улице. То же происходит и с «несчастными» горцами. Они очень любят рассказывать (особенно иностранцам) о том, как в 1994 г. На них «напала» страдающая имперскими замашками Россия, как в 1944 г. их, несчастных, репрессировал и выселил Сталин, как еще при Государе-императоре Александре 1 русские войска покоряли Кавказ. Вывод: Россия – смертельный враг всех свободолюбивых народов, и ее надо держать под неусыпным контролем мирового сообщества. Как бы чего не вышло, от этих русских всего можно ожидать. А чеченцы – маленький, но отчаянно храбрый народ, борющийся за свою свободу и независимость, против русского империализма и шовинизма, соответственно его необходимо всемерно поддерживать. Однако чеченские пропагандисты, не жалея красок для расписывания страданий несчастного чеченского народа, никогда не говорили и никогда не скажут о том, что было до того. И что вынудило русских предпринять такие шаги. Итак, разве не чеченцы и другие «Кавказа гордые сыны», грабя торговые караваны и нападая с гор на приграничные районы, разоряя их и убивая жителей, вынудили Россию еще при Александре 1 двинуть войска на покорение Кавказа – «разбойничьей страны», как его тогда называли – чтобы обезопасить торговлю с Востоком и свои собственные границы? Разве не чеченцы и их соседи, готовые поддержать в борьбе с Россией любого ее врага, хлебом – солью встретили в Великую Отечественную немецкие горнострелковые части, и подняли в 1942 г. мятеж против советской власти (в своем понимании – против русских вообще, как и сейчас), сопровождаемый традиционными грабежами, убийствами и отрезанием голов? И какого же еще ответа они ждали от разгневанного Сталина, тоже, кстати, кавказца? Просто они поставили на врагов России, и проиграли. «Но не может же быть предателем весь народ» - выкрикивают избитый лозунг «правозащитники». Верно, не может, Однако ведь предатели были и среди русских, и среди украинцев, и среди белорусов, и среди других народов СССР. Но никто не стал высылать, скажем, всех русских в Сибирь. Сталинский гнев обрушился именно на кавказские народы и на крымских татар Вывод может быть один: народов – предателей, конечно, не бывает. А вот количество предателей внутри одного народа может быть различным, в т. ч. способным создать мнение о «народе – предателе» (то же касается и «народов – бандитов»).

А может быть, были чеченцы безгрешны, аки ангелы, накануне первой или второй «новых чеченских» войн, устроив кровавый геноцид русского населения Чечни (о котором как-то не принято до сих пор говорить, особенно на Западе и в среде доморощенных «правозащитников». Убивают таджика или чеченца в Москве – вой поднимается на всю Россию. Убивают десятки, сотни или тысячи русских в мусульманских республиках – никто этого не замечает и трагедией не считает). Не чеченцы ли опутали всю Россию сетями бандитского и полубандитского «бизнеса» с ярко выраженным национальным оттенком и презрением ко всем и вся? Одна история с фальшивыми авизо чего стоит! Каждый российский гражданин де-факто платил дань чеченцам - через обложенных данью предпринимателей. Может быть, не было «русского холокоста», зинданов, вошедших в моду захватов заложников для получения выкупа, и, ставших уже привычными, насилий, грабежей с убийствами и отрезанием голов? Причем все это, повторяю, было еще задолго до «первой чеченской» войны. Кстати, интересная деталь: с точки зрения самих чеченцев, они ничего предосудительного и не делали. Вели себя как добропорядочный, свободолюбивый народ. Подумаешь – грабили и убивали. Так ведь русских же, чего русских-то жалеть?

Давайте зададим себе еще один вопрос: а почему то, что случилось, случилось именно с чеченским народом, а ни с каким другим из более чем сотни народов, населяющих Россию? Не с татарами, не с марийцами, не с чувашами, не с мордвой, не с якутами, не с башкирами, а именно с чеченцами? Чеченец в ответ на этот вопрос скажет примерно следующее: мы , мол, самый гордый и смелый народ, и не желаем никому покоряться (очень нужно кому-то вас покорять! Настоящие агрессоры и захватчики – это как раз вы). Однако объективная реальность такова: чеченцы крайне неуживчивы, гораздо более, чем другие народы, склонны к насилию как к универсальному средству решения проблем, и в гордости своей крайне неуважительны к другим народам, даже к собственным соседям. Из всего вышесказанного можно сделать один главный вывод: по большому счету, во всех бедах чеченцев виноваты прежде всего сами чеченцы, а не какая-либо «империя зла», благодаря которой они, кстати, получили возможность жить по-человечески, причем лучше, чем жители центральной России (при СССР), и при «независимости» от которой в 1996 – 1999 гг. за какие-то несколько лет опустились обратно в столь любимое ими средневековье, разворовав и разграбив все созданное за годы советской власти. Однако врожденная горская гордость, а точнее, инфантильность национальной психологии, не дает им не только признать, но даже понять самим эту очевидную истину. Нынешнего конфликта не могло не быть, он был запрограммирован и предопределен особенностями национальной психологии самих чеченцев. По большому счету, чеченцы получили эту войну как ответ на свою антирусскую деятельность и воинственно-русоненавистническ

ую позицию, за свой паразитизм (ведь из всех народов бывшего СССР только чеченцы, оставшись без опеки «старшего брата», додумались возродить на своей земле рабовладение как поистине общенародное явление, а также создать развитую инфраструктуру его) и криминальные замашки, за свое наплевательское отношение и к России, и к народам, ее населяющим. Однако именно это всегда остается «за кадром». На первый план почти всегда выходят утверждения о войне как о возможности заработать или отмыть деньги, о необходимости уничтожения бандитского гнезда на Кавказе (официальная версия) и т.д. Об истинной причине конфликта – столкновении национальных психологий русского и чеченского народов – вы не услышите нигде. Повторяю, этой войны, после падения советской власти с ее жестким контролем всего и вся, не могло не быть при такой позиции чеченцев. Более того, война, без разницы, активная или тлеющая, будет продолжаться до тех пор, пока русских и чеченцев не разделит полноценная государственная граница.

Меня очень смешит и одновременно злит расхожий в последнее время в СМИ словесный штамп, звучащий в основном из уст самих чеченцев: «чеченский народ устал от войны». Во-первых, русские гораздо больше устали от чеченского беспредела, причем еще тогда, когда войной и не пахло. А во-вторых, кто же спровоцировал-то эту войну? Кто готовился к ней – со всей серьезностью и основательностью? И кто расправился с русским населением Чечни? Ведь посильное участие в его травле принимали даже дети – били стекла в русских домах. Более старшее поколение занималось делами поважнее и поинтереснее: грабили, насиловали, убивали. Грабежи и изнасилования русских были в то время любимым народным развлечением в Чечне. Даже масса анекдотов сохранилась по этому поводу (придуманных чеченцами, разумеется. Им было весело). Даже по официальным данным с 1991 по 1994 годы в Чечне было загублено более 20 тысяч русских душ, а сколько по неофициальным? А вот теперь «чеченский народ устал от войны». Надоело.

Однако, занятая чеченцами позиция «вечно обиженного» весьма удобна: делай все, что тебе вздумается – грабь, насилуй, захватывай заложников, причем не только в Чечне, но и в России. Все тебе простится Аллахом и мировым сообществом, ведь ты не просто банальный убийца и грабитель, ты борец за свободу.

Предвидя обвинения в свой адрес в великодержавном шовинизме, фашизме, национализме и т.д., скажу, я - убежденный сторонник настоящей независимости Чечни. Со всеми вытекающими отсюда последствиями. Но об этом – чуть ниже,

Миф четвертый: Северный Кавказ, и Чечня в частности – крайне необходимый для России регион. России необходимо во что бы то ни стало сохранять свое политическое и военное присутствие на Кавказе. Когда я очередной раз слышу это с экрана телевизора, сразу вспоминается солдатская пословица («Кавказское присутствие» в нашей армии уже давно – головная боль): «Один кавказец – отрада для части. Больше трех – беда. Армия, как известно, всего лишь зеркало нашего общества, и отражает проблемы нашего общества в концентрированном виде. Это же касается и вообще проблемы взаимоотношения русских с кавказцами – проблемы чрезвычайно серьезной, обсуждаемой пока на бытовом уровне, но упорно не замечаемой властью.

Скорее, присутствие России на Кавказе выгодно самим кавказцам, давая полное право им самим присутствовать (очень представительно и эффективно) в самой России. Надо сказать, что по всей Руси от такого присутствия идет стон.

Чеченский лозунг «Аллах над нами, Россия под нами» не так уж далек от истины. В пору говорить не об оккупации Россией Кавказа, а наоборот, о мощнейшей кавказской экспансии в центральные области России. Кавказские преступные группировки заполонили всю страну и играют ведущую скрипку в ее криминализации, имея возможность в случае необходимости быстро пополняться «маневренными группами», прибывшими из Чечни и Дагестана. Выходцы с Кавказа монополизировали торговлю наркотиками, алкоголем и табаком – главным оружием геноцида. Они же контролируют львиную часть легальной экономики страны. «Беженцы» из Чечни скупают целые микрорайоны в городах центральных регионов России, доставляя грандиозные неудобства местным жителям в силу огромной разницы в менталитетах. А городские рынки уже давным – давно стали вотчиной кавказцев по всей территории России. Вывод: это не Кавказ нужен России, а скорее, Россия до смерти нужна Кавказу. Да и что такое Россия для «среднестатистического» кавказца? Родина? Ни в коей мере. Родина для него – это в лучшем случае родной аул. К России же он относится как к колонизируемой территории, как к месту, где можно заработать (легальным и нелегальным способом) деньги, а потом с размахом их потратить. Там можно отдохнуть от жестких норм исламской морали, «оттянувшись» на всю катушку. Там не действуют законы кровной мести – единственное, что сдерживает джигита в его преступной удали. Как думаете, придет ли в голову кавказцу продавать наркотики или совершить изнасилование в родном ауле? Конечно, нет. А в России – пожалуйста. Потому что аул – родина. А Россия… «Нам, кавказцам, все равно» - их лозунг, и в нем отражается все их отношение к России. Жизнь в России они рассматривают как жизнь на некоей чужой, колонизируемой территории, а Россиян – как если не врагов, то уж явно не как соотечественников. Поэтому и собираются в землячества, банды. Потому, обладая равными с коренным населением правами, кучкуются, проталкивают своих, создают протекцию землякам везде, где возможно. Земляки в их системе ценностей всегда выше всех остальных.

По большому счету, модель поведения нынешних «пришельцев» с Кавказа в отношении России такая же, как у их предков по духу – степняков, 500 – 800 лет назад: выкачать как можно больше, извлечь максимальную выгоду. Изменились лишь методы: сейчас это в основном - обкладывание данью предпринимателей, полукриминальный «бизнес» и махинации с воровством бюджетных денег. Хотя примитивные набеги, грабежи и увод населения в рабство также не редкость,

Как-то раз в официальной печати подняли на смех одного политолога, который назвал современный русско – чеченский конфликт продолжением борьбы России со степью, ведущейся с древних времен. Имею наглость утверждать, что политолог этот был абсолютно прав: это действительно продолжение борьбы России со степью, переместившейся теперь в горы. Во всяком случае, с моральной точки зрения, если отбросить юридические сентенции и общепринятые сегодня выражения типа «терроризм», «антитеррористическая операция», «этнические преступные группировки» и т.д., так дело и выглядит, ибо духовное родство и общность целей древних степняков и современных горцев видны невооруженным глазом. Так же, как и пропасть между менталитетами: нашим и горно – степным.

Сейчас в нашем обществе постепенно вызревает, несмотря на все усилия властей через СМИ представить все в розовом свете, осознание того, что нельзя дальше жить но навязываемой нам 80 лет модели «пролетарского интернационализма». Ибо у каждого народа – свой путь, свое понятие нормальности и ненормальности, чести и бесчестья, духовности и бездуховности.

Из уст наших военных в Чечне вы услышите, что чеченцам нельзя даже доверить засыпать ямы в Грозном, а не то что выдавать оружие – скоро оно обернется против нас же. А эти люди хорошо узнали сей народ и вдосталь нагляделись на пресловутое «кавказское благородство». Национализм? Махровый шовинизм? Врожденное отсутствие у русского народа толерантности? Когда слышишь от «правозащитников» нечто подобное, приходит в голову мысль: похоже, Илья Муромец, Алеша Попович, Добрыня Никитич и другие герои русского былинного эпоса также были махровыми фашистами и шовинистами, т.к. смертным боем били ту самую нечисть, которую сейчас можно в изобилии увидеть на любом рынке России. Которая монополизировала торговлю алкоголем, табаком и наркотиками и которая развращает дочерей тех, кто воюет сейчас неизвестно за что на Кавказе. Ибо цели и методы что у тех, что у других «степняков», как я уже говорил, одни и те же. Так нужен ли нам Кавказ? Я думаю, ответ очевиден. Более того, никто не станет отрицать: ни у одного среднестатистического Россиянина нет, не было и быть не может никаких интересов ни в Чечне, ни вообще на Кавказе. Так называемые «стратегические интересы России» в этом регионе сводятся на деле к интересам там олигархических структур, лоббирующих их в правительстве. Так что выражение сатирика М. Задорнова о том, что "Чечня , кроме олигархов и нашего правительства, похоже, никому не нужна», вовсе не лишено смысла. Кавказу не место в России.

Миф пятый: чеченцы – самая гонимая и преследуемая ныне нация в России, «евреи сегодня», как выразился известный «правозащитник». Надо сказать, сравнение чеченцев с евреями вообще не очень корректно хотя бы потому, что последние, в отличие от первых, хотя бы имели вышедших из своей среды великих композиторов, писателей, художников, инженеров, ученых, а не только революционеров – боевиков, не чтили национальными героями садистов и убийц.

А вообще этот миф разлетается в прах об один единственный пример, взятый из жизни. Один мой знакомый стал свидетелем разговора двух чеченцев, который те вели на русском языке (видимо, разные диалекты), вспоминая свои «подвиги» на чеченском фронте – это были бывшие боевики. Разговор этот происходил в стенах местного политехнического института. Представьте: «гонимые» и «преследуемые» чеченцы, и не просто чеченцы, а натуральные враги, воевавшие с нами с оружием в руках и убивавшие наших соотечественников, навоевавшись и «устав от войны», поехали в ненавистную им Россию получать образование! И никто не отказал им в этом праве.

Развенчать миф о «гонимости» чеченцев не составляет никакого труда. Если бы это было правдой, то:

- не было бы процветающих чеченских «диаспор» во всех уголках России, за исключением разве что Крайнего Севера

- не было бы контроля чеченского капитала над львиной долей российской экономики – он был бы выдавлен из России.

- не было бы криминального беспредела чеченских преступных группировок в России, которые были бы либо уничтожены, либо вытеснены – при предвзятом отношении к людям определенной национальности и особом контроле за ними это не составило бы для государства никакого труда.

- не было бы контроля чеченского криминала над продажей наркотиков, алкоголя и табака, над производством фальшивых денег – по тем же причинам.

- не было бы потока денежных средств, постоянно направляемых в Чечню на «восстановление разрушенного хозяйства», на «компенсации за потерянное жилье» и т.д., и благополучно исчезающих в никуда, а частью превращающихся позже в оружие, которое стреляет в наших солдат, и взрывчатку, которая взрывается в наших городах.

И, наконец, если чеченцы так гонимы, то почему же именно они, расселяясь по территории Центральной России и чувствуя себя везде как дома, вызывают страх у местных жителей и доставляют им массу проблем, а не наоборот?

Думаю, здесь все предельно ясно, и говорить что-либо еще по этой теме не имеет смысла.

Миф шестой: Отторжение от России Кавказа станет началом дезинтеграционных процессов и началом распада самой России.

Этот миф усиленно культивируется через СМИ высшими чиновниками и огигархическими структурами, кровно заинтересованными в дальнейшем ограблении России и убийстве ее сыновей. Для них продолжение вялотекущего, тлеющего конфликта на фоне «мирного строительства» как нельзя выгодно – и для чиновников, имеющих долю с огромных средств, направляемых в Чечню, и для местных чеченских властей, «осваивающих» эти средства, и для генералов, требующих все новых ассигнований на «контртеррористическую операцию», и для прапорщиков, продающих чеченцам оружие. То, что в Чечне и вокруг нее практически каждый день продолжают гибнуть солдаты, а в России царит чеченский криминальный и бытовой беспредел, их нимало не волнует. А для того, чтобы у народа России не возникло даже мысли о возможности избавления от осиного гнезда, коим исторически всегда была Чечня и прилегающие к ней районы, в ход пускаются и имперские лозунги типа «Кавказ был, есть и будет российским!», рассчитанные на ностальгирующих по «великому и могучему» дураков, и всевозможные страшилки на тему неизбежного распада России, образования под боком у России центра международного терроризма и т.д.

Много ли потеряла Россия от отделения в начале ХХ в. ненавидящих ее Польши и Финляндии? А от отделения в конце ХХ в. Прибалтики, где к тому времени антирусская истерия достигла своего пика? И разве изменилось бы что-нибудь, если бы Россия, вместо решения внутренних проблем, попыталась бы любой ценой удержать эти страны в своей орбите? Разве что в худшую сторону…. С Чечней ,однако, ситуация другая, заключающаяся в том, что чеченцы сами крайне заинтересованы в дальнейшем в дальнейшем своем нахождении в составе РФ, дабы извлечь из этого максимальную выгоду, поскольку это дает им право на федеральную кормушку и на дальнейшую «колонизацию» самой России. Все «прелести» независимости они испытали на собственной шкуре в 1996-99 гг., хотя настоящей независимостью это не назовешь хотя бы потому, что даже в это время из федерального бюджета в Чечню исправно поступали трансферты (фактически – контрибуции, именно так к ним и относилось тогдашнее чеченское руководство, расходуя по своему усмотрению).

Тем не менее каждый день «присутствия России на Кавказе» обходится ей в несколько (иногда в несколько десятков) жизней солдат и в миллионы утекаемых неизвестно куда рублей, дестабилизирует ситуацию в самой России, подрывает ее и без того слабую экономику и увеличивает и без того непомерное «присутствие Кавказа в России».

Из всего сказанного можно сделать однозначный вывод: вовсе не отторжение Кавказа может стать гибелью России. Скорее наоборот, если «присутствие России на Кавказе» (а точнее, Кавказа в России) продолжится еще лет 20-30 – вот тогда крах России, окончательный упадок экономики и вымирание коренного населения (а оно и так уже идет полным ходом) станут неизбежными и необратимыми.

Наоборот, добровольный отказ России от Кавказа, избавление экономики от его оков, а наших городов и сел– от агрессивных криминальных конкистадоров, может стать началом спасения России. Слишком разные культуры, обычаи, национальные психологии, привычки и темперамент имеют русский и кавказские народы, чтобы жить в одном государстве. Недаром за более чем 200 лет взаимодействия конфликт между этими народами не только не исчерпал себя, но и разгорелся в наши дни с новой силой. Даже в благополучные советские времена, несмотря на затушевывание действительности и искусственное насаждение «дружбы народов», конфликт этот был, но был тлеющим (вспомним хотя бы зеркало общества – армию). Разрушение КПСС и Советского союза открыло дорогу националистам – русофобам всех мастей и позволило застарелому конфликту вспыхнуть с новой силой. Причина всего этого, повторюсь, в слишком разных, практически взаимоисключающих друг друга национальных культурах – державной русской с одной стороны, и эгоистично – паразитирующей, корпоративно-националистическо

й, кишлачно – абреческой, с явной установкой на насилие и пренебрежение ко всему чужому – кавказской – с другой стороны. Кавказцы, и чеченцы в частности, никогда не были связаны с Россией никакими моральными обязательствами, никогда не считали Россию своей Родиной, а Россиян – соотечественниками. Они предпочитали лишь использовать выгоды от пребывания в России, таить различные национальные обиды и дестабилизировать обстановку, выплескивая эти обиды всякий раз, когда центральная власть в России по каким-либо причинам ослабевала. По этой причине кавказцы всегда оказывались послушным орудием в руках тех сил, чьей целью был развал России по югославскому сценарию – посредством провоцирования межнациональных конфликтов.

Так стоит ли бояться смерти больного, удаляя из его тела опухоль? И стоит ли спрашивать саму опухоль, желает ли она удаляться? Что же касается разрушения России, то оно в принципе невозможно в результате отделения от нее какой – либо национальной республики хотя бы потому, что русские составляют в ней все еще 80 % населения, а если включить туда «русских по самоопределению», то и еще больше. Разрушение России возможно только при вымирании большей части коренного населения России и утрате национального менталитета и национальных традиций, чему нынешняя кавказская и национальная политика правительства весьма способствует.

Миф седьмой, самый правдоподобный и распространенный: бандиты и террористы не имеют национальности и вероисповедания (хочется, следуя логике авторов этого бреда, продолжить: «а также домашнего адреса, фамилии, имени, отчества, отпечатков пальцев и т .д. – вообщем, всего, что помогло бы идентифицировать и поймать бандита».). Борьба органов правопорядка с такого рода противником окончательно превращается в боксерский «бой с тенью». Несмотря на то, что этот миф активнейшим образом, с маниакальной настойчивостью вдалбливается сейчас в наши головы через все СМИ властями всех уровней, думаю, подавляющее большинство здравомыслящих граждан прекрасно понимают, что данный «постуллат» надежно служит интересам не общества, а прежде всего самих бандитов, убийц и террористов. Хотелось бы задать ряд вопросов тем, кто этот миф насаждает или считает его правдой.

Вопрос первый: объясните, господа защитники бандитов и террористов, почему же именно ислам «дал миру», если можно так выразиться, небывалое количество террористов всех мастей? Почему именно ислам стал ассоциироваться в сознании рядового обывателя с экстремизмом и терроризмом? Назовите, к примеру, хотя бы одну, скажем, православную экстремистскую террористическую организацию, имеющую целью установление по всей земле православного христианского миропорядка? Не можете? Зато исламских организаций подобного толка – пруд пруди. Почему? Не потому ли, что в самой психологии православия нет места джихадам и шахидам, гяурам и кафирам, «странам мира» и «странам войны» - в отличие от ислама, где даже изощренная проработка подобной ненавистнической терминологии говорит о многом. Ислам – единственная из мировых религий, где так явственно видна установка на насилие, на дискриминацию по принципу вероисповедания (человек другой веры - никто, кафир, враг ислама). Ислам (плевать, какие его течения это одобряют, а какие – нет, в православии и даже в католичестве это просто невозможно) – единственная из мировых религий, оправдывающая любое преступление, если оно совершается против «неверных», и подводящая под это соответствующие обоснование и терминологию. Он оправдывает и убийство, и грабеж и даже изнасилование. Вы знаете, кто такие «мутаа»? Это «временные жены» воина – моджахеда, набранные из пленниц. Не должен же воин Аллаха испытывать хоть в чем-то дискомфорт! Чеченцы обратили в таких «мутаа» тысячи русских женщин. Неважно, сколько цитат из Корана могут привести в опровержение всего этого «спецы в чалмах», ведь факт остается фактом: ежегодно тысячи мусульман совершают дикие преступления с именем Пророка на устах. Как видим, благодатнее почвы для религиозного экстремизма, чем ислам, не придумать.

Вопрос второй: с кем воюют чеченские боевики? Можете об этом спросить у любого из них, а также у любого «мирного» чеченца, который сам не воюет, а лишь кормит, одевает и укрывает боевиков. Они вам ответят: с русскими. Повторяю: с рус-ски-ми (как вариант: с русским кафиром). Не с «российскими вооруженными силами», не имеющими национальности. Не с российской властью, тем более не имеющей национальности (коль отказывает русским даже в праве на самозащиту). С русскими. Со всеми вообще. Они – причина всех бед чеченского народа. Исходя из этого, проведение терактов против гражданских лиц, женщин, детей, стариков, а тем более подрывы военных госпиталей – оправданны и целесообразны. Чем воины Аллаха и занимаются весьма успешно. То есть для них противник имеет национальность, и весьма определенную. Сочетание же самой неуживчивой нации с самой неуживчивой религией и дало столь трагический для окружающих народов, и в особенности для русских, результат.

И наконец, вопрос третий, самый интересный: почему нас так упорно и настойчиво призывают быть «толерантными» по отношению к народам, которые не испытывают особой толерантности по отношению к нам самим? Агрессивность кавказцев и их неуважение к чужим законам и обычаям известны всем. Уважение к собственным обычаям в их собственной среде зиждится, в основном, на страхе перед кровной местью. Попав в Россию, или издеваясь над русскими у себя на родине, они этого страха не испытывают, и, соответственно, творят все, что им позволяют их весьма специфические нормы морали. Из уст «правозащитников» можно часто услышать, что в России не любят кавказцев, однако никто не задается вопросом: а почему же их не любят, есть ли основания для этой нелюбви? Миллионы Россиян, от Москвы до самых до окраин, ненавидят кавказцев именно за их жестокость и крайнее неуважение к чужим традициям, а не по причине врожденного шовинизма, как это пытаются представить «правозащитники». И для тысяч пострадавших от кавказского криминального и террористического беспредела, творимого почти всегда именно под знаменем ислама, национализма и русоненавистничества, слова о том, что «бандиты и террористы не имеют национальности и вероисповедания» звучат по меньшей мере издевательски. Думаю, никто не станет отрицать, что аномальная склонность кавказцев к криминалу, вытекающая из их склонности к насилию как к основному средству решения проблем, и их неуважения к любому не подкрепленному реальной силой закону – очевидный факт. Поэтому несложно понять, почему у любого среднестатистического русского человека сжимаются руки в кулаки, когда он слышит знакомый «басаевский» акцент. Повторяю еще раз: нынешняя война не является столкновением, скажем, интересов кремлевской власти и чеченской родо-племенной шушеры, столкновением Российской армии и НВФ, Суть проблемы в том, это прежде всего конфликт национальных психологий. И сколько бы наша власть не тщилась доказать нам, что воюют там против нас в основном наемники и отморозки на деньги Бен Ладена, духовная база, психологическая подоплека этой войны – мощнейшая. И потому я имею все основания заявить, что при существующем ныне положении дел эта война не закончится никогда.

После очередного теракта снова слышатся знакомые «заклинания» по поводу «не имеющих национальности и вероисповедания», о том, что нельзя допустить, чтобы «им» удалось вбить клин между «братскими» народами, и т.д и т.п. Но что эти «заклинания» оставляют за кадром?

1. «Вбить клин» почему-то упорно стараются представители одного и того же народа, и, как вы заметили, не русского. Именно они стараются изгадить любой праздник очередным терактом, или просто любым способом «сделать больно» обществу. По недоумию своему не понимая, что вызывают лишь ненависть к себе.

2. «Террористы», в т.ч. и «международные», действительно являются лишь марионетками в руках более влиятельных сил. Инструментом, так сказать. Однако только дурак не заметит, что ставку эти силы делают на определенный народ (народы) и на определенную религию, из представителей которых и рекрутируют террористов. А вовсе не на некий «бандитский интернационал», группу отщепенцев – представителей разных народов и разных религий. И эти «определенные», в нашем случае, чеченцы и другие кавказцы, весьма и весьма охотно принимают правила игры. Ведь для большинства чеченцев Басаев – герой (разумеется, открыто они об этом не говорят). Только этим и можно объяснить то, что он до сих пор жив, здоров и на свободе.

Народы на эту роль подбирались, конечно, соответствующие, с инфантильной психологией и «свободолюбивой» дикостью. Иначе кто же станет жертвовать собой за чужие интересы? Религия также «подобрана» соответствующая, самая, пожалуй, нетерпимая и допускающая массу различных толкований Корана.

Вывод из этого можно сделать следующий: как бы «терпимо» и «толерантно» мы ни относились к народам и религиям, из которых рекрутируются «не имеющие национальности и вероисповедания», мы не остановим ни терроризма, ни войны. Волк всегда будет смотреть в лес уже потому, кто он волк. Что же нам тогда делать? Об этом чуть ниже.

Современная Россия с ее политикой на Кавказе очень напоминает Византийскую империю периода упадка: неуклюжие попытки «разделять и властвовать» сменяются лихорадочными поисками союзников в лице «оч-чень известных и оч-чень влиятельных» чеченских кланов и отдельных чеченцев (все равно ведь кинут, разве не ясно?) Рекой льются деньги на ублажение «избранников Москвы». В самой Москве и по России тем временем гремят взрывы, а в Чечне – гибнут русские солдаты. Хочу напомнить, что Византия в результате подобной политики была завоевана турками, население ее было уничтожено, православные соборы быстренько переоборудованы под мечети или разрушены. Константинополь – Царьград стал Стамбулом. Второй Рим пал. Не ждет ли такая же участь и Третий Рим – Москву? Во всяком случае, количество мусульманского населения в России (несчастного, задавленного и притесняемого, если верить этому самому населению) неуклонно растет, количество же коренного, государствообразующего населения – также неуклонно снижается (в начале 90-х гг. русских в России было 85 %, сейчас – менее 80 %), а количество мечетей, как недавно похвастался Путин на Всемирной исламской конференции, выросло за 10 лет с 500 до 7000, уже один этот факт говорит о многом. «Не имеющие национальности и вероисповедания» воспитанники медресе тем временем организовывают теракты, а простые «правоверные» - с успехом торгуют по всей стране наркотиками, водкой, табаком и оружием, освобождая для себя «жизненное пространство» и делая при этом огромные деньги. Они же держат в своих руках огромный кусок легальной экономики страны. Еще 15-20 лет такой жизни – и участи Третьего Рима нам точно не избежать.

Выход из данной ситуации (настоящий выход, а не иллюзия его) может быть только один: кавказские республики, по крайней мере Чечня и Дагестан, должны получить полную и настоящую независимость, со всеми вытекающими отсюда политическими, экономическими и социальными последствиями. И чем раньше мы это осознаем, чем раньше избавимся от губящих нас имперских амбиций, тем меньше наших братьев и сестер погибнет в ходе терактов и бандитского беспредела, тем меньше денег, необходимых для бюджетников и пенсионеров, уйдут в Чечню и будут направлены на обогащение очередных «избранников Москвы» и на убийство детей и внуков этих самых бюджетников и пенсионеров. Тем быстрее исчезнет кавказская торговля оружием геноцида и обычным оружием. Тем быстрее закончится диктат Кавказа над нашими городскими рынками и над экономикой страны в целом. Тем быстрее исчезнет реальная, а не мнимая угроза национальной безопасности нашей страны.

Чечня представляет из себя паразитическое государство наподобие Золотой Орды, ничего не производящее, но требующее к себе много внимания (особенно финансового) и доставляющее массу проблем, стремящееся в идеале жить отдельно от России, но за счет России. Менталитет «храброго воина и настоящего мужчины» - кавказца несовместим с русским национальным менталитетом, где главной является установка на мирный и спокойный труд, а не на разбой (тем, кто в это не верит, можно взять в качестве примера армию, где «настоящие мужчины» - кавказцы - давно насадили свои порядки во всех частях, где их насчитывается хотя бы более пяти человек. В наряды они уже давно не ходят – не пристало настоящему мужчине заниматься грязной работой. На то русские есть). На «гражданке» ситуация аналогичная, хотя и менее явная. И весь этот этнический беспредел сопровождается воем «правозащитников « о притеснениях кавказцев, о нарождающемся русском фашизме и т.д. Ситуация явно и целенаправленно переворачивается с ног на голову с одной единственной целью: не допустить консолидации здоровых сил общества для самозащиты и отпора агрессивным пришельцам, сформировать у русских стойкий комплекс вины, и в итоге – устранить все препятствия к продолжению геноцида русского народа (по сведениям Госкомстата, русское население сокращается в пропорции 4 / 1 ; чеченское же увеличивается в пропорции 25 / 1). Для разжигания мифа о «русском фашизме» теми же силами инспирируются различные провокации – от намалеванных на стенах свастик до черносотенных погромов рынков и «громких» убийств.

Национальным интересам народов России, и в первую очередь, русского народа, в гораздо большей степени соответствовала бы ситуация, когда Чечня представляла бы из себя абсолютно независимое, никак не связанное с Россией государство, Что бы нам ни говорили на эту тему государственные чиновники, кровно заинтересованные в том, чтобы в эту прорву как можно дольше текли золотые реки из российского бюджета. Разумеется, это государство (точнее, псевдогосударство) будет наивраждебнейшим образом относиться к России. Но это гораздо лучше, чем постоянно иметь внутреннего врага у себя дома. Лучше «худой мир» между государствами, чем «добрая ссора» народов внутри страны. Ведь подавляющее большинство чеченцев сами себя позиционируют как если не врагами русского государства, то, как минимум, находящимися «в оппозиции» к нему. Недаром, захватывая заложников, особую жестокость они проявляли к государственным служащим и к людям, так или иначе связанным с государством – без разницы, кто ты: военный, спасатель или скромный служащий пенсионного фонда. В любом случае ты будешь ассоциироваться в глазах боевиков с российским государством, и соответственно, вызывать их особую ненависть. В подобных условиях самое логичное и рациональное, что мы могли бы сделать, но до сих пор не сделали – это хотя бы превратить внутреннего врага во внешнего. Внешний враг не так страшен. Ненавидите Россию? Пожалуйста. Это ваше дело. Но живите тогда своим умом, не в России и не за счет России, как привыкли, одновременно пакостя ей.

Ища пути защиты от «новых степняков» в лице паразитического чеченского государства и его представителей, колонизирующих сейчас Россию, нельзя забывать о казачестве – исторически сложившейся общности, которая всегда, в силу обстоятельств своего возникновения и становления, видела своей основной задачей защиту России от опасности со стороны «дикого поля» и «диких гор». Сознание этого передается на генном уровне от поколения к поколению, и не вытравилось ни сталинским «расказачиванием», ни десятилетиями «пролетарского интернационализма» - по сути, узаконенной диктатуры нацменьшинств. Необходимо возродить казачество в полной мере, превратить его из нынешнего маскарадного направления (единственное, что позволено ему на данный момент нашим государством) в реальную силу, дать полное самоуправление, вооружить не хуже чеченцев (казакам, в отличие от чеченских милиционеров, можно доверить оружие) Одним словом, воссоздать казачество в прежнем виде. Казачество – исторически сложившийся противовес горской агрессии, и, если уделить ему достаточно внимания, оно может даже без вмешательства регулярной армии и милиции навести порядок по крайней мере на юге.

Третье, что необходимо сделать – это полностью выдавить кавказский капитал из экономики. Мало того, что 99,9 % этого капитала получено изначально преступным путем, этот капитал в силу своего специфического размещения не позволяет экономике развиваться поступательно, ибо работает не на общество, а исключительно на обогащение хозяев этого капитала, пусть даже и во вред экономике. Национальный эгоизм хозяев этого капитала, низкий уровень нравственной культуры и образования не позволяет им вложить деньги ни в новые технологии, ни в общественные проекты, ни в науку – а только в то, что приносит немедленную и гарантированную прибыль. В игорный и гостиничный бизнес например. Либо использовать его для захвата других, еще более жирных кусков экономики и элементарного проедания их.

За то время, пока готовилась эта статья, как будто в подтверждение всего сказанного и в иллюстрацию написанного в ее начале, произошло, с перерывом в пару месяцев, еще несколько кровавых терактов в различных городах России с гибелью в каждом из которых по нескольку десятков человек, И, наконец, апофеоз всего этого – расстрел боевиками сотен детей в Беслане. СМИ не устают твердить о якобы «интернациональности» банды (один раз даже заикнулись о том, что там был и русский, но, видимо самим стало смешно – больше «русский» не упоминался), опуская при этом то, что в религиозном плане банда была абсолютно монолитна, По десять раз за каждые 15минут по всем каналам вновь повторяются привычные штампы на тему «не имеющих национальности и вероисповедания». Плюс к тому – масса подрывов и обстрелов в самой Чечне, устроенных коллегами «не имеющих». Все опять движется по замкнутому кругу: теракт – траур – воинственные заявления Президента – бодрые телерепортажи о «налаживании мирной жизни в Чечне» - новые перечисления денег в чеченскую бездонную бочку – новый теракт. И от того, когда мы вырвемся из этого порочного круга, зависит то, сколько людей мы потеряем еще, равно как и то, возродимся ли когда-нибудь как свободная, независимая и процветающая страна, либо продолжим ускоренное вымирание на радость «колонизаторов» с Востока и «цивилизаторов» с Запада.

Тоже русские виноваты?
Jun 26 2007 8:59AM

Преследования на религиозной почве

До 1994 года в Чеченской республике было десять приходов православного вероисповедания. При Масхадове остался один — храм святого Архангела Михаила в Грозном.

Вот некоторые факты преследований православных верующих на территории Чечни:

В ночь с 10 на 11 июля 1992 года в станице Асссиновкая бандиты ограбили и подвергли издевательствам игумена Анатолия Данилова и всех, живущих при церковном дворе. Дом был расстрелян из автоматического оружия как снаружи, так и изнутри.

В октябре 1995 года зверски избит второй священник грозненского храма отец Александр (Смывин).

29 января 1996 были взяты в заложники посланник патриарха Московского и Всея Руси в Чечне протоиерей о. Сергий Жигулн и настоятель грозненской церкви Михаила Архангела о. Анатолий Чистоусов. Грозненский священник был найден убитым. Представителя Московского патриархата протоиерея Сергия Жигулина бандиты потребовали обменять на бывшего охранника Дудаева. Однако через пять месяцев освобождение произошло без предварительных условий. В плену протоиерей подвергался пыткам. Священнику на допросах сломали правую руку, несколько ребер; били кнутом, не давали пить, держали полураздетым на морозе. Допрашивал священника военный прокурор ЧРИ Магомед Жаниев, пытали и избивали его сотрудники Департамента ГБ ЧРИ.

В январе 1997 года угнаны в рабство иеромонах отец Евфимий Беломестный и послушник Алексий Равилов.

В период с 23 декабря 1997 года по 1 января 1998 года на церковную общину г. Грозного и храм Архистратига Михаила были совершены террористические нападения. В ночь с 23 на 24 декабря 1997 года вооруженные чеченцы проникли на территорию храма и попытались через окно забраться внутрь помещений с целью ограбления. Однако получив отпор со стороны прихожан, скрылись. Чеченская охрана никого не задержала. 29 декабря около 22 часов на территорию храма была брошена боевая граната, которая взорвалась под окнами здания. Люди не пострадали, но зданию был нанесен материальный ущерб. 1 января 1998 года около 3-х часов ночи группа чеченцев, находившихся в состоянии сильного алкогольного и наркотического опьянения, предприняла попытку взлома дверей и прорыва внутрь храма. Охрана ввязалась в переговоры с ними, но вскоре все они были отпущены.

Весной 1999 года похищены в станице Ассиновской русские священники отец Петр Макаров, отец Петр Сухоносов и еще один иеромонах (имя не установлено).

19 июля 1999 года прямо из храма в Грозном уведен в рабство иеромонах о. Захария, а вместе с ним церковный староста Яков Рощин и прихожанин Павел Кадышев.

Как выживали прихожане последнего православного храма св. Архангела Михаила, рассказывается в письме настоятеля храма иеромонаха отца Захарии Ямпольского, написанном в мае 1998 года:

“Жизнь прихода составляют верующие люди, их молитвами к Господу Богу теплится и живет приход. Ещё год назад мы могли с уверенностью сказать, что это настоящий приход из-за количества верующих, которые посещали храм. Сейчас же мы являемся лишь жалким отголоском прошлого. Наш приход постепенно умирает, каждый день каждую минуту мы теряем своих прихожан. Кто имеет возможность, тот уезжает, покидая эту Республику навсегда, некоторым не к кому податься, и они смирились с судьбой. Для нас, жителей и прихожан г. Грозного время приобрело особое отношение к жизни - если вы прожили сутки и вас не ограбили, не унизили ,не надругались, не взяли в рабство и, тем более счастье, если вас не убили, то это чудо и счастье. Если говорить о нашем быте, то это жалкое подобие человеческого существования. Все, что нажил приход за свое столетнее существование, было разграблено, разрушено и сожжено. Остатки церковного имущества постепенно разворовываются грабителями, хотя мы имеем и охрану и сторожа.

А о жизни простых прихожан можно говорить только с болью сердца. Бандиты могут в любую минут ворваться в дом, вынести из него все, что угодно, вдобавок избить. Есть случаи, что и убивают безнаказанно. И нет никого, кто бы мог нам выйти из этого места кишащего неправдой, разбоем и беззаконием. Мы просим вас, если есть у вас возможности, помочь нам нашему приходу и остаткам русского населения. Нас в г. Грозном осталось не так уж много - по одним данным три тысячи, по другим - полторы тысячи человек. Мы говорим не обо всех, но только о тех кто посещает храм, а их очень мало - может быть, полтораста человек. Гуманитарная помощь в данном случае не нужна, так как лишь сотая часть доходит до нас. Мы просим вас о помощи, чтобы вывезти прихожан нашего прихода за пределы Республики. Для нас, здесь живущих уже достаточно этих никому не нужных жертв и поруганий”.

Из письма отца Захарии Патриарху Московскому и Всея Руси Алексию II:

“Невозможно человеческими словами описать ту страшную жизнь, которой мы здесь живем. Это жизнь в аду, среди наглого зла и полного беззакония... Чеченцы не хотят мирно трудиться с людьми других национальностей, предпочитают жить разбоем, воровством, похищением людей. Многие из них вооружены, растаскивают и грабят все, что возможно, в быту и на производстве. Работорговля в Чечне стала нормальным явлением, на всем делают бизнес. А нам, православным, уготована участь рабов”.

Русская Православная Церковь стала для режима Дудаева-Масхадова признаком российской государственности, который подлежал уничтожению. Насаждая ненависть к России и русским, лидеры преступного режима отвергали право на свободу вероисповедания, превращая Чечню в исламское государство, в котором даже немусульмане должны были жить по законам шариата. Таким образом, православные верующие лишались всяких прав, православные священники рассматривались как враги и агенты Москвы, а православные храмы позволено было грабить и разрушать.

Поклонику чеченского народа!
Jun 26 2007 8:55AM

Из показаний свидетелей (“Белая книга”, 1995):

В. Кобзарев, проживал близ Грозного: “7 ноября 1991 года трое чеченцев из автоматов обстреляли мою дачу, я чудом остался жив. В сентябре 1992 года вооруженные чеченцы требовали освободить квартиру, бросили гранату. И я, опасаясь за свою жизнь и жизнь родных, вынужден был выехать из Чечни с семьей”.

Т. Александрова, проживала в г. Грозном: “Моя дочь вечером возвращалась домой. Чеченцы ее затащили в машину, избили, порезали. Мы вынуждены были уехать из Грозного”.

Я. Нефедова: “13 января 1991 г. я с мужем подверглась разбойному нападению со стороны чеченцев в своей квартире (г. Грозный) - отобрали все ценные вещи, вплоть до серег из ушей”.

Т. Вдовченко, проживала в г. Грозном: “Соседа по лестничной клетке, сотрудника КГБ В. Толстенева, рано утром из его квартиры вытащили вооруженные чеченцы и через несколько дней был обнаружен его изуродованный труп. Сама лично этих событий не видела, но об этом мне рассказала одна женщина. О. К. (событие имело место в г. Грозном в 1991 г)”.

Пантелеева: “В 1991 г. боевики Дудаева штурмом взяли здание МВД ЧР, убив при этом сотрудников милиции, какого-то полковника, ранив майора милиции. В г. Грозном похитили ректора нефтяного института, проректора убили. В квартиру моих родителей ворвались вооруженные боевики - трое в масках. Один - в милицейской форме, под угрозой оружия и пыткой горячим утюгом, отобрали 750 тыс. руб., украли автомашину”.

В. Осипова: “Уехала из-за притеснений. Работала на заводе в Грозном. В 1991 году на завод приехали вооруженные чеченцы и силой выгоняли русских на выборы. Затем для русских были созданы невыносимые условия, начались повальные ограбления, взорвали гаражи и забрали автомашины. В мае 1994 г. сын, Осипов В. Е., выезжал из Грозного, вооруженные чеченцы не давали грузить вещи. Потом тоже было со мной, все вещи объявлялись "достоянием республики"”.

М. Храпова, проживала в г. Гудермесе: “В августе 1992 года нашего соседа, Саркисяна Р.С. и его жену Саркисян З. С. пытали и заживо сожгли”.

В. Назаренко, проживал в г. Грозном: “В г. Грозном жил до ноября 1992 г. Дудаев потворствовал тому, что против русских открыто стали совершаться преступления, и за это из чеченцев никто не нес наказания. Неожиданно исчез ректор Грозненского университета, а через некоторое время его труп случайно нашли закопанным в лесу. С ним поступили так, потому что он не хотел освобождать занимаемую им должность”.

М. Портных: “Весной 1992 г. в г. Грозном на ул. Дьякова полностью разграбили винно-водочный магазин. В квартиру заведующей этим магазином была брошена боевая граната, в результате взрыва которой погиб ее муж, а ей ампутировали ногу”.

В. Минкоева: “В 1992 г. в г. Грозном на соседнюю школу было совершено нападение. Детей взяли в заложники, и было совершено групповое изнасилование всего класса и жителей. В 1993 г. украли мою одноклассницу М. Летом 1993 г. на перроне ж/д вокзала на моих глазах чеченцами был расстрелян мужчина”.

А. Витьков: “В 1992 г. застрелили Т. В., 1960 г.р., мать троих малолетних детей. Замучили соседей, пожилых мужа и жену, за то, что дети отправили вещи (контейнер) в Россию. МВД Чечни отказывалось искать преступников”.

Б. Ярошенко: “Неоднократно чеченцы в Грозном в течение 1992 г. избивали, грабили квартиру, разбивали мою машину за то, что отказывался принимать участие в боевых действиях с оппозицией на стороне дудаевцев”.

А. Федюшкин: “В 1992 г. неизвестные лица, вооруженные пистолетом, отобрали автомобиль у моего кума, проживающего в ст. Червленная. В 1992 или в 1993 г. двое чеченцев, вооруженных пистолетом и ножом, связали жену и старшую дочь, забрали телевизор, газовую плиту и скрылись. Нападавшие были в масках. В 1992 г. в ст. Червленная ограбили мою мать какие-то мужчины, забрав икону и крест, причинив телесные повреждения. Сосед брата, проживавший в ст. Червленной, на своем автомобиле ВАЗ-2121 выехал из станицы и пропал. Автомобиль нашли в горах, а его самого спустя 3 месяца обнаружили в реке”.

В. Доронина: “В конце августа 1992 г. увезли внучку на автомашине, но вскоре отпустили. В ст. Нижнедевиук (Ассиновка) в детском доме вооруженные чеченцы изнасиловали всех девочек и воспитателей. Сосед Юнус угрожал моему сыну убийством и требовал, чтобы он продал ему дом . В конце 1991 г. в дом к моему родственнику, ворвались вооруженные чеченцы, требовали деньги, угрожали убийством, сына убили”.

С. Акиншин: “25 августа 1992 г. около 12 час. на территорию дачного участка в Грозном проникли 4 чеченца и потребовали у находившейся там моей жены вступить с ними в половую связь. Когда жена отказалась, то один из них ударил ее в лицо кастетом, причинив телесные повреждения”.

Коврижкин: “В октябре 1992 г. Дудаев объявил мобилизацию боевиков в возрасте от 15 до 50 лет. Во время работы на железной дороге русских, и меня в том числе, чеченцы охраняли как заключенных. На станции Гудермес я видел, как чеченцы застрелили из автоматов незнакомого мне мужчину. Чеченцы заявили, что убили кровника”.

А. Лотникова: “Зимой 1992 г. у меня и моих соседей чеченцы отобрали ордера на квартиры и, угрожая автоматами, приказали выселиться. Я оставила в г. Грозном квартиру, гараж, дачу. Мои сын и дочь были свидетелями убийства чеченцами соседа Б. - его расстреляли из автомата”.

Н. Лобенко: “В подъезде моего дома лица чеченской национальности застрелили 1 армянина и 1 русского. Русского убили за то, что заступился за армянина”.

О. Кальченко: “Мою сотрудницу, девушку 22-х лет, на моих глазах расстреляли чеченцы возле нашей работы. Меня саму ограбили два чеченца, под угрозой ножа отобрали последние деньги”.

Е. Дзюба: “Всех заставляли принимать гражданство Чеченской республики, если не примешь, то не получишь талоны на продукты”.

В. Комарова: “В Грозном я работала медсестрой в детской поликлинике № 1. У нас работала Тотикова, к ней пришли чеченские боевики и дома расстреляли всю семью. Вся жизнь была в страхе. Однажды Дудаев со своими боевиками забежал в поликлинику, где нас поприжимали к стенкам. Так он ходил по поликлинике и кричал, что здесь был русский геноцид, т. к. наше здание раньше принадлежало КГБ. Зарплату мне не платили 7 месяцев, а в апреле 1993 г. я уехала”.

И. Чекулина: “Из Грозного уехала в марте 1993 г. Моего сына 5 раз грабили, снимали с него всю верхнюю одежду. По дороге в институт моего сына чеченцы сильно избили, проломили ему голову, угрожали ножом. Меня лично избили лишь потому, что я русская. Был убит декан факультета института, где учился мой сын. Перед нашим отъездом убили друга моего сына, Максима”.

О. Боричевский, проживал в г. Грозном: “В апреле 1993 года квартира подверглась нападению со стороны чеченцев, одетых в форму ОМОНа. Ограбили”.

Г. Тарасова, проживала в г. Грозном: “6 мая 1993 года в г. Грозном пропал без вести мой муж Тарасов А.Ф. Предполагаю, что его забрали насильственно чеченцы в горы работать, т.к. он сварщик”.

Е. Калганова: “Мои соседи - армяне подверглись разбойному нападению со стороны чеченцев, их 15-летнюю дочь изнасиловали. В 1993 г. разбойному нападению подверглась семья Прохоровой П. Е.”

Я. Юнусова: “Сын Заир в июне 1993 г. был взят в заложники и 3 недели его удерживали, отпустили после выплаты 1,5 млн. руб.”

Т. Сухорукова: “В начале апреля 1993 г. была совершена кража из нашей квартиры (г. Грозный). В конце апреля 1993 г. у нас была украдена автомашина ВАЗ-2109. 10 мая 1994 г. мой муж Багдасарян Г.3. был убит на улице выстрелами из автомата”.

Я. Рудинская: “В 1993 г. вооруженные автоматами чеченцы совершили разбойное нападение на мою квартиру (ст. Новомарьевская). Вынесли ценные вещи, мать пытали ножом, причинив ей телесные повреждения. Весной 1993 г. на улице (г. Грозный) были избиты мои свекровь и свекор”.

А. Кочедыкова, проживала в г. Грозном: “Я выехала из г. Грозного в феврале 1993 года из-за постоянных угроз действием со стороны вооруженных чеченцев и невыплаты пенсии и заработной платы. Бросила квартиру со всей обстановкой, две автомашины, кооперативный гараж и выехала с мужем. В феврале 1993 года чеченцы убили на улице мою соседку. Ей пробили голову, переломали ребра, изнасиловали. Из квартиры рядом была также убита ветеран войны Елена Ивановна. В 1993 году жить стало там невозможно, убивали, кругом. Машины подрывали прямо с людьми. С работы русских стали увольнять без всяких причин. В квартире убили мужчину 1905 года рождения. Девять ножевых ран нанесли ему, дочь его изнасиловали и убили тут же на кухне”.

Б. Ефанкин, проживал в г. Грозном: “В мае 1993 года в моем гараже на меня напали вооруженные автоматом и пистолетом двое чеченских парней и пытались завладеть моей машиной, но не смогли, т.к. она находилась в ремонте. Стреляли у меня над головой. Осенью 1993 года группа вооруженных чеченцев зверски убила моего знакомого Болгарского, который отказался добровольно отдать свою автомашину "Волга". Подобные случаи носили массовый характер. По этой причине я выехал из Грозного”.

В. Федорова: “В середине апреля 1993 г. дочь моей знакомой затащили в машину (г. Грозный) и увезли. Через некоторое время ее нашли убитой, она была изнасилована. Мою знакомую по дому, которую в гостях пытался изнасиловать чеченец, в тот же вечер по пути домой поймали чеченцы и всю ночь ее насиловали. 15-17 мая 1993 г. в подъезде моего дома меня пытались изнасиловать двое молодых чеченцев. Отбил сосед по подъезду, пожилой чеченец. В сентябре 1993 г., когда я ехала на вокзал со знакомым, моего знакомого вытащили из машины, избивали его ногами, а потом один из нападавших чеченцев ударил меня ногой в лицо”.

В. Розванов: “Трижды пытались чеченцы украсть дочь Вику, дважды она убегала, а в третий раз ее спасли. Сына Сашу ограбили и избили. В сентябре 1993 г. ограбили меня, сняли часы, шапку. В декабре 1994 г. 3 чеченца обыскали квартиру, разбили телевизор, поели, выпили и ушли”.

А. Родионова: “В начале 1993 г. в Грозном разгромили склады с оружием, вооружались. Доходило до того, что дети ходили в школу с оружием. Закрывались учреждения, школы. В середине марта 1993 г. трое вооруженных чеченцев ворвались в квартиру соседей-армян, забрали ценные веща. Была очевидцем в октябре 1993 г. убийства молодого парня, которому прямо днем вспороли живот”.

Н. Березина: “Жили в п. Ассиновском. Сына постоянно избивали в школе, он вынужден был не ходить туда. У мужа на работе (местный совхоз) снимали с руководящих должностей русских”.

М. Олев: “В октябре 1993 г. нашу сотрудницу А. С., отправителя поездов, изнасиловали около 18 часов прямо на вокзале и избили несколько человек. В это же время изнасиловали диспетчера по имени Света. Милиция поговорила с преступниками по-чеченски и отпустила их”.

Н. Колесникова, проживала в г. Гудермесе: “2 декабря 1993 года на остановке "участок 36" Старопромысловского района г. Грозного 5 чеченцев взяли меня за руки, отвели в гараж, избили, изнасиловали, а потом возили по квартирам, где насиловали”.

Э. Курбанова, О. Курбанова, Л. Курбанов, проживали в г. Грозном: “Наши соседи - семья Т. (мать, отец, сын и дочь) были найдены у себя дома с признаками насильственной смерти”.

Т. Фефелова, проживала в г. Грозном: “У соседей (в г. Грозном) украли девочку и требовали выкуп”.

А. Федоров: “В 1993 г. чеченцы обворовали мою квартиру. В 1994 г. у меня украли машину. Обратился в милицию. Когда увидел свою машину, в которой находились вооруженные чеченцы, также сообщил об этом в милицию. Мне сказали, чтобы я забыл о машине. Чеченцы угрожали и говорили, чтобы я уехал из Чечни”.

К. Денискина: “Вынуждена уехать в октябре 1994 г. из-за обстановки: постоянная стрельба, вооруженные грабежи, убийства. 22 ноября 1992 года Дудаев Хусейн пытался изнасиловать мою дочь, избил, угрожал убийством”.

Т. Забродина “Был случай, когда у меня вырвали сумку. В марте-апреле 1994 г. в школу-интернат, где работала моя дочь Наташа, зашел пьяный чеченец, который избил дочь и пытался ее изнасиловать. Дочери удалось убежать. Была свидетелем, как грабили соседний дом. В это время жильцы находились в бомбоубежище”.

О. Шепетило: “В г. Грозном проживала до конца апреля 1994 г. Работала в ст. Калиновская Наурского р-на директором музыкальной школы. В конце 1993 г. я возвращалась с работы из ст. Калиновская в г. Грозный. Автобуса не было, и я пошла в город пешком. Ко мне подъехала машина "Жигули", из нее вышел чеченец с автоматом Калашникова и, угрожая убийством, запихнул меня в машину, отвез на поле, там изнасиловал и избил”.

П. Кусков, проживал в г. Грозном: “1 июля 1994 года четыре подростка чеченской национальности сломали мне руку в районе завода "Красный Молот", когда я с работы возвращался домой”.

Е. Дапкулинец, проживал в г. Грозном: “6 и 7 декабря 1994 года был сильно избит за отказ от участия в ополчении Дудаева в составе украинских боевиков в с. Чечен-Аул”.

Е. Барсукова, проживала в г. Грозном: “Летом 1994 года видела из окна своей квартиры в г. Грозном, как к гаражу, принадлежавшему соседу Мкртчан Н., подошли вооруженные люди чеченской национальности, один из них выстрелил в ногу Мкртчан Н., а затем забрали у него машину и уехали”.

Л.С., проживала в г. Грозном: “Мой муж, сотрудник Управления буровых работ в 1994 г. (в феврале) подвергся разбойному нападению дудаевских боевиков. У него отобрали деньги, а находившиеся при нем продукты втоптали ногами в грязь. В октябре 1994 г. во дворе детского сада была расстреляна жена водителя института "Севкавнипинефть"”.

Ю. Плетнев: “Летом 1994 г. в 13 час я был очевидцем расстрела на площади Хрущева 2-х чеченцев, 1-го русского и 1-го корейца. Расстрел производили 4 гвардейца Дудаева, которые привезли на иномарках жертвы. Пострадал проезжавший на автомобиле гражданин. В начале 1994 г. на площади Хрущева один чеченец игрался гранатой. Чека соскочила, игравший и еще несколько человек, находившихся рядом, были ранены. Оружия было в городе много, практически у каждого жителя Грозного - чеченца. Сосед-чеченец пьянствовал, шумел, угрожал убийством”.

Е. Дудина: “Летом 1994 г. меня ни за что на улице избили чеченцы. Избивали меня, сына и мужа. С сына сняли часы. Одна знакомая женщина мне рассказывала, что, когда та ехала в Краснодар в 1993 г., поезд был остановлен, вошли вооруженные чеченцы и забирали деньги и ценности”.

И. Удалова: “2 августа 1994 г. ночью в мой дом (г. Гудермес) ворвались двое чеченцев, матери порезали шею, нам удалось отбиться, в одном из нападавших узнала соученика по школе. Я подала заявление в милицию, после чего меня стали преследовать, угрожать жизни сына. Я отправила родных в Ставропольский край, потом уехала сама. Мои преследователи взорвали мой дом 21 ноября 1994 г.”

С. Григорьянц: “За время правления Дудаева убили мужа тети Саркиса, отобрали машину, потом пропали сестра моей бабушки и ее внучка”.

Н. Зюзина: “7 августа 1994 г. сотрудника по работе Ш.Ю.Л. с женой захватили вооруженные бандиты. 9 августа его жену отпустили, она рассказала, что их били, пытали, требовали выкуп, ее отпустили за деньгами. 5 сентября 1994 г. изуродованный труп Ш. нашли в районе химкомбината”.

Л. Давыдова: “В августе 1994 г. трое чеченцев зашли в дом семьи К. (г. Гудермес). Мужа затолкали под кровать, а 80-летнюю женщину изнасиловали. Через неделю К. умерла. У меня в ночь с 30 на 31 декабря 1994 г. подожгли кухню”.

М. Васильева: “В сентябре 1994 г. двое чеченских боевиков изнасиловали мою 19-летнюю дочь”.

Н. Трофимова, проживала в г. Грозном: “В сентябре 1994 года в квартиру моей сестры, Вишняковой О.Н., ворвались чеченцы, избили ее сына и увели с собой 12-летнюю дочь Лену. Так она и не возвратилась. С 1993 года моего сына неоднократно избивали и грабили чеченцы”.

В. Махарин: “19 ноября 1994 г. чеченцы совершили разбойное нападение на мою семью. Угрожая автоматом, вышвырнули из автомашины детей, всех избили ногами, сломали ребра и отобрали машину ГАЗ-24, имущество”.

К. Целикина: “2 ноября 1994 г. неизвестными лицами была куда-то увезена моя дочь Анджела”.

Д. Гакуряну, проживал в г. Грозном: “В ноябре 1994 года соседи-чеченцы угрожали убийством с применением пистолета, а затем выгнали из квартиры и поселились в ней сами”.

Ю. Усачев, Ф. Усачев: “18-20 декабря 1994 г. мы были избиты дудаевцами за то, что не воевали на их стороне”.

Е. Хобова, проживала в г. Грозном: “31 декабря 1994 года моего мужа Поготина В. и брата Еремина А. убил чеченский снайпер в тот момент, когда они убирали на улице трупы русских солдат”.

В. Карагедин: “Убили сына 8.01.95, ранее чеченцы 4.01.94 убили младшего сына”.

В. Агеева, проживала в ст. Петропавловской Грозненского района: “11 января 1995 года, в станице на площади дудаевские боевики расстреляли российских солдат”.

Т. Лиситская: “Проживала в г. Грозном у вокзала, ежедневно наблюдала, как грабят железнодорожные составы. В ночь на новый, 1995 г. ко мне приходили чеченцы и требовали деньги на оружие и боеприпасы”.

В. Бочкарева: “Дудаевцы взяли в заложники директора училища ст. Калиновская Беляева В., его заместителя Плотникова В. И., председателя колхоза "Калиновский" Ерина. Требовали выкуп в 12 млн. руб. Не получив выкупа, убили заложников”.

В. Манашин: “9 января 1995 г. в квартиру Т. (г. Грозный), в которую я приехал в гости, ворвались трое вооруженных чеченцев, ограбили нас, а двое изнасиловали находившуюся в квартире Е. И”.

А. Абиджалиева: “Уехали 13 января 1995 года потому, что чеченцы требовали, чтобы ногайцы защищали их от российских войск. Забрали скот. Брата за отказ идти в войска избили”.

Уровень преступности в Чечне вырос с 1990 года до 1994 года в семь раз. Только по официальным и далеко не полным данным умышленных убийств в 1991-1994 было совершено в Чечне более 2000. Большинство из убитых — русские. Подавляющее большинство преступных акций — грабежи, изнасилования, убийства — было направлено также против русских. Расследованием этих преступлений чеченские правоохранительные органы не занимались.

Причиной невиданного разгула уголовной преступности в Чечне была опора режима на уголовные элементы. В Чеченской Республике находили укрытие и активное поле деятельности криминальные элементы не только России, СНГ, но и дальнего зарубежья. По данным Главного информационного центра МВД России на 1 декабря 1994 года объявлены в федеральный розыск за совершение преступлений 1201 человек чеченской национальности. Большинство из них укрылось от правоохранительных органов на территории Чечни. Усилиями прокуратуры Чечни уголовные дела передавались в республику, где они под разными предлогами закрывались, и преступники выходили на свободу вливалась в ряды бандформирвоаний.

31 декабря 1994 из центральной тюрьмы Грозного были освобождены все уголовники, пожелавшие воевать против российских войск. Перед освобождением в беседах с заключенными грозненской тюрьмы в пример приводились уголовники, ранее выпущенные из Наурской тюрьмы: “Они отлично воюют с русскими, того же мы ждем от вас” (“Интерфакс”, 03.01.95).

С окончанием боевых действий в августе 1996 уровень преступности снова резко возрос. Только по данным ЧРИ, в 1997 г. совершено 3558 преступлений, похищено 246 человек. В среднем в неделю в ЧРИ происходило 60-70 преступлений, в том числе от одного до пяти убийств.

Существовавшая правовая и судебная система была разрушена. Публичные гражданские суды в Чечне были упразднены. Практика действующих шариатских судов выглядела как пародия на исламское право. Оппозиция, выступавшая против идеологии и практики вооруженного сепаратизма, была объявлена вне закона, всякое инакомыслие преследовалось. Суверенитет Чечни обернулся для рядовых граждан невиданной ранее свободой быть безнаказанно убитым, опозоренным, ограбленным, похищенным или умершим от массовых болезней и голода.

Режим Чечни отражал прежде всего интересы уголовного мира. Об этом говорит тот факт, что в первые два с половиной месяца 2000 года сотрудники МВД РФ обнаружили и изъяли в освобожденных районах Чечни 2390 автомобилей, находящихся в федеральном розыске. Большинство украденных автомобилей - иномарки, дорогие и престижные модели "Волги" и "Жигулей", угнанные на 95 процентов в период с 1997 года, т.е. за время правления Масхадова.

Позднее режим Масхадова официально объявлял войну преступности, но опирался именно на бандформирования. На это указывает хотя бы тот факт, что одно время правой рукой Масхадова был террорист и похититель людей Арби Бараев.

Обстановка, сложившаяся в Чечне в 1992-1994 и в последующие годы, свидетельствует о систематическом нарушении прав личности со стороны бандитских формирований и отдельных криминальных элементов. Попустительство преступникам и разжигание ненависти по отношению к нечеченскому населению со стороны официальных властей Грозного не вызывает никаких сомнений в их целях – построение тиранического этнократического государства, в которому нарушены все основополагающие права человека.

Губернатор_Аляски
Jun 25 2007 9:50PM

По поводу "фобов"-мы тоже вступаемся за свою нацию.

Губернатор_Аляски
Jun 25 2007 9:47PM

"Так называемые "исламские террористы" ничего общего не имеют с самой миролюбивой религией в мире - ИСЛАМОМ. Если им заплатить, они будут убивать во имя любого Бога"

"Совершил человек преступление, будь он кавказец или китаец или свой, какой-нибудь, судите его и сажайте, пусть сидит"

Согласен полность.

Если не секрет,кто Вы по национальности?

"По данным, опубликованным недавно в прессе, в одной только Москве свыше 100.000 стволов на руках у членов различных бандитских группировок, кавказцев среди них 0,5 %!"-с долей кавказцев не согласен-их значительно больше.

p/s

Можете ведь иногда адекватно мыслить и отвлекаться от русофобия.:))))

Но это лирика.

Кавказофобам
Jun 25 2007 5:15PM

Так называемые "исламские террористы" ничего общего не имеют с самой миролюбивой религией в мире - ИСЛАМОМ. Если им заплатить, они будут убивать во имя любого Бога. На данном этапе, в русле всемирного наступления на ИСЛАМ, такое положение устраивает идеологов и вдохновителей нового радикального течения, якобы, находящегося в ИСЛАМЕ, но являющегося детищем различных спецслужб стран, претендующих на место в ряду ведущих стран мира. Христианских террористов в мире предостаточно, и иудейских тоже, и русские неофашисты в их числе, это тоже террористы. Ирландская террористическая организация, баскские террористы в Испании, и сикхские, и буддийские, и просто мафиозные, имя им - легион.

А историческому попугаю, неугомонному поклоннику Шамиля, которого он также ненавидит, ибо Шамиль, тоже лицо Кавказской национальности, вот этому попугаю я мог бы привести слова гитлера о славянах, но не буду, так как не хочу равняться со всякой мразью. Шамиль не был чеченцем, он был аварцем. Но я хочу сказать про другое, даже, если это так, как сказал Шамиль, то, скажи-ка мне на милость, а кто это не будет добреньким, если над головой занесен меч? Практически невозможно испугать Кавказца бряцаньем оружия и эти слова, если они были произнесены, то несут в себе совсем иной смысл, ведь для тебя и для тех, одним из которых являешся ты, достаточно лишь топнуть ногой, чтобы вы впали в животную покорность, не говоря уже о каком-то физическом воздействии с применением оружия. Чеченцы и ингуши - это единственные два народа, у которых вообще не было и нет понятия господин, нет сословий, не было ни князей ни кого-бы то ни было, кому надо было бить поклоны, кроме БОГА. И Шамиля чеченцы призвали сами, чтобы он возглавил их борьбу против оккупантов, потому-что каждый чеченец считал себя достойным быть во главе, несмотря на наличие или отсутствие материального положения, которое в этом деле не играло никакой роли, только сам человек и его личные качества и воинская доблесть могли снискать уважение окружающих.

И вообще, "уважаемые", может перестанете причислять каждого, кто вступается за свою нацию к "фобам", ведь по настоящему фобствуете вы, оскорбляя и пытаясь унизить всякого, кто не похож на вас цветом лица и волос. Всякой империи рано или поздно приходит конец, ну что теперь, надо лить желчь и скрежетать зубами? Не советую!

Бандит есть бандит, только вы не хотите признать этого, так как, если пострадал нерусский, то в ваших глазах, это не преступление, тем более, если его совершил ваш соплеменник. Оглянитесь вокруг себя, достаточно всего, чтобы сто раз подумать, прежде чем гнать на кого-то волну, она , эта волна, имеет свойство возвращаться .

Совершил человек преступление, будь он кавказец или китаец или свой, какой-нибудь, судите его и сажайте, пусть сидит. Что, мало совершаются преступлений некавказцами? По данным, опубликованным недавно в прессе, в одной только Москве свыше 100.000 стволов на руках у членов различных бандитских группировок, кавказцев среди них 0,5 %! Это российских кавказцев, не путать с иностранцами из закавказья, между которыми столько же различий, как например, между турками и китайцами.

Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 |

Добавить сообщение




Личный дневник автора
Убитые курорты

Stringer: главное

Удаленная статья о Дмитрии Рогозине возродилась в десятках копий


Полет в никуда. Так называлась статья о плачевном положении космической отрасли, размещенная на портале Лента.ру. Но статья провисела недолго. По каким-то соображениям ее сняли. Но она снова возникла на разных сайтах, так как осталась в кэще поисковых с

 

mediametrics.ru

Опрос

Справится ли правительство с мусорной проблемой?

Новости в формате RSS

Новотека

Загружается, подождите...

Реклама

Loading...

Новотека

Загружается, подождите...
Рейтинг@Mail.ru
 

© “STRINGER.Ru”. Любое использование материалов сайта допускается только с письменного согласия редакции сайта “STRINGER.Ru”. Контактный e-mail: elena.tokareva@gmail.com

Сайт разработан в компании ЭЛКОС (www.elcos-design.ru)