Pедакция не отвечает за содержание заимствованных материалов

Колонка комментатора | все материалы раздела

Украинский год в России
1 Января 2006

Евгений Гильбо

Впервые со времен тишайшего Алексея Михайловича украинский вопрос стал в 2005 году основным вопросом русской политики – как внутренней, так и внешней. Оранжевая революция, всплеск русофобии, начало жестокой дискриминации русскоязычного населения, превращение Украины в инструмент антирусской стратегии НАТО, а под конец еще и склока вокруг цены на газ – все это было в течение всего года предметом размышлений и споров по всей России.

2005 год по праву может быть назван «украинским годом» в России. Наступление года 2006-го – хороший повод обсудить его уроки и понять, как в новом году развитие коллапса украинской государственности будет влиять на дела в России.

Ситуация, в которую попал помаранчевый режим с вопросом о поставках российского газа, в комментариях СМИ и официозных аналитических статьях подается исключительно в контексте русско-украинского противостояния. На самом же деле, эта ситуация есть следствие глубочайшего непонимания украинской политической элитой европейских политических реалий. Хотя Газпром и Путин играют в этой истории на подмостках первую скрипку, за кулисами режиссура процесса ведется из Европы. А еще точнее – из Германии.

В России публика не имеет даже приблизительного представления о том, в какой мере русская политика давно уже является заложником интересов Германии. Забавно, что даже такой амбициозный политэконом, и экономический советник президента Путина, как Андрей Илларионов, комментировал ситуацию с «газовым конфликтом» между Россией и Украиной в таком же банальном ключе, как и просто малоинформированные доброхоты.

На первом плане в комментариях всех СМИ – зависимость России от американской политики. При этом СМИ и дежурные официозные аналитики никак не могут объяснить, почему РФ часто становится жестко поперек американской политической линии.

«Газпром» давно уже является компанией в значительной степени германской. Его покупатели – два германских монополиста. Других покупателей по большому счету нет, а значит, нет и альтернативы этим контрагентам. Само существование «Газпрома» и благополучие экспортных поступлений в Россию обеспечивается лишь теснейшим политическим альянсом с этими компаниями, а значит – и с Германией. Деньги шума не любят, а потому публично это не обсуждается. Гораздо проще вывешивать шумовую завесу вокруг телодвижений Буша или перипетий палестинской склоки, и фиксировать внимание на позиции России в этих ничего для нее не значащих направлениях.

Украина в этом контексте – третий младший партнер в альянсе. Первым партнером в союзе монополистов всегда является покупатель-сбытовик (денежки через него приходят, он и хозяин), вторым – производитель, третьим – посредник-транспортник. Разумеется, первый партнер, а именно, Германия, так или иначе заинтересована в обеспечении стабильности всего альянса. Для этого ему надо иметь контрольный или хотя бы блокирующий пакет у партнеров, и за это он готов неплохо раскошелиться.

В России давно уже отучились путать национальный суверенитет и принадлежность капитала тем или иным компаниям. Покупка немцами автомобильного концерна «Крайслер» никем в США не была воспринята как конец суверенитета этой страны, как и покупка голландцами крупнейших итальянских банков. В силу этого никто ничего предосудительного в желаниях партнера не увидел, и было решено пойти ему навстречу и скинуть ему акции по хорошей цене, пока конъюнктура рынка позволяет эту хорошую цену взять. Разумеется, немцы возжелали скупить совместно с «Газпромом» и украинские газопроводы, дабы уверенно контролировать поставки газа в Европу. Украинские власти не возражали, и дело к концу 2004 года было уже на мази.

Но «оранжевая революция» спутала все карты. В какой мере желание навредить немцам присутствовало в мотивации организаторов этого действа – сказать трудно. Но уже к лету украинские националисты сумели захватить контроль над газораспределительной системой и сорвать намеченную сделку.

Немцы поняли, что нестабильность Украины является уже неустранимой. В силу этого было принято решение строить газопровод по балтийскому дну морскому, чтобы обойти весь пояс нестабильности – заносчивых поляков, непредсказуемого батьку Лукаша, рижскую президентшу и вечно чреватых импичментами литовцев. Значение этого трубопроекта для немцев столь велико, что обеспечивать его политическое прикрытие кинули бывшего канцлера Шрёдера.

Но и сдаваться братский рурско-ямальский газовый альянс также не посчитал достойным. Тут-то и было принято совместное решение проучить режим «оранжевых». Но поскольку отвертка была врублена не сразу, в Киеве успели расслабиться. А врубали «отвертку» не сразу по простой причине – ждали выборов.

Впрочем, в этой истории имел место еще один промежуточный сюжет. О покупке «Нафтагаза» договаривались еще с Кучмой, и тесно увязали с ним вопрос об «откате». «Откатом» в этой истории должна была стать покупка немцами у зятя Кучмы за 5 миллиардов долларов никому не нужного завода «Криворожсталь», приватизированного им за бесценок. Помаранчевые власти, разумеется, прознали, что имеется криворожий интерес на пять миллиардов, а потому у зятя Кучмы предприятие конфисковали и бросились продавать на аукционе. Немцы поняли это как готовность новых властей поддерживать старые договоренности и прислали некоего индуса проплатить «откат».

Но помаранчевые власти деньги взяли, а намека, что покупка тесно увязана с продажей немцам газопровода, решили не понять. Вот так кинули немцев оранжевые власти Украины.

Немцы не впервые столкнулись с таким вертким поведением, но впервые со столь открытым кидаловом. Англичане в таких случаях не церемонятся и сразу начинают войну, но у немцев теперь не бисмарковские времена, так что бомбить ющенкову дачу возможности у них нет, и пришлось ограничиться войной на газовом фронте.

Реакция помаранчевой стороны на объявление ей войны русско-немецким альянсом была выдержана в лучших традициях троцкизма. Известный русский военачальник Троцкий, превознесенный столь же крупно разбиравшимся в военном деле генералом Волкогоновым, в аналогичной ситуации выдвинул принцип «ни войны ни мира», то есть мира не заключим, и воевать не будем». Как и Троцкий, помаранцы рассчитывают на то, что у контрагента на переговорах сдадут нервы от такого неординарного блефа. Что будет, если нервы не сдадут, они даже и думать боятся.

Сегодня стабильность режима Путина более всего опирается на поддержку германских партнеров Газпрома. Но с другой стороны, и у этих партнеров есть враги, весьма заинтересованные в дестабилизации и режима Путина и ситуации в Германии. Поэтому страх Кремля перед влияниями извне вполне обоснован. Только вот пытаться интерпретировать его путем попыток перенесения украинских образцов на московские реалии – дело не продуктивное.

Площадная революция в России невозможна не только потому, что представить здесь такой же альянс демократов-западников с патриотами-националистами, какой имел место в Киеве, просто смешно. Впрочем, перед революцией 1917 года взаимоотношения демократов и националистов были точно такими же скверными, как сегодня, зато после октября 1917 года все они оказались в одной упряжке и одних «правительствах». Но это только потому, что их просто смыло революцией в канализацию всем скопом, а власть получили совсем другие силы, на политическом пространстве до того невидимые.

Россия – не Украина. Россия – страна мощной, укорененной и весьма традиционной бюрократии. А значит, без поддержки этой бюрократии невозможен традиционный бизнес. Значит, политические силы так или иначе на эту бюрократию завязаны. Поэтому в легальной политике есть только административный ресурс, и болтология при нем. Следовательно, легальные политические силы против власти никогда не пойдут, и даже если глава бюрократии преподнесет им эту власть на блюдечке с каемочкой, больше полугода им власти не удержать.

В силу этого механизм революций в России существенно отличается от восточноевропейских «бархатных» сценариев. В конечном счете, власть достается силе весьма радикальной, не национальной и не демократической, в любом случае, а мессианско-орденской¸ реализующей узкоклассовый интерес бескомпромиссным и максимальным действием и оседлывающей ради этого бюрократическую машину.

Может ли такая сила сложиться в рамках нынешнего российского общества?

*

Здесь мы подходим к самому интересному. Ясно, что российская нетократия еще не достигла даже минимальной зрелости, а постиндустриальный рынок еще уступает по оборотам энергосырьевому. В силу этого в ближайшие годы она претендовать как класс на власть не может в принципе. Но при этом в ее рамках вполне может сложиться сила, которая сможет претендовать на власть.

Надо сказать, что мир нового правящего класса совершенно не демократичен. Причина этого в том, что постиндустриальная экономика носит не рыночный, а институционально-монопольный характер. Власть в постиндустриальных бизнесах и в секторах постиндустриального рынка неизбежно складывается как монопольно-волюнтаристическая, и ограничена она может быть также не рыночным рычагом – волюнтаризмом конкурентов и контрагентов. Положение куратора сети походит на определение русского политического строя госпожою де Сталь: «абсолютизм, ограниченный удавкой».

Поскольку политические режимы обычно порождаются формой власти в экономике (по определению Маркса «базис» производственных отношений порождает «надстройку» политических структур), то монопольно-волюнтаристская форма производственных отношений в постиндустриальной экономике порождает неизбежно антидемократическую идеологию и антидемократические процедуры согласования интересов. В тех странах, где нетократия уже получила значительную долю власти, мы видим резкое ослабление и низведение до роли клоунады традиционных буржуазно-демократических политических структур типа парламентов, правительств и президентств, в то время как наиболее существенные решения принимаются узким кругом руководителей, в том числе, как ни странно, руководителей СМИ, сетей, аналитических и лоббистских групп, которых никто не контролирует. Причем вхождение в число принимающих решение лиц происходит «по силе», а сами решения принимаются вовсе не голосованием.

Наиболее прагматичные и наименее склонные к сантиментам прошлого нетократы сегодня придерживаются явно антидемократических установок на реальность. Эту идеологию постепенно оформляют наиболее сильные аналитики и идеологи этой среды. При этом их идеология заодно и абсолютно антипатриотична, просто в силу глобального характера их рынков. На этой волне формируется сила, в равной мере чуждая как патриотизму, так и демократии, и готовая наслать чуму на оба эти дома. При этом сила эта совершенно не склонна к сантиментам в силу привычки к абстрактным операциям и сопутствующему им цинизму. А значит, в конечном счете, формируется сила, готовая в реализации своих интересов идти до конца, вплоть до полной расчистки политического поля от элементов нынешнего «гражданского общества».

Так или иначе, эта сила найдет поддержку в недрах спецслужб России, уставших от необходимости работать в рамках либерального блудословия. Служить ей будет рад и средний слой бюрократии. А значит, на вопрос из президиума, кто сможет теперь управлять Россией через некоторое время можно будет снова услышать картавый выкрик «есть такая паг’тия!»

В прошлом году я уже описывал сценарий предстоящей революции. Ближайшее падение цен на нефть и газ будет означать конец углеводородного гешефта, и его совладельцам надо будет срочно фиксировать прибыль и сваливать. Моментом отмашки станет день, когда начнется сокращение так называемых «резервных фондов». Необходимость поделить стоящий на кону куш в 300 миллиардов долларов (самый крупный куш в истории, даже в 1917 году на кону стоял лишь золотой запас в 5000 тонн, примерно 75 миллиардов сегодняшних долларов) повлечет заинтересованность основных игроков в дестабилизации ситуации. И вот тут-то начнется самое интересное.

Об авторе: Евгений Гильбо – журналист и политолог. В недавнем прошлом владелец и издатель газеты «Новый Петербургъ». С 1999 года постоянно проживает в Германии.

Поделиться:

Обсуждение статьи

Дмитрий
Jan 1 2006 2:45AM

Давно не читал таких выверенных и отшлифованных материалов. Браво Автору! И спасибо за информацию, за мысли, за науку.

Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 |

Уважаемые участники форума! В связи с засильем СПАМа на страницах форума мы вынуждены ввести премодерацию, то есть ваши сообщения не появятся на сайте, пока модератор не проверит их.

Это не значит, что на сайте вводится новый уровень цензуры - он остается таким же каким и был всегда. Это значит лишь, что нас утомили СПАМеры, а другого надежного способа борьбы с ними, к сожалению, нет. Надеемся, что эти неудобства будут временными и вы отнесетесь к ним с пониманием.

Добавить сообщение




Опрос

Начнется ли ядерная война?

Личный дневник автораВ связи с закономерной кончиной укро-бандеровского Фейсбука, автор переместился в Телеграм: https://t.me/ISTRINGER и ЖЖ . Теперь вы регулярно можете читать размышлизмы автора на его канале в Телеграм и ЖЖ До скорой встречи

Новая книга Елены Токаревой

Иероглиф

Stringer: главное

В Китае опять зашкаливает коронавирус


В Китае проходят акции протеста против политики нулевой терпимости к коронавирусу. То есть народу надоел произвол властей, связанный с боязнью коронавируса. Власти Китая пока не видят другого выхода, кроме ограничения свободы граждан. Китай обновляет ан

 

mediametrics.ru

Новости в формате RSS

Новотека

Загружается, подождите...

Реклама


Еще «Колонка комментатора»

Новотека

Загружается, подождите...
Рейтинг@Mail.ru
 

© “STRINGER.Ru”. Любое использование материалов сайта допускается только с письменного согласия редакции сайта “STRINGER.Ru”. Контактный e-mail: elena.tokareva@gmail.com

Сайт разработан в компании ЭЛКОС (www.elcos-design.ru)